Главная > Выпуск №9 > Вятская земля в европейской...

Вятская земля в европейской картографии XVI века
(к постановке проблемы)

А. В. Коробейников

Наверное, не будет преувеличением сказать, что вплоть до XVI в. европейская картография развивалась на основе базы данных, восходящей к птолемеевской традиции, согласно которой весь регион Урало-Поволжья изображался очень схематично. По крайней мере, никаких городов на этом участке карты географы не указывали, а край населённого людьми пространства ограничивался на севере горной грядой (Гиперборейские горы). Хотя общие очертания  русла Камы и Волги были показаны близко к истине.

XVI в. принципиально изменяет карту региона. Уральские горы изображаются в истинном, меридиональном направлении на их действительной долготе, начинается детализация изображений. Однако отход от птолемеевского картографического стандарта и системы координат в условиях детализации и увеличения количества объектов, которые требуется нанести на карту, поначалу приводит к негативным последствиям в виде общего ухудшения карты.

2005 № 9.jpg

Рис. 1. Показаны: Пермия; р. Речица и г. Орлов (на Вятке?). Тартария. 1544. Прорисовка фрагмента [1].

2005 № 9.jpg2005 № 9.jpg

Рис. 2. Фрагмент карты. Показаны: р. Вятка  Герберштейн. Московия. 1549 [1] и г. Хлынов; р. Речица и г. Котельнич.

 

Так, на приводимых нами рис. 1 и 2 можно видеть, что реки, на которых расположены Пермский и Вятский регионы и отмечены соответствующие города, показаны в зеркальном отображении (Орлов и Вятка нарисованы восточнее Пермии). Следовательно, здесь города наносились на карту со слов информаторов, без их координатной привязки.

Впрочем, появляются и схемы, верно отражающие взаимное расположение отдельных городов и рек (рис. 3).

2005 № 9.jpg

Рис. 3. Мюнстер. 1550. Прорисовка фрагмента [1]

На приводимой схеме (рис. 3) показаны: г Хлынов на реке (Вятке?), которая сливается с неназванной короткой речкой (Камой?). После слияния они впадают в Волгу у неназванного большого города (Казани?). В правом верхнем углу рисунка р. Деррик – Яик(?).

Уровень европейской картографии второй половины XVI в. может быть проиллюстрирован концептуальным изображением Тартарии, которое было опубликовано Ортелиусом (рис. 4).

2005 № 9.jpg

Рис. 4. Схема европейской Тартарии.По Ортелиусу. 1570 [1]

Здесь река, впадающая в водоём, который не может быть идентифицирован иначе, как Каспийское море, течёт сначала на запад в широтном направлении и поворачивает на юг у города Bulgir. Ниже него обозначены города Mechet и Samaria, ещё ниже – Sarasidi(?).

А как называется эта река? Над её широтным участком подписаны города: Cham, Casan, Slouoda, Orlou. Порядок последних трёх городов по отношению к истоку реки здесь тот же, что и на карте Герберштейна (см. рис. 2). А вот город Cham более нами не встречен нигде. Вероятно, это всё-таки название реки. Видимо, информатор Ортелиуса добросовестно сообщил ему о городах, которые расположены выше Булгара в бассейне реки, которую сам он называл Камой, не уточняя, что в реальности эти города лежат хотя и на сливающихся, но всё-таки разных водных потоках.

Первое встреченное нами изображение слияния Камы и Волги, где эти реки названы своими современными именами, относится к 1574 г. (рис. 5).

2005 № 9.jpg

Рис. 5. Фрагмент рукописной карты: город Вятка на широте 58°.
(Abraham Ortelius. Russiae, Moscoviae et Tartariae Descriptio. Antverpiae. 1574)[2].
Истинные координаты Вятки – 58,5° с. ш., 49,5° в. д.

Интерес тут представляет масштабное изображение рек: широкой Волги, значительной Камы (Cama fl.), хотя в реальности эти реки в месте слияния несут почти равное количество воды.

Показаны притоки Камы – Вятка (Viatska fl.) и неназванный левый приток (Белая?). Последние две реки хотя и показаны как хилые отростки, но устья этих притоков служат естественными границами Вятской земли. Границы эти по суше, в свою очередь, отмечены пунктиром. Таким образом, реки здесь служат естественными ориентирами для привязки городов и границ административных образований. Кроме того, широтное расположение Вятки близко соответствует истинной координате. Следовательно, можно полагать, что широта этого города была определена инструментально, и он явился одной из опорных точек для построения карты. Таким образом, ко второй половине XVI в. птолемеевская традиция координатной привязки элементов карты (применительно к рассматриваемому региону) начинает возрождаться на новой базе данных. В число изображаемых элементов включаются реально существующие города и реки. Разумеется, для того, чтобы попасть на карту, город или административная граница (области vachin) должны существовать уже длительное время и приобрести некоторую известность. Следовательно, карты как исторический источник обладают своеобразной инерционностью во времени.

2005 № 9.jpg

Рис. 6. Координаты Вятки – 59,5° с. ш., 83° в. д.
Координаты Хлынова – 58,5° с. ш., 82° в. д. (параллели и меридианы через 5°) Меркатор. 1594 [1]

На следующей карте (издания Меркатора 1594 г.) Кама подписана дважды. Её течение до Котельнича (Cotelnicz) похоже на русло Моломы, а далее близко к современному изображению реки Вятки. Исток реки Вятки (Viatka flu.) здесь тоже показан, на этой реке обозначены города Вятка (Viatka) и Хлынов (Chilinoua). Впрочем, Котельнич тоже продублирован у слияния Вятки и Речицы (Rheczicsa flu.). (Последний гидроним может соответствовать либо Чепце, либо Кильмези). Следовательно, Кама изображена здесь во второй раз в виде безымянной реки, которая поднимается к надписи Permia, поворачивая к своему истоку и истоку Вятки на запад, а примыкающая к ней безымянная река – это, скорее всего, Вишера. Тогда, если рассматривать этот квадрат в виде цельного фрагмента карты, река, подписанная здесь Vischora flu., на которой помещены города Pascherti и Iorman (известные нам по картам XIV в.), в реальности есть изображение Белой. То есть здесь мы видим наложение двух карт бассейна Камы и Вятки друг на друга (стоит обратить внимание на город Weliki Perm у правого края фрагмента). Видимо, картограф предпринял здесь попытку свести воедино несколько разных изображений, не проверив их данными очевидцев, что привело к искажениям и перегрузке карты. Скорее всего, Хлынов и Вятка, расположенные на близких координатах, суть изображения одного и того же города. И если исходными для рассматриваемой карты являются два изображения (или более?), то в случае с Вяткой-Хлыновом вполне обоснованно можно полагать, что на обе эти исходные карты город наносился в соответствии с его координатами, определёнными инструментально. А некоторую разницу координат Вятки и Хлынова можно объяснить погрешностью техники измерений того времени. Ведь если бы у автора этой сводной карты были в руках изображения двух разных городов на одних и тех же координатах, он бы поневоле обратил внимание на двойное название. Тем не менее именно эта карта оказывала влияние на развитие европейской картографии в следующем веке.

2005 № 9.jpg

Рис. 7. Координаты Хлынова – 57° с. ш., 86° в. д. Буссемахер. 1600 [3].

На карте Буссемахера Permia prouincia начинается сразу к востоку от впадения в Волгу реки Костромы (Castrama flu.). Ниже места впадения, на правом берегу Волги, виден город соответствующего названия (Castrama). Камское устье здесь является реперной точкой, выше него показана Казань (Casan). Однако подписанной реки Камы здесь нет. Не отмечена и Вятка. Вместо неё видим Cesan flu. (Казанку?), рядом с которой довольно приблизительно размещены Хлынов, Орлов, Слобода и Котельнич. Часть Прикамья на этой карте прикрыта рамкой с заголовком. Возможно, в качестве извинения, картограф помещает тут же надпись вертикальными строчками: «Эти северные Тартары народ неимущий, однако свою родину стерегут крепко, возводя убежища, окружённые рвами».

Разумеется, приведённая ремарка не может относиться к кочевым народам. Видимо, нельзя относить её и к «московитам», города которых автору известны.

Судя по тому, что народ, о котором идёт речь, локализован на карте южнее городов Хлынова, Орлова и Котельнича, речь может идти о местном финно-угорском населении. Укреплённые поселения здесь известны во множестве. Правда, здесь пока не известны городища, возникновение которых датировано XVI в., или те, чьё существование продолжалось до этого времени. Но, тем не менее, рассматриваемое указание картографа может отражать информацию, которая дошла до него с некоторой задержкой во времени.

Таким образом, рассмотренные нами карты являются информативным источником по исторической географии Камско-Вятского бассейна и Вятской земли в частности. Разумеется, предлагаемая статья не претендует на всесторонний охват этой темы, и нами рассмотрены лишь несколько карт из многих. Автор сочтёт свою миссию удавшейся, если вятские историки и краеведы обратят своё внимание на картографические источники по истории родного края. Ведь если сначала Вятскую землю изображают в виде ситуационных схем, а затем её города и реки изображаются всё более подробно и получают топографическую привязку, то это может свидетельствовать только об одном – данный регион становится всё более известен, всё более и более интегрируется в европейский исторический процесс. Поэтому, логично полагать, что европейские архивы продолжают хранить неизвестные доселе источники об истории Вятки, которые ждут своих исследователей.

Примечания

1. www.кartap.narod.ru
2. Forselles-Riska, C. Terra Cognita. – Helsinki: Helsinki University Library – National Library of Finland, 2000. CD ISBN 951-45-9514-9.
3. www.old-rus-maps.edu.whost.ru/1/i/0007.jpg.