Она работала в Герценке

B.C. Жаравин

Когда я просматривал "Книгу Памяти жертв политических репрессий Кировской области" (Киров, 2001. Т. 4), меня невольно остановило одно имя: Лидия Степановна Гильдебранд, библиотекарь областной библиотеки им. А.И. Герцена. Расстреляна в 1938 г. Поневоле заинтересовавшись этим фактом, я захотел подробнее узнать, за что могли казнить библиотекаря-женщину. Документы ГАСПИ КО и ГАКО позволили приоткрыть некоторые страницы биографии Лидии Степановны Гильдебранд.

Она родилась 3 марта 1888 г. в г. Санкт-Петербурге в семье служащего. Получила высшее библиотечное образование. В 1904 г. вступила в РСДРП (м), партию меньшевиков. Работать начала в 1904 г., давая частные уроки. А с 1909 г. - библиотекарь в библиотеке рабочего посёлка Галерная Гавань под Санкт-Петербургом. В 1912 г. Лидия Степановна уехала сначала в Ревель, затем в Осташков Тверской губернии, потом в Ардатов Симбирской губернии, где преподавала в гимназии и была библиотекарем. В 1923 г. стала работать в Москве библиотекарем, а потом заведующей библиотекой в Госплане. В 1931 г. была арестована как член партии меньшевиков и отправлена в ссылку сначала в Набережные Челны, затем в Казань, где работала систематизатором в университетской библиотеке. После окончания трехлетней ссылки Лидии Степановне Гильдебранд дали новый срок - 5 лет и ссылку в г. Киров. Вот с мая 1935 г. она и жила в нашем городе, работая каталогизатором отдела обработки и каталогизации литературы областной библиотеки им. А.И. Герцена с окладом 200 руб.1

В 1936-1937 гг. по всей стране прошла кампания арестов представителей небольшевистских партий: бывших кадетов, эсеров, меньшевиков и т.д. Власти "очищались" от старых партийных противников. Эта "ликвидационная" волна прошла и через наш город.

10 апреля 1937 г. Лидия Степановна Гильдебранд была вновь арестована. В постановлении на арест сказано: "Находясь в ссылке в г. Кирове, продолжает вести контрреволюционную работу"2. На первом же допросе она рассказала, что в их семье все меньшевики: брат Борис Степанович Васильев за принадлежность к партии меньшевиков - в ссылке, в Уфе; муж Николай Иванович Гильдебранд - в Челябинской тюрьме особого назначения; сын Борис, 1907 г. рождения, находился в ссылке в Кирове, к тому времени уже был арестован.

Из протоколов допросов предстаёт образ очень стойкой, мужественной женщины, с твёрдыми убеждениями. Несмотря на внесудебные методы следствия (в Кировской тюрьме, как и по всей стране, широко применялись избиения заключённых, лишение сна, "конвейер" беспрерывных допросов и т.п.), Лидия Степановна постоянно повторяла: ".. .Взгляды меньшевиков я разделяла всегда и сейчас целиком и полностью стою на меньшевистских позициях"3; "...Была и остаюсь меньшевиком и при первой возможности буду вести меньшевистскую деятельность"4. Она сумела ничего не наговорить ни на себя, ни на других. А следователю смело отвечала: "Не признавая за собой никакой вины, я не считаю для себя нужным отвечать на вопросы, которые имеют целью раскрыть мою так называемую контрреволюционную деятельность"5. А в другой раз: "На все вопросы, относящиеся к деятельности ссыльных меньшевиков в городе Кирове, я отвечать отказы-ва-юсь"6. Когда ей отказали в свидании с подругой, Л. С. Гильдебранд объявила сухую голодовку7. Через несколько дней её требование удовлетворили.

Следствие шло относительно долго для того времени: 10 месяцев, т.к. по делу проходило 11 человек. Похоже, были арестованы все ссыльные меньшевики, проживавшие в г. Кирове. По традиции было объявлено о создании меньшевистской контрреволюционной организации, и почти все участники её были приговорены к расстрелу.

Лидия Степановна Гильдебранд 15 февраля 1938 г. особой тройкой при УНКВД Кировской области по ст. 58 пп. 10, 11 УК РСФСР подвергнута высшей мере наказания8. Её жизнь оборвалась 26 февраля 1938 г. в 2 часа 19 мин. Сын Борис был казнён чуть раньше: в 1 час 26 мин.9

Реабилитированы были оба Кировской областной прокуратурой только 13 марта 1989 г. посмертно.

К сожалению, в деле нет никаких фотографий, есть только описание особых примет Л.С. Гильдебранд: "цвет глаз - серый, цвет волос - русый"10. Отмечается тот факт, что она знает немецкий, французский и английский языки. Об интеллектуальном багаже этой семьи может рассказать список книг из конфискованной у них личной библиотеки, приведённый в деле.

Вот такие высокообразованные люди работали в нашей любимой Герценке.

Примечания

1. ГАКО. Ф. Р-2483. Оп. 1. Ед. хр. 277. Л. 9-9 об.
2. ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 5. Ед. хр. СУ-7463. Т. 1. Л. 13.
3. Там же. Л. 123.
4. Там же. Т. 2. Л. 336.
5. Там же. Т. 1. Л. 123.
6. Там же. Л. 124.
7. Там же. Т. 3. Л. 31.
8. Книга Памяти жертв политических репрессий Кировской области: В 6 т. - Киров, 2001. Т. 4. С. 62.
9. ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 5. Ед. хр. СУ-7463. Т. 3. Л. 77, 84.
10. Там же. Т. 3. Л. 27.