Фёдор Павлович Бахтин: фронтовик, журналист, коммунист

В. Ю. Шеин

Когда я работал в редакции, в районной газете «Кировская искра» была рубрика «Письмо позвало в дорогу». Это когда, например, кто-то писал о хорошем человеке с интересной судьбой, но очень коротко и скупо его характеризовал. То есть был повод журналисту выехать на место и порасспросить будущего героя зарисовки или даже очерка поподробнее, чтобы потом представить его на газетной странице более всесторонне, да ещё и с портретом.

Поводом для написания этого очерка стало тоже письмо, правда, несколько другого плана. Его среди других экспонатов я случайно увидел в Уржумском краеведческом музее на выставке, посвящённой Дню Победы. Захотелось подробнее узнать, кто же это такой Фёдор Павлович Бахтин, у которого сын учится в средней школе имени В. И. Ленина г. Уржума. Предполагал, что поиски могли осложниться тем, что фамилия Бахтиных в нашем районе довольно распространённая. Но на удивление всё сложилось очень удачно.

По документам военных лет и воспоминаниям ветеранов нам более известны простые солдатские письма-треугольники, которые бойцы складывали из обычных листков бумаги. Но были и специальные почтовые отправления – открытки и даже бланки писем. На одной из сторон обычно помещались плакаты-призывы бить фашистов, например, «Боец Красной Армии! Мсти извергам за муки товарища!» или «Смерть немецким оккупантам!», «Все силы народа на разгром врага!» и подобные им.

Письмо Бахтина было написано на специальном бланке – с одной стороны листа был помещён плакат патриотического содержания и специальная разлиновка для написания адреса. На обороте лист тоже был разлинован на строчки для удобства написания сообщения. После просмотра отправления военным цензором, который ставил специальный штамп, такое письмо склеивалось по краю и отправлялось адресату.

С того письма, которое в середине февраля 1944 года было отправлено из действующей армии в Уржум, я и начал своё «расследование».

Первым делом обратился к информации о наградах, выставленной на интернет-сайте электронного банка документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Оказалось, что наш земляк служил в газете, то есть, выражаясь гражданским языком, был корреспондентом. Коллега! И награждался Родиной за честно исполненный долг не один раз.

Каким-то образом письмо Фёдора Павловича в музейной экспозиции оказалось рядом с открыткой, которую наш земляк, тогда ещё начинающий поэт, бывший работник редакции газеты «Кировская искра» Л. В. Решетников послал с фронта библиотекарю Уржумского педагогического техникума Э. В. Самарцевой. И это было не случайно. Очевидно кто-то (возможно, краевед Б. Скулкин) специально собирал фронтовую корреспонденцию, которая приходила в наш городок во время Великой Отечественной и была связана с работниками и учащимися педтехникума, а в последующем педагогического училища.


Капитан запаса Ф. П. Бахтин.
Фотография из личного дела офицера запаса
Уржумского райвоенкомата. 1950 г.

Далее в розысках обратился к другим материалам, имеющимся в нашем краеведческом музее. В шестидесятых годах прошлого века Б. Скулкин собрал документы по истории Уржумского педагогического техникума (училища) имени С. М. Кирова, которые оформил в два больших альбома. Листая их, на одной из страниц среди преподавателей я случайно нашёл фотографию Фёдора Павловича Бахтина. При введении в штат учебного заведения должности помощника директора по заочному обучению, педагог с 1 мая 1933 года по 1 сентября 1934 года занимал её.

Но тот ли это был Бахтин, который отправил в войну письмо, или это только полные однофамильцы?
Помогла в разрешении этого вопроса заведующая сектором краеведения Уржумской центральной библиотеки Л. Б. Ручникова. В картотеке по персоналиям она быстро отыскала нужного мне человека. О нём дважды (в 1978 и 1986 годах) писала наша районная газета. Причём автором был не житель Уржумского района, а заслуженный учитель Литовской ССР П. Фролов из Вильнюса. Ученики школы № 37 давно собирали материалы о воинах 184-й стрелковой дивизии, в которой проходил службу и капитан Ф. П. Бахтин. Из этих заметок я узнал, что Фёдор Павлович работал и в семилетней школе № 3 имени С. М. Кирова.

Далее мой путь лежал в Уржумский райвоенкомат. Туда я пошёл наудачу, ведь Бахтин был офицером запаса. Он давно скончался, и возможно, что его личное дело было уже уничтожено несколько лет назад. А вдруг нет? Решил проверить это. К счастью, сотрудник военкомата Т. В. Татаринова после долгих поисков принесла его из архива. Листаю пожелтевшие от времени страницы анкетных данных, послужного списка, боевых характеристик, автобиографии и других документов нашего земляка. Во всех только положительные отзывы об исполнении им служебных обязанностей и защите Родины от оккупантов.

Из личного дела узнал, что Фёдор Павлович Бахтин недолго работал в нашей газете. Поэтому я побывал и в редакции районной газеты «Кировская искра», перелистал книгу приказов военного времени, нашёл нужное.

Ветераны педагогического труда средней школы № 3, которая долгие годы носила имя С. М. Кирова, Н. И. Макаренко и Л. А. Напольских начинали свой трудовой путь под руководством Фёдора Павловича. Они помнили его как высокопрофессионального преподавателя и требовательного руководителя, отзывчивого и доброго человека. Он никогда не повышал голос на коллег и учеников, не грубил, свой предмет знал хорошо, был неплохим хозяйственником.

Свои разыскания продолжаю в музее этой школы. Его заведующая А. И. Пермякова рассказывает о бывшем преподавателе и директоре Бахтине. Хотя и немного, но узнаю ещё некоторую информацию.
«Расследование» истории с письмом заканчиваю в Уржумском архиве, где среди томов документов средней школы № 1 имени В. И. Ленина нахожу ведомости успеваемости Владислава Бахтина за годы Великой Отечественной войны. Объединив и систематизировав все материалы и сведения о семье Бахтиных и самом Фёдоре Павловиче, получил вполне законченное жизнеописание нашего земляка-фронтовика.

Родился Ф. П. Бахтин 8 июня 1904 года в семье крестьянина-середняка дер. Бахтины Новоторьяльской волости Уржумского уезда. Перед войной это была территория уже Марийской АССР. В семье было семь сыновей и одна дочь. Мать умерла в 1929 году, пришлось Павлу Васильевичу в одиночку поднимать младших ребят. Но помогали и старшие дети.

В восьмилетнем возрасте Фёдор Бахтин пошёл учиться в первый класс сельской начальной школы. Потом учился в средней, но после окончания семи классов продолжил обучение в Советском педагогическом техникуме Вятского края. В 1926 году, успешно сдав экзамены, был распределён в Сенькинскую начальную школу Кичминского района, где был назначен её заведующим. Проработав год, переехал в Бийский округ, там снова руководил начальной школой, которая была организована при коммуне «Путеводная звезда» Салтанского района. Но и здесь не поработалось молодому педагогу. Закончив учебный год, он возвращается на родину. Тут он женится на Агнии Васильевне, 1905 года рождения, уроженке деревни Пиля Уржумского уезда. Вместе они уезжают на Урал. Фёдор Павлович был повышен в должности и назначен заведующим Верхне-Сергиевской семилетней школы Нижне-Сергиевского района. Жена работала там же учителем литературы. В 1929 году у них родился сын Владислав.

В 1950 году Ф. П. Бахтин пишет в автобиографии: «В январе 1932 года уехал учиться в Пермский государственный педагогический институт. Проучившись год, вынужденно прекратил учёбу, так как серьёзно заболела жена, и в 1933 году переехали в Уржумский район и устроились на работу. Сначала в Байсинскую школу тракторного ученичества, а в январе 1934 года были переведены в гор. Уржум. Я был назначен директором Уржумской вечерней школы колхозной молодёжи, в мае этого же 1934 года я был назначен помощником директора Уржумского педучилища по заочному образованию…»
Затем Фёдор Павлович учительствует в Уржумской школе механизации сельского хозяйства (с 1935 по 1937 год). Стремление к повышению уровня образования у педагога Бахтина с годами не пропало, поэтому в 1937 году он поступает на заочное обучение в Кировский педагогический институт. А поскольку он избрал исторический факультет, в марте того же года его переводят учителем истории в Уржумскую семилетнюю школу.

Трудно сказать, что способствовало быстрому продвижению по карьерной лестнице Ф. П. Бахтина, имеющему всего лишь среднее специальное образование (возможно и репрессии в отношении некоторых уржумцев, которых «компетентные органы» обвиняли в политической неблагонадёжности), но в августе 1937 года Фёдора Павловича назначают директором Уржумской семилетней школы, а уже в декабре 1938 года – заведующим районным отделом народного образования. В апреле 1939 года (скорее всего ко дню рождения вождя всемирного пролетариата В. И. Ленина) он был принят в члены ВКП(б). Ну, а коль ты коммунист, то куда коммунистическая партия пошлёт, какое трудное или ответственное поручение даст, его нужно выполнять. А если не выполнишь, то спрос будет очень строгий. Так произошло и с Бахтиным.

«Приказ № 3 от 10 февраля 1942 года по редакции и типографии Уржумской районной газеты “Кировская искра”.

На основании решения исполкома Уржумского райсовета и РКома ВКП(б) от 27.01.42 г. с 10 февраля 1942 года вступаю в исполнение обязанностей ответственного редактора газеты “Кировская искра”.
Отв. редактор (подпись) Ф. Бахтин»1.

Вот так, не зная ни тонкостей журналистики, ни типографского дела, ни будучи знаком с коллективом, попал Фёдор Павлович на другую должность. Впрочем, такое тогда практиковалось довольно часто. Иногда людей, идеологически преданных Коммунистической партии, назначали на должности далеко им не свойственные, считая, что если ты коммунист, то должен справиться. А если не сможешь… Но о том, что могло последовать за этим, лучше не вспоминать. В той же книге приказов редакции газеты «Кировская искра» читаю приказы о том, что сотрудников газеты назначают возглавить какой-либо колхоз, а вместо них с производства рекомендуют передовиков труда, коммунистов. И тем, и другим поневоле приходится переучиваться на руководителей или на литературных сотрудников, пишущих статьи и корреспонденции.

Но Ф. П. Бахтин недолго проработал в занимаемой должности.

«Приказ № 12 от 1 апреля 1942 года.
На основании решения Уржумского райкома ВКП(б) и исполкома райсовета в связи с уходом в ряды Красной Армии отв. редактора тов. Бахтина Ф. П., приступил к исполнению обязанностей редактора газеты “Кировская искра”.

За отв. редактора (подпись) Д. Г. Лянгузов»2.

28 марта 1942 года по партийному набору Уржумским райвоенкоматом Ф. П. Бахтин был призван на действительную военную службу. Дома остались жена, сын и дочка, родившаяся в тяжёлом 1941 году. Кто-то из мобилизованных уржумцев почти сразу после призыва попадал в действующую армию, начинал воевать с фашистами. А вот у Бахтина как-то всё это затянулось. Вначале Фёдор Павлович прошёл трёхмесячные курсы переподготовки политсостава РККА в городе Можга Удмуртской АССР, затем его несколько месяцев держали в резерве. Потом снова учёба на курсах военных комиссаров в Аткарске Саратовской области. После их окончания – снова три месяца в резерве. В боевых действиях Бахтин принимал участие с 7 февраля 1943 года, проходил службу в должности литературного сотрудника дивизионной газеты. До мая его 184-я стрелковая дивизия сражалась в составе Воронежского фронта, затем её передислоцировали на Калининский фронт. С декабря 1943 года по май 1944 года – Западный фронт и до конца Великой Отечественной войны – 3-й Белорусский фронт. Но с победой боевые действия для воинов этой дивизии не закончились. Уже весной 1945 года их перебросили на Дальний Восток, где во второй половине августа они сражались с войсками Японии в составе Приморского фронта. После капитуляции японской армии войсковая часть ещё несколько месяцев располагалась в Приморском военном округе.

Вместе с дивизией по дорогам Великой Отечественной войны и войны с Японией шёл военный корреспондент Ф. П. Бахтин. Да, он не был ни танкистом, ни артиллеристом, не мок и не мёрз в окопах, не командовал подразделением бойцов, но он честно и добросовестно исполнял свой долг на том месте, куда направила его Коммунистическая партия Советского Союза и командование дивизии.
Из представления к награждению Ф. П. Бахтина медалью «За боевые заслуги»: «За время наступательных боёв дивизии в районе Духовщины старший лейтенант Бахтин показал себя энергичным и растущим военным журналистом, умеющим из массы фактов отобрать наиболее ценное и поучительное. Во время прорыва обороны противника в районе дер. Клевцы 14 сентября тов. Бахтин, следуя непосредственно в боевых порядках, собрал до 100 бойцов, потерявших во время атаки связь со своими подразделениями, и вместе с ними пришёл в 1-й стрелковый батальон 294-го стрелкового полка, где они немедленно включились в бой. Тов. Бахтин подал в газету много хороших материалов о подвигах бойцов и офицеров. Сам большую часть времени находился в передовых подразделениях. Тов. Бахтин предан делу партии Ленина – Сталина и Социалистической Родине. Достоин правительственной награды…
Начальник политотдела 184-й стрелковой дивизии подполковник Кашунин.

23 сентября 1943 г.»

14 ноября 1943 года документ был утверждён командующим 39-й армией генерал-лейтенантом Берзариным и членом военного совета армии генерал-майором Героем Советского Союза Бойко. Приказом № 854 войскам 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта от 20 ноября 1943 года Фёдор Павлович Бахтин был награждён медалью «За боевые заслуги».

Дивизия продолжала сражаться с фашистскими захватчиками, продвигаясь всё дальше и дальше на запад, воины освобождали новые города и сёла, вызволяли из немецкой неволи тысячи советских людей.
Судьба свела в одной дивизии нескольких земляков-уржумцев. В «Кировскую искру» капитан Бахтин периодически отправлял свои корреспонденции и заметки, рассказывающие о боевых буднях его товарищей. Вот одна из них, названная «Рядовой Ветлужских».

«Заманчивой мечтой юноши-колхозника Ивана Ветлужских (сельхозартель “Индустрия” Лебедёвского сельсовета) было окончить неполную среднюю школу, поступить в медицинский техникум и посвятить себя делу охраны здоровья трудящихся. Да об этом и родители его мечтали – будет Ваня врачом.
Но вот война, и Ветлужских призывается в Красную Армию. С чувством глубокой ненависти и мести врагу он пришёл в ряды советских воинов.

За короткое время Ветлужских стал умелым солдатом, и у него уже есть чем порадовать родителей и товарищей.

В одном из боёв он первым ворвался в траншеи противника и с небольшой группой бойцов удерживал занятый рубеж в течение получаса, отстреливаясь из противотанкового ружья и забрасывая врага гранатами. Вместе со своим командиром лейтенантом Ламанович Ветлужских на днях подбил немецкий танк из противотанкового ружья. Вскоре после этого он с противотанковой гранатой подполз к траншее противника и уничтожил 5 гитлеровцев.

Всего на боевом счету рядового Ветлужских уже больше десятка истреблённых фашистов. Грудь его украшена медалью ‘‘За отвагу’’.
Ф. Бахтин, наш земляк»3.

Писал Фёдор Павлович заметки и в другие газеты больших и малых городов Советского Союза – на родину бойцов и командиров, отличившихся в сражениях с фашистами. Это тоже была его политическая работа, которую он выполнял по собственной инициативе.

Капитан Бахтин уже второй год служил в должности инструктора-литератора редакции газеты 184-й Духовщинской стрелковой дивизии. Непосредственно в подразделениях на передовой линии он организовывал боевой материал для газеты «Красноармейская правда», вел одновременно и политическую воспитательную работу среди бойцов, оказывал помощь низовым первичным партийным организациям, привлекал к написанию статей и заметок в газету нештатный актив.

В период наступления 27–28 июля 1944 года и в другие дни находился в батальоне 297-го стрелкового полка, когда вели бой с окружённой группировкой немцев в городе Вильно. Его корреспонденции о боевых успехах бойцов, сержантов и офицеров призывали личный состав к новым боевым подвигам и учили его на опыте лучших воинов.

18 июля на переправе через реку Неман во время бомбёжки и обстрела вражеской авиацией парома, брошенного на середине реки, капитан Бахтин совершил самоотверженный поступок. Под сильным огнём он с майором Абрамовым подплыл к парому на лодке и вывез в безопасное место заместителя командира дивизии полковника Мойского и несколько бойцов. Паром через несколько минут был разбит авиацией противника. Наш земляк в этот опасный момент проявил быстроту действий, отвагу и находчивость, в результате чего удалось избежать потерь среди его сослуживцев.

В августе 1944 года редактор газеты майор Клипп представил Ф. П. Бахтина к награждению орденом Красной Звезды. Приказом войскам 5-й армии от 10 сентября за № 0121/н Фёдор Павлович был награждён этим орденом.

В ноябре 1944 года Ф. П. Бахтин писал сыну Владиславу, адресовав письмо в школу имени Ленина, наверное, не хотел беспокоить жену:

«12.11.44.
Владик!
Ты уже не забыл ли мой адрес? Я всегда аккуратно отвечаю на письма, а ты и писать перестал. Ведь ты уже в 8 классе и меня очень интересуют успехи твоей учёбы. Я меньше беспокоюсь о твоём поведении, надеюсь, что ты уже и так себе отчётливо представляешь, что требуется от учащегося 8 класса. А вот об оценках успеваемости ты мне обязательно напиши. Кто директор школы у вас? Во сколько смен проходят занятия и в какую смену ты ходишь в школу. В общем, ты больше пиши, и пиши обо всём. Я много писать не смогу, как военный, и пишу только о состоянии своего здоровья, о личных делах, а ты обо всём можешь, как с мамой живёшь, не ссоришься ли? Постарайся, чтобы она могла радоваться за тебя. Мне будет приятно.
Твой папа».

А сбоку листка – приписка:

«Я уже писал, что я уже за границей. Видишь, как далеко. А впереди ещё путь длинный».

Что мог написать восьмиклассник Ленинской школы Владислав Бахтин, чем мог порадовать или огорчить отца-фронтовика? Скорее всего, письмо было более положительным, чем реальные результаты обучения юноши.

Если в 1943/1944 учебном году при хорошем поведении Владислав учился в основном на «хорошо» и «отлично» (лишь по геометрии, алгебре, русскому языку (устно) и по немецкому языку были оценки «посредственно»)4, то уже в следующем учебном году он основательно «съехал» в успеваемости. Среди итоговых оценок за год нет пятёрок, а по алгебре и геометрии вышли вовсе двойки. Пришлось учащемуся 8-а класса пересдавать эти предметы в конце августа 1945 года. Сдав их на 4 и 3, он был переведён в девятый класс5. Очевидно, на ухудшении учёбы сказывался переходный возраст юноши и отсутствие контроля за обучением сына, ещё находившегося на фронте главы семейства. Классным руководителем в 7-а классе, где училось 32 человека, в 1943/1944 учебном году значилась Шерстнёва, а на следующий учебный год была назначена Мартынова. Директором школы в военное время стал Владимир Иванович Журавлев, до этого бывший завучем и преподававший математику с астрономией.

23 февраля 1945 года директор Уржумского краеведческого музея нештатный корреспондент районной газеты «Кировская искра» Н. Н. Арбузова писала в заметке «Наши земляки на фронте»: «27 годовщину Красная Армия отмечает полным освобождением Советского Союза от врага и неудержимым наступлением на логово фашистского зверя.

С каждой победой увеличивается количество уржумцев-героев и прибавляются новые награды. Уже более 150 уржумцев получили правительственные награды и благодарности товарища Сталина.
К именам, печатавшимся ранее в газетах, прибавились новые имена дважды орденоносцев капитанов Ф. П. Бахтина, Г. И. Торопова, М. И. Кошкина…»

Из наградного листа к представлению Ф. П. Бахтина к ордену Отечественной войны II степени: «Подавая в дивизионной газете боевые материалы с передовой о мастерстве и героизме личного состава, капитан тов. Бахтин проявляет инициативу и умение в выборе наиболее поучительных примеров. Так, за время наступления в Восточной Пруссии в газете была подана полоса о тех, кто первыми поднимается в атаку (294-й, 297-й стрелковые полки), о высоком мастерстве бойцов подразделения капитана Суходольского (262-й стрелковый полк), стойко и умело отражающих контратаки врага, о ночном бое за хутор (297-й стрелковый полк). Тов. Бахтин, невзирая на опасность, готовит материалы для газеты во время боёв, непосредственно среди бойцов на переднем крае. Всё это поднимало наступательный порыв личного состава. В результате этого газета не отставала от жизни подразделений и является хорошим помощником командования в деле воинского воспитания личного состава в выполнении боевых задач.
Тов. Бахтин достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны II степени.
Ответственный редактор дивизионной газеты “Красноармейская правда” 184-й стрелковой Духовщинской Краснознамённой дивизии Клипп.

21 февраля 1945 г.»

Очень долго рассматривалось вышестоящим воинским начальством это представление к награде. Лист согласования пестрит должностями, подписями, датами. И лишь 3 сентября 1945 года, после капитуляции японских войск, был подписан наградной приказ № 088/н о том, что Ф. П. Бахтин удостоен ордена Отечественной войны II степени. В то время он находился в Северном Китае, где его войсковая часть сражалась с японскими милитаристами. Кроме этого, он награждён ещё одним орденом Отечественной войны II степени (приказ № 099/н от 29 сентября 1945 г.; это уже за участие в боевых действиях против японцев), медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (20 ноября 1945 г.), «За победу над Японией» (18 марта 1946 г.), «За взятие Кенигсберга» (16 апреля 1946 г.).
После увольнения в запас по состоянию здоровья в августе 1946 года Фёдор Павлович вернулся в Уржум. 15 октября был назначен на должность председателя районной плановой комиссии, не прошло и полгода, как его перевели заведующим райсельхозотделом, и одновременно Бахтин был первым заместителем председателя райисполкома. А в декабре 1947 года он уже председатель райисполкома.
Затем он продолжил педагогическую деятельность. С 1953 по 1965 год работал сначала учителем, потом директором семилетней школы № 3 им. С. М. Кирова. Уже почти перед выходом на заслуженный отдых он, имеющий за плечами только среднее специальное образование, восстановился в учебном заведении и окончил Кировский педагогический институт. Многие из учителей удивлялись: зачем это надо человеку предпенсионного возраста? Но, как говорится, должность обязывала.

Следопыты средней школы № 37 города Вильнюса под руководством заслуженного учителя Литовской ССР собирали материал о бойцах и командирах 184-й стрелковой дивизии, которая в предвоенные годы формировалась на территории именно этой бывшей союзной республики, а через три года Великой Отечественной войны её подразделения с боями прошли по Литве, гоня фашистов на запад. В музее школы были размещены материалы о многих бойцах и командирах той войсковой части, в том числе и о нашем славном земляке. В середине 80-х годов прошлого века с экспозицией ознакомилась дочь Ф. П. Бахтина Римма Фёдоровна с сыном Фёдором. Она поделилась со школьниками воспоминаниями об отце.

Есть документы, посвящённые Фёдору Павловичу, и в музее средней школы № 3 города Уржума. Его заведующая А. И. Пермякова рассказала, что материал об учителях и выпускниках собирался в основном к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

После получения медицинского образования дочь Бахтиных уехала в Крым, работала там гинекологом. Сын, окончив университет, тоже проживал далеко от Уржума. После смерти родителей по поручению Риммы Фёдоровны за могилами её родителей долгое время ухаживала работник Уржумской средней школы № 3 М. А. Урванцева, которую и ученики, и учителя по-простому называли тётей Мусей.

Примечания

1 Книга приказов по редакции районной газеты «Кировская искра».
2 Там же.
3 На фронт проводил пятерых сыновей // С верой в Победу: подвиг уржумцев на фронте и в тылу : в 2 т. Киров, 2016. Т. 2. С. 87–93.
4 Сектор архивной работы (муниципальный архив) администрации Уржумского района. Ф. 64. Оп. 1-л. Д. № 71. Л. 176–180.
5 Там же. Ф. 64. Оп. 1-л. Д. № 72. Л. 226–237.