Главная > Выпуск №4 > Существовала ли вятская летопись...

Существовала ли вятская летопись XV века?
(К вопросу об атрибуции летописного известия 1374 г. о набеге ушкуйников на Вятку)

А. Л. Мусихин

Вопрос о раннем летописании на Вятке очень сложен из-за недостаточности имеющихся сведений и в настоящее время не может быть решен однозначно. Важнейшим в этом отношении является вопрос о происхождении летописного известия 6882 (1374) г. о походе ушкуйников на Вятку. А. С. Верещагиным и А. А. Спицыным вопрос о происхождении данного известия не ставился. Их привлекло первое упоминание топонима Вятка в общерусских летописях под указанным годом, и схожесть летописной даты с датой «Повести о стране Вятской» (далее – ПСВ): 1374 г. – 1174 г. соответственно. Ими был сформулирован тезис об использовании и переработке составителем ПСВ данного летописного известия. Известие 6882 г. рассматривалось ими по более поздним летописным сводам: Воскресенской, Львовской, Никоновской, Типографской летописям (все XVI в.) и так называемому Татищевскому своду1. П. Н. Луппов использовал только Воскресенскую летопись2.

Почти все летописи, в которых находится это известие, впервые указал А.В. Эммаусский: Троицкая (далее – Тр.), Симеоновская (далее – Сим.), Воскресенская, Львовская, Никоновская, Типографская, Ермолинская летописи, Рогожский летописец (далее – Рог.) и Московский летописный свод конца XV в. (далее – МС)3. Эти же летописи называл В. Н. Бернадский, подробно изучивший сообщения летописей об ушкуйниках4. При анализе рассказа 1374 г. Эммаусский опирался на исследование М. Д. Приселкова «История русского летописания XI–XV вв.», на основании которого он считал, что данное событие «было зафиксировано московскими летописцами вскоре после его проведения, не позднее 1389 года» в так называемом «Летописце великом русском» (далее – ЛВР), который вошел в состав общерусского митрополичьего «Свода 1408 г.» (протограф Тр.), а в летописях конца XV–XVI вв. эти известия «несомненно… восходят к Троицкой летописи»5.

Иную точку зрения высказал В. В. Низов, считающий, что сведения ранней вятской летописи (XV в.) о построении г. Хлынова (Вятки), отразившиеся в ПСВ и в поздней (1792 г.) великоустюжской летописи Я. Я. Фриза, «проникли впервые в московские летописи только после 1489 г.», когда Вятка была присоединена к Московскому государству, причем «включению вятского материала в состав Московского свода конца XV в. предшествовала основательная переработка его содержания». В результате чего поход новгородцев на Вятку из созидательного превратился в грабительский. Из МС, по мнению Низова, это известие «заимствовали составители Симеоновской, Типографской, Воскресенской, Никоновской и Львовской летописей»6.

Кроме перечисленных выше летописей в одной из статей Низов называет еще и Рог.7 Однако этот летописец сохранился в единственном списке в составе сборника, датированного 40-ми годами XV в., причем сам Рог. «является более ранним сочинением, чем включающий его историко-канонический сборник»8. Поэтому Рог. не может восходить к своду конца XV в. Таким образом, очевидна ошибочность догадки Низова о появлении известия 1374 г. впервые в МС, а Рог. в настоящее время оказывается древнейшим сводом, содержащим данное известие. Специалисты считают Рог. наиболее авторитетным источником, сохранившим «лучше других древние и исправные чтения» и содержащим точные сведения о центральнорусских землях XIV в.9 Поэтому на его рассмотрении необходимо остановиться подробнее.

Рог. описывает события от расселения славян до 6920 (1412) г. и, как определил А. А. Шахматов, состоит из четырех частей. Интересующая нас «третья часть, начинаясь с 6836 (1328) г., оканчивается 6882 (1374) г.: она представляет собой компиляцию известий, читающихся в Симеоновской летописи с известиями Тверской летописи»10. Поскольку известие об ушкуйниках на Вятке читается и в Сим., следовательно, оно находилось в общем протографе Рог. и Сим., каким является «Свод 1412 г.», представляющий тверскую переработку «Свода 1408 г.». Подтверждается это и наличием данного известия (под 6881 (1373) г.) в не так давно найденном и опубликованном Владимирском летописце (далее – Вл.) XVI в.11, который, по заключению специалистов, «стоял в близком родстве с погибшей Троицкой летописью»12, то есть «Сводом 1408 г.». Таким образом, в московском (общерусском) летописании известие о походе ушкуйников на Вятку появилось по крайней мере со «Свода 1408 г.»

Откуда заимствовано рассматриваемое известие в «Свод 1408 г.»? Для ответа на этот вопрос необходим сравнительно-текстологический анализ группы летописных сводов, близких к Тр.Рог., Сим., Вл. Такой анализ выполнен частично М. Д. Приселковым и более полно Л. Л. Муравьевой. Приселков пришел к выводу, что в основе «Свода 1408 г.» лежит ЛВР, но кроме него митрополит Киприан «озаботился привлечением всех имевшихся тогда местных летописных памятников». В результате анализа Приселков выделил следующие письменные источники: новгородский, ростовский, смоленский, местные московские, тверской и нижегородско-суздальский. Причем, два последних использованы наиболее «полно и обильно»13. Последующие исследователи не исключают возможность, что эти источники были использованы уже при составлении в 1389–1392 гг. ЛВР. Вятский источник при этом не называется. Примечательно постоянное и последовательное наименование ушкуйников в Рог. (более поздние летописи не столь последовательны):

6868 (1360) Новъгородци и Великого Новагорода оушкоуиници разбоиници (стлб. 69)14
6874 (1366) изъ Новагорода изъ Великаго… Новогородци, разбоиници оушкуиници (стлб. 81)
6879 (1371) Великаго Новагорода Новогородци оушкуиници разбоиници (стлб. 97)
6882 (1374) оушкуиници разбоиници совъкупишася (стлб. 106)
6883 (1375) Новогородци Великаго Новагорода ушкуиници разбоиници (стлб. 113–114)
6887 (1379) разбоиниковъ оушкоиниковъ (стлб. 138)

Все эти статьи, видимо, написаны или отредактированы одним лицом. Летописец точен даже в деталях. Если в статьях 1360, 1366, 1371, 1375 гг. ушкуйники – жители Великого Новгорода, то в статье 1374 г. их местожительство не названо, однако имеется важное добавление «совъкупишася», то есть в походе участвовали, очевидно, ушкуйники из разных мест, а для известия 1379 г. автор, вероятно, не знал о принадлежности ушкуйников, проживавших в Арской земле. Известие 1374 г. даже композиционно совпадает с другими названными известиями. Особенно показательно сравнение с сообщением 1366 г., которое совершенно точно имелось в Тр.:

6874 (1366) г. (стлб. 81)

 

6882 (1374) г. (стлб. 106)

 

Того же лета проидоша Волгою изъ Новагорода изъ Великаго полтораста ушкуевъ Новогородци, разбоиници оушкуиници,

 

Того же лета идоша на низъ Вяткою оушкуиници разбоиници, совъкупишася 90 оушкуевъ,

избиша множьство Бесерменъ въ Новегороде въ Нижнемъ, множьство мужь и женъ и детеи, товаръ ихъ бесчислено весь пограбиша,

и Вятку пограбиша и шедши взяша Блъгары и хотеша зажещи и взяша откупа 300 рублевъ. И отътуду разделишася на двое: 50 оушкоевъ поидоша по Волзе на низъ къ Сараю, а 40 ушкоевъ поидоша вверхъ по Волзе и, дошедше Обухова, пограбиша все за-Сурие и Марквашь,

 

а съсуды ихъ кербаты и лодии и оучаны и павозкы и стругы, то все посекоша,

 

и, переехавше за Волгу, лодьи, поромы и насады и павозкы, и стругы, и прочаа вся ссуды посекоша,

а сами отидоша въ Каму

 

а сами поидоша къ Вятце по сухоу на конехъ

и проидоша до Болгаръ, тако же творяще и воююще.       

и идучи много селъ по Ветлузе пограбиша.           

Из данного ряда выпадает всего одно известие: «6874 (1366) Того же лета изъ Новагорода изъ Великаго ездиша на Волгу люди молодые безъ Новогородскаго слова (стлб. 83)». Оно, хотя и несколько отредактированное, несомненно, имеет новгородское происхождение15. Но автор вышеуказанных известий, очевидно, враждебен к ушкуйникам, называя их разбойниками. Видимо, он проживал на землях, которые ушкуйники грабили чаще всего. Из княжеств, письменные источники которых использованы в «Своде 1408 г.» (или в ЛВР), больше всего пострадало Нижегородско-Суздальское. Поэтому, видимо, полностью права Муравьева, относящая указанные известия о походах ушкуйников к нижегородским. С ней согласен Б. М. Пудалов16. Причем, именно об известии 1374 г. Муравьева пишет, что оно, «очевидно (выделено мной. – А. М.), одно из нижегородских сообщений, повествующих о разбоях ушкуйников в районе средней и нижней Волги»17.

Несмотря на различия в определении принадлежности и временных границ нижегородской летописи, практически все исследователи отмечают, что с конца 1360-х гг. до конца XIV в. она содержала современные событиям записи, которые единым пластом вошли в «Свод 1408 г.»18. И хотя московский сводчик идеологически переработал свои источники19, его отношение к новгородским ушкуйникам вряд ли отличалось от нижегородского. Поэтому нет причин подозревать москвича в кардинальной переработке известия 1374 г. В Москве могла быть произведена только некоторая литературная обработка известия. И здесь возникает вопрос об авторе.

М. Д. Приселков отмечал «хорошую литературную технику» нижегородского летописца. По его мнению, «ни одно летописание не оставило нам таких биографий или литературных портретов», как нижегородско-суздальское20. Исследователи считают, что в нижегородско-суздальской летописи читался целый ряд летописных повестей21. Некоторые из них (например, под 1374, 1378 гг.) стилистически сближаются с произведениями монаха Троице-Сергиева монастыря, выдающегося агиографа и летописца Епифания Премудрого22. Исследователи считают, что Епифаний Премудрый был причастен «к летописанию в московском и общерусском его вариантах», выполняя отдельные литературные заказы23. А. Г. Бобров даже называет его «Нестором XV в.»24, Г. М. Прохоров считает Епифания одним из создателей Рог.25, а Б. М. Клосс – автором Тр.26 Так или иначе, с большой долей вероятности Епифания Премудрого можно считать автором ряда летописных повестей «Свода 1408 г.».

Г. М. Прохоров отмечает, что «летописный стиль сплетается с орнаментальным стилем «плетения словес» во всех произведениях Епифания Премудрого»27. Стиль «плетения словес» Епифания характеризуется приемом полноты перечисления, искусными вариациями на тему одного слова. «Подобные периоды бывают перенасыщены метафорами, эпитетами, сравнениями, выстраивающимися в длинные цепи». Часто используется прием созвучия окончаний28. Эти приемы отличают и рассматриваемый рассказ 1374 г. Созвучие окончаний применено в наименовании ушкуйников: «оушкуиници разбоиници», причем в других статьях, как показано выше, данный термин троичен: «новогородци оушкуиници разбоиници», что характерно для Епифания. В. В. Колесов указывает, что данные троичные повторения «воспринимаются как формула, а значит, и как термин известного содержания»29. Действительно, термин «новгородцы ушкуйники-разбойники» до настоящего времени не потерял своего значения. Существенно, что данный термин присутствует в произведении, однозначно приписываемом Епифанию Премудрому – в «Слове о житии и учении Стефана Пермского»: «Но и сами ти новгородци, ушкуйници, разбойници, словесы его увещевани бываху, еже не воевати ны». Это фактическое совпадение отмечает и Клосс30. Прием полноты перечисления также использован в данном известии: «лодьи, поромы и насады и павозкы, и стругы, и прочаа вся ссуды». Примечательно, что данное перечисление сохранилось только в Рог. и Сим., то есть, вероятно, имелось и в Тр., в остальных же летописях оно сокращено до фразы «суды все».

Таким образом, известие 1374 г. о походе ушкуйников на Вятку стилистически и фактически сближается с произведениями Епифания Премудрого. Как отмечал В. О. Ключевский, благодаря своему стилю «плетения словес» «из всех образцовых агиобиографов он (Епифаний. – А. М.) был наименее доступен для чтения или подражания»31. Поэтому можно предположить, что Епифаний Премудрый имел какое-то отношение к известию 1374 г. Может быть несколько вариантов: либо нижегородский летописец искусно копировал стиль Епифания, либо Епифаний сам был автором нижегородской летописи, либо Епифаний или кто-то из его «писательской лаборатории»32 литературно обработал нижегородский источник. Последний вариант предпочтителен, так как кроме нижегородских известий в «Своде 1408 г.» исследователи находят стилистические параллели с произведениями Епифания в тверских, московских и других известиях.

В результате приходим к заключению, что на основании известия 1374 г. общерусских летописей о походе ушкуйников на Вятку невозможно судить о существовании ранней вятской летописи. Это известие, как и «вятские» известия 1379 и 1391 гг., первоначально появилось в непрерывно ведшейся в 1360–1390-х гг. нижегородско-суздальской летописи и было литературно обработано при составлении общерусского митрополичьего «Свода 1408 г.» Епифанием Премудрым или другими сотрудниками книгописной мастерской Троице-Сергиева монастыря.

Примечания

1. Повесть о стране Вятской. Свод летопис. изв. о Вятском крае / Сост. А. А. Спицын. – Киров, 1993. С. 12; Верещагин А. С. Хлынов старше или Хлыново? // Верещагин А. С. К истории древнего Хлынова. – Вятка, 1904. С. 48 (примеч. 1), 55; Его же. Из истории древне-русской Вятки. – Вятка, 1905. С. 9–10; Его же. Сказания русских летописцев о Вятке // ТВУАК. – 1905. Вып. I, отд. II. С. 51–52.
2. Луппов П. Н. История города Вятки. – Киров, 1958. С. 51.
3. Эммаусский А. В. История Вятского края в XII – середине XIX века. – Киров, 1996. С. 41 (примеч. 6); Его же. К вопросу о времени основания города Вятки (Кирова). – Киров, 2000. С. 8.
4. Бернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV веке. – М.; Л., 1961. С. 42 (примеч. 27).
5. Эммаусский А. В. К вопросу о времени основания города Вятки (Кирова). С. 8; Его же. История Вятского края… С. 4.
6. Низов В. В. 22 сентября 1374 года – день основания Хлынова // Выбор. – Киров, 1991. № 34. С. 9; № 35 С. 8; Его же. О вятском летописании XV в. // Проблемы отечественной истории и культуры периода феодализма: Чтения памяти В. Б. Кобрина: Тез. докл. и сообщ. Москва, 26–29 янв. 1992 г. – М., 1992. С. 137–140; Его же. Хлынов: рождение города // Европейский Север в культурно-историческом процессе: (К 625-летию города Кирова): Материалы междунар. конф. – Киров, 1999. С. 6, 9–14, 28–29 (примеч. 51).
7. Низов В. В. Некоторые проблемы вятского летописания // Национальные и демографические процессы в республиках и регионах Европейского Севера Российской Федерации: (история и современность): Тез. докл. регион. науч.-практ. конф. – Сыктывкар, 1994. С. 94–95.
8. ПСРЛ. Т. XV. – М., 2000. С. VII, XVII; Муравьёва Л. Л. Рогожский летописец XV века. – М., 1998. Гл. 1. С. 7, Гл. 6. С. 10, 11. (Последнее издание использовано в электронном виде из библиотеки портала http://www.auditorium.ru, где не были проставлены страницы, поэтому здесь и далее ссылки даются с указанием главы и электронной страницы в указанной главе).
9. Приселков М. Д. История русского летописания XI–XV вв. – СПб., 1996. С. 170–171; Тихомиров М. Н. Древняя Москва. XII–XV вв.  Средневековая Россия на международных путях. XIV–XV вв. – М., 1999. С. 184, 207; Прохоров Г. М. Центральнорусское летописание второй половины XIV в.: (Анализ Рогожского летописца и общие соображения) // Вспомогательные исторические дисциплины (далее – ВИД).– Л., 1978. Т. X. С. 159; Муравьёва Л. Л. Рогожский летописец XV века. Гл. 5. С. 8, Гл. 6. С. 9.
10. Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV–XVI вв. // Шахматов А. А. Разыскания о русских летописях. – М., 2001. С. 813.
11. ПСРЛ. – М., 1965. Т. XXX. С. 120.
12. Там же. С. 3; Лурье Я. С. Троицкая летопись и московское летописание XIV в. // ВИД. – Л., 1974. Т. VI. С. 81, 84–85, 87; Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси конца XIII – начала XV века. – М., 1983. С. 27.
13. Приселков М. Д. Указ. соч. С. 187–202. Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси…; Её же. Московское летописание второй половины XIV – начала XV в. – М., 1991; Её же. Рогожский летописец XV века.
14. Здесь и далее дается ссылка на соответствующий столбец издания: ПСРЛ. Т. XV.
15. См. это известие в Новгородской первой летописи младшего извода: ПСРЛ. – М., 2000. Т. III. С. 369; Ср.: Бернадский В. Н. Указ. соч. С. 37, 39.
16. Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси... С. 172, 174, 176, 186; Пудалов Б. М. Письменные источники по истории Нижегородского края (XIII – начало XVIII века): Учеб. пособие. – Н. Новгород, 2001. С. 37.
17. Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси… С. 176.
18. Приселков М. Д. Указ. соч. С. 193–195; Лурье Я. С. Указ. соч. С. 94; Прохоров Г. М. Центральнорусское летописание… С. 176; Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси… С. 164–200, особенно 183, 193; Её же. Московское летописание… С. 165–166; Пудалов Б. М. Указ. соч. С. 34–37.
19. Приселков М. Д. Указ. соч. С. 196–202; Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси... С. 195–197.
20. Приселков М. Д. Указ. соч. С. 193–194.
21. Там же; Муравьёва Л. Л. Летописание Северо-Восточной Руси… С. 164–200; Пудалов Б. М. Указ. соч. С. 36–37.
22. Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы XIV–XV веков. – Л., 1987. С. 116; Клосс Б. М. Избранные труды. – М., 1998. Т. 1: Житие Сергия Радонежского. С. 251, 253.
23. Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы… С. 119; Его же. Епифаний Премудрый // Словарь книжников и книжности Древней Руси. – Л., 1988. Вып. 2, ч. 1: А–К. С. 217; Его же. Равноапостольный Стефан Пермский и его агиограф Епифаний Премудрый // Святитель Стефан Пермский: К 600-летию со дня преставления. – СПб., 1995. С. 40; Муравьева Л. Л. Московское летописание… С. 200; Клосс Б. М. Указ. соч. С. 110–116, 119–128, 248–254; Бобров А. Г. Новгородские летописи XV в. – СПб., 2001. С. 147, 159–160, 166.
24. Бобров А. Г. Указ. соч. С. 159.
25. Прохоров Г. М. Равноапостольный Стефан Пермский… С. 22. Очевидно, Епифаний Премудрый не мог участвовать в составлении Рог., т. к. последний был создан в 1430–1440-х гг., когда Епифаний уже умер. Ошибка Г. М. Прохорова, вероятно, проистекает из того, что в Рог. сохранились повести его протографа – «Свода 1408 г.».
26. Клосс Б. М. Указ. соч. С. 241–255. С гипотезой Клосса не согласны Я. С. Лурье и Л.Л. Муравьева. (Лурье Я. С. Примечания // Приселков М. Д. Указ. соч. С. 273 (примеч. 126); Муравьева Л. Л. Московское летописание… С. 200).
27. Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы… С. 116.
28. Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник // Ключевский В. О. Православие в России. – М., 2000. С. 64, 75–76; Прохоров Г. М. Епифаний Премудрый... С. 212–213; Колесов В. В. Древняя Русь: наследие в слове. Мир человека. – СПб., 2000. С. 273–274; Кребель И., Рогожникова Т. Жанрово-стилистические особенности «Послания Кириллу Тверскому» Епифания Премудрого (Сайт Омского государственного университета: http://www.univer.omsk.ru.).
29. Колесов В. В. Указ. соч. С. 273–274; Ср.: Низов В. В. Епифаний Премудрый о Пермской земле // Христианизация Коми края и её роль в развитии государственности и культуры: (Сб. ст.): В 2 т. – Сыктывкар, 1996. С. 194.
30. Святитель Стефан Пермский: К 600-летию со дня преставления / Под ред. Г. М. Прохорова. – СПб., 1995. С. 214; Клосс Б. М. Указ. соч. С. 250.
31. Ключевский В. О. Указ. соч. С. 76.
32. Выражение Г. М. Прохорова. См.: Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы… С. 119.