Купец и мемуарист К. И. Клепиков

М. С. Судовиков

Интерес к своим родословным у наших современников огромен, но зачастую найти генеалогические сведения даже о близких родственниках бывает весьма затруднительно. В этом отношении, наверное, можно позавидовать потомкам вятского купца Константина Игнатьевича Клепикова (1821–1907) – человека незаурядного, оставившего после себя не только мемуары, но и «семейный список», или веточку своего родословного древа. Ныне этот напечатанный типографским способом документ бережно хранится в фондах отдела краеведческой литературы Кировской областной научной библиотеки им. А. И. Герцена.

«Семейный список» имеет посвящение – «моим детям на память». Семья же у Константина Клепикова была большая. В своих мемуарах он пишет: «От одного брака имею в настоящее время (в 1900 г. М. С.) в живых четырех сыновей и восемь дочерей; от них имею 17 внуков, 14 внучек, одного правнучка и двух правнучек»1. Они и получили от своего отца, деда и прадеда такой необычный дар. «Материального наследства, – замечает в посвящении Константин Игнатьевич, – оставить не имею, в чем прошу извинить», и далее поясняет: «Все мое стремление и старание было, чтобы дети были хорошими людьми, чем меня Господь и благословил».

К. И. Клепиков, действительно, не являлся богатым купцом, таким, как, к примеру, Яков Алексеевич Прозоров или Тихон Филиппович Булычёв, но человеком энергичным и увлечённым был точно. Что же известно нам об этом предпринимателе?

2005 № 9.jpg

Константин Игнатьевич Клепиков

Как и многие местные купцы, Константин Игнатьевич являлся выходцем из крестьянской семьи. Он родился в окружённом лесами, захолустном починке Клепиковском Котельничского уезда Вятской губернии. Его отец был «неграмотным, но очень религиозным», и именно он, послушав доброго купеческого совета, повёз младшего из трёх своих сыновей – Константина – учиться. Премудрости грамоты К. И. Клепиков постигал сначала у пожилой мещанки, а впоследствии в Котельничском приходском и уездном училищах. Он не скрывал своего желания учиться дальше. После получения аттестата в уездном училище через год, в 1834 г., его принимают на учёбу в Вятскую мужскую гимназию, причём «во время учения моего в гимназии, – указывает К. И. Клепиков, – не было ни одного гимназиста из крестьян»2. Однако и Константину закончить это учебное заведение не удалось. Он выбыл из гимназии из 5-го класса «по неимению средств и слабости здоровья». На этом его обучение завершилось. Дальнейшим учителем для Константина Игнатьевича становится самостоятельная жизнь.

2005 № 9.jpg

Титульный лист «Семейного списка» К. И. Клепикова

После учёбы он остаётся в городе и почти 20 лет служит у вятских купцов и почётных граждан Репиных, являясь их главным доверенным лицом. Репины вели торговлю в российских городах и за границей, занимались общественной деятельностью. По торговым делам К. И. Клепиков побывал во многих крупных торговых центрах, особенно часто выезжал в Архангельскую, Казанскую, Нижегородскую, Вологодскую, Ярославскую губернии и в столичные города – Москву и Петербург. Постепенно он скопил и свои капиталы, позволившие ему записаться во вторую купеческую гильдию. Своеобразным показателем предпринимательской деятельности Клепикова являются следующие строки, написанные им в конце жизни: «За все время моей жизни по торговле и промышленности должным никому не состою, в штрафах и под судом не бывал».

Примечательным фактом в жизни К.И. Клепикова явился разработанный им проект налоговой реформы. Его рассудительная и деятельная натура побудила составить предложение об обложении акцизом «фосфорных зажигательных спичек», которое в 1862 г., в эпоху реформ Александра II, было отправлено на рассмотрение в министерство финансов. Но проект К. И. Клепикова, несмотря на явную государственную выгоду, поддержки в столице не нашёл, так как, по сообщению департамента податей и сборов, «сбор по сему предмету признан неудобным». Однако позже, в конце века, по реформам С. Ю. Витте вводятся налоги на товары массового спроса, в том числе и на спички. «В настоящее время, – писал в 1902 г. Клепиков, – акциз со спичек дает казне, никому не в отягощение, большой доход». Таким образом, проект К. И. Клепикова, возможно, уже забытый, в конечном итоге государством был реализован.

С молодых лет Константин Игнатьевич проявлял активность не только в экономической жизни региона, но и в общественных делах. Он служил в словесном суде, избирался заседателем в Вятский городовой магистрат. В годы Крымской войны Клепиков помогал в работе комитету по обмундированию ратников. «Для заготовки материалов были приглашены почетные купцы, а я для приема материалов и разных поручений… Трудился я безвозмездно и не просил никакой награды», – отмечал он. В 1880-е гг. К. И. Клепиков служил старостой в Предтеченской церкви Вятки. Проявив усердие и ревностную заботу о храме, он был награждён грамотой от Синода.

2005 № 9.jpg

Разворот «Семейного списка» К. И. Клепикова

На склоне лет Константин Игнатьевич всё чаще стал задумываться над тем, что останется после него потомкам. Свои наблюдения и жизненный опыт он постарался обобщить в мемуарах, которые были опубликованы при жизни автора. Вятский старожил, как себя называл Клепиков, писал о темах прежде всего близких ему самому – о торговле, о купцах, о развитии пароходства и т. д. Как человек деловой, он сожалел об упадке во второй половине XIX в. торговли Вятки с Архангельским портом, и в то же время высоко оценивал новшества – расширение пароходного сообщения, постройку Пермь-Котласской железной дороги, благоустройство губернского центра. Не осталась без внимания Константина Игнатьевича и проблема упадка, с его точки зрения, нравов. «Прежде была простота, доброта, послушание и повиновение старшим, был порядок как в общественной, так и в семейной жизни, чего ныне не увидишь и не услышишь», – писал он3. В целом же на перспективу развития Вятки Клепиков смотрел оптимистично. В его мемуарах неоднократно повторяются слова: «Вообще будущность Вятки обещает много хорошего».

На страницах клепиковских мемуаров раскрываются некоторые мировоззренческие черты местного купечества. Перед читателями автор предстаёт глубоко религиозным и консервативным человеком. Наиболее ярко это прослеживается в разделе «Письмо отца сыновьям и дочерям», являвшемся по сути завещанием К. И. Клепикова. Он советовал «учить детей своих, чтоб они жили по заповедям Божьим», воспитывать их в труде и «располагать ко всему хорошему, такому, что достойно было бы разумного человека. А чтобы быть хорошим человеком, надо быть истинным христианином»4. «Не так живи, как хочется, а как Бог велит», «Верующему в Бога и помнящему Его легко жить на свете», – напоминает автор5. Клепиков резко негативно относился к тем людям, кто поддерживал идеологию «нигилистов, коммунистов, анархистов», идущую, по его мнению, от неправильной жизни, и полагал, что «трудно искушать человека, который верует в Бога». Предостерегал он и от увлечения «желанием добиться славы мирской», ибо и этот путь является грешным6. Такими же мыслями навеяно родительское наставление, помещённое в «семейном списке»: «Братья и сестры, любите друг друга, – пишет К. И. Клепиков, – помогайте друг другу, веруйте в Бога, исполняйте его заповеди, трудитесь и молитесь».

Отцовское наставление – оказывать помощь ближнему – было реализовано одним из сыновей Константина Игнатьевича в годы русско-японской войны 1904–1905 гг. В хрониках за этот период сообщается, что купец П. К. Клепиков предоставил под госпиталь на время войны свой дом в г. Вятке и израсходовал 3000 руб. на его ремонт и приспособление для раненых. Освящение госпиталя состоялось 7 ноября 1904 г.7

Судьба детей К. И. Клепикова и его супруги Марии Алексеевны сложилась по-разному. Сыновья покинули Вятку, двое из них – Фёдор и Пётр – жили в Москве и были купцами, Николай (тоже купец) – в Семипалатинске, Александр – в Кинешме, где служил фабричным инспектором. Дочери уехали с мужьями: Елизавета и Елена – в Москву, Ольга – в Оренбургскую губернию, Надежда – в Павлодар, Глафира – в Златоуст. В Вятке оставались Александра, старшая дочь, и Анна, а дочь Вера с 16 лет находилась в монашестве. Дети породнили Клепиковых с купцами В. Н. Хлебниковым, Н. И. Першиным, А. А. Поповым, Я. М. Порошиным, В. И. Чаяновым, К.А. Назаровым, чиновником К. К. Морозовым. В мемуарах Константин Игнатьевич отмечал: «Все сыновья и дочери с Божьей помощью получили приличное образование, по совершеннолетии по-христиански пристроены, живут безбедно и детей своих как должно воспитывают»8. Среди его внуков известным человеком стал Александр Васильевич Чаянов (1888–1937) – экономист-аграрник и писатель. Его имя также находим в «семейном списке».

Этот документ поистине является уникальным источником по истории не только одной семьи. «Семейный список» и мемуарное наследие К. И. Клепикова воссоздают забытый облик Вятки купеческой.

Примечания

1. Клепиков, К. И. Заметки и впечатления старожила. – Вятка, 1900. С. 8.
2. Здесь и далее приводятся цитаты из «Автобиографии Константина Игнатьевича Клепикова» (Вятка, 1902); Благодарю Н. В. Обнорскую (г. Ярославль) за предоставление материалов, посвященных жизни её предка – К. И. Клепикова.
3. Клепиков, К. И. Воспоминания вятского старожила. – Вятка, 1899. С. 3.
4.  Клепиков, К. И. Заметки и впечатления старожила. С. 8–9.
5. Там же. С. 9.
6. Там же. С. 9–10.
7. См.: Благотворительная деятельность населения губернии и расходы городов в 1904 г. по случаю войны с Японией // Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1906 г. – Вятка, 1906. С. 100 (Отд. II); Вятская губерния в годы русско-японской войны (По «Памятным книжкам Вятской губернии» на 1905 и 1906 гг.) // Памятная книжка Кировской области и календарь на 2005 г. – Киров (Вятка), 2005. С. 197–198 (Отд. II).
8. Клепиков, К. И. Заметки и впечатления старожила. С. 8.