Я благодарна этой встрече

Л. Б. Горюнова

  Как мнoго oзарeнныx cвeтом
На нашeм жизнeннoм пути?
Дай, Бог, иx встpетить. И пpи этом
Дай, Бoг, в cебe cебя найти...
Лилия Собко

Только сейчас стала понимать, насколько судьбоносна была моя встреча с Надеждой Павловной, когда она меня, искусствоведа, пригласила работать в библиотеку. С появлением в 2011 году современно оборудованного библиотечного пространства, начался новый период в жизни Герценки. Дом преображался просто на глазах, столько было забот и неотложных дел, а его хозяйка оставалась спокойной и доброжелательной, приветливой и сдержанной, при этом решительной и целеустремлённой. Казалось, всё шло своим чередом и так будет всегда.

Мы до конца не можем предположить, чего стоила Надежде Павловне невидимая для постороннего взора тяжёлая ноша служения на посту руководителя одной из старейших российских библиотек. А разве можно представить всю полноту её общественно-политической деятельности? Любое непонимание, проблему или беду она воспринимала душой и сердцем. Истинно любящее всех сердце хотело, чтобы добро всегда побеждало зло. Надежда Павловна имела великий дар любви. Она видела окружающий мир в лучезарных светоносных красках, которые согревали нас своей теплотой. В её палитре не было чёрного цвета.
Среди разных дарований директора Герценки все отмечали её удивительный дар слова. Речь Надежды Павловны была немногословна, порой даже очень простой, но в этой простоте такая ясность смыслов, богатство и точность родного языка. Невозможно забыть и ту интонацию, с которой она говорила: тихую, мелодичную и спокойную, с мягким тембром голоса, идущего от сердца.

Она и дня не могла прожить без книги. В кабинете директора книги в шкафах, на рабочем столе, на этажерках, стульях и диване: прочитанные, просмотренные, некоторые только что изданные, другие ждут выпуска. На столе лежали многочисленные тексты для редактирования. Деловая обстановка господствовала и за изящным столиком для чаепития, где обсуждались проблемы библиотечного и книжного мира. Гостями Надежды Павловны были не только коллеги по работе, но и писатели, художники, предприниматели, представители государственной власти, учёные, издатели, краеведы. С каждым она могла найти общую тему для разговора, умела не только слушать, но и слышать собеседника.

Семь лет назад и я оказалась в этом кабинете. Надежда Павловна приняла меня в коллектив легко и доброжелательно. Она дала мне полную свободу в творческой деятельности. «Мака моя, чем помочь?» — с этих слов нередко начинались многие выставочные проекты. Порой я сама с трудом верила в возможность их осуществления. Вдохновляла искренняя заинтересованность директора в новом подходе работы выставочного зала и уверенность в том, что это привлечёт новых читателей. Она стремилась использовать все возможности для создания современного облика библиотеки.

Со временем приобретённый опыт библиотечно-музейной деятельности вывел нас на путь поиска индивидуального подхода к выставочной площадке. У выставочного зала появилось своё неповторимое творческое лицо, связанное с искусством книжной культуры. Надежда Павловна подвела меня к тому, что я стала смотреть на Книгу в экспозиционном пространстве не только глазами искусствоведа, но и филолога, историка, краеведа, учителя, дизайнера, художника.

Такое объёмное представление о выставке требовало кропотливой работы. На всё не хватало знаний и времени. Утешала, того не зная, Надежда Павловна. Я удивлялась интенсивности её рабочего дня. При насыщенности общения и повседневных текущих делах, она умела сосредоточиться в нужный момент на том, что являлось для неё важным и приоритетным.

Как руководитель и хозяйка, она знала всё, что происходит в её доме. Ей были интересны литературные вечера и презентации новых книг, доклады по естествознанию и научные лекции по педагогике, встречи с интересными людьми и краеведческие четверги, художественные выставки и музыкальные вечера. Одним словом всё, что происходило в стенах библиотечного пространства.

Традиционно вернисаж каждой художественной выставки начинался со вступительного слова директора. Она удивляла своей речью: трепетной и проникновенной, уважительной по отношению к любому художнику или авторскому коллективу. Не вдаваясь в искусствоведческие характеристики, Надежда Павловна могла просто и доступно говорить о сложных культурологических проблемах. Бывшая выпускница Ленинградского института культуры имела от природы чувство красоты, гармонии и совершенства.

После вернисажа собирались в кабинете директора для обмена мнениями, делились своими впечатлениями об открытии экспозиции, в непринуждённых диалогах нередко рождались идеи новых выставочных проектов. Я всегда ценила эти минуты общения и внимания со стороны Надежды Павловны, училась у неё умению искренне радоваться успехам других и переживать чужую боль как свою.

Не скрою, во мне жило особое чувство ответственности перед этим человеком: не подвести, оправдать её доверие, и, по возможности, воплотить в жизнь наши задуманные идеи и мечты. Последний культурно-образовательный проект «История одного шедевра», открытый к юбилею Герценки и художника-земляка В. М. Васнецова, был посвящён Надежде Павловне Гурьяновой. Она не только вдохновила на создание этого современного проекта, но и сделала всё возможное для его реализации.