Версия для слабовидящихВерсия для слабовидящих
Зелёная лампа
Литературный дискуссионный клуб

19 АПРЕЛЯ 2018 ГОДА
(четверг)

В литературном клубе «Зелёная лампа» состоялось заседание на тему:

 «ЗАПОВЕДНЫМИ ТРОПАМИ СКАЗКИ: ОТ РУСИ ДО ИНДИИ И ОБРАТНО»

Встреча со странниками, философами и сказочниками

Николаем Коротковым и Захаром Шашиным

https://pp.userapi.com/c840339/v840339494/6d22f/SUjvqHPNUWE.jpg

В ПРОГРАММЕ:

  • Пути русской волшебной сказки в отечественной философии от Евгения Трубецкого до Фёдора Гиренка

Кандидат философских наук, доцент ВятГУ и Кировского ГМУ
                                                         Николай Коротков

  • Опыт встречи со сказочным. «Записки из чайной хижины»: сказки Захара Шашина

Кандидат философских наук, доцент ВятГУ
            Захар Шашин


Николай Коротков и Захар Шашин

МЕРОПРИЯТИЕ ВКОНТАКТЕ:

Заповедными тропами сказки: от Руси до Индии и обратно

ИВАН ИЛЬИН:
«Государи мои, люди русские! Какая бы тень ни набежала на вашу жизнь, — посетит ли вас тревога о судьбе России, придут ли к вам мысли чёрные о вашей личной судьбе или просто жизнь покажется несносной раной, — вспомните о русской сказке и прислушайтесь к её тихому, древнему, мудрому голосу. Не думайте, что сказка есть детская забава, несерьёзное дело для умного человека: взрослый-де выдумывает, маленьким сказывает; а маленькие слушают и верят; верят, будто было то, чего не было, будто вправду такое было, чего и быть не могло. И ещё не думайте, что взрослые умны, а дети глупы; и что взрослому надо нарочно притупиться для того, чтобы детям сказку рассказать; а чтобы для себя, взрослого и умного, сказку прочесть или создать, — то и притупляться не стоит… Не обратно ли дело обстоит? Не от ума ли добрая половина нашего горя родится?»

Духовный смысл сказки
(Слово, произнесённое на вечере русской сказки в Берлине 3 мая 1934 года)


СТЕНОГРАММА ВСТРЕЧИ:

Галина Константиновна Макарова, руководитель клуба «Зелёная лампа»: Добрый вечер, дорогие друзья! Очень рады видеть здесь много новых лиц, и мы начинаем заседание нашего клуба «Зелёная лампа». Зажигаем нашу лампочку…

https://pp.userapi.com/c830108/v830108300/dcf4c/cddTZ9DPOZA.jpg
Галина Макарова

Вначале я, как всегда, приглашаю вас на следующее заседание, которое состоится 14 мая. Темой этого заседания будет презентация новой книги «Заболоцкий» из серии ЖЗЛ и встреча с автором книги Валерием Михайловым. Приходите, пожалуйста, 14 мая, в понедельник, в конференц-зал. Встреча должна быть очень интересной. Книга уже вышла, будет продаваться на встрече, правда, она дорогая.

А теперь я представляю наших сегодняшних ведущих, которых вы уже все хорошо знаете. Это  Николай Владимирович Коротков и Захар Сергеевич Шашин – наши философы и путешественники. Сначала, я думаю, Николай Владимирович нам что-то расскажет…

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/76804/hAZr0reN9BE.jpg
Захар Шашин и Николай Коротков

Николай Владимирович Коротков, кандидат философских наук, доцент ВятГУ: Добрый вечер! Всех приветствую! Мне кажется, что я выступлю такой присказкой, а сказка у нас ещё будет впереди и в буквальном смысле – Захар Сергеевич обещал авторскую сказку, поэтому я сегодня на разогреве и на  подтанцовках.

И в качестве какой-то тематизации нашего разговора в последний момент я решил сосредоточиться, акцентировать внимание на социальном идеале, потому что, как известно, нас в этом мире держит только то, чего в нём нет, или, как пел один панк, «я жив, покуда я вижу чудо». Тут сразу хочется пару слов сказать о социальном утопизме.Дело в том, что это понятие было в значительной мере дискредитировано в последнее десятилетие, но, как сказал один мудрец, «если не сбываются утопии, то сбываются антиутопии».Ещё точнее – если человек не прилагает активные усилия к осуществлению утопии, то антиутопия наступает сама собой, хотя бы в силу второго начала термодинамики: если цветок не поливать, то он рано или поздно одичает или завянет.

https://sun1-1.userapi.com/c840527/v840527038/795c6/1jUqv3AVK0w.jpg
Николай Коротков

Всё новое возникает как утопия: собака – утопия волка, по словам ещё одного мыслителя; трактор – утопия плуга, чипсы – утопия картофеля, хотя, на мой взгляд, чипсы – это антиутопия картофеля. С другой стороны, научная утопия – это круглый квадрат, сладкая соль, противоречие в определениях. То есть здесь возникает очередная безвыходная ситуация – необходимость идеала и его невозможность, опасность. Выход, мне кажется, предлагает волшебная сказка. Когда великие проекты создания лучшего общества, претендовавшие на научность, в известной мере, были освистаны, дискредитированы, то знакомый с детства язык сказки позволяет идеалу сохраниться, причём не просто сохраниться, а развиваться. Потому что сказка перелагается на разные лады и этот идеал уточняется, конкретизируется, доводится до ума, выводится из ума… Неслучайно – такая популярность фэнтези в современной культуре, это всё искания нового царства, лучшего места, то, что как раз очень характерно для волшебной сказки.

И тут я сразу хочу оговорить, что за основу возьму статью известного русского философа серебряного века Евгения Трубецкого «”Иное царство” и его искатели в русской народной сказке». Хотя здесь речь идёт не только о нашем посконном фольклоре, эти мотивы прослеживаются и в сказках народов мира. Чем хорош конкретно этот автор? Во-первых, он здесь определённую  методологию заявляет, формирует для научного разговора о сказке как таковой, и последующие авторы, такие, как известные и маститые, как Борис Вышеславцев, Андрей Синявский, местами просто цитируют Трубецкого, используют его как исходный пункт, трамплин для собственного прыжка. И в то же время Трубецкой не впадает в экзальтацию, сохраняет трезвый тон при разговоре о сказках. Он сразу говорит о том, что в сказке запечатлелись представления о лучшей жизни далеко не самых лучших людей общества, то есть не только самых лучших представителей интеллигенции, каких-то идеалистов, - каждый оставил в ней свои следы. Отсюда, собственно, и воровской идеал в сказке, и образ лихого человека, который тоже подвергся определённой поэтизации в устном народном творчестве. Трубецкой уделяет внимание всем этим крайностям, полярностям. Действительно, чаще всего вот это лучше общество, лучшее состояние человечества понимается как идеал сытого довольства, как некая праздность. И кратчайший путь к нему – это воровство. Неслучайно отсюда – гусли-самогуды, жар-птица, царь-девица - они добываются вот этим нехитрым способом. И, если мы возьмём, допустим, «Сказку о семи Симеонах…», её неадаптированную для советских детей версию, то там прямо пишется, что было у мужика семь сыновей, семь Симеонов, и все они были лентяи несусветные, каких свет не видывал. Причём это говорится даже с какой-то бравадой, гордостью за этих лодырей, и когда царь спрашивает их, кто что умеет, то старший ему прямо говорит :«Я – вор!». «А своруй-ка для меня невесту!» – говорит царь. И вор так преуспел в своём воровстве, что стал даже выше царя, потому что невеста предпочла царю этого умельца. Отсюда же и скатерть-самобранка – тоже попытка из царства необходимости в царство свободы сразу, одним щелчком, кликом, через одну скатерть разостланную попасть.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/7684a/IrKlYjrH8AU.jpg

В то же время в сказке сохраняется и постоянно сквозит некое ироническое отношение к такому идеалу. То есть, с одной стороны, конечно, за ним признаётся право на существование, то есть сказка – это не фальсификация жизни, это не крамола на жизнь, она её отражает, но не как в вульгарном натурализме, а подсказывая определённые выходы. Тут можно знаменитую присказку вспомнить, которую я даже вынес на слайд, о том, что «и я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало». То есть от этого дармового добра сытости и радости, на самом деле, – никакой. Или ещё одна известная сказка русская, вариация на универсальный фольклорный сюжет, о мужике, который вырастил горошину до неба, по ней вскарабкался на тучу, а там – самозаводящаяся чудо-хлебопечка, в которой и пироги, и  блины, и гусятина, и поросятина. Но очень скоро захотелось мужику похвастаться своим счастьем, а назад дороги он не нашёл и завис в таком нелепом положении между небом и землёй. То есть здесь  такое предостережение – попытка в обход труда, пота и крови, сразу прийти на всё готовое - может тебя загнать в тупик. И самый надёжный путь к счастью – это жертва. Вплоть до того, что сказочный герой, которого Могол-птица несёт в тридевятое царство, должен её выкормить своим собственным телом. Очень сильный сюжет, всем знакомый с детства. Когда запас мяса кончается, которое он с собой в небо взял, и она снова к нему поворачивается, то, чтобы обессиленная птица в болото не упала вместе с ним, герой вынужден икры себе срезать и ей скормить – самый сладкий кусочек. И на последнем кровоточащем усилии, предельном сверхусилии, на преодолении, на членовредительстве герой только и способен попасть в действительно надежное место, а не на эту тучу, которая из-под ног может уплыть, как в предыдущей сказке, и будешь ты вверх тормашками лететь в болото.

Следующий мотив, который выделяет русская философия серебряного века в волшебной сказке, – это новое отношение к живой природе. Потому что для обыденного мышления животное – это либо вкусная пища, либо враг, либо орудие труда, а в сказке вся тварь обращается к человеку с просьбой назначить ей новый закон жизни. Допустим, идёт Фёдор Тугарин и видит, как волки грызутся из-за добычи. И он поделил эту добычу, всех рассудил, все довольны, а потом его эти волки выручили. В другой сказке точно так же человек выступает судьёй между животными, то есть он привносит в природу волю и  разум, можно это так сформулировать словами отца русского космизма. В обмен он получает способности тех животных, которых выручил, и может обернуться муравьём, гадюкой, птицей. Это очень интересная мысль, которая ведёт к современной коэволюционной философии, к философии диалога с природой. Это ведь тоже довольно сказочное, смелое, скандальное словосочетание. Долгое время оно воспринималось как афазия, как нарушение речи, как такой разговор с природой, с  Мастерской, в которой человек – работник. А сказка, тем не менее, на эту волну настраивала с незапамятных времён. И можно даже так обобщить: вся природа в человеке получает новый шанс для того, чтобы преодолеть вот эти ограниченности естественности – рамками, законами, вторым началом термодинамики… То есть человек – это не тупик эволюции, это не раковая опухоль на теле природы в контексте русской волшебной сказки, а это шанс для биосферы, если на то пошло.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/768cc/P6lndAMimVI.jpg

Вот здесь на слайде мы это и видим: щука, как та самая золотая рыбка, заговорила с дураком (к этому мотиву мы ещё вернёмся), вот он вглядывается в тайну  природы.

И отдельно остановимся на фигуре русского супергероя, главное отличие которого от голливудского, –  это борода. Я однажды для себя понял, посетило меня озарение, что борода – это такие антенки для связи с космосом. Представить себе бородатого супермена или Бэтмена – нелепо, это сразу идёт снижение высокого стиля и клоунада. А у нас борода – это первый повод, приглашение к серьёзному разговору.

Андрей Жигалин: Гэндальф…

Н. В. Коротков: Гэндальф, да, но это уже фэнтези.

А. Жигалин: И ещё усы…

Н. В. Коротков: Усы – да, тут я соглашусь. Собственно, о богатыре разговор короткий, потому что не на нём свет клином сошёлся, и не он имеет доступ к этой сакральной, сокровенной тайне, которая способна человека гармонизировать с остальной природой. В сказке всегда чувствуется некий роковой для физической, былинной, богатырской силы предел, за который богатырь переступить не может. Я, например, встречал позднюю интересную версию сказки о том, как извелись богатыри. Они бросили вызов небесному воинству и, естественно, понесли поражение один за другим, будучи превращены в камень, но, возможно, они не вечно в таком состоянии пребудут. И, как всегда в критический момент, народные истории выйдут из анабиоза, как Ильич в мавзолее. Сам Святогор, как вы помните,– это уже гениальное олицетворение абсолютной силы, которая абсолютно бесполезна. И земля стонет под его ногами, она его не выносит, он проваливается по колено, по пояс, и вынужден только в скалах обитать. В конечном счёте, на эту силу единственная  управа находится – это волшебство. Когда он встречает гроб, который Илье Муромцу оказывается не по размеру, а Святогору в пору, крышка вдруг срастается и, чем сильнее он бьёт мечом по этой крышке, тем крепче, толще она становится, обрастает железным обручем. В конце концов, Святогор через щёлку часть своей силы вместе с дыханием отдаёт Илье Муромцу, а потом он говорит: «Давай я ещё раз на тебя вдохну», но тому внутренний голос, интуиция подсказывает – не стоит. Он говорит: «Позволь, я воздержусь». После этого Святогор ему с того света замогильным, глухим голосом отвечает: «Какой ты хитрый! А то бы ты от этого последнего вдоха  околел сразу, замертво бы свалился». Кстати говоря, буду благодарен за комментарий от присутствующих, с чем связано такое коварство Святогора? Явно он не в числе образцов для подражания, это фигура довольно амбивалентная, спорная в русском фольклоре.

Максим Леонидович Гребенщиков, доцент кафедры физики ВятГУ: Колдуны, которые умирают тяжко, тоже ведь должны свою силу передать кому-то…

https://sun1-1.userapi.com/c840529/v840529038/7685e/1Zw3slNY83k.jpg
Максим Гребенщиков

Н. В. Коротков: Да, передать, но не через умерщвление! Им не нужен живой мертвец,  зомби, который будет их учение разносить по свету (смеётся). А здесь – вот такая интересная деталь. Но мы действительно разучились читать русские сказки и часто не слышим, о чём они говорят. Но тут ещё надо учесть ту процедуру, скажем так, обрезания, которой подверглись сказки в ХХ веке, когда из них искусственно стали делать детскую литературу. Я об этом говорил уже несколько раз, сейчас отдельно повторю. Тот же Джон Рональд Руэл Толкин –  знаток сказок, человек, публично признававший в любви к ним, – всегда ворчал по этому поводу, говорил, что попытка сказку сделать родом детской литературы – следствие глупой сентиментальности в отношениях с детьми, которая возрастает по мере того, как дети становятся всё хуже. И отдельно он отметил тенденцию, когда в новых обработках, в новых версиях сказок, уже для детей издаваемых, заменяют казни злых колдуний и ведьм на их изгнание, на их отправку на пенсию. И он говорит: в таком случае нам демонстрируют милосердие,  не подкреплённое справедливостью. Это действительно очень интересный, спорный момент: отвечать на удар по щеке милосердием или справедливостью? А иначе такое милосердие может превратиться в морализм и в пассивное непротивленчество злу.

И далее Трубецкой в своей статье отмечает, встречаясь лицом к лицу со сверхъестественным, человек проникается сознанием своей беспомощности. В сказке человек ежеминутно сталкивается с напоминаниями о каком-то роковом для него пределе. И, например, вот эти три вестника – белый, красный и чёрный всадники – это, может быть, результат  какой-то обработки для детей, а может, и в оригинале также. То есть вся правда не сказывается. Но мне кажется это объяснение слишком наивным для того, чтобы в него поверить: красный всадник – это полдень, сумерки – чёрный всадник и рассвет – белый. Мне здесь тоже чудится какой-то подтекст, было бы интересно его обсудить.

Получается, что вся эта богатырская сила совершенно бесполезна при достижении определённого предела. Здесь необходим сверхъестественный помощник, ведун, вещун, Баба-Яга. И как раз в этот момент, когда богатырь часто не может найти общий язык с таким ведуном, он должен попробовать всё с помощью грубой силы решить или должен поступить, как дурак. То есть новый персонаж здесь появляется – дурак, и этот персонаж как раз решает все проблемы. Андрей Синявский очень хорошо сказал в своей книжке «Иван-дурак» что символизирует собой этот дурак, что это за дурость такая. Речь идёт не о глупости, с точки зрения здравого смысла и банальной эрудиции, а о той мудрости древних мыслителей, допустим Сократа или Лао-цзы, которая известна по формулам: «я знаю только то, что ничего не знаю», принцип недеяния или непреднамеренной активности – У-вэй. Когда фольклорного дурака спрашивают: «Как тебя зовут?», он говорит: «Я не знаю». И здесь – прямая параллель со словами античного философа, родоначальника скептицизма Пиррона: «Я не знаю даже того, что ничего не знаю». Когда его спрашивали: «Ты жив или нет?», Пиррон отвечал: «Не знаю». Параллельно ту же самую линию вёл наш русский Иван-дурак. И можно ещё Лао-цзы процитировать: «Умные – не учёные, ученые – неумны», «знающий – не говорит, говорящий – не знает». То есть это всё – в рамках одной парадигмы. «Суть этих воззрений заключается в отказе от деятельности контролирующего рассудка, мешающей постижению высшей истины. Эта истина (или реальность) является и открывается человеку сама в тот счастливый момент, когда сознание как бы отключено и душа пребывает в особом состоянии – восприимчивой пассивности».

В конечном счёте, социальный идеал понимается в сказке предельно широко, не просто как гармонизация отношений между людьми, а как преображение всей реальности, прямо-таки в духе русского космизма. И неслучайно мудрость себя в сказке являет, как правило, в женском образе – либо вещей старухи, либо вещей невесты. И здесь тоже напрашивается параллель с Софией – Премудростью Божией, с вечной женственностью и т.д. То есть у сказки – очень древние корни и, в этом смысле, она ничего не выдумывает, она просто больше помнит, чем писаная история.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/76976/AI2BmG5ayIo.jpg

Ещё один момент, который многие  русские мыслители серебряного века подчеркивали, и здесь я бы хотел по принципу, может быть, отказа от хеппи-энда, уже подытожить некоторым образом. Слабое место русской сказки по отношению к сказкам других народов, допустим, тех же немцев, в том, что слишком большая надежда возлагается на «щучье веление», на вещего  коня, на мудрую жену и т.д.Вот это богатырское, волевое, личностное усилие ослаблено в русских сказках, и вся надежда – на божью помощь, на то, что в критический момент кривая выведет, какая-то высшая сила тебя выручит. Это есть, это чувствуется в каждой сказке, и эта надежда на авось является нашей ахиллесовой пятой. То есть, если сказку воспринимать вслед за Борисом Вышеславцевым, русским юнгианцем, известным философом, как вещие сны о себе самом, то это желание в обход, срезав угол, сразу попасть к намеченной цели, недовольство вечное царем и попытка посадить на его место обаятельного вора, – всё это, собственно говоря, из сказки стало былью в 1917 году. Но опять же –  это вопрос оценок. В целом,– с этим можно согласиться, периодически эти идеи выстреливают, прорастают в реальности. И если, например, в немецком предании о Зигфриде, вот это богатырское усилие решает вообще всё в конечном итоге и сами боги оказываются зависимы от героя, от богатыря, то у нас – богатырь увольняется в ответственный момент и все с надеждой смотрят на дурака: может быть он что-то выторгует, вымолит на своем птичьем языке у неба. Есть такой приговор, он повторяется из работы в работу у философов, которые пережили один из существенных социальных катаклизмов в истории нашей страны. Это, в каком-то смысле, тоже завещание нам – относиться к сказке, как к старому и грозному оружию, которое может в любой момент выстрелить, когда ты не планировал, – можешь себе и уши отстрелить.
Вот это, если кратко. А теперь, может быть, дискуссия или какие-то замечания, вопросы…

Евгений Васильевич Юшков: Николай Владимирович, а Николай Михайлович Кочергин – это кто?

Н. В. Коротков: Это известный художник-иллюстратор, я в своей презентации ограничился им и Билибиным, тут можно было бесконечно варьировать, показывая различные иллюстрации на одни и те же темы.

Е. В. Юшков: Подходящий иллюстратор к вашей лекции.

Г. К. Макарова: Пока нет вопросов, я хочу поблагодарить Николая Владимировича за удовольствие наблюдать здесь и сейчас, прямо на наших глазах человека мыслящего. (Аплодисменты) Это не так часто встречается, и это действительно удовольствие. Для тех, кто захочет посмотреть видеозапись нашего сегодняшнего заседания или перечитать текст того, что здесь происходит, напоминаю, что все видеозаписи и стенограммы выкладываются на сайте Герценки в разделе «Зелёная лампа» и ВКонтакте – в группе «Литературный клуб “Зелёная лампа”»  и на соответствующих страничках мероприятий.

А сейчас мы перейдём к следующей части – Захар Сергеевич готовится к разговору… Пожалуйста.

Захар Сергеевич Шашин, кандидат философских наук, доцент ВятГУ: Мне нужно немножко времени. Сейчас я включу музыку, чтобы она настроила присутствующих на необходимый для разговора о сказке лад.

Перевод песни

В этой песне автор, Брендан Перри, поёт о путешествии Брана. «Путешествие Брана» – это известный ирландский миф, неоднократно он был переведён на русский язык, существует в нескольких вариантах. Вероятнее всего, в первом своём прочтении он был записан примерно в VII-VIII веке нашей эры, и он абсолютно, стопроцентно соответствует любой истории, которую вы бы услышали от древних кельтов, ну… с некой примесью христианства.

Николай Владимирович нам сегодня рассказывал про сказки русские народные, а я больше тяготею к тому, что находится за пределами нашего культурного биома. Плюс к этому – для меня сказки являются уже некоторое время не темой для научных статей, а поиском собственного проживания.

https://sun1-4.userapi.com/c840529/v840529038/76872/0zolU14ddQw.jpg
Захар Шашин

 (Заваривает чай) Это – элемент чайной церемонии, не более того. Хотелось бы, конечно, напоить вас всех, но, как понимаете, это достаточно сложно сделать. Но, если вы обратитесь ко мне индивидуально, мы сможем вместе попить чаёк, поговорить… И это будет прекрасно! А сегодня, к сожалению, чай пью только я (смех в зале). Но в любой другой день, любые контакты – возможны! Вот здесь ещё есть мохито, но мохито – это немножко не чаёк. (обращается к Е.В. Юшкову) Угощаете?

Е. В. Юшков: Да ради бога.

З. С. Шашин: Но я, наверное, чайком обойдусь. Так вот, чаем я занимаюсь уже достаточно длительное время, и в какой-то момент я понял, что философия… А мы с Николаем Владимировичем – коллеги, работаем на одной кафедре, учились вместе и даже Николай Владимирович когда-то мне ставил зачёт не очень заслуженно, честно говоря… (смех в зале). Для меня чай стал в какой-то момент важной составляющей частью моей собственной жизни. И вот здесь вы, например, видите на слайде китайский вариант Бодхисаттвы под именем Гуань Инь.


Захар Шашин

Может быть кто-то слышал, есть такой чай «Те Гуань Инь»? Так вот так же, как и история этой Ботхисаттвы, чай и истории из сказок, мне кажется, переплетаются с нашим миром, при этом настолько сильно, что ни один микроскоп или скальпель, «разрезающий» эти сказки в аналитическом подходе философии, не даёт возможности увидеть эти границы. Можно долго пытаться понимать, в чём их суть, писать замечательные книги… Между прочим, здесь на выставке очень много книг, например, «Путешествие писателя» Кристофера Воглера, рядом – не менее фундаментальный труд –  «Тысячеликий герой» Кэмпбелла, это книжки, которые сделали весь современный Голливуд и всё современное кино-игро-литературное производство. Что сделали эти авторы? Они взяли скальпель, «разрезали» сказки, получили структуру, и эта структура оказалась действенной. Работает она замечательно! Для желающих это освоить – читайте эти книги, но работает ли это в жизни –  у меня есть сомнения.

https://pp.userapi.com/c830108/v830108300/dcf1a/-lpHHNHnvrw.jpghttps://pp.userapi.com/c830108/v830108300/dcf24/azMaYe5o5vk.jpg

Владимир Николаевич Волков: А чьи сказки они «резали», наши или свои?

З. С. Шашин: По всему миру.

В. Н. Волков: Но российские, надеюсь, не трогали?

З. С. Шашин: У нас были свои товарищи, которые анализировали…

В. Н. Волков: Если вы возьмёте сказки Перро, неадаптированные, там полно порнографии…

З. С. Шашин: Во всех сказках вы всегда найдёте огромное количество смерти, огромное количество насилия и секса.  В русских народных сказках, особенно в обработанных, конечно же, этого как бы уже и нет. Честно говоря, я не специалист по русским народным сказкам, но почему это всё присутствует? Да потому, что это –  неотъемлемая часть жизни!

Ботхисаттва Гуань Инь, сейчас посмотрим ещё некоторые её вариации… Вот это она же, видите, у неё – чёточки, у неё – символ смерти… А это дракон, про него не будем говорить. Это элементы чайной церемонии… И вот ещё одна из вариаций Ботхисаттвы Гуань Инь, которую я хотел показать. В чём особенность сказок восточных и сказок, проживаемых непосредственно здесь и сейчас? В том, что это происходит, чёрт побери, со мной! А не с кем-то другим. И уж если я на коньке-горбунке, то я скачу, и у тебя будут проблемы, скорее всего, по поводу этого. (смеётся).

Например, где встречается Гуань Инь? Откуда появляется его название и миф, который его сопровождает? Однажды крестьянин в Китае шёл по горам, попал в непогоду, заблудился, собрался уже умереть, но вдруг открылось окошко в облаках, оттуда луч  света и  этот луч света указал на дорогу. А рядом с этой дорогой росло два чайных куста. Крестьянин собрал чайные кусты, листочки, потом, может быть, сами кусты забрал, принёс их в деревню, посадил, и это оказался совершенно невероятно приятный чай, который впоследствии можно было пить. Он стал настолько популярен, что у него появилось собственное название – «Железная Ботхисаттва Гуань Инь». Так вот смотрите, в большинстве случаев восточные истории как проявляются? Человек попадает в горы или просто живёт своей обычной жизнью, и вдруг этот элемент божественного появляется в его жизни. Причём он может это никак не заметить, это может быть дедушка, очень бородатый, может быть бабушка, какая-то серьёзная или не очень, которая всё время проводит в молитвах…Оказываясь в этих местах, ты вдруг начинаешь понимать, что действительно – сказки живут прямо здесь и сейчас. История – не в том, что было написано, история творится здесь. И это натолкнуло меня на мысль: «Поскольку, Захар, ты пишешь сказки, давай-ка ты напишешь серию сказок под названием “Сказки из Чайной Хижины”».

Вот на слайде вы видите прототип той самой чайной хижин – это Индия, видите, подписано – «Teahut». Туда можно зайти, попить чайку, но, правда, не такого, как у меня, а индийского, чтобы попить такого – это надо искать ближе к Китаю. И вот здесь как раз вы видите сидит мужчина в белых одеждах, я боюсь предположить, но вероятнее всего – это монах или последователь определённого религиозного течения. Чайная хижина – маленькая, два на три метра внутри, не более того. Такие чайные хижины – распространённые явления в Индии, в Китае, рядом с буддистскими монастырями такие чайные хижины есть.

И у меня родилась история, серия историй, первую из которых я хочу вам сегодня рассказать. Хочу сказать сразу, что хотя она называется сказка, но это не сказка, это реальная история, многое из неё списано с моей личной жизни, с жизни встреченных мною людей и прочего. Вся схема построена на том, что есть вот такая чайная хижина рядом с неким буддистским монастырём, и поскольку туда притягиваются люди думающие, люди, жаждущие каких-то открытий и внутренней успокоенности, то они всегда очень интересны. Сказка эта называется «Сказка о скромном ирландце». Давайте я ещё включу музыку, там Брендан Перри очень красиво поёт. Можно, кстати, свет приглушить, чтобы переместить нас в некоторое подобие сказочного пространства.
(снова звучит песня Брендана Перри)

Итак, «Путешествие Брана» – что же это за миф? Это старая ирландская сказка, а все старые ирландские сказки строятся примерно одним образом: если вы вдруг почувствовали приближение божественного – отвертеться не получится. Если что-то произошло, чтобы ты ни делал, вернуться в обычное состояние ты не сможешь.

Обычно у ирландцев следующая история: они слышат какую-нибудь красивую музыку в холмах и идут в эти холмы, или, например, вдруг начинают чувствовать прекрасный запах и этим запахом притягиваются к какой-то местности. И, если они там оказались, то это – мир бессмертных, мир, про который Николай Владимирович сегодня очень много рассказывал. Это место, где жить прекрасно и хорошо, где много еды (понятно почему, практически на протяжении всей своей истории род человеческий голодал), много обычно там какой-то сексуальности, и вообще, люди живут замечательно! Но, если вдруг ты решишь оттуда вернуться в обычный мир, – ничего у тебя не получится. Либо ты окажешься в том же самом мире, откуда ушёл, но прошло уже лет шестьсот, или, например, коснувшись какого-нибудь человека из этого мира будущего, ты сам превратишься в человека, умершего как раз лет шестьсот назад. Поэтому, если уж тебе суждено оказаться там, – отвертеться не получится.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/768d6/OuqmKjf_Yjw.jpg

Что же произошло? Жил-был некоторый человек, назовём его Брендан, почему бы нет? Брендан наш был креативным директором в одной известной транснациональной корпорации, производящей еду. А почему он был креативным директором, спросите вы. А всё очень просто: он был замечательным, талантливым химиком и всю свою жизнь занимался очень интересной деятельностью – создавал новые вкусы, усилители вкуса и прочие подобные вещи. И однажды, после того, как Брендан создал новую линейку вкусов, с ним произошла маленькая история. Пойдя на поводу у современных средств массовой информации, начальство корпорации решило, что Брендан, будучи одним из высокопоставленных людей, должен сам в роликах показывать и демонстрировать свой продукт. А вы представляете, как снимаются телевизионные рекламные ролики? Например, вы можете есть гамбургер или бутерброд, или пить чай. Сколько бутербродов вам придётся съесть, чтобы снять этот чёртов ролик?

В. Н. Волков: Тут диета Малышевой не поможет!

З. С. Шашин: Да, Малышева тут не поможет однозначно. (смеётся).

Н. В. Коротков: На самом деле, Малышева – тоже сказочный персонаж…

З. С. Шашин: Да, действительно, самый что ни на есть сказочный персонаж, радуешься, когда смотришь. Так вот, Брендан действительно был вынужден на протяжении нескольких дней в больших количествах есть то, что он создал. Это было очень вкусно, это было замечательно, но слишком много. И когда на второй день этой хитрой диеты после окончания съёмок Брендан пришёл домой, он увидел сон. Во сне он ходил по прекрасному божественному саду, полному огромных деревьев в цвету. И каждый цветок на дереве был таких размеров, что можно было упасть в этот цветок и падать, и падать, и падать в этот аромат бесконечно.

В. Н. Волков: Это мечта наркомана.

З. С. Шашин: Наркомана?

В. Н. Волков: Ну, да. Они же так падают, и падают в этот кайф, пока их не начинает ломать.

З. С. Шашин: Давайте про наркоманов не будем! (смех в зале) Наш герой не был наркоманом. Наш герой был нормальным парнем. Но что с ним произошло? Видимо, в результате того, что он объелся какого-то химического вещества, у него очень сильно обострилось обоняние. Когда он открыл глаза, рядом с ним лежала его жена, и жена была такая красивая (а они были уже женаты почти пятнадцать лет), какой она не была никогда, даже в их первую брачную ночь! А всё почему?

В. Н. Волков: Под кайфом был?

https://sun1-4.userapi.com/c840529/v840529038/7693a/-nX_ymHAY9U.jpg
Евгений Юшков и Владимир Волков

З. С. Шашин: Да какой кайф! Ну, успокойтесь вы! Ну, что же такое? (смех в зале) Всё было с ним нормально! Он абсолютно нормальный трезвый человек. Запах! Он чувствовал запах! Невероятный! У некоторых людей это действительно открывается, раз – и ты начинаешь чувствовать запахи. А некоторые могут ходить и не чувствовать запахи. Вот я, например, сегодня проехал 25 километров на велосипеде по нашему прекрасному городу, зелени ещё нет, поэтому очень много у нас углекислого газа, и рядом когда с машиной едешь, такие запахи чувствуешь – вообще просто кайф! (смеётся).  Есть такая проблема. Брендан начал чувствовать запахи и, понятное дело, поначалу он это неплохо использовал в своей профессиональной деятельности. Они создали ещё несколько очень интересных запахов. Например, вы знаете, что если взять обычный человеческий пот и его достаточно сильно разбавить до концентраций... Как называются эти таблеточки?..

В. Н. Волков: Гомеопатические!

З. С. Шашин: Да, да! До гомеопатических концентраций и добавить это в какую-то еду, то еда становится настолько вкусная! Главное, чтобы люди не знали о том, что там пот добавлен. Это особенности запахов. Мы вообще не слишком много с вами обращаем внимание на вкусы и запахи. Попробуйте мне объяснить, чем отличается вкус груши от вкуса яблока?

В. Н. Волков: Ну как  – чем?

З. С. Шашин: Груша – яблоко! Всё! (смеётся)

В. Н. Волков: Цвет и форма совершенно разные.

З. С. Шашин: Ну, а вкус-то чем отличается?!

В. Н. Волков: Ну, вяжущий вкус, как правило, у груши. Отсутствие вкуса у яблока... Кроме того, яблоко в зависимости от того, откуда оно произошло, может содержать витамин С, например, если оно выросло на Вятке, и не содержать ни черта, если в южных республиках…

З. С. Шашин: Спасибо большое! А вы почувствовали в описании, что это за вкус? Там были дескрипторы вкусовые? Вяжущее было, а витамин С – это уже не вкусовой дескриптор!

В. Н. Волков: Кислые…

З. С. Шашин: Кислое, да... Понимаете, какая штука… Сколько у нас с вами вкусов?

Голос из зала: Сладкий, солёный, острый...

Голос из зала: Основных – пять.

З. С. Шашин: Горький! Есть ещё, говорят, вкус умами…

Голос из зала: Это глютамат натрия…

З. С. Шашин: Ну, да.

В. Н. Волков: Это зависимость вызывает.

З. С. Шашин: Да ладно вам! (смех в зале). А по поводу умами – это вкус высокобелковых продуктов.

Голос из зала: По-научному это называется «глютамат натрия», глютамат натрия в чистом виде.

З. С. Шашин: Ну, примерно, да. И всё! А как долго мы с вами можем описывать прекрасную картину? Как долго мы можем с вами описывать произведение художественного или музыкального искусства? А во вкусах – всё! И при этом, если у человека пропадает вкус, для него еда становится как пластилин, и он очень быстро умирает. Так вот, у некоторых людей происходит такая штука – они вдруг начинают чувствовать разные вкусы. И во вкусах можно действительно очень долго купаться, в них можно погружаться, как бы падать, они действительно невероятные. То есть у кого-то – меньше вкусовых рецепторов, у кого-то больше вкусовых рецепторов, но суть тут в чём? Наш Брендан начал чувствовать запахи, и плюсом – вкус. А как вы думаете, много ли приятных запахов в городе?

Голоса из зала: Мало…. Конечно, мало…

https://pp.userapi.com/c846419/v846419300/29d84/ZQuXpQWUb6Y.jpg

З. С. Шашин: Вообще – приятных запахов мало. Люди, к сожалению, пахнут не цветочками. Люди пахнут людьми. Но, поскольку ты очень хорошо чувствуешь какие-то запахи, ты можешь приятным перебивать неприятное. Но у Брендана пошло дальше, он настолько сильно чувствовал запахи, что через две недели начал чувствовать и запахи мыслей. Вы мне скажете, как такое возможно?

В. Н. Волков: Может быть, мы скажем.

З. С. Шашин: Может быть! А почему? Потому что наше тело завязано на нашем мышлении, и  состояние человека в его запахах очень хорошо отражается. Если от обычного запаха ты можешь защититься противогазом, то от запаха мыслей противогаз уже не спасёт! Поэтому господин Брендан был вынужден сидеть дома, постепенно сходя с ума, потому что количество мыслей людей в большом городе… Людей много, мыслей много, и мысли обычно не о птичках... Это неприятно. Он практически довёл себя до состояния смерти...

В. Н. Волков: То есть он увидел, так сказать, мысленный мир таким, каким его создала современная безумная цивилизация...

З. С. Шашин: Да! И сбежал от этой цивилизации.

В. Н. Волков: Ему стало, как тому японцу с фамилией «херовато». Был такой японец, он плохо бегал на коньках и поэтому репортёр сказал: «Внимание, по второй дорожке бежит японец Херовато». И добавил: «Даа…Бежит он действительно неважно».

З. С. Шашин: Очень интересная логика у вашего повествования, но я что-то её не уловил, прошу прощения...(смеётся)

В. Н. Волков: Это с восточным колоритом…

З. С. Шашин: С восточным колоритом… Возможно. Это такой своеобразный коан,попробуй его разгадай. Ну, ладно. Что произошло дальше с Бренданом? Мы с Бренданом повстречались на горе, на высоте две с половиной тысячи метров…А много ли вы видели людей, которые ходят на высоте две с половиной тысячи метров в противогазах? Я – ни одного. Ну ладно, – одного. Ему было, правда, тяжело. Почему он оказался на этой горе? Потому что он услышал про некоего тибетского доктора по имени Тубтен, и этот тибетский доктор лечил то, с чем не могла справиться современная медицина. До этого Брендан пытался обратиться к современным врачам, но у них предложение было очень простое: взять и нейродепрессантами его накормить, чтобы выключилась соответствующая зона мозга, и он перестал чувствовать ароматы, запахи и тем более – мысли. Но последствия такого принятия было очень простое – ты превращаешься в овощ, поэтому Брендан решил в овощ не превращаться, а на Тибет уехать. Так вот, он просидел примерно три недели в своей комнатушке взаперти, питался только водой и голым рисом: при такой чувствительности даже голый рис – уже пиршество, но ему не слишком это помогало. Его пытались традиционной тибетской медициной лечить…А что такое традиционная тибетская медицина? Это такие шарики чёрные, плотненькие, немножко похожие на… Козочка прошла…

А. Жигалин: На козий горошек.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/76890/G2WNBBqhBIc.jpg

З. С. Шашин: Да, козьи горошки. Но не слишком это Брендану помогло. В итоге, господин Тубтен сделал очень интересную вещь, он предложил Брендану провести маленький, нет, не маленький, а колоссальный для подобного случая эксперимент над собой. Сесть на целый день посредине индийского города, на центральной площади. Что такое индийский город? И что такое запахи индийского города? Это ужас (смеётся). Вообще, индусы очень интересные люди в этом плане: есть те, кто постоянно мажет себя маслом и поэтому они благоухают, а есть люди, которые не слишком за собой следят.

В. Н. Волков: Не хватает денег на масло.

З. С. Шашин: Ну, оно не такое дорогое, на самом деле. Если вы тут придёте в аюрведический магазин, окажется, что оно стоит целое состояние, но так-то это дёшево достаточно. Плюс – открытая канализация частенько. Плюс  – это обилие просто запахов на улице, там же и готовят, там же различные специи и прочее. Ну, и попробуй просиди! Ничего тебе не помогает? Давай клин клином будем вышибать. Что делать? Брендан согласился. Теперь попробуйте представить его состояние где-то часов через десять после начала эксперимента…

В. Н. Волков: «Всё смешалось в доме Облонских…»

З. С. Шашин: Ему было плохо. Но где-то примерно на десятом часу он вдруг увидел пса, вот этого прекрасного, улыбающегося, махающего своим хвостом пса, который чувствовал все те же самые запахи, что и Брендан, но совершенно не мучился по поводу их содержания. Вы все прекрасно знаете, каким образом собачки знакомятся. И их это не смущает. Смущает людей, «хорошо быть кисою, хорошо собакою…». Они встретились взглядами, и Брендан понял…

В. Н. Волков: … что заморачиваться не надо.

З. С. Шашин:…что проблема не в лекарствах, не в активности соответствующих зон мозга, а в его собственном отношении к происходящему. Собственно говоря, историю Брендана на этом можно и закончить, но давайте я дальше расскажу. Что же сейчас делает Брендан? Он живёт на той самой горе, где поменьше людей и поменьше вот этой мыслительной деятельности, работает чайным мастером, иногда титестером, потому что это очень даже неплохой способ как-то позабавить свои вкусовые сосочки языковые. Его жена вместе с ним живёт, и они достаточно благополучно там обитают. Конечно же, он отказался от жизни в большом городе, от того, что он делал, и, честно говоря, не очень любит об этом вспоминать. Попроще питание, попроще вкусы, но, говорит он, жалко, что современные люди так сильно подсажены на яркие вкусы, усилители вкуса. Лучше внимательность и спокойствие. И  внимательное отношение к происходящему.

Е. В. Юшков: А телепатия у него осталась?

В. Н. Волков: Чуй остался.

З. С. Шашин: Чуй остался.

В. Н. Волков: Чем дальше, как говорится, от выгребной ямы, тем меньше вони. Поэтому, уйдя из цивилизации, он ощутил себя счастливым.

З. С. Шашин: Нууу… такая интерпретация тоже возможна.

Е. В. Юшков: Каждому своё.

Н. В. Коротков: У нас получилась сказка с параллельным научным комментарием! (смех в зале)

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/7696c/W4vtKBFXUgE.jpg
Николай Коротков

А. Жигалин: С народным комментарием!

З. С. Шашин: С народным комментарием. Вот такая вот сказка.

Е. В. Юшков: Это он из народа вышел.

В. Н. Волков (напевает): «Вышли мы все из народа…»

А. Жигалин: Не надо было выходить…

Е. В. Юшков: Вышел он родом из народа, но вышел и упал на снег. У павильона «Пиво-воды»...

В. Н. Волков: Слушай-ка, ты пересказываешь свою биографию?

Н. В. Коротков: Все мы вышли из народа. Как нам вернуться в него?

З. С. Шашин: Это первая сказка из цикла сказок – «Захарий сказ» и «Сказки из Чайной Хижины». Я хочу сказать честно, что очень многое из этой сказки – это реальность: у меня у самого периодически происходит это тема, я начинаю вдруг чувствовать запахи. Лучше бы этого не происходило! (смеётся) Но это действительно вносит в твою жизнь какой-то очень интересный элемент. А нас с вами ждёт совершенно прекрасное будущее – весна, и вы тоже можете ходить по городу и попадать, не будучи наркоманами, в запахи сирени, запахи липы…Это действительно очень приятно. Наше запаховое окружение не слишком богато, в отличие, например, от восточного, где есть и плохие, и хорошие запахи. У нас просто мало запахов, особенно зимой.

Вот такая вот история. Если сейчас кто-то внесёт свою критическую нотку, добавит перчика, горчички в эту сказку…

В. Н. Волков: А что раньше было – ваша сказка или сериал «Нюхач»?

З. С. Шашин: А я, сожалению, не знаю сериал «Нюхач».

Голос из зала (женский): Можно я  скажу? Вы знаете, мораль сей сказки такова: когда  сталкиваешься с какими-то неприятностями, то не надо от них убегать, надо увидеть, что это есть на самом деле, и когда ты это увидишь – ты с этим справишься.

З. С. Шашин: По большому счёту, да.

Е. В. Юшков: Но приключений на свою задницу искать всё-таки не стоит…

В. Н. Волков: Поэтому он и ушёл в горы, а не остался…

З. С. Шашин: А они найдут сами тебя! Сколько бы ты ни прятался, сколько бы ты ни жил в своём прекрасном обыденном мирке – они тебя найдут, и в нужный момент волшебный пендель ты получишь!

М. Л. Гребенщиков: А вот во французской литературе у вашего героя был предшественник, помните, героя рассказа «Парфюмер»?

З. С. Шашин: Да, конечно.

А. Жигалин: Романа только.

М. Л. Гребенщиков: У него тоже было обострённое чутьё, и как он там с этим действовал…

З. С. Шашин: Знаете, мифы и сказки – интернациональны, это такие базовые сценарии жизни человека, что, будучи русским, с тобой вдруг начинают происходить какие-то истории из ирландского эпоса или из какого-то другого.  Моя точка зрения: сказки и мифы интернациональны, точно также, как та самая чайная на перекрёстке нескольких дорог, где пересекаются множество людей, множество точек зрения и поэтому это интересно. Понимаете, это настолько парадоксально, когда ты встречаешь, например, буддийского монаха-террориста…

Голос из зала: А такие бывают?

З. С. Шашин: Бывают. Так много чего можно перечислять, сказок уже много написано, при необходимости можно что-то ещё прочитать, но, я думаю, что на сегодня, может быть, и достаточно.

М. И. Шутова: А что значит табличка на слайде за вашей спиной?

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/7691c/1r8BTzmjH3E.jpg

З. С. Шашин: Это «Захарий сказ», символика, собственно говоря. Я часто выступаю со сказками, мы проводим сказочные вечера, где собираются другие сказочники, Николай Владимирович у нас неоднократно присутствовал…

А. Жигалин: Ночи Сказок…

З. С. Шашин: Ночи Сказок, да. Ещё есть несколько сказочников, которые тоже…

В. Н. Волков: А в субботу будет Ночь Сказок?

З. С. Шашин: В субботу?

А. Жигалин: В Библионочь, в Пушкинской библиотеке.

З. Шашин: К сожалению, в Пушкинской библиотеке мы ограничены некоторым форматом. А так, обычно это целая ночь, когда люди собираются и рассказывают друг другу свои сказки, это самое  интересное. Там нет слушателей, там все – участники, поэтому формируется действительно настоящая плотная сказочная атмосфера, и замечено, то, что ты делаешь в эту ночь, обычно с тобой так или иначе это и происходит.  Я не хочу вдаваться ни в какой научный комментарий этой истории, на мой взгляд, сказки – это то, что происходит по-настоящему здесь и сейчас в нашей обыденной жизни. Вопрос – как ты поменяешь очки. Умеешь ты их поменять или нет.

То есть вот это – «Захарий сказ», а вторая табличка – это подарок от буддийского монаха из Японии. После того, как мы помогли одному хорошему чайному мастеру из Японии устроить несколько чайных церемоний в Кирове, он нам прислал такую замечательную картиночку. Здесь изображено (неразборчиво) или целостное пустое сознание Будды, а вот здесь есть некоторые проблемы с дешифровкой, потому что это рукой написано – сложно понять, но, судя по всему, это «благополучие». То есть всё вместе можно перевести как «полное благополучие».

В. Н. Волков: А пробовали ли вы  их угощать вятским иван-чаем? Я полагаю, так как он лишён кофеина и дури, то будет для них очень интересный результат. (смех в зале)

А. Жигалин: У них свой иван-чай есть.

В. Н. Волков: У них иван-чая нет, они вообще живут как дикари!(смех в зале).

https://pp.userapi.com/c846419/v846419300/29d4a/dj8lvUBi4EE.jpg
Владимир Волков

А. Жигалин: В Японии?!

В. Н. Волков: Япона-мать тоже не умеет такой чай заваривать. Это известная вещь.

З. С. Шашин:  Действительно, сказочные персонажи – среди нас! (смех в зале)

Е. В. Юшков: «Кто верит в Магомета, кто – в Аллаха, кто – в Иисуса, кто ни во что не верит – даже в чёрта, назло всем, – хорошую религию придумали индусы…

В. Н. Волков: … что мы, отдав концы, не умираем насовсем».

Е. В. Юшков: Ещё спляши!

В. Н. Волков: Это не я, это Владимир Семёнович.

З. С. Шашин: Смотрите, ведь у нас с вами практически сказочная история развивается прямо здесь и сейчас! Мы никоим образом это не режиссируем, она сама как-то проявляется. А вы из сказочных персонажей – кто?

В. Н. Волков: Я?

З. С. Шашин: Да.

Е. В. Юшков: Иван-дурак.(смех в зале)

В. Н. Волков: Мы из волхвов! А вы кто?

З. С. Шашин: Действительно, когда начинаешь работать со сказками, то сказки начинают приходить  в твою жизнь…

Н. В. Коротков: …работать с тобой.

З. С. Шашин: Да, работать с тобой. Появляется свой, который всё слушает про тебя и там куда-то докладывает.

В. Н. Волков: Мало того, они начинают руководить тобой! Персонажи начинают рассказывать, что нужно делать. На это жаловались многие писатели: «Некоторые настолько обнаглели, что  я не хочу, а они это заставляют меня писать».

З. С. Шашин: Вот, действительно, про дурь-то в иван-чае…(смех в зале)

В. Н. Волков: В иван-чае дури нет!

З. С. Шашин: Есть ли  ещё какие-то комментарии?

Светлана Гурдюмова: Есть комментарий. Я вот немножко не согласна с вами по поводу русского народного героя Иванушки-дурачка. Как-то обидно за Россию становится… Это, во-первых.

https://sun1-3.userapi.com/c840529/v840529038/769a8/8MWz0T8jRS8.jpg
Светлана Гурдюмова

Н. В. Коротков: Это наша национальная черта – обида за Россию! (смех в зале).

С. Гурдюмова: Да, обида за Россию. Второй момент: вы знаете наверняка, что есть карты Таро и там есть карта такая – Дурак. Этот дурак идёт с завязанными глазами, не видя ничего, не замечая опасности: собака или волк пытается его укусить, кто-то на него нападает, а он идёт и ему всё нипочем!А самое интересное, что его не могут достать эти опасности. Почему? А потому, что для него этого не существует. Он поднялся как бы над этим, он на более высоком уровне сознания, он вне логики. Если у немцев всё очень практично, они всё чётко расписывают, то Иван-дурак… Да, мы не очень практичны! Вот эта надмирность помогает человеку пройти над опасностями. Не знаю, понятно ли я говорю?

В. Н. Коротков: Всё понятно.

С. Гурдюмова: Ни в коем случае я не призываю быть дураками. Для того, чтобы быть на этом уровне – нужно пройти все эти ступеньки материальные, их отбросить… Потому что, что такое физическая Вселенная? Это место, которое заставляет нас всё время что-то делать. Если мы не будем это делать – мы просто не выживем, просто не выживем. Для того, чтобы нам быть действительно людьми, нам нужно эту физическую Вселенную под себя изменять, не подстраиваться под неё, а изменять её.

В. Н. Волков: Это как в той самой песне: «Если я тебя придумала, стань, гад, таким, как я хочу...». (смех в зале) А потом ей обратно от этого мужика достаётся – в виде синяков и бадяги (смех в зале).

А. Жигалин: Тогда «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас».

С. Гурдюмова: Точно абсолютно!

Е. В. Юшков: Так мы все ходим по синусоиде. Две оси – абсцисс и координат, всё забываю, как третья называется…

С. Гурдюмова: Не знаю, я по синусоиде не хожу.

Н. В. Коротков: И в чём мораль-то сей басни?

Е. В. Юшков: Мораль в том, что мы думаем, что ходим  по синусоиде, а есть ещё третья… Это наш трёхмерный мир, там уже совершенно картина другая.

Н. В. Коротков: Правильно.

Е. В. Юшков: А есть ещё четырёхмерный мир и прочее…

С. Гурдюмова: Давайте туда не полезем!

https://sun1-4.userapi.com/c840529/v840529038/7699e/sX7P22ka7kY.jpg

З. С. Шашин: Вы знаете, мне кажется, у нас сейчас такая философская дискуссия развивается… Я, будучи человеком, тяготеющим к практике, процитирую Лао-цзы, Николай Владимирович сегодня уже его вспоминал: «Всяческая мысль изречённая – есть ложь». Собственно говоря, любые концептуализации, которые творит человек – ось Y, ось Z, синусоида и прочие дела – это как раз попытка успокоить самого себя. Реальная встреча со своим внутренним миром и со своей внутренней сущностью начинается исключительно тогда, когда ты лбом сталкиваешься со своими главными страхами. И если ты от них не бежишь… Автор «Тысячеликого героя» Джозеф Кэмпбелл говорит: «Сталкиваешься, убежал – не герой. Столкнулся, поборол – стал героем!». Это наша реальность. Каждый день, каждый момент времени, когда я выхожу на дорогу с велосипедом,  я становлюсь героем, я начинаю бороться со своим внутренним страхом, потому что рядом едут машины. Я выхожу на  аудиторию, и я тоже становлюсь героем. Я высказываю свою точку зрения – и я тоже становлюсь героем. Я не молчу и не ухожу, а формулирую свою точку зрения – я тоже становлюсь героем. Каждый момент времени сказка живёт здесь и сейчас. Нужно ли это препарировать и расчленять на какую-то структуру? Я не уверен. Иначе, может быть, сказка-то и пропадёт.

Е. В. Юшков: Правильно, будьте осторожны в мыслях! Они – начало поступков. Так выпьем чаю за то, чтобы нам никогда не пришлось бояться и стыдиться своих мыслей.

З. С. Шашин: Ну, некоторые мысли всё-таки, наверное, стоит…

С. Гурдюмова: Я полностью с Вами согласна. У людей есть пять образцов поведения, когда они встречаются с опасностью: не замечать, обмануть, сбежать, вступить в сражение и сдаться. И только один путь правильный, это то, что Вы сказали: атаковать. Я имею ввиду атаковать в широком смысле слова.

А. Жигалин: В христианстве этого нет, там как раз наоборот – отказ от атаки.

С. Гурдюмова: Я не христианка.

А. Жигалин: И все эти пять принципов в сказках отражаются…

Е. В. Юшков: То есть, если где-то запахнет серой, мы обязаны наладить производство святой воды…

А. Жигалин: …в промышленных масштабах! Братья Стругацкие.

Е. В. Юшков: Ну, слово не скажи – всё знает!

А. Жигалин: Можно вопрос? Я позавчера участвовал в чемпионате России по чтению, и там нужно было незнакомый текст прочитать ровно за минуту. Вышла одна женщина и говорит: «Я не могу это читать! Так всё сложно, так всё ужасно! Можно я не буду читать?». Ей говорят: «Ну, дочитайте до конца хотя бы один текст!». Она дочитала до конца, с трудом, один текст. В следующем туре – уже чуть получше прочитала, но тоже говорила всё время: «Ой, я так плохо читаю, зачем я сюда пришла…». И ей в конце дали приз зрительских симпатий(смеётся).Я вот сомневаюсь, что правильно сделали. За что? Она сделала такой расчёт на жалость, она может ходить по конкурсам и говорить: «Я вот это плохо делаю…», потом сделать чуть лучше, а в конце все скажут: «О!». Вот это что за стратегия? Что вот это такое было?

https://pp.userapi.com/c846419/v846419300/29d8e/SAMdPE64Dgo.jpg
Захар Шашин и Андрей Жигалин

З. С. Шашин: Это стратегия недоверия ваша.

А. Жигалин:  А это сказочный персонаж или нет?

З. С. Шашин: Вполне возможно. Это может быть такой замечательный трикстер, который всех в душе, так немножко, обманул (смеётся). С другой стороны, мы живём в эпоху трикстеров. Трикстеры повсюду, никому нельзя верить…

А. Жигалин: А может, она абсолютно искренне?

З. С. Шашин: Возможно, это было искренне.

А. Жигалин: Но сами зрители дали ей приз зрительских симпатий. Это такое чисто народное – такая любовь к тем, кто преодолел себя…

З. С. Шашин: Вполне сказочный персонаж.

В. Н. Волков: Причём самый сложный текст знаете какой? Это инструкция по технике безопасности! (смех в зале) Её пишут люди без мозгов. Её прочесть сразу невозможно! Они такое пишут! Если вы почитаете – тихий ужас!

А. Жигалин: Нет, без мозгов такое не написать.

Е. В. Юшков: Все инструкции по технике безопасности написаны потом и кровью!

Н. В. Коротков: Тут у нас есть ещё один человек, который решил преодолеть свой страх и стать героем – задать вопрос! (смех в зале, аплодисменты)

https://pp.userapi.com/c846419/v846419300/29d40/6zXwpGh7LFU.jpg
Николай Коротков и студенты философского факультета ВятГУ

Студент ВятГУ: Я спросить хотел, вот Вы сказали, что нужно воспринимать жизнь как сказку. Не опасно ли это?

З. С. Шашин: Ну, давайте так, давайте заменим слово «нужно» на «можно». Это такой важный момент, потому что не все должны жизнь как сказку воспринимать. Смотря чего вы хотите. Если хотите, чтобы жить было интереснее, можно как сказку воспринимать.

А. Жигалин: Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью!

З. С. Шашин: Это уже идеология! Я чужд идеологиям, большинству идеологий, кроме той, которая идёт изнутри, из внутреннего содержания нашей души, только вне религиозного концепта, а больше – чувственного концепта души. Опасно это? Конечно, опасно! Любая сказка – это опасность! Если не будет опасности – не будет сказки! Только, если ты идёшь и борешься с этой опасностью, ты становишься героем. Либо сказка заканчивается. Поэтому техника безопасности – полезная штука!

В. Н. Волков:  Я понимаю, что инструкцию по пожарной безопасности Вы не читали ни разу. 

З. С. Шашин: Читал, конечно.

Молодой человек: Если её не читать, то можно ходить и говорить: «Я знаю, как пользоваться циркулярной пилой…».

В. Н. Волков: Здесь вспоминается «Айболит-66» с гимном «Нормальные герои всегда идут в обход».

З. С. Шашин: Как вариант – да. Видите, ещё какая история… Вариаций в мифологии очень  много, есть огромное количество мифологических героев, хотя и конечное, но очень большое. Поэтому, грубо говоря, – к кому вы больше тяготеете?

Е. В. Юшков: Вы знаете, «только в сказку нельзя навсегда убежать: краткий миг у забав – столько боли вокруг!» (неточная цитата)

А. Жигалин: Высоцкий.

З. С. Шашин: Опять – немножечко подмена понятий. Убежать в сказку… Наш сегодняшний волхв,здесь присутствующий, очень много говорил про наркоманов. Когда наркоман сбегает в наркотики – это не сказка. Когда человек сбегает в какую-то систему, которая полностью его порабощает, – это не сказка. Сказка – это, когда ты сам ищешь свой собственный путь здесь и сейчас. Поэтому я с Вами в корне не согласен. Если ты здесь и сейчас и чувствуешь путь, по которому ты идёшь, – тогда ты настоящий сказочник, настоящий волхв, может быть (смеётся). А может быть и не надо быть волхвом.

Е. В. Юшков: Извините, волк или волхв?

З. С. Шашин: Волхв.

Е. В. Юшков: А Вы волхв или волк?

З. С. Шашин: Я – ни то, ни другое. Меня Захар зовут (смеётся).

А. Жигалин: Волхв – от слова «волосы», я так понимаю? Волосатый то есть. Как космос – от слова «космы».

З. С. Шашин: Ну, это такие полусказочные игрища…

В. Н. Волков: Нет, это не игрища, это реальность.

А. Жигалин: А сравнивали ли Вы сказки европейские и, допустим, африканские? Это же две большие разницы.

З. С. Шашин: С научной точки зрения или…?

А. Жигалин: Характер народа проявляется в сказках, или это другая ступень? Европейские сказки –всегда высокоморальные. В сказках древних народов – африканских, бушменов, австралийских, –допустим, шакал столкнул лису в яму…

З. С. Шашин: Оба трикстеры, между прочим…

А. Жигалин: Да-да-да… И лиса думает, как выбраться? Идёт, допустим, осёл, она его подзывает: «Иди сюда, я покажу тебе что-то интересное». Он прыгает в яму, она на него – и выскакивает. Она получается герой, а глупый осёл остался в яме. В европейской сказке такого быть просто не может.

Молодой человек: Мне кажется, что европейские сказки дошли до нас в более поздней версии, в них больше примеси от христианства. То же самое и в наших сказках, как Вы говорили, в советское время их переработали под детей и очень многое забыто из первоначальной версии. Может быть, европейские древние  сказки тоже были как африканские, только африканские лучше сохранились…

https://pp.userapi.com/c846419/v846419300/29db3/ispx-dH6wfY.jpg

А. Жигалин: Сейчас они другие, они как бы перешли в сознание… То есть, какие сказки – такое и мышление. Или нет?

В. Н. Волков: Возьмите сказки северных народов. Они отличаются принципиально от того чудища, которое было во Франции. Там кошмары, а не сказки. Когда я прочитал неадаптированного Перро, я понял, что такие сказки детям  я никогда не прочту.

А. Жигалин: Почему? Они наоборот с назиданием, в конце каждой сказки идёт мораль.

В. Н. Волков: Это вообще полная безнравственность! Неокультуренные русским языком французские сказки – это тихий ужас!

А. Жигалин: Так любые сказки таковы. У Гауфа, например, если взять сказку «Маленький Мук», то она начинается с чего? «Мой отец избивал меня каждый день до полусмерти…».

З. С. Шашин: Как хорошо-то… Можно молчать… (смеётся)

А. Жигалин: А взять русские необработанные народные сказки – это страшное дело!

В. Н. Волков: Детям нельзя давать необработанные европейские сказки!

А. Жигалин: А русские народные сказки? «Русские заветные сказки» Афанасьева?

В. Н. Волков: Это не русские народные!

А. Жигалин: А какие?

В. Н. Волков:  Это западноевропейская часть России, прогнувшаяся под Запад!

З. С. Шашин: Да, ладно… (смех в зале)

В. Н. Волков: Вся та срамота, которую собрал Афанасьев, её запретили публиковать в России! И только господин Герцен на деньги Ротшильда опубликовал эту мразь! (смех в зале) Это было создано всё в западных губерниях России.

Е. В. Юшков: На деньги империалистов! (иронически)

В. Н. Волков: Да! На деньги Ротшильда!

А. Жигалин: Народ бесплатно их друг другу рассказывал! При чём тут Ротшильд? Народ рассказывал друг другу бесплатно! При чём тут Ротшильд? (говорят одновременно, перебивая друг друга)

Г. К. Макарова: Что-то всё это мне напоминает… По-моему, вы часто смотрите телевизор… (смех в зале)

Н. В. Коротков: У нас любая сказка заканчивается русским бунтом – бессмысленным и беспощадным.

З. С. Шашин: Слушайте, я кайфую от этой лекции! Мне не надо придумывать, что говорить, тут само что-то происходит! (смеётся) Сказочный сюжет! Единственно, хочу высказать своё соображение по этому поводу. Смотрите, сколько сейчас обсуждалось между нами серьёзных вопросов… То есть, мы с вами – практически вершители судеб целых народов! Прямо здесь с их сказками: и тех, кто на низшем уровне, и тех, кто на высшем уровне развития... Моя позиция – это как раз вот это анатомирование, раскладывание по отдельным тканям и клеткам этого жизненного пространства сказки.  Сказка – это то, что происходит здесь и сейчас. А не то, что мы думаем: те хотели разрушить русский народ или эти хотели разрушить русский народ… Вот это, на мой взгляд, немножко, далековато от сказки. Но вы с этим можете не согласиться.

Е. В. Юшков: Полностью с Вами согласен. Здесь и сейчас – кому ад, кому рай, кому чистилище…

В. Н. Волков: И каждый находит наказание себе сам.

А. Жигалин: А религия – это сказка? Библия, допустим?

З. С. Шашин: Вы знаете, это такой серьёзный вопрос… Есть позиция некоторых современных исследователей, что элемент мифологический в религии, и плюс есть ещё предписание по поведению и структурированию общества.

Е. В. Юшков: Любая религия – это миф!

Молодой человек: И к тому же, когда религия приходила в какую-то страну, она всё равно адаптировалась под местную философию…

З. С. Шашин: Мне организаторы дают знак, что пора бы и заканчивать. Что я хочу сказать… Я много занимаюсь чаем и, в том числе, в ближайших планах, летом, – открытие чайного клуба, где будет и сам чай, достаточно интересный, и различные мероприятия будут проходить. Если вас это интересует, можете ко мне обращаться.

Е. В. Юшков: А вот из этого чая, что у Вас, чифир можно заварить? (смех в зале)

З. С. Шашин: Не стоит!

А. Жигалин: Чифирная церемония будет (смеётся).

З. С. Шашин: Самый простой способ держать руку на пульсе, быть в курсе культурных мероприятий – это со мной взаимодействовать в «ВКонтакте» или по телефону. Если хотите, могу дать свою визитку. Спасибо вам большое за внимание, всем, кто остался, и всем, кто ушёл тоже. Очень было приятно здесь находиться.
(Аплодисменты)

Г. К. Макарова: Спасибо вам всем! Мы очень рады были вас сегодня здесь видеть и слышать. Я надеюсь, время мы здесь потратили не зря и кому-то из вас удастся стать настоящим сказочником!


ВИДЕОЗАПИСЬ ВСТРЕЧИ:


ЧТО ЧИТАТЬ:

***

  • Аникин, В. П. Русская народная сказка. – М. : Худож. лит., 1984. – 176 с.
  • Воглер, К. Путешествие писателя = TheWriter`s Journey : мифологические структуры в литературе и кино / [пер. с. англ. : М. Николенко ; ред.: Р. Пискотина]. – М. : Альпина нон-фикши , 2015. – 474 с.
    Читать фрагмент книги
  • Калашников, В. Русская демонология. – М. :Ломоносовъ, 2017. – 201 с.
  • Кэмпбелл Д. Герой с тысячью лицами: Миф. Архетип. Бессознательное = The Hero with thousand faces / пер. сангл. К. Семёнов.  – СПб. : София, 1997. – 336 с.
  • Мифы древних славян / Кайсаров А. С., Глинка Г. А., Рыбаков Б. А. ; сост. А. И. Баженова, В. И. Вардугин. – Саратов : Надежда, 1993. – 320 с.
  • Неелов, Е. М. Натурфилософия русской волшебной сказки : учеб. пособие по спецкурсу / Петрозавод. гос. ун-т им. О. В. Куусинена. – Петрозаводск : ПГУ, 1989. – 86 c.
  • Панюшкин, В. Код Горыныча : что можно узнать о русском народе из сказок. – 3-е изд. – М. : Альпина Бизнес Букс, 2015. – 129 с.
  • Померанцева, Э. Русская народная сказка. – М. : Изд-во Академии наук СССР, 1963. – 127 с.
  • Пропп, В. Я. Исторические корни волшебной сказки / [вступ. ст. В. И. Ереминой] ; Ленингр. гос. ун-т им. А. А. Жданова. – 2-е изд. – Л. : Изд-во ЛГУ, 1986. – 364 с.
  • Пропп, В. Я. Морфология волшебной сказки. Исторические корни волшебной сказки : (Собрание трудов). – М. : Лабиринт, 1998. – 512 с.
  • Пропп, В. Я.  Русская сказка / [вступ. ст. К.В. Чистова] ; Ленингр. гос. ун-т им. А. А. Жданова. – Л. : Изд-во ЛГУ, 1984. – 335 с.
  • Пропп, В. Сказка. Эпос. Песня : (Собрание трудов) / сост., науч. ред., коммент. и указ. В. Ф. Шевченко. – М. : Лабиринт, 2001. – 368 с.
  • У истоков мира : русские этиологические сказки и легенды / cост. и коммент. О. В. Беловой , Г. И. Кабаковой. – М. : ФОРУМ; НЕОЛИТ, 2014. – 528 с.

***

  • Великорусские сказки Вятской губернии :c прил. шести вотяцких сказок : сб. Д. К. Зеленина / Рос. акад. наук. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом) ; изд. подгот. Т. Г. Иванова. –СПб. : Тропа Троянова, 2002. – 734 с. – (Полное собрание русских сказок. Т. 7, Предреволюционные собрания).
  • Минаев, И. Индийские сказки и легенды, собранные в Камаоне в 1875 году И. П. Минаевым / [подготовка к изд., предисл. и ред. Е. М. Медведева]. –М. : Наука, 1966. – 259 с.
  • Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: в 5 т. – М. : ТЕРРА, 1999. – 320 с.
  • Русские народные сказители / сост., вступ. ст., вводные тексты и коммент. Т. Г. Ивановой. – М. : Правда, 1989. – 464 с.
  • Сказания русского народа, собранные И. П. Сахаровым/ вступ. ст., подгот. теста В. Аникина. – М. : Худ. лит., 1989. – 398 с.
  • Сказки: в 3 т. / сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. Ю. Г. Круглова. – М. : Сов. Россия, 1988. – 544 с. – (Библиотека русского фольклора)
  • Сказки и легенды народов России / сост., предисл., коммент., обраб. текстов Е. В. Лукина. – М. :Олма Медиа Групп, 2013. – 304 с.
  • Сказки народов мира: в 10 т. / ред. совет:В.П. Аникин и др. –М. : Дет. лит., 1994.
  • Сайт «Волшебные сказки»

 

 

Отзывы к новости
Назад | На главную

џндекс.Њетрика


Поделитесь с друзьями