Главная > Выпуск №7 > История становления и развития...

История становления и развития исполнительства на домре в Котельниче. Век XX

Г.А. Коряковцева

История становления и развития исполнительства на домре в Котельниче, без сомнения, является частью музыкальной истории Вятского края, и без её рассмотрения картина музыкального прошлого Вятки будет неполной. А в силу того факта, что именно Котельнич является городом, сохранившим домру как национальный инструмент для музыкального искусства России, эта тема приобретает больший интерес и значимость.

Данная статья призвана проследить, как с момента появления домры в городе развивалось исполнительство на инструменте, и обозначить заслуги музыкантов, посвятивших этому делу свою жизнь. Статья основывается на документальных материалах, найденных в архиве Детской школы искусств и фондах краеведческого музея г. Котельнича, областных и районных газетах, документах семейных архивов и рукописях первых педагогов музыкальной школы, воспоминаниях и размышлениях людей, непосредственно участвовавших в музыкальной жизни города.

На сегодняшний день известно, что в конце XIX в., а именно в 1896 г., в уездном вятском городке Котельниче была найдена «вятская балалайка» – потомок древнерусской домры, которая была привезена в Петербург музыканту, виртуозу игры на балалайке Василию Васильевичу Андрееву (1861–1918), реконструирована и введена им в состав Великорусского оркестра, с успехом гастролировавшего по России и всему миру1. Таким образом, сохраненная Котельничем и возвращенная в мир музыкального искусства гением В. В. Андреева, домра обрела после долгих лет забвения новую яркую жизнь.

В Котельнич, на родину своего «второго рождения», домра вернулась спустя почти четверть века (в 1920 г.) после находки «вятской балалайки». Она была привезена учеником В. В. Андреева по кантонистской школе2 Алексеем Григорьевым (1897–1972), направленным из Петрограда в Вятскую губернию для укрепления советской власти и командированным в Котельничскую ЧК. Алексей Анисифорович не был профессиональным музыкантом, но был человеком, в жизни которого музыка занимала особое место. По воспоминаниям сына Бориса, он «жить без неё не мог», музицировал в свободное от работы время и принимал самое активное участие в музыкальной жизни города с первых дней своего появления. Григорьев был уважаемым человеком, к нему тянулись люди, в его доме часто бывали гости, вместе с которыми и для которых Алексей Анисифорович играл на различных инструментах, в т. ч. и на домре – инструменте, на котором занимался в детстве и юности под руководством великого Андреева.

Так, благодаря Григорьеву, в 1920 г. домра, уже популярная в России и за границей, вернулась в город и по-новому зазвучала в нём.

Активное внедрение домры в музыкальную жизнь города начинается с середины 30-х гг. В это время в Котельниче появляется профессиональный музыкант, большой энтузиаст и любитель своего дела Дмитрий Александрович Барышников (1892–1959), приезд которого совпал с возвращением в город А.А. Григорьева, находившегося в годы коллективизации «на селе». Благодаря усилиям этих двух друзей и единомышленников, дело популяризации национального инструмента начинает идти довольно быстро. В августе 1937 г. в котельничском районном Доме культуры был открыт домровый кружок, организатором которого стал А.А. Григорьев3.

Энтузиазм руководителя, желание многих горожан участвовать в художественной самодеятельности, наличие инструментальной базы (Борис Григорьев рассказывает о существовании в ДК «оркестровой комнаты… на стенах которой висели домры, балалайки, мандолины, гитары…») позволили в очень скором времени создать при ДК ансамбль народных инструментов.

В конце этого же 1937 г. Д.А. Барышниковым был организован детский домровый оркестр в Доме пионеров4, а в 1938 г. желающих стать участниками оркестра было так много, что здесь уже работали 2 домровых кружка5. Кроме этого детского оркестра, в основном состоящего из группы домр, в Котельниче 30-х гг. на базе средней школы № 1 существовал и струнный оркестр под руководством Муравьева. Создание этих коллективов было замечено общественностью, а быстро растущая их популярность способствовала пропаганде  народных инструментов и вызывала неподдельный интерес к музицированию.

В 1939 г. в Котельничском педагогическом училище были введены занятия по классу домровых инструментов. Созданный вскоре студенческий оркестр посвятил своё первое выступление 21-й годовщине Красной армии6. Руководил оркестром музыкант Д.А. Барышников, видевший в открытии класса домры при педучилище перспективу: выпускники училища, будущие педагоги городских и сельских школ, могли научить игре на инструменте своих учеников, создать в школах народные ансамбли и привить подрастающему поколению уважение к истокам нашей национальной культуры. Неизвестно, знал ли Барышников о том, что домру для всей музыкальной культуры сохранил именно Котельнич или не знал, но он многое сделал для того, чтобы инструмент укоренился в городе.

Следующим крупным событием в истории домры в Котельниче было открытие Барышниковым в 1940 г. класса домры в детской музыкальной школе (далее – ДМШ)7 и создание, спустя некоторое время, большого школьного струнного оркестра, в состав которого входили домры и мандолины. Как рассказывают музыканты, близко знавшие Дмитрия Александровича, он своим профессионализмом и человеческим обаянием добивался поразительных успехов в обучении, его ученики легко и быстро осваивали инструмент, любили музицировать, часто принимали участие в радиопередачах и концертных выступлениях. Создав несколько домровых оркестров, открыв класс домры в ДМШ, Дмитрий Александрович сам обучал детей игре на этом инструменте, но, необходимо заметить, что хоть он и был, в отличие от Григорьева, музыкантом-профессионалом, отдавал любимому делу силы и энергию, вкладывал в него душу, но не был домристом по специальности. Первым профессиональным домристом в городе стал Дмитрий Дмитриевич Исупов (1929–2000), проработавший в Котельничской ДМШ с 1961 по 1969 гг.

Для районного городка появление в начале 60-х гг. профессионального музыканта, одного из первых выпускников Кировского музыкального училища по классу домры, было событием и большой удачей. Не все музыкальные школы областного центра могли гордиться в то время дипломированными специалистами в этой области. Д. Исупов продолжил дело, начатое Барышниковым, а его педагогическая деятельность стала новой ступенью на пути профессионального обучения детей искусству игры на старинном национальном инструменте. Ученики Исупова много выступали, были участниками созданного в 1960-х гг. оркестра, огромного пионерского ансамбля «Костер» ДМШ под руководством А.В. Мангасарова8.

Ещё более ярким периодом в истории домрового исполнительства были 1970–1980 гг. В это время в Котельничской ДМШ работали профессионально подготовленные педагоги Николай Григорьевич Окишев, Людмила Васильевна Питиримова, Галина Аркадьевна Коряковцева (Кардакова), Галина Вениаминовна Шитова (Мамаева). Все они способствовали распространению инструмента в среде юных горожан, внесли немало нового в развитие исполнительской культуры. В это время прошли первые конкурсы учащихся и большие концерты лучших коллективов и преподавателей школы на сцене ДК, среди выпускников класса домры появились поступившие в Кировское училище искусств. В продолжение традиций Григорьева в ДК вновь был создан ансамбль народных инструментов под руководством Н.С. Маракулина, участниками которого были и музыканты-любители, и профессионалы. Все это свидетельствует о том, что исполнительство на домре в этот период достигло другой, более качественной ступени.

В конце XX в. в Котельниче судьба вновь предложила проверку старинному инструменту. В то время, когда домра обрела свои права как неповторимый по звучанию сольный и ансамблевый инструмент на всероссийских и международных конкурсах, стала для всего мира музыкальным символом России, её струны звучат здесь лишь в руках заезжих музыкантов, известных исполнителей-домристов. Приезжая, они говорят о необходимости возвращения домры в Котельнич, подчеркивают причастность города к истории инструмента. Хочется надеяться, что начатая департаментом культуры и искусства Кировской области большая работа по созданию музея вятской домры в Котельниче, проводимые в Центре русской культуры областные семинары преподавателей домры, их концертные выступления вызовут новый взлет интереса к инструменту и помогут вновь открыть класс домры в Детской школе искусств.

* * *

С момента появления домры в городе в 1920 г. до конца XX в. исполнительство на инструменте прошло два этапа, рубежом между которыми является 1940 г. На первом из них процветает народно-инструментальное творчество, преобладает уровень любительства и самодеятельности и выделить развитие домрового исполнительства в отдельный, обособленный процесс довольно сложно. Но несмотря на насыщенное событиями время, отсутствие профессиональных кадров, материально-технической базы процесс становления исполнительства на домре в городе все же начался. Благодаря энтузиазму музыкантов, желанию котельничан обучаться и участвовать в культурной жизни и, в определенной степени, работе партийных органов, пропаганда и популяризация инструмента были поставлены на довольно высокий уровень.

Отсчет второго этапа можно начать с открытия класса домры в котельничской ДМШ в 1940 г., когда детей профессионально и целенаправленно стали обучать игре на инструменте. В этот период домровое исполнительство в Котельниче за счет приезда в город профессионалов-домристов и их деятельности развивается довольно быстро, достигнув своего наивысшего подъема в 70–80-е гг. XX в.

Такова история становления и развития исполнительства на домре в Котельниче – городе, который волей судьбы стал родиной возрождения инструмента.

Примечания

1. Андреев В.В. Материалы и документы.— М., 1986; Имханицкий М.И. У истоков русской народной оркестровой культуры.— М., 1987; Платонов В.Ф. Традиционные танбуровидные инструменты в отечественной музыкальной культуре // К 140-летию В.В. Андреева: Сб. ст. Клуба рус. музыки.— СПб., 2001; Моров А.Г. Русская лира: Очерки о муз. истории России.— М., 1971. С. 163.
2. «Кантонистские школы возникли в России в начале XIX в., обучались мальчики с 7 до 15 лет. После окончания они зачислялись солдатами в войска. Лучшие продолжали обучение до 18 лет и выпускались с офицерским чином. Основной целью кантонистских школ была подготовка хорошо обученных, «верных престолу» солдат» // БСЭ.— М., 1988. Т. 11. С. 281.
3. Ударник.— Котельнич, 1937. 29 авг.
4. Там же. 1937. 12 нояб.
5. Там же. 1938. 6 мая.
6. Там же. 1939. 11 марта.
7. Там же. 1940. 7 сент.
8. Киров. правда. 1968. 27 марта.