В Герценке трудились патриоты (1935-1945 гг.)

О З. С. Бевад и Н. Н. Дубининой и других, работавших в Герценке на рубеже 30-40-х годов XX в. Об их дружбе. О том, что несмотря на лишения и невзгоды, они не растеряли теплоты отношений, желания помочь друг другу, поддержать в трудную минуту рассказывает Марина Львовна Пирогова (Бевад).

1. О родителях

Зинаида Семёновна Бевад родилась в Нижнем Новгороде в 1902 г. в большой дружной семье. Её отец, Семён Дмитриевич Павельев, работал строительным подрядчиком. Кроме мамы, а она была предпоследним ребёнком, в семье - четыре сестры и два брата. Зина была девочкой мечтательной и романтической, весёлой, жизнерадостной. Эти черты остались у неё на всю жизнь. Много читала. Её любимыми поэтами были Бальмонт, Надсон, Северянин... Приходилось много помогать матери по дому, так как старшие сёстры учились в Москве, и она росла среди братьев.

В 20-е годы закончила библиотечные курсы и работала в системе Наробраза.

Летом семья Павельевых часто выезжала в Московскую губернию, где в Бронницком уезде работала старшая сестра Мария Семёновна (кстати, первая женщина-агроном). Помощником у неё был Лев Иванович Бевад, студент Нижегородского университета, проходивший агрономическую практику.

Лев Иванович родился в 1902 г. в Варшаве. Его отец Иван Иванович Бевад - профессор кафедры химии Варшавского политехнического института, был европейски известным учёным-химиком, учеником Д. Менделеева и А. Бутлерова.

С начала Первой мировой войны институт был эвакуирован в Москву, а в 1916 г. решён вопрос о постоянном месте расположения Варшавского политеха - нижегородские купцы "скинулись" на один миллион золотых рублей для того, чтобы в Нижнем появилось учреждение высшего образования. А на это ещё претендовали Томск и Одесса.

У Ивана Ивановича и его жены Елены Александровны было четверо детей. Все они пошли по естественнонаучной стезе: Наталья - химик, Татьяна - врач, Андрей и Лев - агрономы. Имена им даны в честь любимого писателя Льва Толстого и его героев. А вот сама фамилия Бевад, по семейной легенде, ничем не подтверждённой, пришла из Голландии. Будто бы её носитель был приглашён Петром I с многочисленными соплеменниками для строительства новой России. Кто его знает...

Зинаида Семеновна Бевад с дочерью Мариной. Киров. 1942 г.

В Бронницком уезде Зина и Лёва познакомились и полюбили друг друга. В 1925 г. они поженились и прожили счастливо всю отмеренную им жизнь.

В 1929 г. родилась дочь Марина. В это время жили они в пос. Подвязье Нижегородской губернии на опытной животноводческой станции, где Лев Иванович работал агрономом-животноводом. В 1931 г. он перешёл на работу в Нижегородский сельскохозяйственный институт, а затем - в Высшую коммунистическую сельскохозяйственную школу (ВКСХШ). Вёл педагогическую и научную работу. В 1936 г. защитил кандидатскую диссертацию.

Вся семья жила в большой квартире моего деда Ивана Ивановича Бевада. Он был профессором Индустриального института (ныне - Политехнический университет).

2. Киров

В 1937 г. ВКСХШ закрылась. Лев Иванович подал заявление на конкурс во вновь созданный Зооветинститут в г. Кирове и был принят на должность заведующего кафедрой кормления сельскохозяйственных животных. В начале 1938 г. наша семья переехала в г. Киров, который произвёл впечатление провинциального захолустья. Сплошь небольшие деревянные дома, дощатые мостки, грязь, извозчики...

Жили мы сначала недалеко от вокзала, а училась я в железнодорожной школе № 21. Наш дом был деревянный, без всяких удобств, но квартиры изолированные. Перед домом - зелёный двор с деревянными мостками, позади - сплошные сады и частные домики. Разница с Нижним Новгородом была большая.

В 1940 г. нам дали другую квартиру, в центре, по ул. К. Маркса, 76. Квартира хорошая. С водопроводом! Но система - коридорная. Это нас нисколько не угнетало. Мои родители не унывали и не роптали.

Зинаида Семёновна стала работать в железнодорожной библиотеке, а потом в детском отделе Герценки. Детей она очень любила, и отдел ей был по душе. Вскоре она стала им заведовать.

Мама была общительна и доброжелательна, с большим чувством юмора. Она радушно принимала у нас моих одноклассников. Особенно мы сдружились с семьёй Екатерины Алексеевны Охатриной. Эта семья пережила ужасную трагедию. В начале 1938 г. её мужа - редактора железнодорожной газеты - арестовали, и он пропал навсегда. Екатерина Алексеевна с двумя дочками (8 лет и 8 месяцев) была выброшена из квартиры и поселена в избушке около тупиков. Старшая дочь Нирса Дубинина была моей одноклассницей и стала моей лучшей подругой. Она у нас дневала и ночевала. Её жизнь - настоящий роман.

Родом они - нижегородцы-сормовцы. Фамилия Дубинина - отцовская, а мать не меняла свою фамилию, всегда была Охатриной. Имя - Нирса - татарское, в память умершей подруги матери. Отца её звали Никанор, а дома - Нор. Так и записали её "Норовна". Получилась такая экзотика: Нирса Норовна.

В Герценке её звали "Нирса с Норовом". После получения библиотечного образования она поехала добровольно в Магадан и там обрела себя - стала фигурой на радио и телевидении. Вышла замуж за талантливого поэта Бориса Рубина. Выйдя на пенсию, они решили вернуться на "большую землю" и поселились в Калужской области, в берёзовом есенинском краю. Но муж умер через год (24 года тому назад). Теперь она живёт там с младшей сестрой Изольдой (тоже имечко!). Здоровье у неё пошатнулось после смерти сына в 1997 г.

1941 г. Грянула война. Мой отец был мобилизован в июле и отправлен на Дальний Восток командиром артиллерийской батареи. А с 1943 г. он - на Западном фронте.

В Кирове появились эвакуированные, в основном из Ленинграда и Ленинградской области. В детском отделе количество юных читателей увеличилось во много раз.

Помимо выдачи книг, устраивались выставки новинок, встречи с писателями, обсуждение прочитанных книг, беседы в читальном зале. Наиболее активные ребята готовы были прибегать в библиотеку ежедневно, а то и по два раза в день. Наверное, общение с книгой и приветливыми людьми помогали им легче перенести голод и холод.

Зинаида Семёновна и её помощница Маруся Фоминых сидели закутанные в платки и большие валенки. С появлением раненых развернулась и шефская работа. Привлекая музыкальных работников, они готовили с нами, читательским активом детского отдела, концерты для раненых.

Помнятся концерты в черепно-челюстном госпитале, где у большинства раненых были сплошь забинтованные головы. Представьте, какое впечатление производил их вид на детей. С робостью мы начинали свои выступления, но стойко доводили их до конца. Растроганные бойцы долго не отпускали нас, часто просили прочесть, а то и написать письма их родным и близким. Такие встречи нас очень волновали, воспитывали в нас преклонение перед ними и сочувствие их страданиям.

Это жестокое время очень сближало людей. Они понимали, что общение, дружба, помощь друг другу - это главное, чтобы не пасть духом.

А Зинаида Семёновна умела дружить, поддержать в трудную минуту, ободрить шуткой. Не удивительно, что друзья её военных лет пронесли своё чувство к ней через всю жизнь. Ближайшими для неё людьми в библиотеке стали: Евгения Михайловна Лубнина (главный друг), Гали Фёдоровна Чудова, Юлия Рафаиловна (фамилии не помню), Вера Воронец, Маруся Фоминых... Уехав из Кирова, мама до конца дней переписывалась с ними и навещала их. Сохранились поздравительные открытки от Г. Ф. Чудовой и К. М. Войханской...

А вот как эти чувства преобразили нашу маленькую (я и мама) семью.

В самом начале войны у наших друзей Охатриных появились беженцы: жена и два сына Екатерины Алексеевны. Он был кадровым военным, жили они в Белоруссии у самой границы и бежали, в чём были.

Молодая женщина стала работать вместе с Екатериной Алексеевной, но вскоре их учреждение перевели в г. Слободской. Зимой 1942 г., когда немцев отогнали от Москвы, контора и сотрудники, у которых сохранилась жилплощадь, вернулись в Киров, а у Екатерины Алексеевны Охатриной её уже не было. Моя мама, добрейшая душа, пригласила её с дочками жить у нас. Мы счастливы! Началась наша совместная жизнь - две мамы и три дочки.

А вскоре случилось несчастье с родными Охатриной в г. Слободском. Погибает жена брата, остаются два мальчика (трёх и семи лет) - племянники Екатерины Алексеевны. О детдоме речи нет, и наша семья прирастает ещё на два человека. В таком составе мы прожили всю тяжёлую военную пору, сроднившись на всю жизнь.

Весной 1944 г. мой отец, командир артиллерийского дивизиона, был дважды ранен, награждён медалью "За отвагу". После второго тяжёлого ранения долго лечился в госпитале, а в 1945 г. был уволен в запас.

Не без нашего с мамой влияния мы вернулись в Горький.

3. Горький

Тяжёлые военные годы отразились на здоровье Зинаиды Семёновны. У неё начались сильнейшие головные боли. Долго лечилась в неврологической клинике. Вышла на инвалидность по зрению. Она была замечательным собеседником и, главное, умела хорошо слушать. В этом была одна из её притягательных черт. Чтобы получить полное впечатление от увиденного или прочитанного, нужно было рассказать это маме. Без её реакции всё было тускло.

А в 1955 г. произошла трагедия. Лев Иванович внезапно скончался от закупорки лёгочной артерии оторвавшимся тромбом. Его смерть в расцвете творческих планов - он заканчивал докторскую диссертацию - была для нас ужасным ударом. Потрясены были и все окружающие. Он был талантливым учёным и очень квалифицированным практиком. Им написано несколько книг, он часто бывал в колхозах и совхозах Горьковской области, где очень ценили его советы. Все окружающие отмечали его обаятельную личность прекрасного человека и семьянина. А было ему - всего-то 53 года.

У Зинаиды Семёновны сильно ухудшилось зрение, и она часто просила почитать ей вслух, что я и делала, когда была свободна (я работала преподавателем английского языка в Горьковском инженерно-строительном институте). Она долго ждала моего замужества, кстати, не подгоняя и не упрекая, а когда это произошло, была счастлива, дождавшись появления внука. Он, конечно, получил имя Лев. К сожалению, понянчила она его всего восемь месяцев.

1 мая 1960 г. её не стало. Я думаю, что она просто не могла надолго пережить своего любимого Лёву.

Такова история короткой жизни моей мамы - Зинаиды Семёновны Бевад, скромного библиотекаря и прекрасного человека.

Публикацию подготовил Е. А. Мильчаков