Библиотека им. А.И. Герцена в период Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.

К.М. Войханская

"Кто может писать воспоминания? Всякий!
Потому, что никто не обязан их читать
".

А.И. Герцен. Былое и думы.

Годы Великой Отечественной войны останутся в памяти советских людей как годы великих испытаний и героической борьбы советского народа против фашистских захватчиков. Незабываемой страницей вошли эти годы в работу Кировской областной библиотеки им. А.И. Герцена.

В первый же день войны над страной прозвучал уверенный голос нашей партии, советского правительства: "Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!" Библиотека как крупнейшее культурно-просветительное учреждение области, располагающее сотнями тысяч томов книг, с первых дней войны подчинила всю свою работу оказанию помощи фронту и тылу.

Все библиотечные работники были мобилизованы горкомом ВКП (б) на проведение агитационно-массовой работы среди населения, на призывных пунктах, подразделениях всеобуча, воинских частях, военно-оборонных предприятиях, госпиталях, среди эвакуированных граждан в учреждениях и организациях, прибывающих из прифронтовой полосы, по вопросам решений партии и правительства, по сводкам Информбюро и другим газетным сообщениям.

Большое значение для перестройки работы имели директивные документы, опубликованные Наркомпросом в 1941 г., - обращение Наркомпроса РСФСР "О работе культурно-просветительских учреждений в военное время" и приказ народного комиссара просвещения РСФСР от 27 октября 1941 г. "О работе массовых библиотек в военное время".

В город были эвакуированы 14 крупных заводов, Министерство просвещения РСФСР, Правительство Латвии, Военно-морская медицинская академия им. С.М. Кирова, Ленинградский Большой драматический театр им. А.М. Горького, Ленинградская академическая капелла и Лесотехническая академия. Срочно организовались госпитали, призывные пункты, надо было размещать людей, прибывших с заводами, учреждениями и эвакуированных граждан из прифронтовой полосы. Для размещения прибывающих в город учреждений и людей вузы, средние специальные учебные заведения, ряд учреждений и мелких предприятий города перебазировались в районные центры области. Все крупные помещения были заняты для нужд военного времени.

Библиотека становится сосредоточением всей массово-политической работы в городе, организует наглядную и устную пропаганду книги в своих стенах, принимает активное участие на призывных пунктах при формировании частей, отправляющихся на фронт, подбирает техническую и справочную литературу для эвакуированных заводов, готовит материалы для работников партийного аппарата, работников сельского хозяйства, культуры и науки.

Клавдия михайловна Войханская в рабочем кабинете. Надпись на обороте: "Родная библиотека, сколько горя и радостей ты принесла, но люблю тебя, люблю коллектив, особенно тех, кто работает, не покладая рук, и бескорыстно обдает свою душу и знания пропаганде книги. Снимок сделал Витенька Шумихин внезапно в апреле 1963 г."

Библиотека становится своеобразным информационным центром. В те дни, когда по независящим от газеты "Кировская правда" причинам выпуск её номеров задерживался, редакция выпускала срочные сводки Совинформбюро и направляла их до начала работы в библиотеку. Толпы людей заходили в вестибюль библиотеки, чтобы узнать, что происходит на фронте, выразить чувство негодования по поводу фашистских налетов и чувство восхищения советскими бойцами и командирами, здесь же на карте увидеть отмеченные рубежи событий и получить от библиотекарей справку, книгу или газету, связанную с местами боевых операций.

От библиотеки потребовалась срочная необходимость перестроить свою работу, расширить и углубить справочно-библиографическую, информационную работу в помощь партийному и советскому аппарату, путем создания оперативных бюллетеней, библиографических списков и картотек.

Со второго полугодия 1941 г. штат библиотеки был сокращён на 16 человек. Прекратил работу методический отдел и отдел книг для слепых (по указанию наркома просвещения В.П. Потемкина с июня 1942 г. методический отдел возобновил свою работу). Театрально-нотный и отдел иностранной литературы влились в отдел обслуживания читателей. Сократилась работа межбиблиотечного абонемента из-за категорического отказа почты принижать книжные посылки. По мобилизации снята сторожевая охрана. Ночные дежурства по библиотеке были вменены в обязанности работников библиотеки.

Трудности военного времени потребовали незамедлительной перестройки работы. Круг обязанностей работников библиотеки расширился и требовал изменения установившихся форм и методов работы.

Межбиблиотечный абонемент расширил нестационарную сеть обслуживания, начал работать на призывных пунктах, оборонных предприятиях, школах ФЗО и госпиталях, привлекая к этой работе весь штат работников библиотеки.

Высококвалифицированный специалист, вдумчивый работник и прекрасный человек, заместитель директора В.И. Шерстенников за короткий срок сумел перераспределить нагрузку работы в отделах, определить возросшие должностные обязанности и нормы выработки, не вызывая у работников чувства недовольства.

К 1942 г. библиотека имела 52 передвижные библиотеки в 17 воинских частях, 14 - на оборонных предприятиях и школах ФЗО. Точный учёт работы вести было невозможно из-за непрерывно меняющегося состава передвижников. В восьми передвижках, давших сведения о работе за 1942 г., было записано 27274 читателя, им выдано 126604 книги. Ряд госпиталей обслуживался силами работников библиотеки путем книгоношества и открытия филиалов. Осенью 1941 г. был открыт филиал в госпитале 1018, в январе 1942 г. - при эвакогоспитале 3444. В последнем за годы войны было записано 47009 читателей и выдано 105746 книг.

В госпиталях организовывались выставки книг, проводились лекции, доклады, обзоры литературы, литературные викторины и вечера, встречи с писателями и артистами.

Большая заслуга в перестройке работы межбиблиотечного абонемента принадлежит энергичному, инициативному, чуткому и волевому работнику Наталии Михайловне Пантелеевой.

В период Великой Отечественной войны работа библиотекаря была многогранна и разнообразнее. Это можно проследить хотя бы на работе в госпиталях, в которых открывались передвижки, пункты выдачи и филиалы. Для примера может служить работа в филиале госпиталя № 3444. С каждым раненым, поступающим на лечение в госпиталь, проводились беседы, выяснялось, что читал и чем интересуется. Раненые интересовались не только художественной литературой, но и узкими специальными вопросами. Работники библиотеки стремились, чтобы за время пребывания в госпитале больные не только восстановили здоровье, но чтобы свободное время использовали для повышения знаний, расширения кругозора, особенно в военном деле, чтобы практические знания, полученные в боях, закреплялись теорией.

Работа библиотекаря с книгой помогала командованию госпиталя вести воспитательную работу. Библиотекари старались отвлечь больных не только от физических болей, но и от нарушений дисциплины. Командование десятки раз убеждалось в благотворном влиянии чтения книг на больных. Это подтверждали начальники и политруки госпиталей, в том числе и замполит госпиталя Иван Минеевич Сметанин, до войны доцент Кировского пединститута им. В.И. Ленина.

Полковник Крутов, награждённый орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды и тремя медалями, прослуживший в армии 27 лет, за время пребывания в госпитале прочитал 67 книг: Энгельс Ф. "О войне", "История военного искусства", Меринг Ф. "Военное искусство", 10 книг по артиллерии и художественную литературу. Рядовой Цимаренко прочитал 42 книги по вопросам сельского хозяйства, с уклоном в область огородничества и пчеловодства.

Сержант Писарев, являясь мастером по выделке каракуля и разведению овец, занялся изучением и разработкой теоретических вопросов в этой области.

Сотрудники Герценки перед выходом на демонстрацию. Ноябрь 1941г.

Больной Пономарев с трёхклассным образованием начал читать с детских книг из серии "Книжка за книжкой", затем прочитал Горького "Мать", Островского "Как закалялась сталь", рассказы Толстого, Чехова, Тургенева, попросил, чтобы ему составили дальнейший план чтения.

Читатели госпиталя были людьми различных специальностей и профессий: кадровые военные, представители высшего и среднего командования, врачи, рабочие от станка, колхозники, инженеры и техники, учителя, представители литературы и искусства. Все они были защитниками нашей Родины, большинство из них награждены правительственными наградами. Требовалась осторожность, большая чуткость в подходе к читателю, так как в огромном большинстве это были тяжело раненые больные. Нужно было вовремя дать книгу офицеру и не обидеть солдата.

Раненые воины охотно читали и просили научно-фантастическую и художественную литературу, книг не хватало. На помощь приходила массовая работа - обзоры, беседы по прочитанным книгам. Непревзойденным мастером в этой работе был сотрудник библиотеки Б.В. Ляпунов, впоследствии хорошо известный автор научно-популярных книг и замечательного библиографического труда "В мире мечты".

Для лежачих больных проводились громкие чтения статей из газет и книг. С особым интересом слушались книги В. Василевской "Радуга", "Просто любовь", Никулина "Самолет не вернулся на базу", Н. Островского "Как закалялась сталь", статьи И. Эренбурга, К. Симонова, Б. Полевого и др. Каждая прочитанная книга или статья вызывали горячее обсуждение. Разбирались герои, их поступки, многие находили в произведениях частицу своей личной жизни.

Для проведения массовой работы в госпиталях библиотека организовывала читательский актив, в числе которого были писатели, актеры, учителя и врачи, рабочие и инженеры.

Присутствие писателей, актеров на массовых мероприятиях считалось большим праздником для больных. Как правило, это было не только чтение произведений, но и отчёты о проделанной и задуманной творческой работе.

Библиотекарям приходилось не только выполнять все функции библиотечной работы, но и выслушивать горести, делить радости, успокаивать, писать письма, разыскивать родных, наводить справки, устраивать походы в театр и кино. Приходилось работать так, как требовала сложность военного времени, как требовала госпитальная обстановка.

Трудная и ответственная работа в госпиталях требовала от работников не только активной и добросовестной работы, но и большого такта, умелой политической информации о фронтах войны и теплоты человеческого отношения к страданиям воинов. Коллектив работников библиотеки не был стабильным. Часть молодежи ушла на фронт, другие по комсомольским путёвкам мобилизовались на оборонные заводы. В коллектив библиотеки вливались библиотекари, эвакуированные из прифронтовой полосы. В числе которых были высококвалифицированные специалисты своего дела и замечательные люди: М.А. Лойко из библиотеки института государства и права Академии наук СССР, Г.Ф. Чудова из Калуги, Н.А. Непомнящая из Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина и др. Несмотря на эвакуацию из родных обжитых мест, далеко не блестящие квартирные условия г. Кирова и скудный военный паёк, все библиотекари работали с подъёмом, на полную отдачу сил и своего мастерства. Вот что пишет об организаторе этой работы зав. отделом межбиблиотечного абонемента Н.М. Пантелеевой зам. начальника по политической части госпиталя 3444 лейтенант Г. Кирсеев: "Н.М. Пантелеева своим чутким и внимательным отношением к раненым заслуженно пользуется среди них большим уважением и авторитетом".

А сама Наталья Михайловна писала, выражая не только ход своих мыслей, но и настроение коллектива библиотеки, по поводу работы в период Великой Отечественной войны: "Чем труднее и сложнее была обстановка для работы, тем больше хотелось быть полезной. Думалось только о том, чтобы библиотекарь своей работой вносил какой-то вклад в общее дело разгрома и победы над немецким фашизмом, понимал, что судьба каждого человека в отдельности неотделима от судьбы всего государства и его народа.

Я прошла большую школу с читателями в госпиталях, встречала много интересных людей, людей самоотверженных, переживших ужасы войны, личные лишения, но не терявших самообладание, веры в правоту нашего народа.

Запомнился навсегда полковник П., потерявший ногу. В четвертый раз он попал в госпиталь и отчаянно торопил врачей, повторяя: "Не время мне лежать в госпитале". Сержант В., 22-летний киевский спортсмен, жалел только об одном, что рано вышел из строя. Мужество этих людей навсегда останется в моей памяти и будет служить незабываемым примером в моей жизни".

В госпитальных палатах среди солдат и офицеров порой встречались такие люди, чей духовный мир также прекрасен, как их героические подвиги на фронтах войны. Это общение обогащало, окрыляло, будило инициативу, возвышало патриотическое чувство. И каждый, которому довелось обслуживать раненых, вкладывал в это дело всю свою душу. Вот посвящение библиотекарю Марии Александровне Лойко от бойца Сорокина:

От семьи оторваны войною,
Раненые в схватках боевых,
Мы порой охвачены тоскою,
Вспоминаем о своих родных.
Сердце просит ласкового слова,
Жить без ласки очень тяжело,
Ласковое слово для больного
Очень много пользы принесло.
А от вас её мы видим много,
Вы для нас, как ласковая мать,
И для утешения больного,
Кажется, готовы всё отдать.
Вы войдёте к нам, становится светлее,
Слово скажете - и всё заговорит,
И в палате как-то веселее
Время в этот вечер пролетит.
Так спасибо вам за ваше отношение
И за ласки к раненым бойцам,
Скоро в бой поеду, и в сражениях
Образ ваш со мною будет там.
И погоним извергов фашистских
Мы с земли советской, дорогой,
И за смерть родных, любимых, близких
Нам бандит ответит головой.

В подтверждение стихотворения военный инженер тов. Рознеталь пишет: "М.А. Лойко с бойцами и командирами ведёт беседы, занятия по русскому, немецкому, английскому языкам, с большим терпением, воодушевлением и любовью она отдаёт своё время для нас, бойцов. Пользуясь случаем, выражаем свою искреннюю фронтовую благодарность М.А. Лойко".

А вот что написали раненые бойцы и командиры палаты № 10 госпиталя 3444: "Мы, раненые командиры Красной Армии, временно выбывшие из строя, видели женщин-героинь на фронте, сейчас мы видим их не менее героическую работу в тылу. Благодарим нашего культурного шефа - работника библиотеки им. А.И. Герцена Половникову М.Н. Благодаря тов. Половниковой мы прочитали очень много художественной литературы, а многие из нас и специальной военной литературы, повышающей нашу военную квалификацию".

По неполным данным, силами библиотечных работников и читательского актива библиотеки, а также на предприятиях, в госпиталях, на призывных пунктах, в рабочих общежитиях проведено 5114 громких читок - бесед, 1293 обзора литературы, 324 лекций и докладов, 28 читательских конференций, устроено 1176 книжных выставок, 67 литературных вечеров. Выдано по запросам читателей 151432 библиографические справки, связанные с тематикой Великой Отечественной войны.

В дни войны вся наша страна стала военным боевым лагерем, и библиотека им. А.И. Герцена в этом лагере заняла подобающее ей место и её могучее оружие - книга - также участвовала в подготовке победы над врагом.

Тяжёлые дни переживала страна зимой 1941 г., весной и летом 1942 г. Враг рвался к столице нашей Родины, к Москве... Фашистские бомбардировщики неоднократно бомбили г. Горький, пытались прорваться и вглубь. Город Киров был объявлен на военном положении. Из сотрудников библиотеки было создано 4 оборонных звена со всем необходимым противопожарным и другим инвентарем. На чердаке библиотеки были установлены бочки с водой, ящики с песком, огнетушители, щипцы и перчатки для сбрасывания зажигательных бомб. В обязанности этих оборонных звеньев входило дежурство по расписанию военштаба города и работа по ежедневному затемнению всех оконных проемов библиотеки.

Особую заботу и трудность доставляло затемнение 37 окон большого двухсветного читального зала. Шторы из плотной синей бумаги, наклеенные на марлю, часто выходили из строя, а зоркое око патрулировавшей охраны города не допускало ни единой световой щёлочки. В этой работе непревзойдённым мастером, точным, аккуратным и хлопотливым исполнителем была старшая техслужащая Анастасия Ивановна Овечкина, проработавшая в библиотеке с 1921 по 1979 год. Честь и хвала ей, трудолюбивой женщине, отдавшей все лучшие годы человеческой жизни на создание чистоты, порядка в читальных залах библиотеки, ей, вырастившей замечательные пальмы - отличное украшение большого читального зала библиотеки, которые ласкают глаз, создают уют, способствуют успокоению нервной системы, а, следовательно, создают наилучшие условия для усвоения прочитанных книг и фактических материалов.

Постоянная помощь, чёткое, оперативное и внимательное руководство со стороны обкома и горкома ВКП (б), облисполкома ставило работу библиотеки в общую колонну помощи в борьбе нашего народа во имя победы.

От библиотекарей требовалась наиважнейшая работы по воспитанию чувства советского патриотизма, любви к своей Родине, преданности партии и правительству, беззаветной веры в победу, правоту нашей борьбы и неустанной работы на помощь фронту.

Для работы использовались произведения основоположников марксизма-ленинизма: двухтомники: К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина; сборник В.И. Ленина "О войне, армии и военной науке", Ф. Энгельса "О войне"; сборник "Великая Отечественная война советского народа"; биографии: В.И. Ленина, И.В. Сталина, М.В. Фрунзе, С.М. Кирова, С. Орджоникидзе. Из художественных произведений повышенным спросом пользовалась литература о героическом прошлом нашего народа в борьбе с иноземными захватчиками. "Молодую гвардию" А. Фадеева и "Повесть о настоящем человеке" Б. Полевого читал и стар и млад. Следует отметить, что с особым интересом читались выступления руководителей партии и правительства, постановления партийных и советских органов, раскрывающих организующую роль партии в борьбе с гитлеровской Германией.

Проводя работу в госпиталях, на призывных пунктах, в рабочих общежитиях, библиотека привлекала себе в помощь местную и эвакуированную интеллигенцию и работала с ней в полной согласованности и содружестве.

К работе были привлечены учителя П.К. Малюгин, Л.М. Лобастова, З.В. Одинокова, Л.В. Подавалова и другие. А также эвакуированные в город Киров работники министерства просвещения В.Е. Васильченко, А.Г. Кравченко, В.Н. Денисьев, М. Непомнящий и др. Активную работу в этом направлении проводили эвакуированные писатели Б.А. Лавренев, наш земляк Е.И. Чарушин, Н.Н. Никитин, А.О. Саксе, А.М. Упит, А.М. Балодис, П.А. Вячеславов, А.Б. Мариенгоф, драматург О.С. Литовский, Л.А. Малюгин, Е.Л. Шварц и другие. Активно продолжая свою творческую деятельность, всё время работая в библиотеке над книгой и газетой, писатели помогали библиотеке работать в самой гуще народа, наблюдали жизнь и работу людей, обобщали, накапливали материал для своих произведений. Достаточно привести только один пример. Анна Оттовна Саксе за время пребывания в эвакуации сумела издать в городе Кирове две повести: "Жизнь и смерть Лиедага" и "Возвращение к жизни". Последняя из них написана на примере, взятом из посещения госпиталей, на основе бесед с ранеными, изучения их характеров, настроений, хода их мыслей, психологической направленности и душевного равновесия.

В установившейся у меня с Анной Оттовной Саксе переписке, мы иногда, в минуты раздумий, вспоминаем пережитое в годы Великой Отечественной войны. В своем письме ко мне от 17 июня 1973 г. Анна Оттовна пишет: "Помню и наши встречи в библиотеке им. А.И. Герцена. Теперь с "дистанции" я понимаю, что наши контакты могли бы быть более тесными, но мешал наш "северный характер" и неполное знание русского языка". А вот что написано в письме от 29 декабря 1974 г.: "Прошу передать мой сердечный привет всем кировчанам и наилучшие пожелания в новом году. Я никогда не забуду свой второй дом - город Киров, никогда не забуду теплые слова кировчан, Герценку. И вас никогда не забуду!"

Немалая доля труда и эмоционального воздействия на умы и сердца народа ложилась на плечи артистов Большого драматического театра им. М. Горького (Кировский драматический театр им. С.М. Кирова работал тогда в Слободском). С отрывками из спектаклей "Генералиссимус Суворов" и "Полководец Кутузов" выступали заслуженные артисты РСФСР А. Панова, В.П. Полицеймако, О.Г. Казико и др.

Библиотекарям не было отказа в их просьбе, важно было одно, где выступать и когда выступать. Ясно было, что это надо! В свободное от работы время артисты и другие работники искусства выступали в библиотеке, в госпиталях, призывных пунктах, общежитиях, школах трудовых резервов, отдавая все силы и мастерство своего таланта для воспитания народа, показа героического пути нашей Родины, её монолитности в тяжелые исторические периоды.

Библиотека являлась также главным штабом комсомольских подразделений, отправляющихся на фронт. Большой читальный зал заполняла молодежь, твёрдо верящая в победу. С напутственным словом выступали секретарь обкома партии В.В. Лукьянов, комсомольские работники и представители военкомата и воинских частей, получающих новое пополнение. В числе отправленных на фронт комсомольцев было немало библиотечных работников области, среди них и комсомолки библиотеки им. А.И. Герцена - Т. Щёкотова, К. Катаева, Ф. Моносзон, В. Кузнецова и старший библиограф, большой знаток и любитель книги, поэт и издатель и редчайшей доброты человек А.И. Мильчаков. Директор библиотеки В.В. Смирнов был переведён на работу в горком партии, а в конце 1941 г. мобилизован в ряды Советской Армии и погиб на фронте как герой. Когда в библиотеке собиралась молодежь, несмолкаемы были комсомольские остроты, шутки и песни. "Прощание" на слова М. Исаковского, музыка Д. Покрасса, или "Орлёнок" на слова Якова Шведова, музыка Б. Белова, "Священная война" на стихи В.И. Лебедева-Кумача, музыка Александрова. Затем молодые мобилизованные воины, бодрые, уверенные в победе, строем отправлялись на вокзал.

Обком и горком комсомола активно использовали в своей работе печатное слово. Крепкие контакты и содружество в этом направлении были установлены библиотекой с секретарём обкома комсомола по пропаганде и агитации тов. Кинокуровой Агнией Васильевной и работниками этого отдела Валей Макаровой, Адой Старостиной (теперь А.Н. Закалата) и А. Кокориной (В. Макарова и А. Старостина - библиотекари по специальности, а В. Макарова некоторое время работала в библиотеке им. А.И. Герцена). Они хорошо понимали великое значение печатного слова и место книги в воспитании патриотизма и преданности Родине.

Секретарь ЦК ВЛКСМ тов. Н.А. Михайлов неоднократно отмечал систематическую и хорошую связь кировских комсомольских организаций с библиотеками. Он в период войны приезжал в Кировскую область по проверке выполнения плана хлебозаготовок, работал в библиотеке им. А.И. Герцена, в частности, над сборниками статей известного юриста - адвоката конца XIX и начала XX в. Ф.П. Плевако, одобрительно отзывался о составе книжного фонда библиотеки и ее работе с молодежью. В почётную книгу ЦК ВЛКСМ занесены 8 комсомольских активистов: А.П. Найда, В.П. Дубовцева, А.И. Ермолина, М.Н. Половникова и др.

Библиотека была единственным местом, где обком партии и облисполком могли проводить крупные мероприятия, связанные с приглашением работников из районных центров.

Большой читальный зал библиотеки был свидетелем радостных событий, когда за отличную помощь фронту на пленумах обкома партии или на сессиях облисполкома работникам вручались правительственные награды - ордена и медали, но случалось быть и свидетелем горьких минут, когда за невыполнение хлебозаготовок фронту коммунисты лишались партийных билетов.

Большой читальный зал библиотеки. Выступление секретаря обкома ВКП(б) В.В. Лукьянова на пленуме. 1942 г.

К концу 1941 г. широким фронтом развернулась работа эвакуированных учреждений. В министерстве просвещения активно работала лекторская группа, размещённая для работы в библиотеке. Возглавлял её Михаил Петрович Потемкин (брат народного комиссара Владимира Петровича Потемкина).

На базе библиотеки им. А.И. Герцена министерством просвещения РСФСР был открыт воскресный университет, заведование им по совместительству приказом по Наркомпросу было возложено на меня.

Лекции проводились циклами: по истории КПСС, истории, географии, технике, медицине, литературе и искусству. К чтению лекций были привлечены виднейшие учёные, общественные деятели, деятели искусства и писатели, проживающие в период эвакуации в Кирове: нарком просвещения РСФСР, академик В.П. Потемкин, академик Е.В. Тарле, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии, академик Ю.Ю. Джанелидзе, лауреат Государственной премии, академик К.М. Быков, лауреат премии И.П. Павлова, профессор В.Н. Герниговский, профессора: В.Н. Сарабьянов, Н.Ф. Яковлев, М.И. Селищенский, А. Подкопаев, А.В. Мельников и многие другие.

Слушателей воскресного университета и желающих присутствовать на лекциях было великое множество. Следует особо отметить, что лекторы были чрезвычайно перегружены своей основной работой, но не припомню ни одного случая, чтобы кто-либо из лекторов воскресного университета отказался читать лекции по программе университета, ссылался бы на занятость или другую причину. Незабываемый случай произошел на лекции В.П. Потемкина "Парижская коммуна и франко-прусская война". Библиотека внезапно была отключена от электрического освещения (что в период военного времени случалось нередко). Переполненный слушателями зал не шелохнулся. Владимир Петрович в тёмном зале, а затем освещённом 8-10 свечами, продолжал читать лекцию. Отличное знание материала, прекрасное ораторское искусство, умение владеть аудиторией покорили её, даже в темноте. Через 20-25 минут электрическое освещение было подано. После окончания лекции слушатели громом несмолкаемых аплодисментов отблагодарили В. П. Потемкина за прекрасную аналогию, проведённую в лекции о борьбе парижских коммунаров с борьбой советского народа против немецкого фашизма в период Великой Отечественной войны.

Литературные лекции сопровождались выступлениями выдающегося пианиста - профессора Московской консерватории Густава Генриховича Нейгауза, композитора К.В. Сорокина, заслуженных артистов РСФСР Э. Каменки, О. Казико, В.П. Полицеймако и др. Полная их отдача своего таланта, вдохновенное исполнение вызывали не только чувство благодарности за эстетическое удовлетворение, но и чувство успокоения и веру в победу.

На лекции о патриотической прозе и поэзии у прекрасного чтеца, артиста эстрады Э. Каминки, когда иссяк репертуар современных, созвучных военному времени произведений, а слушатели аплодисментами не отпускали артиста, он начинал читать "Медного всадника" А. Пушкина. Во время чтения на одну минуту чтец остановился, создалась пауза, и кто-то из слушателей с места вставил недостающее слово, чтение артиста продолжалось. Так воедино, слитно, воодушевлённо на любом участке жил и работал весь наш советский народ во имя победы над врагом.

Нередко после рабочего дня библиотеки в 23 часа большой зал превращался в концертный зал Ленинградской академической капеллы, состав которой был размещён в Кумёнском районе и систематически, после отработки новой программы, выезжал в Киров с концертами. С октября 1941 г. и во все последующие годы войны занятия вечернего университета горкома ВКП (б) по изучению истории партии проводились еженедельно в библиотеке. Слушателями университета были в большинстве женщины с оборонных предприятий и молодежь, которые после изнурительного рабочего дня шли в университет для получения знаний о строительстве коммунизма, для активного участия в труде, приближающем час победы.

С ноября 1942 по 6 мая 1944 г. в Кирове было размещено руководство партийных и советских органов Латвийской ССР и орган ЦК Коммунистической партии Латвии - газета "Циня". Редакция газеты размещалась в двух небольших комнатах горкома партии по ул. Дрелевского. По договоренности с редакцией газеты "Циня" писатели и литсотрудники газеты на правах читателей, на условленном месте, писали статьи и работали над своими произведениями - А. Саксе, А. Балодис, А. Субдрабкалн, здесь же продолжал свою работу и литературовед Э. Калнберзинь над кандидатской диссертацией об А. Барбюсе и его связях с литературным обществом "Кляртэ".

В декабре 1942 г. в библиотеке было проведено расширенное республиканское совещание писателей Латвийской ССР, на котором были обсуждены вопросы работы писателей Латвии в период Великой Отечественной войны и их месте в борьбе с немецким фашизмом.

Крупные произведения писались и издавались латышскими писателями на земле Вятской. А. Упит написал в эвакуации трагедию "Спартак", "Новеллы", "Земля зеленая"; А. Саксе написала повесть "Возвращение к жизни". Активно работали и другие писатели и поэты, одновременно принимали активное участие в массово-политической работе.

Многие из эвакуированных латышей проживали и работали в Халтуринском районе. Кленовицкой сельской библиотекой заведовала Мариам Яковлевна Дименштейн, теперь заведующая научно-методическим отделом Латышской республиканской библиотеки им. В. Лациса. По словам М.Я. Дименштейн, работа в Кленовицкой сельской библиотеке определила её специальность.

В 1942 г. в г. Кирове была открыта партийная школа при ЦК Компартии Латвии по подготовке партийных и советских работников. В мае 1942 г. был первый выпуск четырёхмесячных курсов партийных и советских работников Латвии в количестве 42 человек. Занятия проводились в малом читальном зале библиотеки им. А.И. Герцена. Директором курсов был секретарь Рижского РГ ВКП (б) тов. О. Вавере. Лекции читали А. Пельше, Ф. Деглав, К. Страдзинь, П. Плесмус, Э. Калнберзинь и другие руководящие деятели Компартии и правительства Латвии. Второй поток курсов был более продолжительным - шесть месяцев и более многолюдным - до 100 человек. За хорошее обслуживание курсов библиотека получила благодарность от Президиума Верховного Совета Латвийской ССР. После окончания курсов в библиотеке им. А.И. Герцена был оставлен на стажировке в методическом отделе А.А. Эглитэ.

Радостное событие окончания курсов, крупные победы на фронтах войны и партизанских отрядов были отмечены "званым ужином" в столовой завода "Физприбор" по ул. Герцена. Несмотря на скромный состав меню, аппетит у всех был прекрасный. На первое был свекольный суп (вкус которого ощущаю по сей день), не помню, что было на второе, но на третье блюдо была пшеничная каша, густо посыпанная корицей с небольшим количеством сахарного песка и русский квас. Дружба между латышами и русскими "била через край", все ощущали ближайшее освобождение латышских земель, а там - конец войне и гибели людей.

Успешно осуществлялось содружество кировчан с учёными Латвии в развитии сельского хозяйства Кировской области. Над различными проблемами сельского хозяйства работал кандидат сельскохозяйственных наук Э. Эйхе.

Установившиеся связи с людьми, эвакуированными в г. Киров, продолжаются и поныне. На праздновании 600-летия г. Кирова присутствовала делегация представителей Кировского района Риги во главе с первым секретарем Кировского райкома КПСС г. Риги тов. И.А. Рейманэ. С Республиканской библиотекой им. В. Лациса библиотека им. А.И. Герцена постоянно обменивается методическими и библиографическими пособиями.

Установилась дружеская переписка с Кировским отделением Союза писателей, в частности, с писателями Михаилом Михайловичем Решетниковым, Владиславом Владимировичем Заболотским, что является несомненным доказательством нерушимой дружбы народов нашей страны.

Период военного времени резко изменил состав читателей. Запросы читателей стали шире, они соответствовали их работе в промышленности, сельском хозяйстве или в научной работе. Научные работники Военно-морской медицинской академии пользовались журнальными фондами по микробиологии и медицине. Врачами на вооружение была взята книга, изданная в 1642 г. в Амстердаме, - "Анатомический атлас человеческого тела", автор Видлоо Годфриц. Работники министерства лесной промышленности с большой активностью использовали литературу по лесопосадкам, бумажной и деревообрабатывающей промышленности.

Командный офицерский состав пользовался справочной военной литературой в читальном зале. Разнообразны были запросы работников министерства просвещения, начиная от философских трудов античности до наших дней; трудов по педагогике, военному делу и дошкольному воспитанию. Начавшаяся работа над трёхтомным изданием "Истории дипломатии" под редакцией народного комиссара просвещения, академика В.П. Потемкина выдвинула на первый план использование монографических изданий по истории дипломатии, по истории партии, все периодические и продолжающиеся издания по этому вопросу были взяты на учет и использовались в работе.

Энциклопедические издания по технике выдавались читателям на один-два часа. Техническая литература на заводы выдавалась на ограниченный срок, а газеты и журналы передавались читателями из рук в руки.

В библиотеку пришел высококвалифицированный, эрудированный, требовательный читатель. Это требовало от всех работников библиотеки хорошего знания библиотечного дела, состава книжных фондов, справочного аппарата и умелого, внимательного, вдумчивого обслуживания посетителей.

По-разному работали читатели над книгой. В редкие минуты свободного времени министр просвещения В.П. Потемкин приходил в библиотеку на два-три часа, просматривал исторические монографии, периодические издания дореволюционных лет: журналы "Русская мысль", "Русское богатство" и продолжающиеся издания научных институтов, делая пометки в записной книжке.

Пожалуй, ни одной книги не взяли домой писатели Н.Н. Никитин и И. Осипов, усердно работая изо дня в день в библиотеке. Н.Н. Никитин работал над многоплановым романом "Северная Аврора". И. Осипов написал и издал в г. Кирове в 1942 г. "Битву при Грюнвальде" и "Разгром Пруссии при Cемилетней войне", в 1943 г. - "Киквидзе - герой гражданской войны" и "Наши великие предки". А вот профессора В.И. Черниговский и Н.П. Лазарев из Военно-морской медицинской академии брали книги только домой.

Читальный зал был ежедневно заполнен читателями: военными, студентами Военно-морской академии, инженерами, техническими работниками с заводов и учащимися, выпускниками средних учебных заведений. Весь народ страны был в единственном строю борьбы за Родину, за победу. Кировский архиерей Вениамин каждую субботу приходил в библиотеку, чтобы прочитать все номера газеты "Красная звезда" за неделю. Однажды на мой вопрос, почему он читает только эту газету, он ответил, что в этой лимитированной газете "помещается очень нужный, живой, конкретный и полезный материал для моей воскресной проповеди среди верующих граждан нашего прихода".

К трудным читателям относились слушатели Военно-морской медицинской академии. Они приходили в библиотеку большими группами, причём, как правило, с одними и теми же запросами. Книг не хватало, среди них установилась очередь передачи учебников, справочников и энциклопедий. Работали они обычно до закрытия библиотеки. Работа с этими читателями требовала от библиотекаря исключительного внимания, так как они умудрялись вырезать страницы из книг и даже из медицинской энциклопедии. О порче учебников слушателями академии у меня была специальная встреча с начальником академии тов. Ивановым. После этого слушатели академии стали образцовыми читателями.

Об этой группе читателей была ещё одна беседа при прощальной встрече в библиотеке с академиком К.М. Быковым и профессором А.В. Мельниковым. Профессор А.В. Мельников от имени руководства академии, от себя, от профессорско-преподавательского состава и слушателей благодарил библиотеку за огромную помощь, которую она им оказала в учебном процессе и обслуживании раненых и больных. Со свойственным ему юмором он отметил, что библиотека (как и всякая другая библиотека) была для слушателей не только учебным кабинетом, но и местом для встречи с прекрасными, чудными, умными молодыми кировчанками, часто злоупотребляющими местным диалектом, что явилось созданием среди них юморески: "Пошто, лешак, хотишь меня уделать?!"

Выдавать литературу по различным запросам читателей библиотекарям было трудно, зачастую читатель не мог сказать о цели запроса, но всё, что читалось, читалось с единственной целью - через печатное слово облегчить страдания народа, скрасить их жизнь и приблизить час победы.

В декабре 1942 г. состоялось постановление СНК СССР о создании при министерстве просвещения РСФСР Госфонда литературы. Директором Государственного фонда литературы был назначен бывший заведующий Кировским отделом народного образования Д.М. Марчуков. При библиотеке им. А.И. Герцена в Кирове был образован филиал Госфонда литературы, которому по плану надо было собрать 78 тыс. томов книг, пожертвованных жителями области и дублетной литературы от библиотек.

В начале 1943 г. заведующим филиалом по совместительству был назначен работник библиотеки Б.В. Ляпунов, но в январе 1944 г. он был мобилизован в органы государственной безопасности. Дела филиала он передал другому работнику библиотеки Г.Ф. Чудовой, которая проработала в Госфонде литературы до момента его закрытия. В штате филиала были: заведующая филиалом и младший библиотекарь. В обязанность работников входил весь объем работы: от получения книг из районов, просмотра литературы, комплектования библиотек, составления актов, упаковки и отправки библиотекам по указанным адресам.

Работа требовала хорошего знания литературы, принципов комплектования и большой затраты физических сил, т.к. всю литературу с почты и на почту надо было переносить на руках. К работе были подключены и работники библиотеки им. А.И. Герцена во главе с В.И. Шерстенниковым. В районы области был направлен примерный план сбора книг от населения. Бурным потоком стали поступать книги. К 1 января 1944 г. в Госфонд литературы поступило 57 тыс. книг от г. Кирова и районов области. Как правило, поступление книг шло с большим перевыполнением: Зуевский район вместо 350 книг, намеченных по плану, прислал 1200, Вятско-Полянский вместо 350 - 800 книг, Халтуринский вместо 800 - 2000 книг, Кикнурский вместо 300 - 425 и т.д.

С целью информации и поощрения работников библиотеки и общественников в районные газеты и в "Кировскую правду" писались статьи и заметки с благодарностью, с указанием лиц, которые передавали книги из личных библиотек. Сдаваемые книги были в отличном состоянии, поступило много классической художественной литературы.

Только из дублетных фондов областной библиотеки им. А.И. Герцена было отправлено в освобожденные районы 69 тыс. томов. Отбор литературы проводился работниками областной библиотеки при тщательной сверке на дублетность. Книжными фондами областной библиотеки им. А. И. Герцена восстановлены: Кабардино-Балкарская библиотека в г. Нальчике, областная библиотека в г. Сумы и районная библиотека в г. Купянске Харьковской области. В этом же году было скомплектовано 11 крупных библиотек в Лазовую, Красноградск Харьковской области, в Новый Оскол Белгородской области. В Сталинградскую область было направлено пять районных библиотек по 2 и 2,5 тыс. книг каждая. Свыше двух тысяч книг собрали комсомольские организации области. В октябре-ноябре 1944 г. эти книги были направлены в школьные библиотеки Смоленской области. В декабре 1944 г. по срочному указанию Наркомпроса и Госфонда литературы 2000 книг было отправлено на Алтай в г. Рубцовск.

Плановое задание по сбору книг от жителей области и библиотек филиалом Государственного фонда литературы было перевыполнено почти в два раза. Всего отправлено в освобожденные районы 148000 томов книг по различным отраслям знаний. Посылались энциклопедии, справочная литература, собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма, художественная и детская литература.

К 1945 г. комплектование библиотек из Кировского филиала Госфонда литературы постепенно сокращалось и производилось небольшими тематическим партиями. В апреле в центральный аппарат Госфонда литературы из Кирова были переданы все документы, характеризующие объём работы и отражающие, с какой ответственностью и подъёмом эта работа выполнялась работниками филиала Госфонда.

Учитывая большую работу Кировского филиала Госфонда литературы и коллектива работников библиотеки им. А.И. Герцена, министерство просвещения РСФСР и Госфонд вызвал меня в Москву для участия 10 мая 1945 г. в совещании директоров областных библиотек и отбора книг из центрального книгохранилища Госфонда для пополнения фондов Кировской областной библиотеки им. А. И. Герцена.

Литература на русском языке в Госфонде была представлена разрозненными томами из собраний сочинений и мелкими малопригодными брошюрами для нашей области. А иностранная литература на языках оригинала была представлена в широком ассортименте и в большом количестве. Кроме художественной и исторической литературы, в большом количестве была нотная литература - партитуры, клавиры и отдельные ноты для голоса, скрипки и фортепиано.

Состав фонда был поистине уникален, так как он сложился из книжных фондов, ранее конфискованных у великосветской знати, и находился в запасном фонде библиотеки им. В.И. Ленина, и книг, собранных по инициативе Элеоноры Рузвельт (жены президента Ф. Рузвельта) в Америке и в Англии, для библиотек, разграбленных фашистами в нашей стране. Мною было отобрано свыше 10 тыс. томов литературы, отсутствующей в фондах нашей библиотеки и представляющей ценность в историческом, полиграфическом или библиографическом плане.

При окончательной обработке записано в инвентарь нашей библиотеки немало книг XVIII в. и прижизненных авторских изданий. Например, пятнадцатитомное собрание сочинений Д. Дидро - парижское издание на французском языке 1767-1797 гг. Издание времен Французской буржуазной революции представляет несомненную ценность. Кроме того, это собрание книг из библиотеки князя Воронцова с экслибрисом "Библиотека князя Воронцова. С.-Петербургский дом". Книга автора Дюпона "Происхождение культов или религии" - парижское издание 1795 г., тоже времён Французской буржуазной революции. Автор книги - известный член Конвента. В своё время его труд был широко известен, впоследствии запрещался как подрывающий основы религии.

Исключительную ценность представляет библиофильское издание пьесы В. Гюго "Клавиго". На бумаге ручной работы фирмы "Море" книга издана в 1918 г. в Мюнхене тиражом 150 экземпляров, имеющийся в библиотеке экземпляр значился под номером 68. Книга сопровождается прекрасными иллюстрациями, раскрашенными от руки Эмилем Вальнером по эскизам Закендорфа. Экслибрис на книге "Гюнтер Вальденбург фирст фон Шонбург".

Фейле. "Журнал женщины". Париж, 1895 год. Книга с экслибрисом князя Долгорукова, с княжеским гербом и надписью на французском языке "Книги - это друзья, которые никогда не изменяют".

Фездрас и Монтепен. "Шевалье дю Лансконэ", брюссельское издание 1848 г. Книга с экслибрисом "Библиотека лейб-гвардии Павловского полка".

Фромантэн Эжен. "Старые мастера", парижское издание 1877 года с экслибрисом А.И. Сомова (отец художника К.А. Сомова), который был старшим хранителем Эрмитажа по отделению картин, гравюр и эстампов.

К. Маркс. "Теория прибавочной стоимости", страсбургское издание 1905 года. Первое издание под ред. Каутского. Книга из библиотеки Государственной думы.

Прижизненное миниатюрное издание Поль де Кока "Сестра А.", брюссельское издание 1840 года размером 10 х на 6,5 сантиметров.

Гомер. "Илиада", лондонское издание 1854 года с прекрасными гравюрами, в жёлтом кожаном переплёте с золотым тиснением, на суперобложке обозначение "Веллингтон Колледж".

Вернульц Николас. "Жанна д?Арк", трагедия. Орлеан, 1882. Издана тиражом в количестве 260 экз., 231 экземпляр обозначен на данной книге. Экслибрис (печать): Королевская библиотека Берлина.

Беранже. "Песни". Брюссельское издание 1854 года, формат 105х78.

В. Гюго. "Легенды веков". Парижское издание 1877 года, прижизненное издание с экслибрисом князя Николая Николаевича.

Немалый интерес представляют книги с обозначениями 5 из библиотеки Мусина-Пушкина, книготорговцев В. Клочкова, В.В. Левашова, из Николаевской академии Генерального штаба и др.

Менее интересны по содержанию и оформлению дарственные книги из Америки, но на большинстве из них наклеен дарственный экслибрис "Героическому народу России от народа Америки. В помощь библиотекам". Книги из Эдинбургской школьной библиотеки, книги из школьной библиотеки Элич Варени. По содержанию в большинстве эти книги по истории Америки и Англии, путешествия и приключения, отдельные романы или повести, например: Гольц Бель Райт "Новеллы о человеке", Кинслет Ч. "Путешествия и приключения Амес Лея", Гаскел Э. "Рассказы и сказки" в семи томах и др.

За время войны областной библиотеке приказом по Наркомпросу и Наркомфину дано разрешение на покупку книг от частных владельцев библиотек за наличный расчёт.

Это дало библиотекам возможность восполнить книги, утраченные в госпитальных филиалах, передвижках и пунктах выдачи книг, на призывных пунктах и одновременно приобретать ряд редких изданий, например: в фонды нашей библиотеки приобретён рукописный сборник писем А.И. Герцена "С того берега" у эвакуированной семьи из Ленинграда; личный альбом рисунков братьев Виктора и Аполлинария Васнецовых, купленный у племянницы братьев Васнецовых, актрисы Мосэстрады, проживающей в то время в г. Кирове. Тяжёлые жизненные материальные условия военного времени вынуждали расставаться с семейными реликвиями. У эвакуированной немолодой почтенной семьи из Киева Матусевичей куплено однотомное уникальное издание Мицкевича "Пан Тадеуш" на польском языке с иллюстрациями Э. Андриолли (находился в ссылке в Вятке в 1869-1871 гг.), с трогательной надписью на польском языке "На память моей дорогой, очаровательной жене 23 декабря 1912 года". Они не продали её на рынке, а просили, по возможности, купить в библиотеку, т.к. книга дорога им не только как семейная ценность, а как книга, связанная с именем Э. Андриолли. Это одна из причин, по которой они и избрали для себя эвакуацию в г. Киров. С неменьшим волнением рассталась с семейной реликвией - книгой Мильтона "Потерянный и возвращенный рай" с рисунками Доре, изданной в 1895 году, эвакуированная семья из Москвы. Из книг местного книголюба - букиниста Муратова приобретено 610 книг. С позиции прошедших лет утверждаемся в мудром решении министерства просвещения о покупке библиотеками книг у владельцев личных библиотек. Упрекаешь себя в том, что работа эта велась недостаточно активно из-за ограниченности лимитных ассигнований по этой статье.

Специальным приказом министра просвещения В.П. Потемкина предусмотрена была и ещё одна деталь. Нашей библиотеке и ряду других областных библиотек, размещённых в тылу, выделялась золотая валюта на оформление подписки журналов из-за рубежа по утвержденной тематике. Библиотека им. А.И. Герцена выписывала журналы из Англии и США. Выписывались журналы: "Литература сегодняшнего дня", по истории, географии, химии, металловедению и общей технике.

Сложная и ответственная была работа методического отдела. Кадры библиотечных работников области менялись с молниеносной быстротой. Одни уходили на фронт, другие мобилизовались на партийную, советскую работу или в сельскохозяйственное производство.

Выезд вновь назначаемых работников в областной отдел народного образования и в областную библиотеку был почти что исключён. Работу с библиотеками надо было проводить по кустам в крупных городах или населенных пунктах области.

Отличным специалистом библиотечного дела, прекрасным знатоком области и всеобщим любимцем библиотекарей больших и малых библиотек был Василий Иванович Шерстенников. Ему сразу же после восстановления методкабинета пришлось возглавлять его и одновременно совмещать работу по должности заместителя директора библиотеки, а позднее и помогать в комплектовании библиотек, отправляемых Госфондом в освобождённые территории страны. Методический кабинет, закрытый в начале войны, потерял своих работников. Из других отделов библиотеки стали уходить по состоянию здоровья опытные квалифицированные работники, ушли с работы В. Серебреников, Н.Д. Попыванова и др. Перевести из других отделов даже трёх работников в методический кабинет не представлялось возможным. Но постепенно стал укомплектовываться штат методкабинета, который вложил много сил, энергии, мастерства в возрождение, становление методкабинета и активизацию работы библиотек области. В штат влились отличные работники, энтузиасты, специалисты библиотечного дела, знатоки книги: Вера Александровна Воронец (кандидат педагогических наук) и Елена Фёдоровна Чудова (позднее она стала бессменным заведующим методкабинетом весь период военного времени).

Работать было сложно. Выезжать в районы области на попутных машинах, зачастую на военных, хорошо, когда рядом с водителем, а в большинстве случаев на верху грузовика до районного центра. В районе от одной сельской библиотеки до другой надо было передвигаться пешим ходом "на своих двоих". По нашим вятским лесным просторам, где расстояние сельской библиотеки одной от другой и районного центра достигает 30, а то и более километров, это не только трудно, но и страшно.

Работники областной библиотеки знали и хорошо понимали, что надо безотлагательно помогать молодым работникам в городских, районных и сельских библиотеках. Особое место в военное время принадлежало устным консультациям непосредственно на рабочем месте библиотекаря. За период военного времени с 1942 по 1945 годы областной библиотекой дано 828 устных консультаций и 107 - письменных. За этот же период библиотекам области отправлено 69 методических и библиографических пособий: о задачах и методах работы библиотек в период Великой Отечественной войны, связанных с вопросами комплектования фондов и техникой работы в госпитальных библиотеках; о массовой и пропагандистской работе среди раненных воинов, находящихся на лечении в госпиталях; о работе детских и школьных библиотек в условиях Великой Отечественной войны, о работе библиотек с женщинами - колхозницами, эвакуированным населением; о пропаганде военно-оборонной, исторической и сельскохозяйственной литературы, об оперативной работе с книгой, газетой и журналом в военное время; о задачах и методах работы районных и сельских библиотек в период сельскохозяйственных работ и в зимних условиях и т.п.

К 1943 г. возникла неотложная необходимость для вновь назначаемых заведующих районными библиотеками проведения двухнедельных практикумов при областной библиотеке. В 1943-1945 гг. 42 заведующих районными библиотеками прошли стажировку в библиотеке им. А.И. Герцена.

Несмотря на всю сложность работы библиотек в военное время, текучесть кадров, тесноту в помещениях, зачастую отсутствие дров и света, тяжелое моральное и материальное положение работников библиотек не сломили их энтузиазм и активность в работе. Достаточно назвать заведующую Котельничской районной библиотекой А.И. Байгозину. Библиотекари брали на вооружение каждое печатное слово, начиная от правительственных постановлений, приказов Вооруженных Сил, сводок Информбюро, стихов Н. Тихонова, К. Симонова, разгромных статей И. Эренбурга и др., неся их воинам и широким слоям трудового народа. Моральная поддержка, дружеская передача знаний, накопленного опыта и умелая товарищеская помощь работников областной библиотеки, несомненно, находили отражение в итогах работы каждой библиотеки области.

Библиотека принимала на хранение эвакуированные фонды. Сохранилась возвращенная потом по месту назначения Боровичская библиотека Новгородской области, которая была оставлена расформированными эшелонами в пакгаузах железнодорожной станции Киров и передана книготоргу для продажи, но вмешательством библиотеки распродажа была приостановлена. Книги перевезены в библиотеку им. А.И. Герцена и в конце 1944 г. отправлены в Боровичи.

При переправе через Ладожское озеро транспорт с книгами Выборгской городской библиотеки попал под бомбежку, ящики с книгами оказались на дне озера. Семьдесят восемь ящиков были выловлены и направлены в тыловой город. Таким тыловым городом оказался г. Киров. В начале мая 1942 г. четыре бойца и женщина - командир подвезли ящики к библиотеке и попросили принять груз и расписаться в получении, указав на распоряжение председателя облисполкома И.Л. Иволгина. В ящиках оказались энциклопедии, научная, классическая литература, изданная в XIX в., преимущественно на немецком языке. Книги надо было просушивать, как белье на верёвке, затем листок за листком проглаживать, класть под пресс, укладывать в новые ящики для дальнейшей сохранности. Вся эта трудоёмкая, кропотливая работа проведена группой работников основного книгохранения во главе с заведующей отделом З.Д. Орловой. Летом 1946 г. по письму Выборгского городского совета 70 ящиков сохранившейся литературы были переданы представителю Выборга и отправлены в Выборгскую библиотеку для работы с читателями.

Спустя 27 лет, в 1973 г., мне довелось ещё раз посмотреть и подержать в руках книги Выборгской библиотеки, которые хранились в период Великой Отечественной войны в нашей библиотеке. Курсы директоров областных библиотек в 1973 г. проходили в Ленинграде. Одной из ознакомительных экскурсий была экскурсия в Выборгскую городскую библиотеку. В ярко освещённом читальном зале на блестящих полках стояли книги, сохранённые стараниями сотрудников областной библиотеки им. А.И. Герцена и теперь активно используемые читателями г. Выборга. Так и не удалось фашистским налётчикам погубить то, что создано человеческим умом и сохранено человеческим трудом для процветания народа.

Трудное, напряжённое время для страны, работать надо было не покладая рук и там, где в данный момент это необходимо, не считаясь с трудностями, со временем, возможностями и силами. Кроме работы с читателями в библиотеке, госпиталях, призывных пунктах, предприятиях и общежитиях, коллектив библиотеки в порядке очередности должен был нести сторожевую охрану библиотеки. После напряжённого ненормированного рабочего дня, на голодный желудок, при затемнённых окнах во всей библиотеке дежурить было нелегко. Малейший шум или необычный стук на улице требовал сообщения по указанным инстанциям в облисполком. Безропотно, с большой ответственностью работники охраняли свою библиотеку.

С лета 1942 г. до конца войны библиотека не обеспечивалась дровами. Дрова надо было заготавливать коллективом библиотеки. В августе 1942 г. бригада в составе четырёх человек, возглавляемая старшим библиотекарем по обслуживанию специалистов народного хозяйства, искусства и культуры О.Г. Романовской, два библиотекаря и И.И. Пестов - единственный мужчина в хозяйственном отделе, выехали в Шестаковский леспромхоз. Каждому надо было заготовить 300 кубометров дров. В общей сложности 1200 кубометров - 900 кубометров для библиотеки и 300 - для госпиталей. Работали в дождь и снег, на болотистой местности. Трудились добросовестно, с полной отдачей сил, выполняли дневную норму, за что получали дополнительные талоны на хлеб. К Октябрьским праздникам бригада выполнила план, вернулась на свои рабочие места в библиотеку, завоевав вымпел и подарок и обеспечив на весь отопительный сезон библиотеку дровами.

С 1943 г. заготовка дров производилась зимой, а ранней весной по большой воде плоты отправлялись в Киров. В конце июля начиналась разгрузка плотов и подвозка дров во двор библиотеки. Те работники, которые не принимали участие в заготовке дров на зиму в лесу, занимались разгрузкой дров в Кирове. Летом 1943 г. бригада в составе методиста А.А. Эглите, зав. хозяйством И.И. Пестова, истопника В.И. Злобина, конюха В.А. Шубиной и меня приступила к разгрузке дров плотов и перевозке их во двор библиотеки для распиловки и колки.

Разгрузка плотов, стоявших в песке, шла успешно, а разгрузка плотов, стоявших на глубоком месте реки, была сложнее. Разгружать их было не безопасно, т.к. намокшая обувь, сделанная во время войны на "лосевой" (т.е. полностью не выделанной) подошве, от сырости набухала и становилась скользкой. Работая в паре с А.А. Эглите, я поскользнулась и оказалась в воде, течение реки подмывало меня под плот. Товарищи быстро помогли мне выбраться на плот. На плоту я испуганным голосом повторяла: "Партийный билет!" В период Великой Отечественной войны коммунист должен был всегда иметь при себе партийный билет, чтобы при любых обстоятельствах и в любых условиях подтвердить принадлежность к партии коммунистов. Я испугалась, что партийный билет испорчен, но, к счастью, он не пострадал, спасла твёрдая обложка и непромокаемый карман.

Привезённые во двор дрова разгружались сотрудниками библиотеки, а распиловка дров и колка, в основном, производилась пленными немцами, которые с удовольствием шли на эту работу.

Для хозяйственных нужд в январе 1942 г. библиотеке была передана забракованная при мобилизации лошадь. Конюхом к этой немолодой изнуренной лошади была прикомандирована техническая служащая В.А. Шубина. Заготавливать сено для прокорма лошади надо было летом силами работников библиотеки. Площадь для покоса библиотеке выделяли недалеко от г. Кирова на Симоновском острове. Из всех работников библиотеки только 4 человека умели косить: И.И. Пестов, В.А. Шубина, А.А. Эглите и Т. Кряжевских. Погода стояла неустойчивая, требовалось срочно косить, сушить и перевозить сено. От косьбы горбушами наши "специалисты по сенокошению" единодушно отказались. Купили 10 литовок и дружной, слаженной бригадой выехали на сенокос. Учиться косьбе надо было на ходу. Учителем сенокошения выступил А.А. Эглите, а вдохновителем - И.И. Пестов. Распределились по рядам. В первом ряду шёл А.А. Эглите, за ним во втором ряду - В.А. Шубина, в третьем - я, в четвертом - И.И. Пестов, в пятом - В.Ф. Бакина, в шестом - Н.М. Пантелеева и др. И.И. Пестов всё время покрикивал: "А ну-ка, братцы, дружнее нажмём на пятку!" Это значило, что сила удара должна направляться к рукоятке - основе косы, а не к началу. Со всеми процессами сенокошения дружно управлялись и обеспечивали кормом нашу "немудрящую", но зато остро необходимую для библиотеки лошадку. Аппетит на сенокосе у косцов был отменный, а хлебного пайка было явно недостаточно. Руководители учитывали нужды библиотеки (начальником торготдела был М.Г. Ситников), считались со сложившимися обстоятельствами и той работой, которую ведёт библиотека и дополнительно, на период сенокошения, выделили по 400 г. хлеба на каждого косца. В общей сложности четыре дополнительные буханки хлеба на день поддерживали энергию косцов. Кипячёной воды было достаточно, а вместо чая листочки смородины создавали аромат чудесного нектара, которым мы запивали круто подсоленный ломтик хлеба.

Начиная с 1942 г. и до конца войны, сотрудники библиотеки систематически получали комплекты белья и ватную стёганую одежду для стирки в домашних условиях. Делать это было нелегко физически, но главное - мучительные, душевные переживания, связанные с каждой парой белья, с каждой стёганой телогрейкой, ватными брюками, вода от которых в корыте становилась тёмно-красной со специфическим запахом крови. А вот когда попадались косточки, тогда были слёзы, рыдания и огромная тревога за тех, кто, не щадя своей жизни, защищает родину. Тяжело, мучительно тяжело жить и работать, но ещё тяжелее отвечать за коллектив, в котором, невзирая ни на что, из всех сил трудятся женщины, оставшиеся без мужей и не имеющие в достаточном количестве продуктов питания. Буханка хлеба на рынке стоила 600 руб. Продавалось и обменивалось на продукты всё, что можно было продать или обменять. Уже в 1943 г. "туалеты" работников поизносились, распродались, а работа в библиотеке, всегда среди людей требовала опрятного, подтянутого вида. К Октябрьским праздникам 1944 г. горисполкомом для наиболее нуждающихся сотрудников было выделено 17 вещей из партии американских подарков, которые были выданы активным, безотказным работникам, нуждающимся в обновлении своих "туалетов", ибо всё, что можно было продать на питание, было продано, оставшиеся вещи износились до дыр, а работа требовала аккуратного, подтянутого и приличного вида.

В коллективе были работники, болеющие от недоедания дистрофией. От дистрофии умерла мать двоих детей А. Чебышева. Спасти её не удалось, несмотря на дополнительное питание для неё и детей. Устроить обоих детей в детский дом в Кирове было невозможно. Все места были заняты эвакуированными детьми из Ленинграда и Новгорода. Для младшего мальчика удалось получить направление в Кировский детский дом, а старший направлялся в Ильинский детский дом Слободского района. Со старшим мальчиком Сеней председатель местного комитета и член партбюро Н.М. Пантелеева отправилась в путь до Слободского поездом, а там 19-20 километров пешком. Со слабым восьмилетним мальчиком в январские морозы 1943 г., за 5-7 километров до Ильинского их нагнала подвода, и кучер предложил им сесть, чтобы подвезти в детдом, но выход был не из лучших, мальчик замерзал, ручки становились синими, его всё время приходилось тормошить, отогревать. Радушный, ласковый приём в детдоме, горячая картошка и чай свалили в глубокий сон Наталью Михайловну и Сеню на 12 часов.

Следует отметить внимательную заботу о коллективе библиотеки со стороны руководящих работников города и области. В дополнение к продуктам питания, получаемым по карточным талонам, в библиотеке был организован буфет, состоящий, как и положено, из трёх блюд. На первое - жидкий овсяный суп, а чаще всего тукмачи. Это ржаная мука крупного помола, круто замешанная, мелко изрубленная, сваренная в кипятке с солью, на второе - суфле. Эта розово-белая жидкость готовилась на молокозаводе из молочных отходов и сдабривалась поджаренной овсяной мукой. Она представляла питательную пищу. На третье - чистый кипяток в любом количестве.

Буфетом пользовались не только работники библиотеки, а и лекционное бюро, зав. лекционным бюро М.П. Потемкин, лектор Сарабьянов, профессор Селищенский и др. Подвозить и подносить продукты в буфет надо было силами работников библиотеки. Неизменным чистоплотным, аккуратным и добросовестным буфетчиком на общественных началах была весь период войны Анастасия Ивановна Овечкина.

Годы войны стали проверкой сил и испытанием для всего коллектива работников библиотеки им. А.И. Герцена. Работники библиотеки прилагали все усилия, чтобы наилучшей пропагандой книги и проведением широкой массово-политической работы помочь приблизить час победы над врагом. В работе особое внимание было обращено на пропаганду марксистско-ленинской, военно-оборонной литературы, литературы о Великой Отечественной войне, о героизме нашего народа.

Принимая самое активное участие в республиканском соревновании библиотек за лучшую постановку работы и широкое обслуживание читат