Благодаря уму и трудолюбию: Вятский судовладелец Я.Ф. Тырышкин

Е.В. Березин

В полдень 26 сентября 1903 г. к пристани в г. Вятке медленно подходил пассажирский пароход «Дед»1 с приспущенным в знак траура флагом на кормовой мачте. Он доставил гроб с телом вятского купца 1-й гильдии, потомственного почётного гражданина Я.Ф. Тырышкина (1839–1903), неожиданного скончавшегося в Казани. Так завершилось последнее плавание одного из самых известных вятских судовладельцев.

Яков Фомич происходил из крестьян д. Полом Троицкой волости Вятского уезда. Образование получил в сельской школе с. Быстрица. С 16 лет занялся извозным промыслом, перевозя разнообразные товары между Москвой, Нижним Новгородом, Казанью, Вяткой и другими городами. В 1870 г. на правах временного 2-й гильдии купца открыл в г. Вятке транспортную контору. В 1874 г. он уже вятский 2-й гильдии купец, через 8 лет – купец 1-й гильдии. В 1880 г. основал собственное буксиро-пассажирское пароходство.

Пароходы Тырышкина бороздили Вятку, Каму, а также Волгу от Астрахани до Рыбинска. Первоначально его флот, состоявший из трёх пароходов, мог претендовать только на шестое место в вятском судоходстве. Впереди были созданные ранее и уже накопившие опыт работы предприятия Т.Ф. Булычёва, А.А. Казенина, А.Е. Шубина, А.В. Якимовой, И.М. Стойлова.

Незаурядный ум, природная смётка и кипучая энергия позволили новоявленному пароходовладельцу настолько успешно вести дело, что уже к середине 1880-х годов новое «Пароходство и транспортирование кладей Я.Ф. Тырышкина» прочно заняло второе место по объёмам перевозок пассажиров и грузов по р. Вятке, уступая лишь пароходству Булычёва, существовавшему с 1863 г.
Если Т.Ф. Булычёв (1847–1929) одевался по-светски изысканно, слыл англоманом, то Тырышкин выглядел совсем по-другому. «Это был не человек современной моды, а простой степенный русский мужик в длиннополом кафтане и сапогах, но своею серьёзностью, внушительным и уверенным видом сразу выделялся из толпы»,— замечал один из биографов купца Н. Озеров2.

Разумеется, помимо пароходов, он владел различными постройками. «В списке лиц, имеющих право участвовать в съезде избирателей г. Вятки, для выбора гласных в Вятское уездное земское собрание…» наряду с другими значится вятский 1-й гильдии купец Яков Фомич Тырышкин, владевший недвижимым имуществом на сумму 4175 руб.3

Получив в аренду два пароходных участка в Пятницкой слободе (ныне ул. Пристанская) в г. Вятке, он не только за свой счёт соорудил деревянные ряжи и расширил набережную4, но ещё и построил в 1885 г. первый в слободе каменный дом.

Неугомонный Тырышкин постоянно наращивал свой капитал и увеличивал численность флота, буквально наступая Булычёву на пятки, но догнать его всё же не смог. Если в навигацию 1887 г. от Нижнего Новгорода до г. Вятки ходили 7 пассажирских пароходов Булычёва, то у Тырышкина – только три5. И через одиннадцать лет, в 1898 г., разница в численности флота оставалась существенной: 9 пароходов у Тырышкина и 19 у Булычёва6.

Один из знатоков местного судоходства тогда же рассказывал, что главная борьба развернулась за пассажира третьего класса – самого массового. Про Тырышкина говорили, что в кассе его пароходства третьеклассный пассажир мог получить булку-копейку, а то и стопку водки по праздникам7.

В навигацию 1888 г. Булычёв заключил с преуспевающим конкурентом конвенцию о совместной деятельности, которая, по мнению Тырышкина, «не привела для развития моего дела к желаемым результатам…»8

Есть предположение, что «совместную деятельность» Булычёв превратил в одну из форм скрытой конкурентной борьбы. Подобным образом он избавился в 1875 г. от Эдуарда Гакса.

Тырышкинские пароходы бывалая публика считала более «человеколюбивыми», способными за меньшую плату оказывать больше услуг. Иногда они брали пассажиров там, где предусматривались только стоянки судов конкурентов. Так однажды поступил командир парохода «Иван», пытаясь высадить пассажиров у пристани Сорвижи, принадлежавшей Булычёву. Пристанская команда встретила «Ивана» шестами и оттолкнула его от дебаркадера9.

Ежегодно весной, по высокой воде, отправлял Тырышкин пару пароходов (обычно это были «Вестовой» и «Малютка») на приток Вятки – Чепцу. Они добирались до г. Глазова, чтобы принять на борт пассажиров, а также «спустить по течению хлебный и льняной товар»10.

На крутых зигзагах конкурентной борьбы кое в чём Тырышкин сумел опередить Булычёва. Так, он показал пример вятским судовладельцам, решившись перевозить «по воде» паровозы и вагоны-платформы для строящейся Пермь-Котласской железной дороги из Нижнего Новгорода в Вятку11. Он же первым застраховал всех своих служащих и рабочих в обществе «Россия»12. А насчитывалось их около 700 человек13.

11.jpg

Яков Фомич Тырышкин

Возможности предприятия Тырышкина существенно уступали возможностям Булычёва, поскольку «пароходство Тырышкина, имея в своём распоряжении глубокосидящие в воде пароходы… в мелководье почти совсем не отправляло пароходов, так что публике приходится пользоваться лишь пароходами Булычёва»14. К тому же булычёвские суда отправлялись с пассажирами из Вятки в Казань ежедневно. Тырышкин долго не мог добиться такой регулярности. Конкурент этим пользовался. Когда не было рейса тырышкинского парохода, Булычёв на правах хозяина положения отправлял из г. Вятки пароходы по «обыкновенной», то есть дорогой, таксе и вывешивал в городе объявления, напечатанные чёрной краской. В дни, когда из Вятки уходили в Казань пароходы обоих главных конкурентов, Булычёв организовывал рейс «дешёвки», о чём уведомлял объявлениями с текстом красного цвета15. Практиковались гонки пароходов, что вызывало нарекания пассажиров.

В 1899 г. Тырышкин, доведя численность флота до 12 пароходов, смог «пускать» их ежедневно16. В ту же навигацию главные конкуренты «…наконец-то пришли к соглашению соблюдать известную очередь в отправке пароходов… Пароходы Булычёва будут отходить из Вятки в 8 часов утра, а пароходы Тырышкина в 2 часа дня»17.

Яков Фомич распорядился также, чтобы «…учащимся всех казённых и общественных заведений, а также сельским учителям и учительницам…» делалась пятидесятипроцентная скидка18. Впрочем, навигация 1899 г. началась для Тырышкина с убытков. В апреле раздавило льдом три его тесовых лабаза в г. Вятке, а также унесло с места стоянки два парохода, пристань, баркас и 4 баржи с 34 рабочими на борту. К счастью, всё унесённое льдом «…было поймано ниже лаптевских заводов, близ Филейки»19.

Хрупкое равновесие между традиционно соперничавшими ведущими вятскими пароходствами Булычёва и Тырышкина нарушил П.И. Александров – преуспевающий молодой предприниматель из г. Слободского, предложивший заключить тройственное соглашение. Сам Александров, располагая в 1900 г. малочисленным флотом из четырёх паровых судов, не мог в одиночку претендовать на ведущую роль в вятском судоходстве. Умный и расчётливый слободской купец сделал правильный вывод – время судовладельцев-одиночек прошло. Ещё бы, на его глазах прекратило существование вятское пароходство К.А. Шубина с флотом из трёх пароходов, успешно работавшее около двух десятилетий. А на соседней реке Каме объединение Любимова и братьев Каменских способствовало процветанию нового предприятия.

В 1900 г. пароходства Булычёва, Тырышкина и Александрова объединились для совместной работы под фирмой «Булычёв», а через два года их владельцы организовали акционерное Товарищество Вятско-Волжского пароходства, прозванное в народе «пароходной монополией».

В общее владение Товариществу Я.Ф. Тырышкин, помимо 12 пароходов, передал 34 баржи и баркаса, 8 пристанских дебаркадеров (в Котельниче, Чистополе, Орлове, Козлове, Вятке, Кукарке, Вятских Полянах). В правлении Товарищества он занял пост директора, владея вместе с сыновьями Александром и Иваном 960-ю паями (больше было только у Т.Ф. Булычёва – 1553 пая).

Стоит отметить, что ещё будучи судовладельцем-одиночкой, Яков Фомич приучал сыновей к ведению дел. Во всяком случае, в 1896 г. его старший сын подписывает объявления «Главной конторы пароходства Я.Ф. Тырышкина» как «управляющий А. Тырышкин»20. В ту пору Александру Яковлевичу исполнилось 34 года – возраст рассудительной зрелости для мужчины. Он уже унаследовал пост отца в правлении Товарищества Вятско-Волжского пароходства. В дальнейшем семейство Тырышкиных утратило свои паи в общей доле и влияние в «пароходной монополии».

Дольше других сыновей Я.Ф. Тырышкина с речным флотом был связан Иван Яковлевич. В первое десятилетие советской власти он жил в столице вятских речников пос. Аркуле и работал в плановом отделе судоремонтного завода. Был очевидцем, а, возможно, и участником перестройки названного в свою честь парохода «Иван», который по окончании капитального ремонта получил новое название «Бебель».

Аркульские старожилы припоминали, что тогда Иван Яковлевич крепко пил. На останавливавшихся у пристани пароходах требовал водки из буфета. Как истинно русский человек, он не мог пить в одиночку. Чаще других компанию ему составлял отец будущего директора Аркульской школы Н.Я. Исакова, репрессированный в 1937 г. за общение с представителем социально чуждого сословия. Сам И.Я. Тырышкин догадался уехать из Аркуля до разгула «врагомании».

Возвращаясь к Якову Фомичу Тырышкину, подчеркнём, что он не замыкался только на делах пароходства и торговых операциях. Усердно занимался благотворительностью. Немалые деньги вложил в Донскую Богородицкую (Стефановскую) церковь г. Вятки, где в течение 30 лет исполнял обязанности старосты.

Много сделал для помощи пострадавшим от неурожаев, совместно с П.П. Клабуковым участвовал в создании приюта-прибежища для слепых. Там лишённые зрения или слабовидящие обучались различным ремёслам, что давало им возможность зарабатывать на кусок хлеба. Не случайно «…общее собрание Вятского благотворительного общества постановило выразить искреннюю благодарность… Я.Ф. Тырышкину за пожертвование, оказываемое дому трудолюбия…»21

Я.Ф. Тырышкину посчастливилось жить в такое время, когда приветствовалась и поощрялась частная инициатива. Но не будем забывать, что выдвинулся он всё же благодаря незаурядному уму и трудолюбию. Теми же качествами отличаются и его потомки. Среди них – кировский архитектор Михаил Григорьевич Лихачёв, сын одной из пяти дочерей судовладельца Анны Яковлевны. Недавно в г. Кирове побывал основатель движения «митьков», талантливый художник из Санкт-Петербурга Дмитрий Владимирович Шагин – праправнук Я.Ф. Тырышкина.

Примечания

1. Хроника // Прил. к ВГВ. 1903. 30 сент. (№ 115). С. 2.
2. Озеров Н. Яков Фомич Тырышкин: [Некролог] // Прил. к ВГВ. 1903.  27 сент. (№ 114). С. 2.
3. ВГВ. 1882. 4 дек. № 97 (ч. неоф.).
4. Хроника // Прил. к ВГВ. 1899. 24 июля (№ 73).
5. Клезв С. Из путевых заметок // ВГВ. 1887. 23 сент. (№ 76).
6. ПКВГ на 1899 год.— Вятка, 1898.
7. Прозоров А.А. Город Вятка и его обитатели // ГАКО. Ф. 176. Оп. 1. Ед.  хр. 420.  Л. 17.
8. Объявления // ВГВ. 1889. 25 янв. № 7 (ч. неоф.).
9. Никонов Б.П. По реке Вятке // Нива. 1900. Окт. С. 355.
10. Хроника // Вят. край. 1895.  24 июля (№ 48). С. 3.
11. Местный отдел // ВГВ. 1896. 31 июля № 60 (ч. неоф.).
12. Хроника // ВГВ. 1897. 12 марта (№ 21).
13. Озеров Н. Указ. соч.
14. Хроника // ВГВ. 1898. 8 июля (№ 21). С. 6.
15. Никонов Б.П. Указ. соч. С. 354.
16. Повёрстное описание рек Волги, Камы, Белой и Вятки, состоящих в ведении Казанского округа путей сообщения.— Казань, 1899. С. 125.
17. Хроника // Прил.  к ВГВ. 1899. 13 апр. (№ 44).
18. Там же.
19. Там же.
20. Объявления // ВГВ. 1896. 25 мая № 41 (ч. неоф.).
21. Местный отдел // ВГВ. 1895. 16 дек. № 99 (ч. неоф.).