История закрытия Вятского костела

В. С. Жаравин

Об Александровском костеле в г. Вятке писали многие исследователи: И. Берова, И. Детков, Т. Дворецкая, Б. Кирьяков, В. Любимов, А. Машковцев и др. Однако ни в одной из публикаций не рассказывается о том, как и когда точно закрыли костел для проведения церковных служб. Между тем архивные документы могут открыть нам эту страницу вятской истории.

В конце 1920 – начале 1930-х гг. по всей стране прокатилась волна антирелигиозной истерии. Не миновала она и Вятский край. При этом надо помнить, что для властей не было разницы, какой храм закрывать. Поэтому рядом, а иногда в одном решении исполнительных властей стоят вопросы о закрытии православных церквей, еврейской синагоги, мусульманской мечети, католического костёла.

Прочитаем документы:

«Протокол № 19 заседания Президиума Вятского городского Совета рабочих, красноармейских депутатов 13-го состава от 15 марта 1929 года.

Слушали: о закрытии церквей и использовании зданий закрытых церквей.

Постановили:

1. Учитывая наказы избирателей, закрыть следующие церкви:
1) Спасский собор;
2) Романовскую церковь;
3) Римско-католический костел.

2. Поручить ГОРКО (городской коммунальный отдел. – В. Ж.) в недельный срок совместно с бюро коммунальной секции проработать вопрос об использовании помещений вновь закрываемых церквей.

3. Здания закрытых церквей использовать следующим образом:

1) Здание Успенского собора в Трифоновом монастыре передать в распоряжение Архивбюро для книгохранилища;
2) Благовещенскую церковь – вопрос оставить открытым;
3) Ахтырскую церковь – в распоряжение Губоно под мастерские.

Председатель А. Малков»1.

В соответствии с существовавшими тогда порядками решения горисполкома о закрытии церквей ещё не являлись окончательными: их утверждал вышестоящий орган, в то время губисполком. Поэтому, когда представители католической общины обратились в горсовет с просьбой о выдаче решения о закрытии костела, им дали официальный ответ: «Вопрос о закрытии костела в окончательном смысле ещё не решен в губисполкоме. Заместитель председателя Горсовета [В. Я.] Закке. 17 апреля 1929 г.»2
4 июня 1929 г. на Президиуме Вятского городского Совета снова рассматривали  тот же вопрос (прот. № 12, § 187):

«Слушали: об использовании церквей: Спасского собора, Романовской и Римско-католического костела, подлежащих закрытию согласно постановлению Президиума Горсовета от 15.03.29 (прот. № 119, § 307).

Постановили:

Учитывая потребности в помещениях для культурно-просветительной работы, а также финансовые возможности на расходы по переоборудованию церквей применительно к условиям для ведения культурно-просветительной работы, закрываемые церкви передать:

Спасский собор – союзу металлистов;

Романовскую – союзу текстилей;

Римско-католический костел – Губкоопинсоюзу (губернский союз кооперативов инвалидов. – В. Ж.)

Председатель А. Малков»3.

4 июля 1929 г. в президиум губисполкома было направлено следующее письмо: «В ряде избирательных участков при отчётно-выборной кампании Горсовета избирателями вынесены наказы о закрытии части церквей и использовании таковых под культурно-просветительные учреждения. Вслед за этим в Горсовет поступили ходатайства от профсоюза металлистов на закрытие и предоставление им Спасского собора, от профсоюза строителей – на Царевскую церковь, от профсоюза медсантруд и губкоопинсоюза – на Польский костел и от профсоюза текстилей – на Федоровскую церковь. …Рассматривая эти церкви отдельно, Президиум Горсовета нашел, что:

1. Римско-католический костел – довольно обширное помещение и совершенно не используется. Здесь службы бывают раз в 3–6 месяцев и то случайно наезжими ксендзами. Община очень мала и в той есть еще часть бывших монашек. Инвалидно-кооперативная организация в Вятке очень сильная, располагает и силами, и средствами, а за отсутствием помещения лишена возможности обслуживать не только еще некооперированных кустарей, но и членов инвалидной кооперации.

Костел, безусловно, используется нерационально, и Президиум Горсовета ходатайствует о закрытии его и передаче Райкоопинсоюзу для культурно-просветительных целей.

Заместитель председателя Горсовета                              [В. Я.] Закке»4.

Однако в июле 1929 г. губисполком прекратил своё существование в связи с ликвидацией Вятской губернии, и вопрос о костёле не был рассмотрен.

На следующий год горисполком обратился уже в Нижегородский крайисполком, который удовлетворил просьбу Вятского горсовета и принял решение о закрытии костёла в г. Вятке. Члены католической общины обратились в Москву с ходатайством об обжаловании данного решения. Вскоре они получили следующее решение:

«Прокурору Республики, комиссии по делам культов, Нижегородскому крайисполкому и представителю.

Выписка из протокола № 60
заседания от 30 августа 1930 года
Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Совета

Слушали: об отмене постановления Президиума Нижкрайисполкома от 16 мая 1930 года о закрытии костела в г. Вятке (внесено комиссией Д № Ц-Н 819/04/96).

Постановили: ввиду малочисленности общины считать возможным указанный костел закрыть, но так как он является единственным на весьма большой радиус, предложить Президиуму Нижкрайисполкома принять меры к получению верующими католиками другого помещения в гор. Вятке.

И.о. секретаря ВЦИК П. Смидович»5.

Вятские власти на этом не успокоились и решили закрыть костёл во что бы то ни стало. Для начала они запретили проводить службу в костёле ксендзу отцу Франциску Будрису, мотивируя тем, что он не имеет постоянной прописки в г.Вятке6 (Ф. Будрис из-за отсутствия католических священников был настоятелем всех католических храмов Урала и Приуралья). Затем они решили «задавить» общину налогами, непомерно увеличивая их размеры.

20 июня 1932 г. Президиум Вятского городского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов принял постановление № 23 «О расторжении договора с общиной верующих на использование польского костела»:

«Принимая во внимание, что община верующих польского костёла не выполняет договора о порядке пользования молитвенным зданием (не ремонтирует костел, держит обрядовые предметы на квартирах верующих, не охраняет взятое в пользование имущество, а также не платит земельной ренты и налога со строений уже два года (в 1931 г. недоимка выражается в 1335 руб., а в 1932 г. – 1144 руб., всего 2785 руб.);

учитывая неоднократные заявления трудящихся г. Вятки о закрытии костела, просить Президиум Крайисполкома расторгнуть с общиной верующих договор на пользование костелом и передать его на общественные нужды.

Предложить т. Счастливцевой в 3-дневный срок составить проект ходатайства в Крайисполком.

Председатель Горсовета [В. Г.] Ванеев
Отв. секретарь          Багаев»7.

Видимо, на этот раз в Нижнем Новгороде вятчан не поддержали, поэтому в следующем году Вятский горсовет принимает новое постановление № 54/36 от 29 мая 1933 г.:

«Принимая во внимание, что община польского костела систематически не выполняет договора о порядке пользования молитвенным зданием: не ремонтирует здание  костела, держит обрядовые предметы на квартирах верующих, не охраняет взятое в пользование имущество, а также не платит земельной ренты, налога со строений и страховых платежей, просить Президиум Горьккрайисполкома о расторжении с общиной верующих договора на пользование костела и передаче его для использования Ветзооинститутом.

Председатель Горсовета [В. В.] Шмидт»8.

Как видим, текст постановления почти идентичен с предыдущим. На это раз в г. Горьком поддержали Вятский горисполком, который направил письмо следующего содержания:

«Религиозной группе верующих при католическом костеле.

На основании решения Президиума Крайисполкома № 778 от 22 июля с.г. и Президиума Вятгорсовета от 29 мая с.г. № 54/36 польский костел ликвидируется и передается Вятскому ветзооинституту для переоборудования под учебное заведение. Предлагается Вам в 3-дневный срок произвести передачу здания и всего имущества представителю ветзооинститута, оформив соответствующим актом.

Кроме этого, предлагается Вам в течение ликвидационного срока уплатить числящуюся за Вами задолженность за 1931 г. – 1336 руб., 1932 г. – 918 руб., 1933г. – 1301 руб. Всего 3555 руб.

Председатель Горсовета [В. В.] Шмидт.
Вр. отв. секретаря     Коврижных»9.

Прихожане костела с этим не согласились, и староста общины Эдуард Пазер, секретарь Иосиф Панава и член общины Игнатий Петровский  поехали в Москву. Они просили помощи не только во ВЦИКе, но и в посольстве Республики Польша. Однако вятские власти костёл больше не открывали, хотя и получили следующее письмо:

«Горьковский Крайисполком
Вятскому Горсовету
Краевая комиссия по делам культов

  23 сентября 1933 г.
№ 721 – 576

О ликвидации польского костела в г. Вятке Президиум Крайисполкома вынес постановление еще 16 мая 1930 года, но Президиум ВЦИК, соглашаясь с этим постановлением, вынес решение от 30 августа 1930 г., обуславливающее возможность ликвидации костела с предоставлением католикам другого помещения в гор. Вятке. Условие это остается обязательным и при выполнении решения Краевого исполкома от 24 августа 1933 г. Сообщая изложенное, Краевая комиссия предлагает немедленно возвратить здание костела и культовое имущество обществу верующих впредь до подыскания им другого молитвенного помещения. Об исполнении доложите в 3-дневный срок для доклада Президиуму ВЦИК.

Отв. секретарь Краевой культкомиссии Подпись»10.

Видимо, ещё в течение полутора лет этот вопрос оставался не решенным до конца. Во всяком случае, Вятскому ветзооинституту здание костела было передано только в 1935 г., о чём свидетельствует следующий документ:

«Приказ № 79
по Кировском горкомхозу, эксплуат. сектору от 04 августа 1935 г.

Зачислить под коммунальный № 1186 помещение польского костела по ул. Дерендяева, 46 и закрепить за общежитием ветзооинститута.

Вр[еменно] и[сполняющий] д[олжность[ зав[едующего] гор[одского] ком[мунального] отдела Булдаков»11.

Такова документальная история закрытия костела в г. Кирове.

Автор выражает благодарность сотрудникам Государственного архива Кировской области Е. И. Пакиной и Е. Ю. Краевой за помощь в поиске информации.

Примечания

1. ГАКО. Ф. Р-897. Оп. 1. Д. 307. Л. 695.
2. Там же. Д. 512. Л. 44.
3. Там же. Л. 54.
4. Там же. Л. 63.
5. Там же. Д. 391. Л. 40.
6. Там же. Л. 41.
7. Там же. Д. 911. Л. 11.
8. Там же. Д. 75. Л. 856.
9. Там же. Д. 391. Л. 57.
10. Там же. Л. 49.
11. ГАСПИ КО. Ф. 6817. Оп. 1. Д. 177 а. Л. 97.