Земские народные библиотеки Вятской губернии: проблемы становления

Н. Г. Валеева

В отечественную историю российского библиотековедения яркие страницы вписаны органами местного самоуправления – земствами. Не преувеличивая размеров и размаха земской деятельности в образовательной сфере, следует констатировать, что благодаря земству в нашем отечестве появились первые народные бесплатные библиотеки. До середины 90-х годов ХIХ в. земская просветительная деятельность в основном была направлена на развитие школы и небольших по объему и составу библиотечного фонда ученических и учительских библиотек. Сложности с открытием первых школьных библиотек были вызваны не только отсутствием материальных средств, но и непримиримыми отношениями земств и правительственных органов страны по вопросу школьно-просветительной деятельности. Полярность и противодействие между ними были изначально заложены в Положениях о земских учреждениях 1864, 1890 гг. Официально признавался постулат, что народное образование должно находиться в компетенции правительства, а не земского самоуправления. Особенно остро эта проблема обозначилась во второй половине 70-х годов, с принятием нового Положения о начальных народных училищах 25 мая 1874 г. Это негативно отразилось на количественной и качественной стороне школьных библиотек. Рассмотрение проблемы, связанной с формированием школьных библиотек весьма важно, поскольку эти библиотеки продолжительное время оставались единственными очагами культурно-просветительной работы в сельской местности. Школьные библиотеки, открытые при финансовой поддержке земства, по сути, выполняли функции народной библиотеки, поскольку их фондами могло пользоваться взрослое население сёл после принятия Министерством народного просвещения циркуляра в январе 1873 г. При формировании фондов школьных библиотек в 70-е годы ХIХ в. уездные земства Вятской губернии встретили трудности, вызванные цензурными ограничениями Министерства народного просвещения и Главного управления по делам печати. «Вятское уездное земство разрешило управе выписать для учителей "Наглядную азбуку" Н. Блинова в количестве 500 экземпляров, но исполнение этого постановления было приостановлено. "Наглядная азбука" не была включена в каталог книг для народных школ»1. Представители местной учебной администрации считали себя «обязанными» регламентировать чтение учителей. Примеры непростых отношений между администрацией губернии и земством по вопросам образования и просвещения можно продолжить. Губернатор Вятской губернии наложил протест на постановления Яранского уездного земского собрания ХIII сессии 1879 г. об открытии педагогической библиотеки при земской управе2. Отсутствие методологического подхода к подбору книг, незначительные кредиты уездных земств не позволили скомплектовать книжное ядро фонда школьных библиотек для удовлетворения возрастающих духовных потребностей учащихся и взрослого населения. Учительские библиотеки при школах и управах также не отличались богатым книжным репертуаром, не способствовали в полной мере повышению профессионального мастерства учителей, которые оставались единственными специалистами в области внешкольного образования. К чести гласных Вятского земства, учительские библиотеки продолжали открываться в уездах губернии. Центральная библиотека с педагогическим кабинетом в Вятском уезде была открыта на средства уездного земства в 1872 г. в Вятке при 1-м городском приходском училище. Глазовское уездное собрание постановило внести в смету расходов 1878 г. 500 руб. на содержание публичной библиотеки при управе, «наставникам и наставницам выдавались бесплатно книги педагогического содержания, а при их недостатке научные»; Вятское уездное выделило 100 руб. на содержание центральной учительской библиотеки и «поручило управе производить выбор книг для библиотеки с участием инспектора народных училищ»; Орловское – «по 300 руб. с 1878 г. в течение 5 лет»; Котельничское уездное собрание ассигновало 150 руб. «на образование при городском приходском училище центральной педагогической библиотеки и кабинета учебных пособий»3. Учительские библиотеки при уездных управах продолжали открываться и в 80-е годы, коллекция их книг порой служила основой фондов публичных библиотек, открытие которых особенно активно происходило в 90-е годы. Проблема создания и организации работы школьных и учительских библиотек не потеряла своей актуальности и в дальнейшем. Трудности разрешения этой проблемы заключались в политических и экономических отношениях, с которыми сталкивалось земство. Дело организации школьных, как и всех видов народных библиотек, – новое не только для России, но и ряда европейских стран. Количество школьных библиотек в Вятской губернии к концу 1898 г. составило 1009 (для сравнения: в Казанской – 678, Самарской – 697, Астраханской – 155)4.

В 70-80-е годы ХIХ в. активность земства в библиотечной сфере, связанная с открытием народных библиотек, имела эпизодический, локальный характер. Основной центр деятельности был перемещён в уезды. Внимание к этой проблеме инициировалось настойчивостью отдельных гласных. Вопросы о роли и значении книги, библиотеки в жизни общества, открытии самостоятельных народных библиотек рассматривались в 70-е годы на сессиях Слободского, Елабужского, Яранского, Котельничского уездов. В Глазовском уезде гласным П. И. Колотовым была высказана мысль о необходимости создания народных библиотек, в которых он видел возможность продолжения образования по всем отраслям знания5. В 1878 г. на ХII сессии Елабужского уездного собрания гласным Л. Б. Рожновским было отмечено, что за 12 лет существования земства в уезде отсутствуют народные библиотеки. Однако позднее, лишь в 90-е годы, особенно активно будут открываться народные библиотеки, в губернии будут созданы объективные и субъективные предпосылки, в России – благоприятная общественная ситуация. В 70-е годы Яранская уездная управа открыла 4 библиотеки в селах: Кикнуре, Пектубаеве, Вое, Колобове. Эти первые народные библиотеки открывают начальные страницы библиотечной летописи губернии, которая в 80-е годы будет продолжена Орловским уездным земством. «Яранская управа доложила собранию, что в 4-х селах уезда существуют кроме училищных, еще центральные библиотеки для доставления возможности крестьянам читать»6. Заведующими народными библиотеками в Яранском уезде были священнослужители, что подтверждает стремление земства, духовенства и купечества к сотрудничеству в начальный период становления народных библиотек. В 1877 г. в докладе уездной управе земскому собранию указывалось на необходимость объединения центральных сельских библиотек со школьными с сохранением права пользования их фондами «крестьянам, желающим читать»7.

Народные библиотеки в Вятской губернии активно открывались в 90-е годы ХIХ в. Этому во многом способствовала историческая ситуация в стране, сформированное общественное мнение о важности и значимости народных библиотек в рамках реализации программы всеобщего начального образования. В этот период прослеживается последовательная и целенаправленная библиотечно-просветительная деятельность Московского и Санкт-Петербургского комитетов грамотности. Народная библиотека постепенно завоевывала себе права на гражданства, наряду со школою. В 1894 г. В. П. Вахтеров, товарищ председателя Московского комитета грамотности, поднял вопрос о расширении деятельности библиотечной комиссии комитета и наряду с рассылкой школьных, приступить к организации образцовых сельских библиотек8. В 1896 г. Московским комитетом грамотности третьим изданием выпущено методико-практическое пособие – «Как открыть и устроить народную библиотеку и читальню»9, которое регламентирует порядок открытия и деятельности народных библиотек, формирование их фондов. Среди 6 приложений этого пособия 2 касаются народных библиотек Вятской губернии. Это «Правила публичной библиотеки в селе Пьяный Бор Елабужского уезда»10 и «Правила пользования бесплатной народной библиотекой врача С. И. Сычугова Орловского уезда» 11. Включение данных нормативных документов в пособие имеет объяснение. Пьяноборская сельская библиотека, открытая в 1894 г. по приговору волостного схода на средства крестьян и при поддержке уездного земства, придерживалась в своей деятельности принципа общественности. При волостной библиотеке существовало попечительство в составе земского начальника, священника, учителей, волостного старшины, крестьян и лиц других сословий. Этот первый важный штрих демократических начал в работе народных библиотек был отмечен также учёным-просветителем Н. В. Тулуповым12.

В 90-е годы Вятское губернское земство разрабатывает стратегические направления развития библиотечного дела: финансирование и практическое осуществление гуманной программы по открытию «пятирублевых» библиотек в каждом сельском обществе, публичных городских и сельских библиотек, позднее – павленковских. Усиление роли губернского земства в расширении сети народных библиотек во многом связано с неординарной личностью А. П. Батуева, явившегося инициатором многих просветительных акций в губернии по распространению книги среди народа. А. П. Батуев активное участие принимает в деятельности Санкт-Петербургского комитета грамотности, явившегося инициатором движения по открытию библиотек в России. «Между Комитетом грамотности и провинцией существовала не только идейная, но и тесная личная связь. Такие видные деятели комитета как Батуев… выступали проводниками его задач на местах, в земстве… Особенно выдвинулось Вятское земство, руководимое А. П. Батуевым… Оно сразу поставило дело на широкую ногу и оно же явилось мишенью для нападок со стороны реакционеров»13. В январе 1895 г. при Санкт-Петербургском комитете грамотности состоялось совещание представителей 11 земств России. Главным вопросом в повестке форума – состояние всеобщего начального образования. От Вятской губернии были делегированы А. П. Батуев, председатель губернской управы, и А. А. Садовень, член губернской, председатель Уржумской уездной управы. «Участники съезда решили поставить этот вопрос на первый план и проводить его в жизнь»14. В реализации программы всеобщего начального обучения свою роль призваны исполнить народные библиотеки, в особенности «пятирублевые», открываемые в каждом сельском обществе губернии. В 1894 г. (год принятия постановления губернского собрания об учреждении этих библиотек) в Вятской губернии проживало 3143400 человек, в том числе лишь 91100 городских жителей (2,9 %) и 3052 300 сельских жителей (97,1 %)15. Батуевские небольшие «пятирублевые» библиотечки можно рассматривать как образцовые библиотеки губернского земства, с каталогом книг, издательской базой. В соседней Казанской губернии попытки организации образцовых библиотек предпринимались губернским земством в 80-е годы, однако они не имели столь яркого общественного успеха. Открыв по всей губернии около 3000 «пятирублевых» библиотечек, Вятское земство одним из первых на практике реализовало принцип планомерного размещения народных библиотек на территории своей губернии, со всем основанием их можно считать разновидностью передвижных библиотек по главному, функционально-целевому признаку. Постепенно в народе формировалась потребность посещения библиотеки, в которой можно было найти ответы на все интересующие, жизненно важные вопросы. В один лишь 1896 г. в Елабужском уезде было открыто 66 «пятирублевых» библиотек, в каждой из которых состояло не менее 25 читателей16.

Историческая состоятельность «пятирублевых» библиотек подтверждается примерами открытия аналогичных библиотек в других земских губерниях. В конце 90-х годов по опыту Вятского земства в области Войска Донского Е. И. Криндачем составлен проект открытия 228 библиотек, по 209 библиотек на каждый округ, стоимость каждой составляла 5 руб.17

Не следует тенденциозно освещать деятельность Вятского земства в библиотечно-просветительной отрасли. К концу ХIХ – началу ХХ в. народные библиотеки по-прежнему имели примитивную форму, располагались чаще всего при школах, в наёмных помещениях, работали в них учителя после уроков за условную плату. Это никак не снижает заслуг земства в библиотечно-просветительной отрасли. Результаты, достигнутые Вятским земством, рельефнее оттеняются при историческом сравнении. К концу 90-х годов Вятская губерния со 180 народными библиотеками (сюда не вошли «пятирублевые» библиотеки) «занимала 4 место, после Пермской (263), Тамбовской (256), Минской(185), количество книг в каждой библиотеке колебалось от 500 до 600 экземпляров, читаемость от 8 до 11 книг»18. Известный земский публицист, пожизненный член-сотрудник Санкт-Петербургского комитета грамотности Яков Васильевич Абрамов (1858–1906), анализируя деятельность Вятского земства, писал, что «примера такой энергичной деятельности в области народного просвещения Россия ещё не знала. При этом уездные земства работают дружно при содействии губернского… Такой гармонии в работе губернского земства у нас также до сих пор не встречалось…»19.

Земские народные библиотеки, являясь частью системы земского образования, способствовали развитию грамотности в народе и приобщению его к духовным ценностям.

Примечания

1. Сборник постановлений Вятского земства за 25-летие. 1867–1892.— Вятка, 1895. Т. 4. С. 442.
2. Журналы Яранского уездного земского собрания ХIII сессии с 1 по 12 октября 1879 года.— Вятка, 1880. С. 56.
3. Земский ежегодник за 1877 год / Под ред. Ф. И. Шмигельского.— СПб., 1879. С. 482.
4. Статистические сведения по начальному образованию в Российской империи за 1898 год.— СПб., 1900. Вып. 2. С. 88.
5. ГАКО. Ф. 587. Оп. 19. Ед. хр. 76. Л. 147–148, 189.
6. Земский ежегодник за 1877 год / Под ред. Ф. И. Шмигельского.— СПб., 1879. С. 482.
7. Журналы Яранского уездного земского собрания ХI очередной сессии, 1–12 октября 1877 года.— Яранск, 1878. С. 194.
8. В Московском комитете грамотности // Рус. шк. 1894. № 2. С. 243–246; № 4. С. 243; № 11. С. 229–234.
9. Как открыть и устроить народную библиотеку и читальню. 3-е изд.— М., 1896. 60 с.
10. Там же. С. 28–31.
11. Там же. С. 34–36.
12. Практическая школьная энциклопедия / Под общ. ред. Н. В. Тулупова, П. М. Шестакова.— М., 1912. С. 667.
13. Веселовский Б. Б. История земства: В 4 т.— СПб., 1911. Т. 3. С. 388.
14. Фальборк Г. А. Всеобщее образование в России.— М., 1908. С. 50.
15. Вятский край на рубеже тысячелетий: Ист.-стат. сб.— Киров, 2002. С. 18.
16. Статистический ежегодник Вятской губернии за 1899 год.— Вятка,1901. С. 129.
17. Абрамов Я. В. Хроника народных библиотек // Рус. шк. 1902. № 9. С. 32–43 (2-я паг.).
18. Гебель А. Народные библиотеки-читальни // Рус. шк. 1902. № 12. С. 128.
19. Абрамов А. Я. Хроника народного образования // Рус. шк. 1897. № 2. С. 228–229.