Главная > Выпуск №33 > Из истории изученияи охраны...

Из истории изученияи охраны памятников
природы Кировской области

А. А. Хохлов

Продолжение. Первую часть см. в 32-м выпуске альманаха

Корсачий бугор

Историк А. А. Спицын упоминает это природное образование в своей книге «Новые сведения по доисторической археологии Вятского края», вышедшей в 1887 г. В данной книге сообщается, что по сведениям одного из корреспондентов «по правую сторону Вятско-Уфимского тракта между селениями Малмыжского уезда Новая Тушка, Янкиной и починку Киселёвскому расположена возвышенность. Окружность возвышения при его подошве до 150 саженей (324 м), окружностью площади 10–12 саженей (21,6–25,9 м). Снизу до половины распахана»1. Так как историк сам на объекте не был, а пользовался только данными своих знакомых, то он высказал мысль, что, возможно, это курган, отнесённый к историческим памятникам.

В 1917 г. необычный холм обследовал малмыжский краевед, археолог М. Худяков. Он усомнился в том, что данное образование можно отнести к курганам и отнёс его к естественным образованиям2.

Весной 1921 г. в Малмыжском уезде побывал А. С. Лебедев, заведующий Вятским научным музеем. В ходе своей поездки он не только оказал методическую помощь создающемуся музею местного края, но и провёл исследования так называемых курганов. В частности, Корсачего бугра3.

Летом 1923 г. в Малмыжском уезде побывал работник Вятского научного музея А. В. Хабаков, который исследовал Корсачий бугор. Было выяснено, что образование носит конусовидную форму, а не гривистую, характерную для курганов, причём более крутой склон холма обращён к северо-западу. Состоит бугор из сыпучих песков, сверху довольно глинистых и охряно-бурых по цвету. На основании полученных сведений исследователь делает вывод о том, что Корсачий бугор является типичным дюнным образованием4

На этом научное обследование объекта прерывается вплоть до начала 60-х гг. ХХ в. В августе 1961 г. Кировским облсоветом ВООП была проведена экспедиция, в ходе которой состоялся осмотр и фотофиксация природного объекта5.

28 сентября 1962 г. решением облисполкома № 571 большой курган невыясненного происхождения, овальной формы, длиной 131 м, шириной 103,5 м и высотой 12 м в числе других природных объектов был объявлен памятником природы (в решении записано заказником) и включён в список охраняемых государством участков природы6.

В мае 1966 г. экспедиция кафедры физической географии Кировского государственного педагогического института им. В. И. Ленина (КГПИ) под руководством ассистента Н. М. Петуховой при изучении рельефа южных районов Кировской области побывала в Малмыжском районе7. По воспоминаниям Надежды Михайловны, были произведены обмеры памятника природы.

В 1969 г. объект обследовался экспедицией областного краеведческого музея и Кировского областного отделения ВООП8. В составе экспедиции были А. Д. Фокин, преподаватель КГПИ им. В. И. Ленина Ф. А. Александров, зав. отделом природы музея В. М. Садырин. В 1976 г. природный объект вновь исследовала экспедиция Кировского областного краеведческого музея во главе с А. Н. Соловьёвым9.

Решением Кировского облисполкома № 498 от 29 ноября 1990 г. «О мероприятиях по оптимизации охраняемых природных территорий Кировской области» Корсачий бугор был вновь утверждён как памятник природы областного значения. Были утверждены границы памятника природы10.

В июле-августе 1989 г. данный объект был исследован экспедицией Кировского государственного объединённого историко-архитектурного и литературного музея в составе зав. отделом природы А. Н. Соловьёва и археолога Л. А. Сенниковой. В ходе исследования участники экспедиции наткнулись на интересную находку – рядом с курганом было обнаружено окаменелое дерево. Следов жизнедеятельности древних людей обнаружено не было. Был сделан окончательный вывод о том, что данный объект является природным образованием11.

19 октября 1996 г. Правительство Кировской области принимает решение «О ведении государственного кадастра особо охраняемых природных территорий Кировской области»12. Уже в 2002 г. в области был утверждён кадастр всех ООПТ в Кировской области, в котором представлен данный памятник природы13.

В 2006 г. в ходе проведения инвентаризации сосудистых растений Кировской области Малмыжский район, в том числе и Корсачий бугор, посетила старший преподаватель кафедры «Экологии» ВятГГУ Е. М. Тарасова14. Ею был изучен флористический состав памятника природы.

Примечания

1 Спицын А. А. Новые сведения на доисторическую археологию Вятского края. Вятка, 1887. 59 с.
2 Худяков М. Древности Малмыжского уезда. Вятка, 1917. 64 с.
3 Малмыжский районный краеведческий музей. НВФ № 594.
4 Хабаков А. В. Об эоловых послетретичных образованиях Вятской губернии // Записки Российского минералогического общества. М., 1926. Ч. 55, вып. 2. С. 380–391.
5 ГАСПИ КО. Ф. 6764. Оп. 1. Д. 6. Л. 164, 165.
6 ГАКО. Ф. Р-2169. Оп. 28. Д. 2221. Л. 457, 489.
7 ГАКО. Ф. Р-1142. Оп. 4. Д. 43. Л. 269.
8 Отчёт Кировского областного краеведческого музея за 1969 год. Киров, 1970. 31 с. [Машинопись] ; Садырин В. М. Достопримечательности природы // Вятка : краевед. сб. Киров, 1972. С. 112–121 ; ГАСПИ КО. Ф. 6764. Оп. 1. Д. 66. Л. 1–8.
9 Отчёт Кировского областного краеведческого музея за 1976 год. Киров, 1977. 32 с. [Машинопись].
10 ГАКО. Ф. Р-750. Оп. 1. Д. 471. Л. 45–47 ; Ф. Р-2169. Оп. 43. Д. 4946. Л. 121–122.
11 Отчёт Кировского государственного объединённого историко-архитектурного и литературного музея за 1989 год. Киров, 1990. 39 с. [Машинопись]. ГАКО. Ф. Р-3147. Оп. 4. Д. 1543. Л. 4.
12 ГАКО. Ф. Р-750. Оп. 1. Д. 557. Л. 33, 76.
13 Охрана окружающей среды в Кировской области, 1988–2003. Киров, 2003. 16 с.
14 Текущий архив кафедры экологии ВятГГУ.

Каменный лог

Впервые данный природный объект был исследован и описан в 1904 г. палеонтологом А. Н. Рябининым. Анатолий Николаевич отметил, что «неглубокий растительный слой до 0,5 м прикрывает свиту железистых глин и белых мергелей с белым слоистым дымчатым известняком. Серо-жёлтый песчаник выступает ступенчатыми глыбами на дне оврага. Ниже идёт свита красной железистой глины. По дну оврага протекает ручей, берущий начало из толщ известняка». По данным А. Н. Рябинина, «находки, нахождение окаменелого дерева на полях в верховьях лога настолько часто, что крестьяне при обработке их складывают куски его в кучки, называя “каменное дерево чертовым дубом”. Некоторые из экземпляров “каменного дерева” бывают украшены на плоскостях излома, в кавернах, и на поверхности друзами и щетками кристаллического белого кварца, светлого прозрачного горного хрусталя, иногда бурого или жёлтого от примеси окислов железа, иногда серого и вполне дымчатого. Находились куски дерева различных размеров от небольшого сучка до целых пней в 0,5 аршин (35,5 см) в диаметре и до 5 пудов (32,7 кг) весом. Последние зачастую представляют наблюдателю совершенно явное деревянное строение, кольца нарастания, сучья, остатки корня и прочее. Главный материал окаменения – кремнезем. Название окаменелого дерева неизвестно. Но можно точно установить геологический возраст этой окаменелости – пермский. Окаменение древесины происходило, по всей вероятности, в новейшее время путём пропитывания древесины бурелома или гниющих пней кремнистыми водами»1.

В 1931 г. Каменный лог посетил палеоботаник М. Д. Залесский2. К сожалению, исследования этого объекта оказались не законченными и результаты исследования не опубликованы. Но, по воспоминаниям А. Д. Фокина, который общался с учёным, М. Д. Залесский отнёс эти окаменелости к примитивным голосеменным деревьям – кордаитам3. На этом исследования природного объекта прекращаются на 30 лет.

В августе 1961 г. Кировским областным советом ВООП совместно с Кировским областным краеведческим музеем была проведена экспедиция по выявлению природных территорий, которые можно было бы взять под охрану как памятники природы. Руководил экспедицией известный кировский краевед А. Д. Фокин. Данная экспедиция посетила и Каменный лог4. Была проведена фотофиксация объекта и сбор образцов окаменелой древесины, которые вскоре были помещены в природоведческую экспозицию музея.
28 сентября 1962 г. решением облисполкома № 571 Каменный лог в числе других природных объектов был объявлен памятником природы (в решении записано заказником) и включён в список охраняемых государством участков природы5.

В 1969 г. природный объект был вновь исследован второй совместной экспедицией областного краеведческого музея и облсовета ВООП6.

Решением Кировского облисполкома № 498 от 29 ноября 1990 г. «О мероприятиях по оптимизации охраняемых природных территорий Кировской области» местонахождение окаменелой древесины в Каменном логе было вновь утверждено как памятник природы областного значения. Одновременно были утверждены границы памятника природы7.

19 октября 1996 г. Правительство Кировской области принимает решение «О ведении государственного кадастра особо охраняемых природных территорий Кировской области»8. Уже в 2002 г. в области был утверждён кадастр всех ООПТ в Кировской области, в котором представлен данный памятник природы9.
В 2003–2004 гг. группой учащихся Нолинской школы № 1 под руководством учителя биологии и экологии И. А. Блиновой было проделано комплексное исследование памятника природы. Было установлено, что «памятник природы представляет собой заросшую лесом неглубокую балку (лог), протянувшуюся с севера на юг почти на 3 км. По дну балки течёт речка Кусер, в которую впадает на всем протяжении множество родников». В ходе исследования была проведена вертикальная съёмка и построен поперечный профиль Каменного лога, описаны образцы окаменелой древесины, проведён физико-химический анализ воды родников и ручья, протекающих по территории памятника, проведено геоботаническое описание лесных сообществ и изучение энтомофауны. Было найдено 7 образцов кордаитов массой от 10 г до 7 кг, которые после описания оставлены на месте. Ученики провели и изучение лесных фитоценозов, которое показало, что «большая часть площади памятника природы (80 %) покрыта тёмно-хвойным лесом, в котором произрастает 103 вида растений из 38 семейств». По результатам биоиндикационных исследований речки Кусер выявлены 8 групп водных беспозвоночных, в том числе: личинки веснянок, подёнок, ручейников, вислокрылки, иловой мухи, комара обыкновенного и коретры, стрекоз лютки и коромысло, черви-трубочники. В ходе изучения энтомофауны было выявлено 25 видов насекомых из 6 отрядов, 15 семейств, 24 родов10.

К сожалению, данный памятник природы не привлёк внимания учёных Кировской области, которые, кроме сбора образцов палеонтологического материала, никаких исследований там не проводили.

Примечания

1 Рябинин А. Н.: 1) Заметка об окаменелом дереве в окрестностях г. Нолинска Вятской губернии // Записки Уральского общества любителей естествознания. Екетеринбург, 1905. Т. XXV. С. 62–64 ; 2) Несколько геологических наблюдений в окрестностях г. Нолинска : (из летних экскурсий) // Журналы общих собраний и совещаний Вятского кружка любителей естествознания с 1 января 1909 г. по 1 января 1911 г. : записки Уральского общества любителей естествознания. Вятка, 1911. С. 43–52.
2 Фокин А. Д. Обзор ботанических исследований в Кировской области за 1917–1937 гг. // Труды Кировского областного НИИ краеведения. Киров, 1939. Вып. 15. 38 с.
3 Соловьёв А. Н. Сокровища вятской природы. Киров, 1986. 60 с.
4 ГАСПИ КО. Ф. 6764. Оп. 1. Д. 6. Л. 164–165.
5 ГАКО. Ф. Р-2169. Оп. 28. Д. 2221. Л. 457, 489.
6 Отчёт Кировского областного краеведческого музея за 1969 год. Киров, 1970. 31 с. [Машинопись] ; Садырин В. М. Достопримечательности природы // Вятка: краевед. сб. Киров, 1972. С. 112–121.
7 ГАКО. Ф. Р-2169. Оп. 43. Д. 4946. Л. 121–122.
8 ГАКО. Ф. Р-750. Оп. 1. Д. 557. Л. 33, 76.
9 Охрана окружающей среды в Кировской области, 1988–2003. Киров, 2003. 6 с.
10 Кокурин О. В. Изучение памятника природы – Каменый лог. Нолинск, 2006. 43 с. [Машинопись].

Чирковское местонахождение
пермской фауны

Первые обследования окрестностей д. Чирки и Шиховы относятся к концу 70-х гг. ХΙХ в. Именно тогда в ходе геологических исследований Вятской губернии данный район посетил профессор П. Н. Кротов. Свой материал о палентологических находках (несколько чешуек Acrolepis Mасroderma Eichw) он опубликовал в 1878 г.1

В 1918 г. окрестности д. Чирки посетил наш земляк, геолог Н. Г. Кассин, работавший над составлением десятивёрстной геологической карты Европейской части России в пределах Вятской губернии. В ходе геологического обследования им были выявлены в известняках каменоломен Anthraco­sua, Cythere, чешуйки древних рыб2.

В мае 1922 г. окрестности д. Чирки с экскурсионной поезкой посетила группа сотрудников Вятского научного музея в составе А. В. Хабакова, П. Н. Никольского, М. К. Хохрякова и лаборанта Воинова. В ходе данного посещения был собран значительный палеонтологический материал. В результате находок было описано 3 рода древних ганоидных рыб Platysomus, Amblupterus, Acrolepis. Были найдены и привезены в музей кости стегоцефалов рода Platuors – хищной формы, жившей в обширных пресноводных бассейнах3.

В 1928 г. геологический музей АН СССР организовал экспедицию под руководством И. А. Ефремова. В ходе неё было собрано 10 черепов Platyops stuckfnbergi. В результате исследований собранного материала И. А. Ефремов уточнил систематическое положение рода Platyops (лабиринтодонт) и выявил ряд новых особенностей строения, что позволило ему выделить новый вид Platyopx Watson. Найденные образцы древних ящеров И. А. Ефремов отнёс к Мезенской фауне, которая, по его мнению, является промежуточной между Каргалинской и Северо-Двинской4.

На основании подробного изучения находок 1928 и 1937 гг. палеонтолог П. К. Чудинов приходит к выводам, что остатки котилозавров из местонахождения Шихово – Чирки принадлежат к двум семействам Cotylosauria fam. nov и Nyctiphruretinae efremov5.

С 1931 по 1932 гг. Шиховско-Чирковский участок Просницкого района Кировской области с целью исследования цементного сырья для нужд экономики изучали геологи Горьковского геологоразведочного треста. Было пробурено 43 скважины, составлен геологический профиль, определены границы месторождения известняков6. Вскоре после этого на большей части участка возник карьер по добыче известняка.

В 1951 г. совместная экспедиция ВНИГРИ и Средне-Волжского геологического управления провели комплексное геологическое обследование территории с глубоким бурением7. Обобщая материалы о верхнепермских проколофоноидах П. К. Чудинов и Б. П. Вьюшков в 1956 г. приходят к выводу, что Шиховско-Чирковские находки близки по возрасту к Белебейским и Мезенским находкам верхнеказанских – нижнетатарских слоёв8.


Выходы гипса на берегу р. Вятки. Фотография Е. Тарасовой

Решением Кировского облисполкома № 498 от 29 ноября 1990 г. «О мероприятиях по оптимизации охраняемых природных территорий Кировской области» Чирковское местонахождение пермской фауны было утверждено как памятник природы областного значения. Одновременно были утверждены границы памятника природы9. Следует уточнить, что к охраняемой территории был отнесён участок, который не был включён в район добычи известкового сырья. В 2002 г. в области был утверждён кадастр всех ООПТ в Кировской области, в котором представлен данный памятник природы10.

Примечания

1 Кротов П. И. Материалы для геологии Вятской губернии. Геологические исследования в северной полосе Вятской губернии // Труды Казанского общества естествоиспытателей. Казань, 1879. Т. 8, вып. 2. 116 с.
2 Кассин Н. Г.: 1) Краткий очерк геологии и полезных ископаемых севера Вятской губернии // Вятский край : сб. в помощь учителю. Вятка, 1929. С. 40–56 ; 2) Отчёт о выполнении работ, предусмотренных программой на 1918 г. // Известия геологического комитета, 1919 г. Петербург, 1923. Т. 38, вып. 1. С. 21–26 ; Хабаков А. В. К диагностике видов Acrolepis Murchisonii Fisch et Acrolepis rhombifera Eichw // Известия геологического комитета. Л., 1926. Т. 43, вып. 9. С. 1057–1063.
3 Ефремов И. А. Местонахождение стегоцефалов на северо-востоке Европейской части СССР // Доклады Академии наук СССР. Л., 1929. С. 15–20 ; Хабаков А. В. Заметка о геологических сборах Синегорской экспедиции // Вятская жизнь. Вятка, 1923. № 3/4. С. 109–111 ; ГАКО. Ф. Р-1163. Оп. 1. Д. 39. Л. 4 ; Ф. Р-2222. Оп. 1. Д. 20. Л. 17.
4 Ефремов И. А. Местонахождение стегоцефалов... С. 15–20 ; Ефремов И. А. О лабиринтодонтах СССР. I. Пермские лабиринтодонты из бывшей Вятской губернии // Труды палеонтологического института. Л., 1933. Т. II. С. 117–164.
5 Чудинов П. К. Котилозавры Шиховско-Чирковского местонахождения // Доклады АН СССР. Л., 1956. Т. 103, № 5. С. 913–916.
6 Смирнов Н. Н. Цементное сырьё Чепецко-Чирковского района, 1931–1932 гг. Горький, 1932. 83 с. [Машинопись].
7 Игнатьев В. И. Татарский ярус центральных и восточных областей Русской платформы. М., 1963. Ч. II : Фации, палеогеография. 334 с.
8 Чудинов П. К., Вьюшков Б. П. Новые данные о мелких котилозаврах из перми и триаса СССР // Доклады АН СССР. Л., 1956. С. 547–550.
9 ГАКО. Ф. Р-750. Оп. 1. Д. 471. Л. 45–47 ; Ф. Р-2169 Оп. 43. Д. 4946. Л. 121–122.
10 Охрана окружающей среды в Кировской области, 1988–2003. Киров, 2003. 16 с.

Филейское геологическое обнажение

Впервые Филейское геологическое обнажение было обследовано П. И. Кротовым в 1875 г. Им был выделен местный изгиб пластов, независимый от антиклинальной складки и описано 7 слоёв общей мощностью до 12 саженей (25,6 м)1.

В 1904 г. А. Н. Рябинин, работающий по заданию Вятской городской думы и обследующий родники для использования их в водоснабжении г. Вятки, провёл обследование ключей, вытекающих у подножия обнажения. При этом он выделил 45 слоёв мощностью 46,2 сажени (98,5 м)2.

В 1918 и в 1924 гг. при составлении десятивёрстной карты Европейской части России в пределах Вятской губернии обнажение было обследовано Н. Г. Кассиным. Он определил наклон дислоцированных слоёв, составляющий 11–13° и мощность обнажения, достигающий до 65 м. Он впервые ввёл понятие «Филейская флексура». Во время исследования 1918 г. им был обнаружен один экземпляр перловицы unio sp.3

В 1921 г. геологический разрез обследовал профессор Г. Н. Фредерикс. Им были подробно описаны все слои разреза и впервые выделена «Филейская антиклиналь»4.

Летом 1923 г. заведующий геологическим кабинетом Вятского научного музея А. В. Хабаков обследовал Филейское обнажение с целью выявления последствий прошедшего оползня. Оказалось, что о прошедшем оползне были только слухи. В ходе обследования в зеленовато-сером слое известковитого мергеля были обнаружены остатки раковин древних моллюсков5.

В 1937 г. обнажение посетил горьковский геолог В. В. Волховский. Он выделил и описал 77 слоёв общей мощностью 84 м6. На этом исследования геологического объекта прекращаются вплоть до 60-х гг. ХХ в.
19 января 1962 г. Президиум облсовета ВООП утверждает «Мероприятия по охране природы в Кировской области на 1962–1965 годы» и выносит этот документ на утверждение Кировского облисполкома7. 28 сентября 1962 г. решением Кировского облисполкома № 571 были утверждены областные мероприятия по охране природы. В рамках этих мероприятий Филейское геологическое обнажение было взято под охрану8.

В июне 1969 г. во время полевой практики по геологии студенты 1-го курса естественно-географического факультета Кировского государственного педагогического института им. В. И. Ленина, в том числе и автор данных строк, провели обмеры обнажения и сбор образцов горных пород. В результате данных обмеров был изготовлен макет геологического обнажения. К большому сожалению, данный макет и исходные материалы не сохранились.


Филейское обнажение. Фотография А. Хохлова

В 1983 г. заведующий отделом природы А. Н. Соловьёв провёл инспекционную проверку состояния данного памятника природы. В ходе проверки выяснилось, что обнажение засоряется бытовым мусором, который садоводы сбрасывают со своих участков. Для прокладки канализационного коллектора у подножия отсыпается земляная дамба. Само обнажение начинает зарастать древесной растительностью9.
Решением Кировского облисполкома № 498 от 29 ноября 1990 г. «О мероприятиях по оптимизации охраняемых природных территорий Кировской области» Филейское геологическое обнажение было вновь утверждено как памятник природы областного значения. Так же были утверждены границы памятника природы10. Постановлением администрации Кировской области от 16 июня 1997 г. № 178 у Филейского геологического обнажения была утверждена охранная зона площадью 5 га. В данном постановлении сказано, что высота геологического разреза 60 м. Обнажается 48 слоёв татарского яруса пермской системы: глины, мергели, известняк, песчаник. Слои дислоцированы (смешаны) в результате геологических процессов, которые привели к образованию Вятского увала. Угол наклона слоёв составляет 12 градусов11. В 2002 г. данный природный объект вносят в кадастр ООПТ Кировской области12.

В июне 2007 г. обнажение обследовалось группой школьников МОУ СОШ № 28 г. Кирова совместно с сотрудниками геологического музея естественной истории ДЮЦ Октябрьского района г. Кирова. Во время экскурсии были проведены наблюдения за его состоянием, проведены замеры отдельных параметров. Проведение измерений дало следующие результаты: высота – 40 м от минимального уровня р. Вятки, количество слоёв – 77, мощность – 98 м. При обследовании состояния памятника природы было выявлено, что обнажение покрывается осыпью, которая накапливается на дамбе (насыпи) над канализационным коллектором, расположенным в основании его выше максимального уровня воды р. Вятки. Большая часть Филейского обнажения закрыта осыпью. Склоны захламлены бытовыми отходами, которые сбрасываются жителями д. Санниковы, членами садоводческого общества и отдыхающими там людьми13.


Зарастание Филейского обнажения. Фотография А. Хохлова

В ходе полевого сезона 2010 г. сотрудником Кировского палеонтологического музея И. С. Шумовым при исследовании Филейского обнажения слоях соответствующей VII свите Кассина в 54 м выше по течению (южнее) белого створного знака, в 11 м выше уровня дороги центральной части Филейского обнажения встречены изолированные дизартикулированные кости парейазавра Pareiasaurida fam. Indet, ориентированные в разные стороны – как перпендикулярно, так и вертикально слою. Ширина костеносного слоя – около метра, а толщина – до 30 см. Среди обнаруженных костных остатков: рёбра, ключицы, фаланги пальцев и остеодермы. Все фрагменты покрыты кальцитовой рубашкой, длина их не превышает 10–15 см14.

Примечания

1 Кротов П. И. Геологический разрез берегов Чепцы и Вятки : материалы для геологии Вятской губернии // Труды общества естествоиспытателей при Казанском университете. Казань, 1882. Т. 5, вып. 1. С. 44.
2 Рябинин А. Н. Обследование в геологическом отношении ключей, питающих Вятский городской водопровод : отчёт Вят. гор. управы. Вятка, 1904. 77 с.
3 Кассин Н. Г.: 1) Краткий очерк геологии и полезных ископаемых севера Вятской губернии // Вятский край : сб. в помощь учителю. Вятка, 1929. С. 40–56 ; 2) Отчет о выполнении работ, предусмотренных программой на 1918 г. // Известия геологического комитета 1919 г. Петербург, 1923. Т. 38, вып. 1. С. 21–26 ; 3) Общая геологическая карта Европейской части СССР. Л., 1928. Л. 107 : Вятка – Слободской – Омутнинск – Кай.
4 Фредерикс Г. В.: 1) Геологический очерк окрестностей г. Вятки. Вятка, 1922. 21 с. ; 2) Общая геологическая карта Европейской части СССР. М. ; Л., 1931. Л. 108.
5 ГАКО. Ф. Р-2222. Оп. 1. Д. 20. Л. 41.
6 Волховский В. В. Отчет по работам Кировской геолого-съемочной партии № 54. Горький, 1938. [Машинопись].
7 ГАСПИ КО. Ф. 6764. Оп. 1. Д. 4. Л. 76, 85, 105, 224.
8 ГАКО. Ф. Р-2169. Оп. 28. Д. 484. Л. 463–494 ; Д. 2221. Л. 457, 489.
9 Отчёт Кировского государственного объединенного историко-архитектурного и литературного музея за 1983 год. Киров, 1984. 35 с. [Машинопись] ; ГАСПИ КО. Ф. 6764. Оп. 1. Д. 188. Л. 5.
10 ГАКО. Ф. Р-2169. Оп. 43. Д. 4946. Л. 121–122.
11 Об утверждении границ памятников природы г. Кирова и пригородной зоны (Слободской район) : постановление правительства Кировской области // Сборник основных нормативных правовых актов органов государственной власти Кировской области. Киров, 2002. Вып. 2. С. 219–220.
12 Охрана окружающей среды в Кировской области, 1988–2003. Киров, 2003. 16 с.
13 Геологическое прошлое и настоящее памятников природы северной части г. Кирова / Е. Питиримова, А. Тарасова, Л. И. Скворцова, Н. Г. Ворожцова // Экология родного края : проблемы и пути решения : материалы третьей областной науч.-практ. конф. молодежи. Киров, 2007. С. 217–220.
14 Шумов И. С. Предварительное сообщение о нахождении парейазавра Pareiasaurida fam. indet. в Филейском обнажении на р. Вятка // Палеонтология и стратиграфия перми и триаса Северной Евразии : материалы V Междунар. конф., посвящ. 150-летию со дня рождения В. П. Амалицкого (1860–1917), Москва, 22–23 нояб. 2010 г. М., 2010. С. 122–123.