Горькие откровения луны

Смирнова Л. В. Горчичная луна: Стихи / Худож. Т. Е. Тимкина.- Киров, 2002.- 224 с.

Лидию Смирнову, автора стихотворного сборника "Горчичная луна" с поэтами Серебряного века роднит чувственное восприятие мира. Это свойство её лирики было отмечено несколько лет тому назад, когда на литературном небосклоне Вятки, замерцал свет её "Горящей лампады". Через несколько лет к ней добавился новый свет - сборник стихов "Горчичная луна".

Но разнообразие гаммы чувств - это уже выстрадано в новой поэтической реальности, здесь узнаваемые моменты движения души человеческой. Наиболее традиционные из них - трепетное чувство любви, - человека к человеку, человека к жизни, к природе.

Однако есть в стихотворном творчестве Лидии Смирновой и примета именно нашего времени >- тревога . Она более социального, чем личного плана и является в своём роде отражением того смятения чувств, в которое приводит россиян наше время. В срок, который пред лицом вечности - миг, время изменилось таким образом, что из одного исторического периода люди попали в другой. Это у автора "Горчичной луны" перерастает в одну из доминирующих тем - боль за оскорблённую Россию.

Автор не стремится ни к литературному изыску, ни к эксперименту со словом, ни к усложнению формы стиха. Все выразительные средства подчинены внутренней напряженности стиха. Когда того требует содержание, форма сама, следуя авторской мысли, стремится к взаимному соответствию всех составляющих стиха. А ещё точнее - к триединству: содержание, форма, восприятие читателем.

Слава Богу, поэзия и в наше время - чистый родник чувств человеческих, не загрязненный сточными водами псевдоцивилизации. Однако это и не дистиллированная вода, добываемая путем химической очистки.

Сборник предваряет четверостишие, намеренно простое и незатейливое по звукописи:

Это - чистая алая кровь
И без примеси этою краской
Я писала для вас свою сказку
Под старинным названьем - Любовь.

Старинное название сказки в данном случае подразумевает верность автора традиционным духовным ценностям. Автор позволяет себе роскошь быть предельно искренним и не заботится ни о какой позе.

У поэтических сборников Лидии Смирновой просматривается преемственность в их названиях. Первый сборник - под названием "Горящая лампада". Лампада - маленький скромный светильник в человеческом жилище и Луна >- ночное светило над миром - призваны разрядить мрак темноты. Ночное бдение силы космической и огонька разума человеческого находятся в вечном сопряжении и взаимно поддерживают друг друга. Но почему "Горчичная луна"? Не есть ли это тот самый изыск, своего рода литературное кокетство?

Нет, уже хотя бы потому, что уже в самом названии сборника стихов содержится определённое приглашение читателя к раздумью. В этом смысле сочетание слов - горчичная луна - воспринимается, как некий эмоциональный указатель. Может быть, наше восприятие мира стало с горчинкой, и луна, как неотъемлемая часть этого мира, - тоже горчичная. Но очевидно, что для автора это словосочетание имеет прямое отношение к тому, что

"В ночи болит душа поэта,
Сироткой выходя на круг:
За всех обиженных и сирых,
За всех, что прямы, как хлысты,
Всех мнящих, что владеют миром,
За всех, сжигающих мосты".

Это надо понимать так. У поэта болит душа не только за обиженных правых, но и виноватых. Речь идёт о взаимоотношениях человека с человеком, человека с природой и, наконец, - человека с Богом. Характер взаимоотношений самого автора со всеми этими моментами земного бытия человека отражен в четырёх разделах книги "Горчичная луна" и соответственно имеющих свои подзаголовки: "Горчичная луна", "Возьми меня в свою жизнь", "Крест и кипарис", "Венок из васильков".

Человек и время сегодня находятся в конфронтации друг с другом. Её корни - посягательство. Неумелое, неумное обращение человека с природой, и как следствие - нарушение экологии, как мира природы, так и души человеческой.

В книге, однако, есть и светлые стихи, пронизанные радостью жизни, юмором, любовью и благодарением. Это мир человека бесхитростного, восторженного, не очень защищённого от порывов злой непогоды жестокого времени, под промокшей одеждой продолжающего оберегать у самого сердца, образно говоря, свою поэтическую дудочку.

Г. А. Охотина