Новый вклад в вятскую пушкинистику

Черниговский Д. Н. Проблема создания биографии А. С. Пушкина в СССР и русском Зарубежье в 20-30-е годы. - М.: Прометей, 2002. - 172 с.

Факт существования вятской пушкинистики сомнения уже не вызывает - свидетельством тому работы К. В. Дрягина, Л. Н. Лузяниной и недавно вышедший научно-художественный сборник кировских ученых и писателей "Пушкиниана: Вятские страницы" (Киров, 1999). Столь же несомненным является и тот факт, что вятская пушкинистика - явление живое, пополняющееся всё новыми текстами. Свидетельство тому - недавно опубликованая книга о Пушкине кировского литературоведа Д. Н. Черниговского.

Существует большая литература, посвящённая изучению жизни и творчества Пушкина. В рамках этой литературы отчётливо выделяется самостоятельное направление - история развития самой науки о великом русском поэте. Серьёзным вкладом в изучение истории пушкинистики является рецензируемая монография. В поле зрения исследователя - проблема создания биографии Пушкина в литературоведении СССР и русского Зарубежья в 20-30-е гг. ХХ в. Автор работы исходит из предпосылки, что необходима выработка правильных ориентиров развития пушкинистики на современном этапе её существования, а для этого, прежде всего, следует осмыслить этапы становления пушкиноведения. Достоинством исследования является обращение к широкому кругу научной литературы, проведение сопоставительного анализа советской и эмигрантской пушкинистики по избранной проблеме, что, по сути, сделано впервые.

В центре внимания - история изучения пушкинской биографии. При этом выделены основные задачи, стоявшие перед биографами поэта в 20-30-е гг. - это решение проблем пушкинской двойственности, автобиографичности творчества поэта, постижения его личностной индивидуальности. При этом история изучения личностной психологии Пушкина прослеживается не только в литературоведении, но и в психологической науке дореволюционной России, СССР и русского Зарубежья, что впервые предлагается вниманию читателя.

Несмотря на идеологические барьеры, советские и эмигрантские ветви пушкиноведения решали общие задачи, стремясь к одной цели - к созданию полноценного жизнеописания Пушкина. Обе ветви, считает исследователь, пришли к однородным результатам - к признанию необходимости создания биографии Пушкина, к признанию единства Пушкина как поэта и человека, к признанию русского гения человеком со сложным психическим складом, обусловившим противоречивость некоторых его поступков и высказываний. Пути, по которым шли пушкинисты СССР и русского Зарубежья, нередко были различными - в силу идеологических, мировоззренческих разногласий, - но единство достигнутых, в конечном счете, результатов, доказывает их истинность.

Истинность этих результатов доказывается еще и тем обстоятельством, что они стали теоретическим фундаментом для биографов Пушкина не только в 1920-1930-е гг., но и были взяты на вооружение пушкинистами наших дней. Внимательный, критический учет этих достижений отечественной пушкинистики XX в., считает Черниговский, позволит выстроить правильный подход к решению задач пушкиноведения на современном этапе его развития.

Автор корректно завершает свою монографию, подчеркивая, что поставленные в ней проблемы нельзя считать уже исследованными и потому закрытыми. Но, несомненно, новаторская работа Д. Н. Черниговского - это большой вклад в исследование создания пушкинского жизнеописания, пушкинской психологии в отечественном и эмигрантском пушкиноведении.

Г. А. Охотина