Откуда есть пошла печать вятская

Впервые вятская эмблема – натянутый лук со стрелой – встречается на государственной печати Ивана IV. Однако процессы становления царской титулатуры и государственной печати шли параллельно, развиваясь по мере присоединения новых земель к Московской Руси. Начало им было положено в княжение деда Ивана IV Грозного – Ивана III (1462–1505 гг.). Новые присоединения к Русскому государству позволили ему с 1485 г. именовать себя великим князем всея Руси. В сентябре 1489 г. Вятская земля была окончательно присоединена к Московскому государству, что нашло отражение в титуле царя на государственной печати 1497 г. (рис. 1): «ИОАНЪ Б(о)ЖИЕЮ МИЛОСТИЮ ГОСПОДАРЬ ВСЕЯ РУСИ И ВЕЛИКЫЙ КН(я)ЗЬ // И ВЕЛИКЫ КН(я)ЗЬ ВЛАД(имирский) И МОСК(овский) И НОВ(городский) И ПСК(овский) И ТВЕ(рской) И УГО(рский) И ВЯТ(ский) И ПЕР(мский) И БОЛ(гарский)». Помимо традиционного к тому времени всадника, поражающего копьем змия, на печати появляется и двуглавый дважды коронованный орёл с распростёртыми крыльями, ставший государственным гербом Руси, а затем и Российской империи.

2005 № 8.jpg

Рис. 1 Государственная печать Ивана III. 1497 г. (прорисовка по А.Б. Лакиеру)

Существует и другой источник, не менее величественный, на котором в виде лапидария, т.е. надписи на камне, увековечен титул царя Ивана III с упоминанием Вятской земли. Именно в этот период под руководством итальянских архитекторов были воздвигнуты новые кремлёвские стены взамен полуразрушенных времени Дмитрия Донского, перестраивались и башни Кремля. В марте 1491 г. была заложена Фроловская стрельница (с 1658 г. – Спасская), строительство которой было завершено уже в июле. В память об этом событии в том же году над проездом башни, с фасада и с тыла, были укреплены две памятных плиты с надписями.

На первой из них, фасадной, была выполнена надпись по-латыни. Её перевод следующий: «Иван Васильевич, божьей милостью великий князь Владимирский, Московский, Новгородский, Тверской, Псковский, Вятский, Югорский, Пермский, Болгарский и иных земель всея Руси государь, в лето 30-е своего царствования решил и приказал построить сии башни. Заложил Петр Антоний Фрязин (Солари), миланец, в лето от рождества господня 1491, мартовские календы».

В течение пятисот лет Спасскую (Фроловскую) башню Московского Кремля украшает надпись – титул великого князя, в котором упомянута Вятская земля. Это имеет символическое значение для вятчан, тем более очевидное, что Фроловская башня переименована в Спасскую в честь иконы Спаса на убрусе, явившейся в чудесах на паперти Троицкого собора г. Хлынова в 1645 г. и доставленной в 1647 г. по указу царя Алексея Михайловича в Москву, откуда позднее на Вятку была отослана её копия3.

На печати Ивана Грозного кроме обычных для печатей его отца и деда эмблем – двуглавого орла и всадника (а также единорога, заменившего всадника на некоторых его печатях), появляется целый комплекс новых, ранее не встречавшихся на монетах и печатях изображений4 (рис. 2). Эту печать принято называть большой государственной, и употреблялась она только в сфере внешних сношений5. Наиболее вероятная дата её создания – 1577–1578 гг.6

Рис. 2 Большая государственная печать Ивана IV. 1577–1578 гг. Аверс (прорисовка по А.В. Арсеньеву)

Печать отличается от всех аналогичных памятников, существовавших до неё, сложностью композиции: изображение двуглавого орла со всадником (на оборотной стороне – единорогом), помещённым в грудном щитке, окружают 24 эмблемы (по 12 с каждой стороны) земель, областей, княжеств и царств. Вокруг каждой земельной эмблемы надпись о её принадлежности к той или иной территории, начинающаяся со слова «печать». Если читать надписи «печатей» слева направо и вниз, то можно без труда заметить, что региональные эмблемы почти соответствуют титулу царя Ивана IV в том виде, в каком он сложился к 1577 г. и как он дан в двух круговых надписях на самой печати с обеих сторон (возле среднего круга, в котором размещен орел, и возле внешнего края): «Б(о)га в Тр(ои)цы славима(го) м(и)л(ос)тию великии г(осу)д(а)рь ц(а)рь и великии кня(зь) Иванъ Васильеви(ч) всея Русии и владимирскии, московскии, ноугородскии, ц(а)рь казанскии, ц(а)рь астороханскии, г(осу)дарь псковскии и великии князь смоленскии, тверскии, югорскии, пермьскии, вятцкии, болгарскии и иных, г(осу)дарь и великии князь Новагорода Низовския земли, черниговски(и), // рязанскии, полотьцкии, ростовскии, ярославскии, белозерскии и господарь отчинны(и) обладатель земли Лифлянския немецкого чину, удорскии, обдорскии, кондинскии и всея Сибирския и всея Северныя страны повелитель и иных многих земель и государь и обладатель»7.

На лицевой стороне печати восьмой по счету по часовой стрелке расположена эмблема в виде натянутого лука с наложенной на него оперенной стрелой и надписью вокруг «ПЕЧАТЬ ВЯТЬЦКАЯ» (рис. 3). Лук направлен влево от зрителя. Перед нами изображение вятского герба в начальной стадии его формирования. Позднее эмблема «обрастает» другими атрибутами – появляется рука, держащая лук, облако, а позднее – и крест.

2005 № 8.jpg

Рис. 3 «Печать Вятьцкая» с печати Ивана IV. 1577–1578 гг. (прорисовка Андрея Бушмакина)

Появление же лука со стрелой в вятской эмблеме связывалось А.В. Арциховским с культовым почитанием стрел на Вятке, которые использовались даже в церковных обрядах вплоть до XVII в.8 Об этом свидетельствует летописный источник «Повесть о стране Вятской».

Вятские воины всегда славились и как искусные стрелки из лука. Об особом отношении к стрелам местного населения более раннего времени свидетельствовала прорезная бронзовая бляшка в виде натянутого лука со стрелой, найденная А.А. Спицыным в конце XIX в. при археологических раскопках на Буйском городище на берегу реки Вятки9 (рис. 4). Археологи относят эту бляшку к бронзовому веку. Некоторые историки склонны считать (Д.М. Захаров), что большое влияние на культуру и верования коренного финно-угорского населения, обитавшего в бассейне Вятки до прихода сюда новгородцев, оказали скифо-сарматы: слово «скиф» по одной из версий и значит «стрелок из лука»10. (Взгляды историков на истоки происхождения вятской эмблемы будут затронуты автором в отдельной статье «Историография вятского герба»).

Рис. 4 Прорезная бляшка в виде лука со стрелой, найденная на Буйском городище А.А. Спицыным. Фото бляшки из Кировского краеведческого музея, а также её прорисовка Андреем Бушмакиным

Большинство историков склоняются к мнению, что до 1577 г. подавляющее большинство региональных эмблем самостоятельно не существовали, а были созданы специально для размещения на печати11, которая представляет собой компиляцию территориальных символов, происходящих из различных источников, но стилизованных в одной манере, что не позволяет чётко определить их действительные корни. Некоторые существовавшие на тот момент эмблемы, попавшие на печать, оказались не точны, а другие то ли в это же время, то ли позднее – и вовсе перепутаны. Например, «печатью смоленской» подписана эмблема – великокняжеская шапка на троне – позднее ставшая тверской, тогда как смоленская эмблема – пушка с райской птицей – была известна ранее, а «печатью тверской» обозначена эмблема в виде идущего медведя (известна позднее как герб Ярославля). О причинах такой путаницы до сих пор спорят историки. Тем не менее, не известно более ранних, чем большая печать Ивана Грозного, источников, свидетельствующих о существовании вятской эмблемы – лука со стрелой, а, равно как и любой другой, говорящей о том, что это «печать вятская».

Печать Ивана Грозного использовалась вплоть до окончания затяжной смуты, начавшейся после смерти царя. Последний дошедший до нас красновосковый оттиск большой государственной печати Ивана IV был приложен к посланию Лжедмитрия I сандомирскому воеводе Юрию Мнишку от 5 ноября 1605 г.12