Душа Герценки

Н. В. Пересторонин

На 8 марта отправил ей сообщение: «Надежда Павловна, милая! С праздником, весенним днём! Добра, счастья, улыбок, здоровья!». И осталось оно непрочитанным, видимо, не вставала уже Надежда Павловна Гурьянова. А недавно заглянул снова в ленту сообщений «ВКонтакте», смотрю, а вверху написано: «Надежда Гурьянова была в сети 20 мая в 11.43». Скорей всего, кто-то из родственников заходил, может быть, страничку её в сети удалить. Но всё равно не покидает ощущение, что она никуда не уходила, наша Надежда Павловна. И потому о жизни хочется. О том, как светло она улыбалась, идя навстречу. А навстречу она шла всегда. Не хватало материала для очерка о Феодоровской церкви — поищем в подшивках вятских газет прошедшего времени. Она не говорила «поищи», но «поищем», потому что оставлять человека один на один с проблемами не в её правилах. С выходом книги не получалось — неси в «Издательский дом ‘‘Герценка’’», после юбилея библиотеки напечатаем. И как подарок уже к твоему юбилею — входишь в заполненный публикой читальный зал, а на журнальном столике книга, та самая, обещанная. И Надежда Павловна, открывая твой творческий вечер, говорит: «Давайте сегодня без титулов и званий...». И негромко поинтересовавшись: «Стихи почитаешь, Коль?» — уже зрителям представляет, как друга библиотеки. Что может быть дороже...

Дружбой с Герценкой мы дорожили. И здесь всё было от сердца к сердцу, от души к душе, личностно и исповедально. У Крупина был Шумихин, интеллигентный, эрудированный, негромкий и доброжелательный Виктор Георгиевич, библиограф, книговед, заслуженный работник культуры России. У нас, позже пришедших в библиотеку и в литературу — Надежда, Надежда Павловна Гурьянова, возглавлявшая краеведческий отдел Герценки, а потом и саму библиотеку. Светлый человек, негромкий, улыбчивый, вся из тишины, душевности сотканная, она впитала всё лучшее у своих предшественников на библиотечном поприще и привнесла своё понимание книги и людей.

Как она сохраняла в себе эти врождённые свойства души, обретённые черты характера, когда в СМИ забушевали страсти по пристрою к историческому зданию? Как выдерживала дальние переезды на Крупинские чтения в Кильмезь, на Гребневские чтения в Чистополье, на Дни Заболоцкого в Уржум? Куда более стойких бойцов литературного фронта укатывали крутые горки дальних переездов, а от неё будто свет исходил и слова в этом свете струились естественно, как воздух, объяснимо, как мост через реку, необходимо, как тропинка к дому. И не было в тех словах официоза, заданности, а внутренняя культура, глубокие знания, искренняя преданность делу, служение людям, тактичность неизменно присутствовали. Случалось, на обратном пути неожиданно выяснялось, что одного из участников творческого десанта нужно в Кирово-Чепецк забросить, а другого в отдалённую от трассы деревушку завести. И опять она шла навстречу, хотя никто её заранее не предупреждал о том, что привычный маршрут получится с таким вот гаком. Просто негромко говорила водителю: «Ну что, Леонид, довезём...». Но для себя самой потом уже ничего не просила, выходила в Нововятске не у дома своего, а на остановке автобусной, чтобы не петлять больше «Газели», не утомлять шофёра...


Библиотеке им. А. И. Герцена 180 лет.
Н. П. Гурьянова принимает поздравления от Н. В. Пересторонина. 2017 г.

Высокое смирение и тихая воля проявлялись в ней со всей очевидностью в самые нелёгкие периоды земного бытия, помогая нести свой крест с достоинством. Хотя и здесь глаголы прошедшего времени неуместны. Потому что всё, что рождается в душе и от души идёт, в душах людских остаётся. И вот уже нынешние, Х Крупинские чтения посвящены памяти Надежды Павловны Гурьяновой. А Анатолий Гребнев, под гармошку которого ей пелось хорошо и вспоминалась родная Зуевская сторона, Мухино, Рябово, Шемленки, школа в Октябрьском, пишет:

Как это вымолвить — была,
И вдруг оборвалась, как песня.,
Надежда, нет, не умерла,
Не улетела в поднебесье.
Ты с ними будешь, как была
С любовью, что как свет, струилась.
Надежда ты не умерла,
Ты в наших душах растворилась.

И мне, как в унисон, пишется:

Казалось, нечего и ждать,
Сокрыты вежды,
Но не пристало утверждать,
Что нет Надежды.
Служенье вечное верша
Любви и света,
Жива, как русская душа,
Жива Надежда.

И Владимир Николаевич Крупин признаётся: «Я, мужчина, я много слабее её. Всегда изумлялся её спокойствию в самых критических ситуациях, её доброму отношению ко всем, её лидерству во всех начинаниях Герценки, лидерству скрытому, но несомненному для тех, кто знал её многие годы. Какое счастье общения с ней испытывал я, начиная с момента знакомства, когда Виктор Шумихин сказал мне: Ты знаешь, у нас работает девочка Надя Гурьянова, это гениальный библиограф. Это не может быть только знаниями, это даётся от Бога».

Как это точно: «От Бога». Только сейчас, по истечении времени, понимаешь всю глубину этих слов, без которых дела и свершения, личность Надежды Павловны не полны. Не зря на Руси говорят: «Без Бога не до порога». Два раза поступала в МГУ. Казалось бы неудача. Но в Ленинградский государственный институт культуры — сразу и бесповоротно. Окончив его, распределилась в Кировскую областную библиотеку им. А. И. Герцена, которой служила верой и правдой 38 лет, Сначала библиографом краеведческого отдела, потом заведующей этого краеугольного, основополагающего подразделения главной библиотеки области. С 2007 года — директор Герценки. Всегда с людьми, в гуще большой повседневной работы, с 2013 по 2017 — доверенное лицо президента России, сопредседатель общероссийского Народного фронта. Заслуженный работник культуры России, дважды лауреат Премии Кировской области в области литературы и искусства, она чуть не в один день уходит со всех постов — здоровье. Но главное звание, назначение — осталось. «Душа Герценки» — говорили о ней прежде и теперь говорят. Потому что душа — это непреходяще, это навсегда. Всё проходит, а душа остаётся. С нами остаётся, приходя к Богу.