Разыскания Н. М. Чуракова (к автобиографии Н. А. Оглоблина)

«Безголочинская (Оглоблины, Безднино), деревня, казённая, при колодцах. До уездного города 5 верст. 17 дворов. Число жителей мужского пола – 57, женского – 63».

(Список населенных мест по сведениям 1859–1873 годов. Т. 10 : Вятская губерния. – СПб., 1876. С. 645. № 13673).

За крестьянином Иваном Васильевичем Оглоблиным в 1850 г. числится здание деревянное. Выпускают тулупы. 300 штук на 1800 руб., полушубков 700 штук на 1500 руб., шуб 2000 штук на 6000 руб. Сбывается товар на Нижегородской ярмарке. Рабочих 30 человек, при том сам работает. Иван Васильевич – дед Николая Андреевича. Его дразнили «маслак». Продолжатель рода Андрей Иванович Оглоблин, крупный предприниматель шубно-овчинного производства в д. Оглоблино Стуловской волости. Его жена Наталья Николаевна из рода Боковых. Их портреты сын Николай Андреевич в советское время прятал в столешнице. Сейчас находятся в краеведческом музее г. Слободского. Смотрим «Календарь Вятской губернии за 1884 год». За 1877 г. сшито 3 тысячи 500 тулупов, полушубков и шуб на сумму 22 тыс. 750 руб. Сбыт – на Нижегородской ярмарке. Рабочих числится уже 50 человек. Семейство было небедное. Н. А. Оглоблин был не рабоче-крестьянского происхождения, как он пишет в своей автобиографии. А попробовал бы он говорить и писать иначе!!! Время-то какое было!

В Слободском имение Оглоблиных, почитай, целый квартал занимало. По ул. Энгельса и Дёрышева, большую часть площади занимал сад. Дом деревянный двухэтажный на четыре квартиры. Сам Николай Андреевич занимал верхний этаж, внизу – постояльцы. Сарай огромаднейший. Никто и не знал, что за забором его же домишко был. Сейчас заколочен. А раньше-то был жилой. И библиотека там помещалась. Огромное количество книг с именным экслибрисом. Куда вывезли? Возможно, коллекции там хранились. Он же был страстный коллекционер, фотограф, охотник. Всевозможные чучела делал. Вся коллекция птичьих яиц в Слободском музее – его. Для переписки имел специальные бланки, конверты с видами Слободского. Видел в его доме удивительную картину. Задник писан маслом. На ветке кедра (настоящей) сидит глухарь, тоже как настоящий. Чучело сделано с такой любовью, всё сам, мастер был исключительный. Когда ходили с директором М. Т. Гребёнкиным в этот дом, вещей была уйма. В сенях нашли ящик с фотопластинками, разные зажигалки, открытки, журналы, разная мебель. Теперь это место куплено. Новый хозяин гараж выстроил, разведением свиней занялся, потом бросил. А сад бесхозный уже погиб.

Подготовила Р. Лаптева