Речная тематика в воспоминаниях И.А. Хохлова

Хохлов, И.А. История моей жизни / И.А. Хохлов // Герценка: Вятские записки: [науч.-попул. альм.].- Киров, 2004.- Вып. 6.- С. 139-183.

"История моей жизни" - так названы воспоминания Ивана Алексеевича Хохлова (1873-1956), опубликованные в шестом выпуске нашего альманаха, содержат массу интересных подробностей о сельском и городском быте конца XIX - начала XX вв., нравах представителей различных слоев общества и другие ценные свидетельства современника.

Остановимся на страницах, где рассказано о службе у Т.Ф. Булычёва - известного вятского судовладельца, в дом которого Ваня Хохлов попал "мальчиком".

"Мальчик" - это не только характеристика возраста, но ещё и должность. Одного из предшественников нашего героя, тоже "мальчика", Павла Шамарова, находим в списках служащих за 1876 г. с платой 4 руб. в месяц1.

"На даче у хозяина был большой двухэтажный дом", - читаем в воспоминаниях И. А. Хохлова.

Дом, построенный в Кутырской слободе г. Вятки, по-прежнему стоит на возвышенности, хотя и не сияет, как прежде, свежей краской. Его современный адрес: ул. Заводская, 11-a. С 1920 г. на целых семь десятилетий этот двухэтажный деревянный особняк с высоким кирпичным цокольным этажом служил детскими яслями льнопрядильно-ткацкой фабрики, некогда принадлежавшей Булычеву2.

Описание дачи "хозяина Вятки", сделанное И.Л. Хохловым, дополняет заметки писателя-краеведа Н.Ф. Васенёва, сделанные со слов бывшей прислуги: "В нижнем этаже размещалась так называемая белая кухня, в которой готовилось для господ. Немного в стороне стоял другой дом, небольшой, здесь помещалась черная кухня, в ней готовились обеды для собак, дворников и конюхов. У Булычева было сорок собак. Жили они в специальном домике"3.

Запаршивевших животных именно из этой многочисленной своры пришлось мыть Ване Хохлову, а "хозяин стоял напротив и наблюдал".

Район на берегу р. Вятки, где поселился Т. Ф. Булычев с семейством, в городе долго именовался "Дачей", а к концу ХХ в. он оказался плотно застроен деревянными коммуналками льнопрядильно-ткацкой фабрики - типичными трущобами городской окраины. Случившийся здесь 9 сентября 1996 г. оползень береговой кручи погубил автомобиль вместе с водителем, принёс месту дурную славу4.

В хозяйские покои допускали не всякого. Помимо рекомендаций, каждый претендент проходил проверку "на честность". Свидетельство этому находим в воспоминаниях Николая Александровича Стойлова (1899-1994), начавшего службу в 1914 г.: "Хозяин нарочно "забывал" на видном месте вначале мелочь, затем вещи поценнее - золотую запонку, перстень, приоткрытую шкатулку, внутри которой что-то заманчиво блестело... После напоминания об "оставленном" благодарил..."5

Наверняка похожее испытание "на честность" прошёл и Ваня Хохлов. Подобная предосторожность была не лишней. Напомним пример из истории семейства Булычевых, ставший достоянием гласности в 1869 г.: "Орловский 1-й гильдии купец Филипп Булычёв не досчитался в кассе своего сына Тихона более 2000 рублей. Заподозрил в краже своего лакея... Андриана Синцова, 19 лет. У того было найдено билетами 45 руб. и медью 28 коп. А в полицейском управлении он сознался в краже..."6

Урок, полученный в молодости, Тихону Филипповичу запомнился, и служащих своих он жёстко контролировал.

Буквально бесценно свидетельство И.А. Хохлова о работе в Иловатском затоне. Затоны - это созданные природой заливы, на берегах которых возникали судоремонтные мастерские и жилые посёлки, становились очагами технического прогресса и культуры в вятской глубинке. В затонах деревенское население получало рабочие места и осваивало новые профессии. Там раньше, чем в окрестных населённых пунктах, появлялось электричество, открывались школы, медицинские пункты, а в советское время дома культуры (клубы) и библиотеки.

В середине 1880-х годов, когда Ваня Хохлов поступил на работу в Иловатский затон, он служил главным зимовочным пунктом для самого многочисленного на р. Вятке булычёвского флота. На берегу затона действовала верфь, не только ремонтировавшая, но и строившая различные несамоходные суда и уже выпустившая в 1881 г. "Перекат" - первый пароход собственной постройки.

Предприятие в Иловатке современники и судовые справочники называли заводом Булычёва, а Иловатка в некоторых из них именовалась селом7.

О некоторых служащих пароходства Булычева, встретившихся автору воспоминаний в Иловатском затоне, известно больше, чем он написал. На работу его устроил давний приятель отца - управляющий затоном Е.К. Солоницын. Инициалы мы можем расшифровать - звали добродетеля Егор Козмич (именно так, без "мягкого знака" записан он в ведомость четким и разборчивым почерком булычевского конторщика), поступил на службу в 1876 г. "доверенным по разным поручениям"8. Служил у Булычева и его брат Иван Козмич Солоницын в должности баржевого приказчика9. А упомянутого в тексте "капитана Чарушникова (мужа двоюродной сестры... матери)" звали Василий Павлович10.

За всё время использования Иловатского затона (с середины 1900-х и до 1912 г.) в зимний период можно было наблюдать ту же картину, которую увидел Ваня Хохлов в 1885 г.: "У дверей конторы была большая толпа народу, происходила давка, так как всем хотелось попасть на работу, потому что спрос был всегда меньше предложения". Из ставшего известным позже добавим: случалось, что наиболее настырных, жаждавших любой работы, отгоняли струями воды из пожарных брандспойтов11.

В столярной Иловатского затона автору мемуаров довелось познакомиться со столяром Яковом Халтуриным. Изготовленные им, украшенные затейливой резьбой добротные письменные столы на точёных ножках служили в различных подразделениях пароходства много лет. Один из них ещё в начале 1960-х годов использовался в кабинете начальника Вятского речного пароходства Г.М. Коваленко. Стол этот почтительно именовали "булычевским".

Труд в затоне для Вани Хохлова оказался нелёгким. Не случайно он признаётся, что "кое-как выдерживал эту тяжёлую жизнь. Спасибо ещё капитану Н.М. Румянцеву, заведовавшему ремонтом, который из жалости разрешил... заканчивать работу с наступлением темноты, а то бы я... насмерть простудился". Сейчас бы Н.М. Румянцева назвали караванным капитаном. Мы же отметим, что это отец будущего известного художника Николая Николаевича Румянцева (1887-1937) и автора пьесы "В затоне".

"...Хyжe было работать в машинном отделении, - читаем далее, а ниже находим важнейшее свидетельство. - Под машиной и паровым котлом... облито мазутом".

Мазут, именовавшийся в конторских книгах "нефтяными остатками",- то самое жидкое топливо, переход на которое взамен традиционных дров имел революционное значение для технического прогресса на речном флоте.

Мемуары И.А. Хохлова, таким образом, подтверждают, что нефть (точнее, мазут) стала использоваться на вятских пароходах не позже, как считалось ранее, а одновременно со знаменитым волжским пароходством общества "Кавказ и Меркурий", отказавшегося от дров в 1884 г.12

Чувствуется, что автор воспоминаний - речник. Подтверждением этому служит использование выражения "побудочный свисток". Признаком плохого тона у вятских речников считалось говорить "гудок", ибо "гудят" только фабрики, заводы, паровозы и некоторые представители рода человеческого по пьяному делу, а пароходы только "свистят".

Булычевские судоремонтные мастерские в годы Советской власти было принято считать "примитивными и отсталыми".

В этой связи вспомним об инструменте, который использовал Ваня Хохлов для очистки от старой краски и ржавчины пароходных корпусов. Это, уточним, был стальной скребок, изготовленный из отработавшего свой век напильника. Напильники тогда не покупали на стороне, а изготавливали тут же, в Иловатском затоне.

"Был уникальный давнишний станок для насечки напильников, - вспоминал позже техник судостроения А.К. Казаковцев, - узнав о котором, в 1931 г. с Волги приезжали два раза конструкторы и делали съемку на чертежи деталей этого станка, чтобы наладить производство подобных в Нижнем Новгороде..."13

Воспоминания И.А. Хохлова, написанные по памяти много лет спустя, поражают точностью. Разве что вызывает сомнение имя и отчество отставного солдата, столяра-модельщика Максима Ивановича Жданова. В документе за следующее десятилетие он назван Михаилом Назаровичем14.

В недавние времена много написано о варварском отношении дореволюционных хозяев к природе. Напротив, у И.А. Хохлова находим свидетельство экологической грамотности: собранную при ремонте судов старую краску и ржавчину на лед выбрасывать запрещалось, их закапывали в яму на берегу.

За пределами повествования осталась судьба некогда знаменитой Иловатки. Напомним, что в 1912 г. акционерное Товарищество Вятско-Волжского пароходства, в правлении которого Т.Ф. Булычев занимал высший пост директора-распорядителя, перевезло оборудование мастерских и большую часть деревянных построек в Аркуль. После этого село Иловатка захирело и стало деревней.

Природа постепенно взяла своё, превратив песчаный берег затона, где располагались производственные помещения и жилой посёлок, в живописный, привольный луг, окаймлённый зарослями ольшаника, ивняка и другой типичной для нашего края растительности. К середине XX в. Иловатка стала привольем для рыбаков. Из построек оставались только два жилых дома и колхозный коровник15.

Ныне нет и этих последних строений, хотя вход в акваторию Иловатского затона со стороны р. Вятки сохранился и достаточно глубок.

Вышеизложенное - только часть информации, которую содержит "История моей жизни" И.А. Хохлова. При внимательном и вдумчивом изучении она способна поведать ещё немало других, не менее ценных сведений.

Примечания

1. ГАКО. Ф. 200. Оп. 2. Ед. хр. 1. Расчётная жалованья служащих пароходства Булычева 1876 г.
2. Шадрин Н. Не красна изба углами // Киров. правда. 1988. 22 окт. С. 4.
3. Васенёв Н. Вятские промышленники // Киров. правда. 1946. 3 февр. (№ 25). С. 3.
4. Карпов А. "Дачники" // Вят. наблюдатель. 1997. 28 мая (№ 41). С. 3.
5. Стойлов И.А. Воспоминания о службе до революции. Рукопись. Музей Вят. речн. пароходства.
6. Разные известия и заметки // ВГВ. 1869. 1 февр. (№ 5, ч. неофиц.).
7. Хронологический каталог населенных пунктов Кировской области. Т. 2 / Сост. О.Н. Виноградов.- Киров, 1988. C. 111.
8. ГАКО. Ф. 200. Оп. 2. Ед. хр. 1. Расчётная жалованья служащих пароходства Булычева 1876 г.
9. Там же.
10. Там же.
11. Ваньят Ю. Старый лоцман // Киров. правда. 1943. 11 июля (№ 143). С. 2.
12. Шубин И.А. Волга и волжское судоходство.- М., 1927. С. 550.
13. Ветераны реки Вятки рассказывают: Сб. воспоминаний 1932-1982 гг. Рукопись. С. 30. Музей Вят. речн. пароходства.
14.ГАКО. Ф. 200. Оп. 2. Ед. хр. 39. Письма из Иловатки П.Л. Багаева.
15. Козлов В. На Иловатке // Киров. правда. 1961. 25 июля (№ 174). С. 3.

Е.В. Березин