Иллюстрированное приложение к газете "Северное слово" (1912-1915 гг )

А.А. Марков

Мы настолько привыкли к газетным фотографиям, что просто не представляем, что было время, когда газеты обходились без рисунков, фотографий, фотоколлажей и прочего иллюстративного материала. Так что иногда читатель Герценки, не найдя фотографии того или иного важного деятеля XIX – начала XX в., с удивлением спрашивает: «Что, и в газетах его фотографий не было?» И приходится объяснять, что фотографии в вятских дореволюционных газетах – большая редкость. По-видимому, размещение фотографий настолько затрудняло и удорожало издание, что они помещались в исключительно редких случаях. Среди рисунков же полностью преобладали рекламные, поскольку их оплачивал сам рекламодатель. В основном газеты обходились без иллюстраций, хотя потребность в них была велика. Вот что писал в своём «Калейдоскопе» Я.Ф. Мултановский о покупательском спросе на Алексеевской ярмарке в 1904 г.: «Всего за ярмарку продано около 8 тысяч книжек и до 5 тысяч картин. Спрос на картины объясняется тем, что они1) служат комнатным украшением к празднику Пасхи,2) они одинаково понятны для грамотных и неграмотных… Из лубочных сюжетов первым по спросу был сюжет войны с Японией… Картина войны с Японией, имевшаяся в количестве 100 экземпляров, разошлась в течение полусуток… второе место по спросу занимала картина «Цари и правители всего света», на которой покупатели ныне отыскивали прежде всего японского государя… Много покупалось, несмотря на дорогую цену (20–35 коп.), карт Дальнего Востока, их продано до 200 экз.» 1. Как видим, крестьяне не просто хотели знать, что происходит на фронтах Русско-японской войны, но и увидеть, как воюют «наши миленькие солдатики» с «окаянными японьчами», «некошной бы их побрал», как выглядит их государь, где происходят военные действия. «За недостатком карт, в одной из деревень Слободского уезда, на дверях пожарного сарая была нарисована дёгтем карта театра военных событий, на которой важные пункты означены мелом» 2.

Отражая спрос на иллюстрации газетных сообщений, «Приложение к «Вятским губернским ведомостям»» в 1904 г. поместило на своих страницах ряд фотографий о Русско-японской войне. Но в целом для вятских газет конца XIX – начала XX вв. фотографии являются очень редким явлением.

В то же время спрос на иллюстрированные периодические издания с каждым годом рос. Об этом свидетельствует успех «Нивы» А.Ф. Маркса и настоящий бум подобного вида изданий. Кроме специальных иллюстрированных изданий, начинают выходить иллюстрированные приложения к ежедневным газетам. Наиболее известны «Новая иллюстрация» – приложение к газете «Биржевые ведомости», бесплатные приложения к газетам «Голос Москвы», «Новое время» и другие.

2004 № 7.jpg

В 1911 г. редактор-издатель газеты «Северное слово» в Вятке Н.Д. Михайлов принял решение издавать, по примеру столичных газет, со следующего года иллюстрированное приложение. Поскольку газета «Северное слово» имела устойчивую репутацию реакционного издания, её история специально не исследовалась3. Свою историю газета ведёт от «Прибавлений к «Вятским губернским ведомостям»» (то есть с 1838 г.), которые стали выходить с 1899 г. три раза в неделю (вторник, четверг, субботу) в качестве отдельного периодического издания под названием «Приложение к «Вятским губернским ведомостям»». Газета имела успех у читателей и с 1905 г. стала ежедневной, сменив название на «Вятский вестник» с подзаголовком «Особое издание неофициальной части «Вятских губернских ведомостей»». В апреле 1908 г. этот подзаголовок снят, но связь с «Вятскими губернскими ведомостями» сохранилась не только в том, что они обе печатались в губернской типографии, но и в том, что редакцию газеты, как и прежде, возглавлял редактор «Ведомостей». В 1910 г. газета вновь меняет название на «Голос Вятки», но снова с общим с «Ведомостями» редактором. В апреле 1911г. редакция известила своих подписчиков, что со 2 апреля 1911 г. вместо газеты «Голос Вятки» они будут получать «Северное слово»4. Сменилось не только название, у газеты появился «свой» редактор-издатель. Газета, редакция которой помещалась на ул. Преображенской (ныне – ул. Энгельса), между улиц Царёвской (Свободы) и Никитской (Володарского) во флигеле дома Репиной, просуществовала до 1915 г. В этот год из-за военных трудностей редакция была вынуждена сначала уменьшить формат газеты и отказаться от собственного помещения, переехав в здание губернской типографии, а затем, после очередного (более чем на 20 %) повышения цены на бумагу, прекратить издание5.

С именем первого редактора-издателя «Северного слова» Н.Д. Михайлова и связано появление первого на Вятке иллюстрированного приложения. В 1912 г. выходило два ежемесячных приложения – иллюстрированное и литературное, каждое на восьми страницах6. Подписка с двумя приложениями составляла на год 7 руб., учителям школ, низшему медперсоналу и крестьянам – 5 руб. 60 коп. Подписка на «Вятскую речь», основного конкурента «Северного слова», стоила 6 руб., на «Ниву» – самый популярный иллюстративный еженедельник – с пересылкой и 52 книгами бесплатных приложений – 8 руб., на большевистскую «Правду» – 4 руб. 60 коп.

Литературное приложение газеты «Северное слово», печатавшее отечественные и переводные повести и рассказы, юморески, стихи, популярности не снискало и, просуществовав год, прекратилось. Судьба же другого приложения была более счастливой. «Успех среди наших читателей Иллюстрированного приложения к «Северному слову» в течение подписного 1912 г., – писала редакция газеты, – превзошёл наши скромные ожидания, а потому в будущем 1913 подписном году мы решили, чтобы не опаздывать за событиями мировой жизни, давать эти приложения в размере 4-х страниц еженедельно»7.

«Иллюстрированное приложение» выходило при воскресном номере газеты, о чём редакция обязательно предупреждала читателей: «При этом номере рассылается наше «Иллюстрированное приложение»». Издавалось оно в чёрно-белом цвете на 4-х страницах форматом 28х36 см. Праздничные номера исполнялись в коричневых тонах на 4–8 страницах того же формата. Собственного редактора оно не имело, потому выходило за подписью редактора «Северного слова» Н.Д. Михайлова, а после его смерти в январе 1915 г. – Ф.А. Стрепетова. Выпуск приложения прекратился в октябре 1915 г. по той же причине, что и газеты – военная дороговизна.

Отличием «Иллюстрированного приложения» к газете «Северное слово» от столичных приложений было практически полное отсутствие в нём текста. Если не считать подписей и иногда небольших (в один-два абзаца) пояснений к иллюстрациям, всё место на страницах занимали фотографии и рисунки. Исключение составили первые номера за 1912 г., где фотографии сопровождались текстом статей (как в столичных иллюстрированных изданиях). Для примера можно назвать статью с фотографиями о Вятском художественном музее (1912, № 1). Но обычно статья печаталась в газете, а иллюстрации к ней – в «Иллюстрированном приложении», сопровождаемые пометкой (См. № такой-то «Сев. слова», статья такая-то). Так была издана статья «Вотяки Малмыжского края»8 с помещёнными в приложении фотографиями удмуртского праздника «Окаяшки» и национального танца «Тройка», изготовления кумышки, молельного родового шалаша и т. д., а также статья об Александровском Нартасском низшем сельскохозяйственном училище и ряд других (1913, № 30, 37/38).

Отвечая запросам читателей, редакция много публиковала портретов отечественных и зарубежных политических и общественных деятелей, фотографии различных событий в России или мире: Балканские войны, гибель «Титаника» и дело Бейлиса, открытие IV Государственной Думы, годовщина гибели Столыпина и многое другое. Широко освещалось на его страницах празднование 300-летия царствования Дома Романовых. С начала Первой мировой войны страницы заполнены фотографиями из серии «Наши герои», «Наши союзники», «Техника современной войны», «Картины войны», «В госпиталях и лазаретах города Вятки». Кроме политических событий, на страницах печатались фотографии новой техники – гигантских пароходов, самолётов и небоскрёбов, помещались рисунки и фотографии из повседневной жизни России и иностранных государств, в том числе и те, которые в советские годы относились к рубрике «Их нравы». Например, рисунок с благотворительного базара в пользу строительства женской больницы в штате Огайо (США), где продавались одни лишь поцелуи. Минимальная плата за поцелуй – один доллар. «Более одарённые продавщицы получали за каждый поцелуй от 5 до 10 долларов. «Покупателям» пришлось устроить между собой очередь. Базар дал 20 тысяч чистого дохода» (1913, № 42). Но особенно доставалось «бесчинству» английских суфражисток и «нелепостям» женской моды. Часто публиковались портреты учёных, художников и писателей в связи с их юбилеями. Что касается международной и всероссийской жизни, чаще всего это были перепечатки из «Нивы», «Искры», «Огонька» и других отечественных и зарубежных иллюстрированных журналов, не всегда с указанием на источник.

Местная же иллюстрированная хроника состояла из оригинальных фотографий первых вятских фотокорреспондентов. На страницах «Иллюстрированного приложения» публиковались портреты местных деятелей: губернаторов И.М. Стаховского и А.Г. Чернявского и их жён, вице-губернатора Д.О. Тизенгаузена, первого председателя окружного суда Р.П. Ренненкампфа. По случаю смерти были помещены фотографии С.О. Якубовского, А.Я. Прозорова, пользовавшихся глубоким уважением жителей города. Много публиковалось групповых снимков: редакция «Северного слова» (1915, № 2), «Общество северных охотников» и их гости в охотничьем домике (1914, № 1), «Вятские соколы» – группа учеников во главе с преподавателем Сокольской гимназии И.В. Штангелем (1913, № 28), группа офицеров квартировавшего в Вятке 193 Свияжского полка (1912, № 1) и другие, в том числе и к земскому юбилею 1914 г. А также помещены фотографии, рассказывающие о событиях в городе и губернии: «Праздник городовых и пожарных 2 части г. Вятки» (1913, № 40/41), «Весеннее наводнение в г. Сарапуле» (1914, № 27), «Праздник «союзных» флагов в сл. Кукарке» (1914, № 43), фотографии «Из жизни Вятского кружка рыболовов-охотников» (1913, № 43) и другие.

Что касается художественных картин, то чёрно-белые репродукции популярностью у вятского читателя не пользовались,9 и, не имея возможности давать цветную печать, редакция практически их не публиковала. Исключение составили картины В.М. Васнецова «Баян» и «Преферансист» (1913, № 14, 22). Карикатуры, в отличие от репродукций картин, порой занимали до половины площади «Иллюстрированного приложения». Были перепечатки из других иллюстрированных изданий, но больше было своих, посвящённых местным событиям. Много доставалось либеральным земским деятелям, довольно злые карикатуры на которых помещались в рубриках «Наши авиаторы», «Наши иллюстрации», «Неудачники», «Знакомые все лица». Особенной нелюбовью у редакторов «Северного слова» пользовался их главный конкурент – газета «Вятская речь», главного редактора которой (Н.А. Чарушина) иначе как в виде чёрта с рогами и козлиной бородой или какой-нибудь другой нечисти и не изображали. Доставалось и главному спонсору «Вятской речи», владельцам Слободского пивоваренного завода Александровым, которых газета обвиняла в спаивании вятского мужика (1913, № 26). Что, впрочем, не мешало рекламировать на страницах газеты и приложения другого производителя пива – К.О. Шнейдера. Карикатуры иногда сопровождались стихотворными подписями:

Бежит по улице собака,
Идёт Ш… тих и мил.
Ой, пёсик, берегись, однако,
Чтоб он тебя не укусил.

Расстилается, как кошка,
Выгибается, как змей.
Отчего ж таких людей
Мы чуждаемся немножко.

Кроме «Вятской речи» и деятелей Вятского земства, мишенями для карикатур служили Волго-Вятское пароходство, Вятское общественное собрание, Вятское коммерческое училище, Вятское благотворительное общество. Но помещались и зарисовки из жизни города: «14–15 февраля Вятка набралась страху: появился волк, которого не только будто видели, но даже будто преследовали» (1913, № 11). Особо следует выделить рубрику «Артистическая галерея», где помещались шаржи и карикатуры на выступавших в Вятке артистов-гастролёров и любителей, например, на Ф.И. Шаляпина и известного вятского музыканта Н.Б. Кохановича (1913, № 7).

С началом Первой мировой войны практически исчезают сюжеты на местные темы, их вытесняют карикатуры на Германию и её союзников – Австро-Венгрию, Турцию, Болгарию.

Печатали в «Иллюстрированном приложении» различные графики, диаграммы, карты и тому подобное. Особенно интересен «Наглядный план г. Вятки с обозначением мест продажи крепких напитков», на котором обозначены все 9 казённых винных лавок, 7 трактиров, 8 рейнских погребов и 82 пивные лавки. При населении в 48 тысяч одна пивная приходилась на 600 жителей города.

Можно по-разному относиться к содержанию и направленности «Северного слова», но что газета и «Иллюстрированное приложение» к ней содержит богатый материал о жизни Вятской губернии начала XX в. – несомненно. И то, что до сих пор у библиотеки им. А. И. Герцена нет указателя содержания газеты «Северное слово» – «Голос Вятки» – «Вятский вестник», значительно затрудняет использование этого материала исследователями, и он остаётся не востребованным в полной мере.

Примечания

1. Мултановский Я.Ф. Калейдоскоп // ПКВГ на 1905 год.— Вятка, 1906. С. 192–193.
2. Там же. С. 206.
3. Маконина С.Я. Русская дореволюционная печать (1905–1914).— М., 1991. С. 159–160;  Сергеев В.Д. Из истории вятских газет.— Киров, 2002. С. 88–90.
4. Голос Вятки. 1911. 31 марта (№ 71). С. 1.
5. Сев. слово. 1915. 30 дек. (№ 274). С. 1.
6. Там же. 1912. 8 янв. (№ 1). С. 1.
7. Там же. 25 нояб. (№ 264). С. 1.
8. Там же. 1913. 19 июня (№ 130). С. 2.
9. Мултановский Я.Ф. Указ. соч. С. 192.