Арт-Центру - 10 лет

Г. А. Кустенко

Арт-Центру - 10 лет. У нас нет своего книжного фонда, каталогов и картотек, компьютера, а зал требует серьезного ремонта.

И все же мы есть, потому что Арт-Центр - это, прежде всего замечательные люди нашего города, общность, созданная ими, духовность, творчество и бесконечный поиск. И особый уклад клубной жизни, а ещё нечто такое неуловимое и эфемерное, чему нет названия и что трудно выразить словом. Может быть, это заинтересованность друг в друге, уважение, внимание к "личным рекордам" каждого, бескорыстие, потребность выразить себя, выслушать и увидеть другого. Нас много. И сегодня мне не хотелось бы констатировать факты, излагать концепции, вспоминать вечера, презентации, художественные выставки и различные проекты, которых за эти годы было - и очень интересных - море. Сегодня я хотела бы поговорить о дорогих мне людях, чьи судьбы переплелись с моей так тесно и так счастливо. Сказать им спасибо. И ещё - многим из них посвящены мои стихотворения и, надеюсь, читатель не осудит, если некоторые строчки здесь прозвучат.

Теперь, когда совсем уже распрощались мы с мечтой о новых концертном и выставочном залах - что ж, ничего в артклубовской жизни не изменилось и всё по-прежнему происходит: разрабатываются новые проекты, успешно реализуются долгосрочные старые. По-прежнему художники стоят в очередь на выставки, писатели хотят презентовать книгу, музыканты бесплатно играют, актеры поют. Как сказал Андрей Драченков: "Тропка сюда давно протоптана, и она не зарастает". А кто-то и вовсе не хотел бы уезжать из этого уже обжитого, уютного и для многих ставшего памятным и дорогим места.

К 1 декабря у нас обязательно расцветает декабрист, а под потолком вот уже который год рвется в небо эскадрилья бумажных самолетиков. Это часть оставшегося от выставки дизайнерского экспоната "Стройный косяк нереализованных рекламных идей". Некоторые из этих самолетиков посбивали со временем ребятишки, какие-то были перекрашены в коричневый цвет уже другим художником.

Ещё у нас прижилась стайка разноцветных бабочек. Они тоже не улетают, только подчас разбиваются. Это наши клубные стаканы - подарок колумбийки Марии (просто Марии, поскольку не помню полного её имени). Несколько лет висевшее в фойе большое зеркало в роскошной тёмной раме с откидным столиком - тоже оставшийся от выставки экспонат. Идея дизайнера Владимира Шкляева, его же золотые руки. Правда, когда мы уже совсем было привыкли к сему произведению искусства, зеркало было продано и увезено. Жаль.

Никогда не забыть, как вот здесь, у этого зеркала, упал на колени и плакал, слушая скрипку и окликая судьбу, Андрей Малиновский. "Может, просто, он был молодым...", - написала я тогда в стихотворении, ставшем любимым. Как назывался их большой фотографический проект, задуманный сразу для трёх выставочных площадок города? Что-то сложное: "Инерциальные системы отсчёта в лабиринтизме..." Первую часть этой акции, концептуальную (классик-экспозицию и пресс-конференцию) мы организовали в Арт-Центре. Здесь же в спорах рождался новый для Вятки творческий союз - фотохудожников. Валерий Гагаринов, Андреи - Курятков, Драченков, Малиновский... Вот в клуб приходит Малиновский, и всем становится как-то радостнее. Однажды он сделал мой фотопортрет, который я храню. Недавно мы опять помянули Андрея. Такой талантливый и так рано ушедший...

Хозяйка Арт-Центра - заслуженный работник РФ, член Союза писателей России Г.А. Кустенко. Фото Т. Рыловой

Мастеров художественной фотографии называют теперь несколько прозаично - фотооператорами. Владимир Покрышкин считает себя светописцем. Он автор постоянной экспозиции клуба "Памяти П. С. Вершигорова". Это несколько больших, тематически цельных фотографий, посвященных известному вятскому живописцу и первому председателю нашего клубного совета. На самой большой из них художник запечатлён в своей знаменитой мастерской на фоне своей картины "За синей птицей". Называя себя "старым общественником", принимая сердечное участие в организации клуба на самом начальном его этапе, Петр Саввович дважды оказывал нам честь и выставлял здесь свои работы. Советовал (мудро и по-доброму), делал замечания (справедливые и весомые), иногда корректировал планы и заглядывал (по дружбе) в отчеты. Все первые наши художественные выставки - его инициатива и его непосредственная помощь. Теперь Петра Саввовича нет с нами вот уже шестой год. Но порой так отчетливо слышатся в тишине его узнаваемые шаги, так явственно ощущается его присутствие. Человек необычной судьбы и редких личностных качеств, он был очень популярен в нашем городе, а круг его друзей и поклонников был столь же широк, сколь и разнообразен. Неудивительно, что и теперь перед его фотопортретом люди останавливаются и вспоминают каждый своё: кто-то встречал на реке его моторку, кто-то давным-давно помогал обустраивать мастерскую или покупал для личной коллекции работу. А что уж говорить о художниках - каждый поклонится. Да все ли знают, что наша библиотека обладает большим полотном художника на историческую тему "А. И. Герцен на открытии Вятской публичной библиотеки?" Мне довелось помогать автору в работе над картиной, собирать подготовительный материал. Помню, как тщательно он изучал портреты вятских знакомых А. И. Герцена, книги первых лет существования библиотеки, приметы быта и костюма того времени. Картина получилась красивой, нарядной, исторически достоверной. Её некоторая декоративность создаёт праздничное настроение, а торжественность изображаемого события соответствует атмосфере духовности нашей библиотеки.

Петр Саввович Вершигоров (справа) на одном из заседаний Арт-Центра. Рядом Маргарита и Андрей Широковы. Фото Т. Рыловой

В 1996 г. библиотека выпустила подготовленный Арт-Центром персональный указатель "П. C. Вершигоров". В современной библиотечной практике издание библиографического пособия о художнике - явление редкое. Теперь этот указатель хранится в главных библиотеках и музеях страны, получил высокую оценку, а для самого художника стал дорогим и ценным подарком. В моей книге "Школа фехтования" (Киров, 2001) опубликован большой цикл стихов, посвященных памяти этого замечательного человека. Не устану благодарить судьбу за дружбу, внимание и заботу, которыми он дарил меня в последние годы своей жизни.

И ещё одному моему замечательному другу, шведскому дипломату Франку Ортону посвящён в той книге стихотворный цикл. Я познакомилась с ним здесь, в Арт-Центре, на одной из выставок. Вспоминаются первый кофе и первый диалог (он на хорошем, я на плохом английском), поиски, связанные с его родословной, в которой отсутствующие звенья - наши земляки со шведскими корнями. А потом была переписка по поводу этих корней, и Стокгольм - летний, ветреный, весь какой-то прозрачный и акварельный. И очень романтичный: Балтика, каштаны, рододендроны, парусники, воздушные шары, старый город с его крохотными магазинчиками, кафешками, картинными галереями; парки, музеи, скульптуры Карла Миллеса, поездка в Упсалу и стихи "Города и годы".

Франк художественно одарен, любит поэзию, а его апартаменты в Стокгольме напоминают музей. Европейская образованность и безукоризненные манеры непостижимым образом сочетаются в нём с мальчишеским озорством и лихачеством. Побывав у нас дважды, он уже легко ориентируется в Кирове. Познакомился со своими недавно найденными родственниками, приобрёл у Сергея Горбачёва акварель и сфотографировался в королевском платье в мастерской Татьяны Тимкиной. А в Слободском Франк несказанно удивил меня, сыграв на музейных колокольчиках шведскую национальную песенку. Вот только библиотеку нашу он увидел в санитарный день, и вид у неё был далеко не парадный. А впрочем, наверняка в его памяти останутся не щётки, веники и вёдра для поломытия, а те замечательные издания, которые он оценил во время своей экскурсии в отдел редкой и ценной книги.

О зарубежных гостях Арт-Центра разговор особый. Немцы, венгры, поляки, шведы, американцы... Вечер с американскими школьниками запомнился тем, что совпал со стихийным бедствием - жутким ливнем и, как следствие, - наводнением у входа. Весело и взбудораженно, радуясь приключению, пробирались они в клуб по тоненькой дощечке, долго сушились и обогревались чаем, а потом допоздна пели и танцевали.

В презентации книги Ольги Бакиной "Родина моих детей" (Киров, 1997) принимала участие немецкая делегация. Почему-то этих немцев очень удивило, что столь молодой автор может так открыто и откровенно высказывать свои смелые мысли, да ещё и публиковать их. "Демократия у вас, - говорили, - и свобода. У нас такого нет".

Вот что мне нравится в Арт-Центре и вот за что его ценят в городе: здесь мы находим интеллектуальную свободу, разнообразие творческих жанров и стилей, простор для воображения и отсутствие всяческих запретов. Одним начинающим авторам мы помогли творчески определиться, другим приобрести известность и популярность. Конечно, возникают и представляют сложность проблемы вкуса, подчас приемлемости, но они решаются во многом благодаря нашим общественным экспертам.

На полках старого книжного шкафа, где терпеливо собирается годами всякая необходимая мелочь, хранятся малюсенькие гвоздики, обрывки разнообразных верёвочек, вощеные новогодние фонарики и прочие всевозможные дизайнерские штучки. Это Арт-Центру от художника Анатолия Пестова. В последние годы он, пожалуй, более всех помогает клубу в организации выставок. Часто выставляется сам. И персонально, и коллективно, и всей своей большой семьей, в которой 6 художников. С ним у меня связаны воспоминания о международной плакатной акции "Я не хочу ненавидеть", об инновационном проекте "Современные технологии в изобразительном искусстве", о многочисленных молодёжных выставках и дизайнерских проектах. Да, чуть не забыла важное - у нас с ним был общий творческий вечер. Синтез поэзии и живописи. К каждому моему стихотворению Анатолий по настроению подобрал свою работу. Очень тонко, деликатно, со вкусом. Это было интересно. Анатолию Пестову мы с художницей Нелли Зубаревой благодарны ещё и за память о П. С. Вершигорове. Ежегодно 28 сентября мы приходим к нему в мастерскую, которая прежде долгие годы принадлежала нашему ушедшему другу. Помянуть. В стенах этой мастерской с давних времен обитает уже привыкший к запаху краски маленький домовой, и так хочется, чтобы он относился только с добром к нынешним хозяевам.

Моя дорогая Неля. Я подружилась с ней после артклубовской выставки гобеленов "Немного солнца в холодной воде". А до этого знала её по жолобовскому портрету: роковая красавица в изысканной шляпке с загадочным взглядом. Это художественный образ. А в жизни Нелли Зубарева - большая труженица, рабочая лошадка, трудолюбивая пчёлка - ведь, чтобы сплести гобелен, надо много терпения... "Твоя дорога выстлана ковром и выткана не ниткой, а добром..." - это о ней. В Неле нет ни капельки таких, многим женщинам свойственных, качеств, как зависть и тщеславие, мнительность и копание в мелочах. Она видит в человеке главное и судит его по этому главному. Я на себе почти ежедневно ощущаю её заботу, доброту, домовитость, искренность, широту души и ту милую наивность, которая свойственна очень порядочным людям. С Нелей мы часто ходим в церковь и на кладбище, иногда в театр и на концерты. Много лет преданная клубу, она - самый постоянный участник наших встреч.

Ещё один друг, которого мне подарил клуб, - Владимир Шапошников, почётный читатель нашей библиотеки. Билет № 12 был вручен ему здесь же, на его творческом вечере. Один из немногих встретившихся мне в жизни бессеребренников - бескорыстный, благородный. Талантливый музыкант. После каждого его концерта хочется писать стихи. И пишется. "Музыканта профиль острый, колдовской такой рояль...". С Владимиром Юрьевичем я связываю высокий уровень музыкальных проектов нашего клуба - например, российской премьеры "Музыка эпохи Баха", с которой мы выступили в культурном марафоне. А его личное участие в наших концертах, его бесконечные поиски для нас все новых и новых исполнителей!.. А сколько мы корпели с ним над разными артклубовскими планами, идеями, концепциями!.. А ещё у него есть мечта о рояле. С роялем наша жизнь стала бы намного ярче. С Владимиром Шапошниковым я привыкла советоваться, делиться самым сокровенным, вести порой долгие и столь необходимые для душевного равновесия разговоры.

С детства так было, что музыканты и актёры для меня - люди иных миров, высшие и неземные существа, перед которыми робеешь и тушуешься. Певица Марина Назарова, солистка филармонии - человек увлечённый, деловой, энергичный и обязательный. С ней надо общаться чётко, быстро, конкретно. Но это если по делу, а если по душам - она обаятельная умница, красавица. Прекрасный педагог. Это она - автор идеи интересно реализованного в прошлом году проекта "Музыканты Вятки. Мастер-классы". Голоса "звездочек" Марины Назаровой не раз и не два за последние годы звучали в нашем зале на радость мамам-папам и учителям, друзьям и нашим артклубовцам. Вспоминаю, что переезд Марины Евгеньевны в Киров на постоянное жительство совпал с открытием нашего клуба. Наверное, поначалу ей не хватало творческого общения, и вот её представили мне по всем правилам этикета ("вывели в свет"), а вскоре она уже пела - и как! - на нашем памятном японском вечере. Творческая судьба Марины Назаровой на Вятской земле сложилась счастливо. Но вот что особенно для меня приятно: несмотря на успех её больших сольных концертов и обширную педагогическую деятельность, Марина всегда находит возможность для камерных выступлений в нашем зале. Как-то она призналась, что только здесь в Вятке по-особому полюбила стихи.

У сборника вятской женской поэзии "Только любовь" (Киров, 1993) нынче тот же юбилей, что и у Арт-Центра - десять лет. Композитор Нонна Кузьминична Попова написала три романса на мои стихи из этого сборника, а Марина их впоследствии не раз исполняла на встречах, вечерах, концертах... Иногда, помню, мы выступали втроём - нашей небольшой дружной творческой группой. И даже гастролировали по области. Милая, добрая, безотказная и бескорыстная подвижница Нонна Кузьминична! Из книги в книгу включаю посвященное вам стихотворение "Первый рояль", от всей души благодарю за внимание к моему творчеству. Здоровья Вам!

Ещё мне хотелось бы поклониться сегодня Кате и Сергею Горбачёвым. Катя и Сергей - украшение нашего салона. Подчас совестно: так часто я обращаюсь к ним за помощью разного рода. Оба они были попеременно ведущими моих творческих вечеров, а Катя вела однажды и большой юбилейный вечер всей библиотеки. Катя - филолог, актриса, тонкий знаток поэзии. Она любит всё новое, у неё превосходный вкус. Немногие умеют так точно выразить мысль или чувство, как она. В трудные скорбные мои дни Катя более чем кто другой умела утешить. И кстати, очень умно и тактично она редактирует уже не первую мою рукопись.

Памятуя о том, что в стихах все сбывается, и желая Кате Горбачевой только добра, назвала посвящённое ей стихотворение "Оберег для Кати". Как-то к Новому году она подарила мне пуансеттию - цветок, иное название которого "Звезда Рождества". И вот новая тема для стихов - "Цветок Рождества и я - мы вдвоём...".

Сергея у нас в городе знают как признанного мастера акварели и опытного педагога. Он обаятелен, умён, красноречив, давно популярен. С его участием всё у нас происходит как-то особенно возвышенно, артистично и профессионально. Нельзя сказать, чтобы он любил "тусоваться", но вместе с тем в культурных программах клуба участвует охотно, прекрасно поёт под гитару и без, остроумно рассказывает. Проводит здесь мастер-классы, консультирует. Иногда что-нибудь приколачивает и красит. Его выставки в нашей галерее - всегда событие. (Например, об их совместной с Петром Серкиным экспозиции "По репинским местам" большой материал с обилием фотографий опубликовал журнал "Библиотека"). Однажды Сергей сказал Арт-Центру комплимент: "Здесь всё по-честному". Что ж, спасибо. Горжусь. А ещё помню прекрасный летний вечер. Тогда в обычае у нас была складчина, публика приходила с конфетами и пирожными, а Горбачёвы принесли огромный сладкий арбуз. И был праздник.

На слуху художественной интеллигенции Вятки такие группы, как "Арс Нова", "Лабиринтисты", "Подпесто", "Арт-Азарт" - и все они по-своему освоили галерею нашего клуба и как творческую мастерскую, и как экспериментальную площадку, проводят здесь мастер-классы.

Андрей Ситников - скульптор, участник многих художественных выставок, в том числе и нескольких оригинальных артклубовских. Его скульптурные работы - необычные, сложные по замыслу конструкции - соединение дерева и металла, многозначные, фантастичные. Бытует расхожее выражение о чиновнике с человеческим лицом. Про Андрея не скажешь даже так: на своей должности госслужащего он, прежде всего, художник. Его воображению, замыслам, идеям поражаешься. Но что удивительно: все они чаще всего реализуются. Сказать, что Андрей умный, честный, порядочный, справедливый - мало. Он ещё и очень добрый. И красивый. Преданно любит свой дом, семью, близких. Для себя я считаю Андрея Ситникова нынешним председателем клубного совета. С ним, который всё понимает с полуслова, легко делиться впечатлениями, иногда плакаться в жилетку. Без его дружеской и деятельной поддержки было бы труднее жить.

Дух элегантности посетил Арт-Центр - это об акварелях Татьяны Тимкиной. Теперь она - признанный мастер, участник многих зарубежных и отечественных выставок. А я вспоминаю её первую персональную выставку, которая состоялась у нас и по результатам которой она была принята в члены профессионального союза. Как мы тогда волновались и переживали, продумывали каждую мелочь, мучились с развеской, проклиная хитрые музейные узлы... Её первая тиражная работа в области книжной графики тоже связана с Арт-Центром: она оформила мой поэтический сборник "Аметистовый свет" (Киров, 1997), который впоследствии экспонировался на выставке "Искусство русской книги".

Новая замечательная работа Татьяны Тимкиной - серия иллюстраций к повести Э. Т. А. Гофмана "Золотой горшок" - тоже впервые была представлена в нашей галерее. Акварельные листы вертикального формата, великолепно выполненные технически и динамичные по композиции, отражают размышления писателя о ценностях души, идеальных отношениях поэта и музы, а свой взгляд художника на прочитанное свидетельствует о значимости серии для отечественной книжной графики. Эту экспозицию мы позднее повторили в отделе иностранной литературы в дни его юбилея, а материал о гофманиаде Тимкиной опубликовал журнал "Библиотека". Стихотворение "Акварель" посвящено Татьяне Тимкиной ещё в ту пору, когда мы обе так вдохновенно работали над моей книжкой: "Касается бумаги на добро художница в изысканном наряде. Как тонко ангел отточил перо, как чисто вымыл перышко в прохладе. Вот творчества бессмертная вода ей вдохновенно смешивает краски...".

У Татьяны Евгеньевны, кроме художественного, ещё и педагогический талант. Сейчас она преподаёт в одном из институтов, а несколько лет назад её выпускниками были студенты художественного училища, и среди них - Саша Мочалова, теперь уже состоявшийся поэт и замечательный художник-график. В предисловии к публикации Сашиных стихов в очередном номере журнала "Вятки" (а номер этот мы готовили как раз здесь, а Арт-Центре) Татьяна Евгеньевна написала о своей ученице так: "Сашенька - легкий гость из иных миров, из иных эпох... В стихах, в графических листах она легко перемещается в различные измерения, создавая свой уникальный мир - поэтических снов, миражей, изысканных фантазий и романтической страсти. Всё истина, всё завораживает... Словно сама Муза незримо присутствует с нами, касаясь нашей души невидимым крылом..." В своеобразного поэта со своим сложным духовным миром Саша Мочалова выросла на моих глазах и на глазах всех артклубовцев. Чаще других теперь звучат её стихи в нашем зале: и в спектакле поэтического театра, и в литературно-музыкальной композиции "Дом из лунного камня", и в долгосрочном проекте "Музыка эпохи Баха". Здесь, в клубе, её стихи были записаны для радиостанции "Маяк" и прозвучали на всю страну, здесь она познакомилась со Львом Аннинским (тем самым), который пригласил её в свой семинар, а потом напечатал в московском сборнике. Теперь в Сашиной судьбе - Литературный институт, публикация в "Новом мире", новая, готовая к печати, рукопись. От всей души желаю ей благосклонности поэтической судьбы.

И ещё я очень ценю дружеское расположение Людмилы Суворовой и Александра Мочалова, всей их творческой семьи, с которой в последние годы мы близки и духовно, и по-житейски, и даже по-соседски - они живут рядом. И, наверное, из всех семейных вечеров - их был самым интересным и запоминающимся.

О Людмиле Суворовой - особо. Она не только замечательно талантливый поэт (её последнюю книгу высоко оценила Юнна Мориц), но и необыкновенно добрый человек, общение с которым делает других людей чище, благороднее и совестливее. Её быт скромен, а духовный мир богат и сложен, но потаён, сокровен, всегда не напоказ. В стихотворении, посвящённом её юбилею, есть такие слова: "Смертный грех обидеть ангела, живущего в миру...". Людмила Суворова вместе с Владимиром Катаевым были теми писателями, которые участвовали в жизни литературной молодежи Арт-Центра, помогая начинающим прозаикам и поэтам словом и делом, участвуя в их литературной судьбе.

Гости Арт-Центра. Слева направо: поэтесса Л.Н. Суворова, художник А.Д. Белик и А.П. Мочалов. Фото Т. Рыловой

Молодежное литературное объединение "XXI век" работало при нашем клубе недолго - года два. Но что это было за время для меня лично! Словно вернулось то, свойственное молодости, поэтическое состояние полета, приподнятости, восторженности и романтичности, когда хочется писать стихи и пишется, когда дышится легко, и напрочь забываешь о прозе быта, всех его невзгодах и неурядицах. Юля Веретенникова, Женя Дрогов, Илья Оленев, Илья Васин, Саша Мочалова, Вадим Филатьев... Жаль, что теперь ребята собираются редко. Разъехались. Кто-то поступил в Литинститут. У кого-то сложности с работой. Маленькие дети. Проблемы.

О постоянном общении артклубовцев со старшими писателями много говорить нет надобности. Здесь всё давно отлажено, традиционно, респектабельно - презентации, творческие встречи, вечера памяти с обязательным участием Н. И. Перминовой, В. А. Ситникова, В. И. Морозова, Н. В. Пересторонина, В. Ф. Пономарёва и других, которые умеют и обозначить проблему, и найти неожиданный ракурс в её решении, и создать нужное настроение. Благодарю всех, но отдельно - Бориса Носкова, который помог клубу материально.

Конечно, хотелось бы сказать еще о многих и многих. Об Анатолии Белике, например, который постоянно и бескорыстно помогает в создании галерейных экспозиций (а также учит рисованию наших детей и внуков), о Татьяне Малышевой, остро чувствующей всё новое и неординарное, доброжелательном и безотказном художественном эксперте клуба, о молодом энтузиасте Александре Суворове и его бесконечных поисках в искусстве и жизни, о теперь уже довольно известном фотомастере Саше Воробьёве (Отто Ршере), про стихи которого я написала однажды: "...Живут в подвальчике на фотобумаге. Шуршат тихонько себе, как мыши...".

А Александр Подшивалов, член ассоциации французских художников, как не вспомнить его - ведь однажды он пригласил нас в путешествие по югу Франции в залитые ленивым жарким солнцем маленькие провинциальные приморские городки, и мы "всю долгую зиму летали над Ниццей...".

И ещё низкий поклон преподавателям и студентам училища искусств, преподавателям и учащимся детской музыкальной школы № 1 и художественной школы, всем тем, кого я не успела назвать, но на чей талант, отзывчивость, заинтересованность и доброжелательность очень и очень надеюсь в будущем.

И последний штрих - чуть-чуть о себе. Десятилетие в Арт-Центре оказалось, наверное, одним из наиболее успешных в моей судьбе - и не только производственной, но и литературной. За эти годы вышли две поэтические книги и готова к печати третья, состоялось несколько публикаций в центральной прессе, коллективных сборниках, проводились творческие вечера и встречи, многочисленные выступления, открытые уроки и мастер-классы, были поездки на дни литературы в Москву и по области, командировки в Нижний Новгород и Болдино, романтическое заграничное путешествие, литературная премия, присуждение звания заслуженного работника культуры РФ и участие в работе профессионального союза.

Отчетливо сознаю, что все успехи моего творчества сегодня - это Арт-Центр, его дружеская атмосфера и общение с его людьми - такими разными, но и очень похожими своей жизненной позицией, бескорыстной любовью к творчеству и стремлением к созиданию.