О производстве сундуков в Вятской губернии

(История, технология, художественный стиль)

Г. А. Пудов

О производстве сундуков в Вятской губернии широко известно. Его изучение началось уже во второй половине XIX столетия. Деятели местного земства тщательно описали промысел с технической и экономической сторон. В этом отношении особо следует выделить исчерпывающую статью земского статистика Ф. Г. Кучина, опубликованную в 1890 году1. Однако после неё серьёзные работы вновь появились лишь спустя почти столетие, в 1970–1980-е годы. Это – блестящие статьи и монографии московского исследователя В. А. Барадулина, касающиеся росписей Приуралья и Урала2. Но посвящены они были в основном домовым росписям, и, кроме того, сундуки в них рассматривались в ряду других предметов, украшаемых росписью и окрашиванием. Одной из последних по времени работ, связанных с обозначенной темой, стала статья Н. Н. Менчиковой, вышедшая в свет в 2004 году3. Автор, основываясь на материале экспедиций, условно разделила вятскую роспись на шесть типов, определила их основные композиционные и колористические особенности. Также Н. Н. Менчикова привела множество сведений, связанных с технологией вятской росписи. При этом она основывалась на вышеназванном труде Ф. Г. Кучина.

В 2017 году была опубликована работа автора настоящей статьи4. Была предпринята попытка проанализировать художественные особенности вятских сундуков. При этом для анализа были привлечены не только расписные сундуки, но и вещи, украшенные листами «мороженой» жести. Как правило, вторые находятся в тени по отношению к первым. Однако объём статьи не позволил прояснить многие нюансы, особенно вопрос отношения вятского промысла к другим русским сундучным центрам.
Таким образом, на сегодняшний день вятский сундук мало анализировался как художественный предмет: либо он рассматривался как бытовая вещь, либо объектом исследований была только роспись, украшающая его (необходимо отметить, что она была не единственным способом украшения сундуков).
Количество сохранившихся художественных произведений делает возможным их изучение. Вятские сундуки находятся сегодня в Русском музее, Российском этнографическом музее, Вятском художественном музее им. В. М. и А. М. Васнецовых, Вологодском государственном историко-архитектурном музее-заповеднике, Нижегородском государственном историко-архитектурном музее-заповеднике, Костромском музее-заповеднике, историко-этнографическом музее-заповеднике «Шушенское», музее фресок Дионисия (Ферапонтово, филиал Кирилло-Белозерского музея-заповедника), особенно много сундуков в коллекциях уральских и прикамских музеев (поскольку вятские мастера часто работали на Среднем Урале и в Прикамье). Большое число встречается на интернет-аукционах. Кроме того, множество вятских сундуков и в настоящее время используется в деревенском хозяйстве.

Цель предлагаемой статьи – обобщение имеющихся на сегодняшний день сведений по истории вятского сундука, анализ его как художественного предмета, а не как бытовой вещи, прояснение взаимосвязей вятского сундучного производства с другими сундучными центрами. Большинство сундуков, которые стали материалом статьи, находятся в коллекциях названных музеев.

* * *

Производство сундуков в Вятской губернии началось в первой половине XIX века, приблизительно в 1825 году. Основателем его считается Илья Васильевич Кочуров, крестьянин д. Кочуровой Троицкой волости Вятского уезда. Со временем производство распространилось в Вятском, Орловском5, Слободском уездах (особенно в Троицкой, Югринской, Якимовагинской, Кстининской, Адышевской, Коршикской волостях)6. Главным центром промысла был Вятский уезд, где проживало 42 % от всех мастеров губернии7. Именно здесь сундуки делали не только для местных жителей8, но и для вывоза в другие регионы. Много изделий отправлялось на Алексеевскую, Мензелинскую, Ирбитскую, Нижегородскую ярмарки, в Сибирь, в «низовые города». Исследователи промысла в конце XIX века указывали, что популярность вятских сундуков была настолько велика, что скупщики не успевали их довезти до места назначения (при этом они за один раз могли скупить у мастеров до 2 000 штук)9. Вятские изделия можно было встретить на различных выставках, многие мастера награждались медалями. В выставочных изданиях, например, посвящённых Второй Всероссийской кустарной выставке в Санкт-Петербурге в 1913 году, указывается на давность промысла, на большое число мастеров, занимающихся в Вятской губернии производством мебели, в т. ч. сундуков10.

Особенностью промысла стало то, что он не сложился в крупное «разветвлённое» производство (как, например, в уральских горных заводах). Каждый мастер работал либо сам, либо привлекал членов семьи. Кроме того, часто мастера делали не только сундуки и шкатулки, но и другие виды мебели. Сундучный промысел был в Вятской губернии лишь частью столярного. Колоссальное значение в жизни промысла приобрели скупщики, наиболее известными были Ф. М. Богданов и Башмаков, жившие в Вятке. Они обеспечивали сбыт изделий.

Отдельных мастерских не существовало. Вся работа выполнялась в жилой избе (зимой), а в более тёплое время года – в особых помещениях возле дома. Специальных механических приспособлений не было, использовался только столярный инструмент. Металлические детали приобретались в соответствующих лавках или у кузнецов.

Мастера изготавливали сундуки двух типов (из хвойных пород дерева): с окраской и росписью, оковкой «мороженой» жестью или полосами железа. В конструктивном отношении это были простые вещи – никаких внутренних отделений они, как правило, не имели (надо отметить, что у вятских сундуков всегда только одна петля, в отличие от, например, муромских, либо использовалось замочное отверстие11). 
Особой популярностью пользовались сундуки с окраской и росписью. В отличие от обитых «мороженой» жестью шкатулок и сундуков, делавшихся как предметы роскоши для состоятельных горожан, они имели большой спрос среди крестьян. Большинство сундуков были окрашены в красно-коричневый цвет. Постепенно сложились основные варианты композиционных схем и цветовых сочетаний. В конце XIX столетия появилась более разнообразная роспись. Плоскость сторон обычно делилась на два квадрата. Внутри них располагались более мелкие мотивы. В большинстве своём это простые геометрические фигуры12.

Считается, что производство око­ванных «мороженым» железом сундуков появилось в Вятской губернии в середине XIX века. Завела его некая мещанка Лалетина, имевшая также экипажное заведение («мороженое» железо использовалось при украшении экипажей). Она привозила шкатулки, обитые «мороженой» жестью, из Великого Устюга. Но секрет «морозки» рассказать не могла, так как не знала его. Его выведал у устюжского мастера крестьянин д. Счастливцевой Вятского уезда М. Н. Счастливцев. Затем он раскрыл секрет крестьянам И. И. Никулину и Е. Кокореву, от которых это мастерство распространилось по всей губернии13. Особое развитие оно получило в Вятском и Орловском уездах14. О том, как выглядели (в 1930-е годы) вятские сундуки, украшенные «мороженой» жестью, даёт представление известный фотографический снимок «На Верхнем рынке. Продажа сундуков» из Государственного архива социально-политической истории Кировской области. Лицевая сторона и крышка сундуков разбивалась на два квадрата, в которых помещались ромбы. Каждый сундук чётко делился на две части широкой полосой. При декорировании изделий большую роль играл контраст ярких цветов «мороженой» жести. Производство подобных сундуков продолжалось довольно долго. В 1950–1960 годы оно существовало на промышленных предприятиях Кирова, например, на Нововятском деревообрабатывающем комбинате. Однако большинство подобных изделий находится вне рамок искусства.

Сегодня трудно соотнести вятские сундуки с конкретными именами мастеров. На внутренних поверхностях изделий встречаются только различные хозяйственные надписи и наклейки, не имеющие отношения к сундучному производству.

* * *

Типичным образцом вятских расписных и крашеных изделий является сундук из Пермской государственной художественной галереи15. Он прямоугольной формы, крышка – покатая. Стенки соединены в «ласточкин хвост». Сундук окрашен в красный цвет. Такие вещи, как указывалось выше, изготовлялись для крестьян. Форма сундука подчёркнута широкими чёрными линиями, имитирующими железную оковку (по выражению Ф. Г. Кучина, мастера «расписывали оковку»). Крышка и лицевая сторона декорированы росписью, состоящей из геометрических мотивов, на задней стороне и боковых – лишь крупная сетка. Поверхность лицевой стороны и крышки разбита на два больших квадрата, внутри которых расположены два ромба и две розетки. Последние находятся в нескольких кругах тёмно-зелёного и белого цветов (по классификации Н. Н. Менчиковой, это – второй вариант вятской росписи16). Основными элементами украшения рассматриваемого изделия являются небольшие розетки и точки тёмно-зелёного и белого цветов. Они в определённом порядке нанесены штампиками на края сундука и таким образом окаймляют всё его декоративное убранство, сообщают ему устойчивость и равновесие. Кроме того, они образуют большие геометрические фигуры и заполняют пустые места между ними. В целом количество декоративных мотивов очень невелико17.


Сундук. Вятская губерния. 1883. ПГХГ. Инв. номер П 2489
(Барадулин В. А. Искусство Прикамья.
Народная роспись по дереву. Пермь, 1987. С. 77)


Сундук. Вятка. ОНИ ГРМ. Инв. номер 3599

Несмотря на кажущуюся неприхотливость украшения сундука, оно обнаруживает продуманность и ясность. Со вкусом подобранные цветовые сочетания и симметричное размещение геометрических фигур не только придают изделию праздничность, но и сообщают зрителю ощущение стабильности и защищённости. При минимуме использованных художественных средств мастер сумел добиться максимального эффекта, создав произведение, способное украсить любой крестьянский дом. Надо отметить, что контраст яркого красного фона (сурик) и декоративных мотивов различных цветов стал отличительной особенностью многих вятских изделий, в том числе сундуков.

Привлекает внимание сундук, находящийся сегодня в собрании отдела народного искусства Русского музея18. Он небольших размеров, имеет вполне стандартную для вятских изделий форму: прямоугольный ящик и покатая крышка. На лицевой стенке расположена роспись, основу композиции которой составляют два квадрата, образованные толстыми жёлтыми полосами. Общий фон росписей – оранжевый. Квадраты заполнены прямой клеткой, в которой размещены изображения маленьких цветов ярко-жёлтого цвета (по классификации Н. Н. Менчиковой, это – пятый вариант вятской росписи, исследователь называет такие сундуки «ситцевыми»). Роспись лицевой стороны несколько отличается от росписи крышки, что можно считать редкостью для вятских сундуков. Несмотря на то, что композиция росписи крышки также состоит из двух квадратов, образованы они двумя полосами из точек белого и жёлтого цветов. Жёлтые полосы, присутствующие в росписи крышки (как и на лицевой стороне), совершенно потерялись за этими декоративными мотивами, напоминающими блестящий жемчуг. Роспись квадратов обрамляют полосы, состоящие из маленьких цветов-розеток белого и жёлтого цветов. Декорировку сундука обогащают фляндрованные полосы, обрамляющие квадраты, и вносящие таким образом дополнительные чёткость и ясность в композицию. Боковые и задняя стороны сундука просто окрашены в красный цвет, края отмечены чёрными полосами.

Таким образом, роспись рассматриваемого сундука строится на сочетании трёх основных цветов – жёлтого, белого и красного. Декоративных мотивов всего два – маленькие розетки и полосы из точек. Несмотря на то, что в украшении рассматриваемого произведения использовано ограниченное количество цветов и орнаментальных мотивов, их сочетание придало изделию яркий, жизнерадостный характер. Украшению этого вятского сундучка свойственны лёгкость и уверенность исполнения росписи. На основе импровизации мастер создал изящное произведение.

Те же принципы и особенности украшения проявляются в больших сундуках с «ситцевой» росписью. Примером может служить предмет из коллекции Кичменгско-Городецкого краеведческого музея (Вологодская область). На лицевой стенке и крышке расположены по два квадрата, заполненные косой сеткой, в каждой клеточке которой помещено маленькое изображение ромашки. Общий фон росписи – красный.

Впрочем, не всегда композиция росписи вятских сундуков строилась на двух квадратах, размещённых на лицевой стороне и крышке. Иногда мастер компоновал несколько геометрических фигур. Например, на сундуке из ВГИАХМЗ19 это – два небольших квадрата и несколько прямоугольников, в которых размещены изображения жёлто-белых розеток и интересных изобразительных мотивов, образованных из синих ромбов, розеток, белых и жёлтых лепестков.

Реже встречается другой тип росписи вятских сундуков. Он характерен как для больших изделий с покатой крышкой, так и для маленьких – с плоской крышкой. Интересен в этом отношении сундук из музея фресок Дионисия (Ферапонтово)20. Цвет росписи и орнаментальные мотивы типичны для вятских изделий. Композиция росписи лицевой стороны привычно разбита на два квадрата, в которых расположены другие геометрические фигуры. Но при всей типичности художественного решения сундук несёт следы влияния других центров. Например, роспись лицевой стороны явно корреспондирует с уральской росписью, в частности, с так называемыми секторными подносами и шкатулками21, а боковых сторон, расписанных полосами «в сетку», что явно представляет собой имитацию жестяных полос, – с муромскими сундуками22

Ещё одним ярким примером тесных взаимосвязей вятского сундучного промысла с другими центрами является другой сундук из коллекции музея фресок Дионисия23. Его крышка и лицевая сторона украшены росписью, характерной для сундуков Вологодской губернии второй половины XIX – начала XX века. Она называлась росписью «под гребёнку» или «под резинку». Суть её заключалась в нанесении узора по непросохшей масляной краске при помощи особого приспособления. Им мог быть гребень (отсюда и название) или специальный инструмент, изготовленный из резины. Могли использовать и другие подручные средства, например, салфетку. Роспись выполнялась прямо по деревянной основе. Довольно часто при помощи такого типа росписи имитировали текстуру дерева. Но в большинстве случаев об этом можно говорить с большой долей условности, поскольку речь идёт лишь о работе «по мотивам», то есть о росписи под впечатлением от красивых естественных узоров на дереве24.


Типичный вятский сундук. Вторая половина XX века

Автору настоящей статьи также встречались вятские сундуки (в частных коллекциях), в росписи которых имитируется трафаретный орнамент макарьевских сундуков и лысковских шкатулок. Композиция их росписи разбита на два квадрата, внутри которых – различные геометрические фигуры. По контуру этих фигур размещены полосы, состоящие из разноцветных кругов. Остальные декоративные мотивы и цвета росписи также типичны для вятских сундуков. Однако края рассматриваемых изделий отмечены широкими полосами с имитированным трафаретным орнаментом, характерным для макарьевских сун­дуков и особенно лысковских металлических шкатулок второй половины XIX века («трафаретные» узоры на рассматриваемых вятских сундуках старательно выполнены от руки). Несколько декоративных мотивов, в частности, изображение вазона, также широко распространены в лысковском трафаретном орнаменте. В данном случае наблюдается сознательное смешение двух видов росписи.

Таким образом, заметную роль в зарождении и развитии вятского промысла по производству сундуков сыграли произведения других центров: уральского, устюжского и макарьевского. Но необходимо отметить, что в этом контексте уже не столь важно, кто и что у кого позаимствовал. «В отношении чисто утилитарных технологических элементов... нет принципиальных различий в путях распространения между самостоятельным изобретением и заимствованием. То и другое распространяется в определенной социально-профессиональной среде, заимствуется путем подражания»25.

* * *

В целом для вятских сундуков характерно большое разнообразие манер исполнения росписи. При всём кажущемся подобии возможно выделить несколько различных почерков мастеров, каждый из них использовал излюбленные декоративные мотивы и цветовые сочетания. При этом одни мастера работали очень тщательно, другие несколько небрежно. Надо отметить, что некоторая стандартность орнаментальных мотивов и композиций не приводила к повторяемости росписей – совершенно одинаковых сундуков не встречается. Склонность вятских мастеров к геометрическим мотивам, вероятно, можно объяснить влиянием местной резьбы по дереву. Как известно, деревообрабатывающие художественные промыслы были развиты в Вятской губернии. Роспись сундуков не стоит особняком среди других художественных явлений края. Например, в росписи и окраске берестяных туесов, также развитой в Вятской губернии, встречаются те же цветовые сочетания, технические приёмы, композиции. В. А. Барадулин упоминал о красных и оранжевых фонах, которые часто использовали вятские мастера, расписывавшие дома на Урале26.

На сегодняшний день более известны вятские сундуки с росписью, чем сундуки, украшенные «мороженой» жестью и тонкими полосами. Однако последние часто встречаются не только в музейных собраниях (например, в Пермском краеведческом музее), но и в деревенских домах27. Автором был встречен такой сундук в пос. Баранчинский Свердловской области (бывший Демидовский Завод, близ Нижнего Тагила). Сундук имеет прямоугольный «ящик» и плоскую крышку. На боковых стенках – по две литые ручки. Замочная скважина расположена точно посередине лицевой стороны. Длинная фигурная петля, прикреплённая к крышке, зрительно делит сундук на две равные половины. Сундук почти полностью обит листами «мороженой» жести. На лицевой стороне и крышке – по два ромба, состоящие из красных полос и синей сердцевины. Ромбы пересекаются тонкими жестяными полосами, образующими косую клетку. Вероятно, оставшееся свободным пространство на лицевой стороне было окрашено в коричневый или зелёный цвет (окраска почти не сохранилась). Оно подчёркнуто линией из точек, выполненной в технике чеканки. Тонкие полосы, обрамлявшие композицию лицевой стороны, окрашивались в контрастный по отношению к фону цвет. Характерное для такого типа вятских сундуков («городских») сочетание различных типов украшения очень обогащало их внешний вид.

Производство сундуков – неотъемлемая часть культуры Вятского края. Следует отметить, что далеко не все образцы являются произведениями искусства. И всё же многие из них подкупают искренностью, честным желанием мастера сделать вещь как можно более красивой. Лучшие образцы творчества вятских сундучников вполне можно поставить в один ряд с прославленными произведениями мастеров других регионов.

Итак, на сегодняшний день Вятская губерния предстаёт одним из крупных сундучных центров второй половины XIX – середины XX века. При этом в истории вятского сундука остаётся много белых пятен. Важнейший desideratum в его изучении – выявление новых изделий, их особенностей, что обогатит представление о местном сундучном производстве. Со временем, при обнаружении большего количества изделий, будет возможно не только систематизировать знания о художественной и технической стороне росписи, но и более корректно оценить её как художественное явление.

Примечания

1 Кучин Ф. Г. Сундучный промысел // Материалы по описанию промыслов Вятской губернии. Вятка, 1890. Вып. II.
2 Барадулин В. А.: 1) Отхожий малярный промысел на Среднем Урале (вятские мастера рубежа XIX–XX веков) // Сообщения Государственного Русского музея. М., 1976. Вып. XI ; 2) Искусство Прикамья. Народная роспись по дереву : альбом / авт.-сост. В. А. Барадулин. Пермь, 1987; 3) Народные росписи Урала и Приуралья. Крестьянский расписной дом. Л.,1988.
3 Менчикова Н. Вятская сундучная роспись : (по материалам экспедиций Киров. обл. худож. музея им. В. М. и А. М. Васнецовых по районам Киров. обл. в 2000–2003 гг.) // Кировский областной художественный музей имени В. М. и А. М. Васнецовых : материалы и исследования. Киров, 2004, С. 98–105. Этой же теме в 2002 году был посвящён доклад Н. Н. Менчиковой на конференции «Декоративно-прикладное и народное искусство в собраниях музеев России: новые исследования, атрибуции, публикации» (ВМДПНИ, Восьмые научные чтения памяти В. М. Василенко).
4 Пудов Г. А. О вятских сундуках XIX – I половины XX века // Петербургские искусствоведческие тетради. СПб., 2017. Вып. 46. С. 145–151. История вятского сундучного промысла частично затрагивалась автором в монографии про уральские сундуки, см.: Пудов Г. А. Уральские сундуки XVIII–XX веков : История. Мастера. Произведения. СПб., 2016. С. 63–65. 
5 И. Козаченко писал в 1884 году про кустарей Орловского уезда: «Из числа столяров 60 человек Безсолинской волости и 20 человек Рыбинской выделывают преимущественно сундуки…; некоторые из столяров даже обивают сундуки узорчато-прорезным железом, а также обивают железом и раскрашивают на «макарьевский манер» (Козаченко И. Кустарная промышленность Вятской губернии // Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. СПб., 1884. Вып. 12, отд. 2. С. 3567).
6 В других уездах губернии также делали сундуки, но не столь массово, как в названных. Например, в Глазовском уезде работало 12 сундучников. В других уездах упоминания о производстве сундуков единичны (см.: Козаченко И. Кустарная промышленность Вятской губернии. СПб., 1884. Вып. 11, отд. 2. С. 171, 172, 376, 377; Вып. 12, отд. 2. С. 507, 512, 517, 649 ; СПб., 1887. Вып. 16, отд. 2. С. 14, 113, 114, 115).
7 Спасский Н. А. Кустарная промышленность Вятской губернии. Вятка, 1882. С. 23, 24.
8 «Главный рынок сбыта – Вятка. На каждый базар, по вторникам и субботам, в особенности зимой, привозится этих изделий громадное количество, и оно раскупается частью крестьянами Вятского и соседних уездов, частью скупщиками…» (см.: Козаченко И. Кус­тарная промышленность Вятской губернии. Вып. 11, отд. 2. С. 3244–3245).
9 Спасский Н. А. Указ. соч. С. 25.
10 Русское народное искусство на Второй Всероссийской кустарной выс­тавке в Петрограде в 1913 году. Петроград, 1914. С. 73.
11 В антикварных магазинах Кирова автором были встречены сундуки, в к?оторых использовались одновременно и петля, и врезной замок.
12 В. А. Барадулин особо выделял пасеговские сундуки (из Пасеговской волости), в которых кистевая роспись сочеталась с элементами, нанесёнными при помощи штампиков (Барадулин В. А. Отхожий малярный промысел на Среднем Урале. С. 48).
13 Кучин Ф. Г. Указ. соч. С. 75–76 ; Краткий очерк кустарной промышленности Вятской губернии. Вятка, 1890. С. 14.
14 Кучин Ф. Г. Указ. соч. С. 74–75. В противоположность названным видам декорирования украшение сундуков и шкатулок печатными узорами по образцу невьянских в Вятской губернии по разным причинам не привилось (Там же. С. 79).
15 Инв. № П 2489, размеры 44х85х53,5. Изготовлен в 1883 году.
16 Менчикова Н. Указ. соч. С. 102.
17 Подобный сундук находится в музее деревянного зодчества «Семенково» (ВОКМ 29086/17).
18 Инв. № Р-3599.
19 Инвентарного номера не имеет.
20 Инв. № Д-3058.
21 См.: Уральская лаковая роспись по металлу из коллекции Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал» : альбом-каталог. Нижний Тагил, 2006. С. 15, 24 ; Пудов Г. А. Мастерская Н. А. Перезолова в Нижнем Тагиле (конец XIX – начало ХХ вв.) // VII научные чтения памяти Н. В. Перцева : сб. науч. ст. Ярославль, 2007. С. 115–121.
22 Например, сундук из коллекции Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (инв. № Д-483).
23 Инв. № Д-2423.
24 См. подробнее: Пудов Г. А., Оленев С. Д. О сундуках с росписью «под гребенку» (Вологодская губерния, II половина XIX – начало XX века) // Петербургские искусствоведческие тетради (в печати).
25 Арутюнов С. А. Процессы и закономерности вхождения инноваций в культуру этноса // Советская этнография. 1982. № 1. С. 19.
26 Барадулин В. А. Отхожий малярный промысел на Среднем Урале. С. 45.
27 Такие сундуки сегодня особенно часто можно встретить среди товаров различных антикварных сайтов в интернете.