Герцен и Герценка: нити зримые и незримые

(Немного о потомках А. И. Герцена)

Е. Г. Килякова

Год 2012, год двухсотлетия со дня рождения А. И. Герцена. Надо ли говорить, сколь значимо это событие было для библиотеки, носящей имя великого писателя и публициста! Шла серьёзнейшая подготовка к X Герценовским чтениям, когда выяснилось, что желание принять в них непосредственное участие изъявил праправнук Александра Ивановича по линии сына Александра — Михаил (Майкл) Константинович Герцен вместе с супругой, Маргаритой (урождённой Чернозубовой).

Надежда Павловна Гурьянова, директор библиотеки, попросила меня испечь для высоких заморских гостей (Маргарита и Майкл Герцены живут в США, в штате Калифорния) пирожки, чтобы накрыть стол по-домашнему, по-русски. Отказать было невозможно.

В день приезда Герценов на Вятку 10 апреля 2012 г. первая половина моего трудового дня прошла необычно, но, слава Богу, к обеду пирожки с курицей, с капустой-яйцом и с горбушей были готовы. Решила ещё от себя сделать большой песочный пирог с клюквой, подумав, что эта ягода для калифорнийцев вряд ли привычна. К большому удовольствию, только этим мой вклад в знаменательную встречу не ограничился: к столу тоже была приглашена.

Стол, накрытый для гостей, действительно по нашей русской традиции, ломился от яств: уха из стерляди от Надежды Павловны, маринады, соленья, разнообразнейшие закуски от других сотрудников — всего много, красиво и вкусно.

Михаил и Маргарита Герцены нас, вятских, очаровали сразу своей доброжелательностью, интеллигентностью, простотой в общении. Несмотря на достаточно утомительную поездку, держались они великолепно. Все дружно сошлись во мнении, что Маргарита просто очаровательна, а Майкл — очень приятен.

Гости, хоть и не были голодны, отдали дань угощению. И мои старания даром не прошли: Маргарите больше всего понравились пирожки с горбушей и с клюквой.

Здесь, за приятной застольной беседой, и состоялось моё знакомство с этой замечательной четой, ставшей в настоящее время без всякого преувеличения центром большого герценовского круга потомков.

Михаил Константинович более двадцати лет изучает свою родословную. Финансовому состоянию своего прапрадеда и судьбам потомков писателя был посвящён его доклад на конференции. Перед началом доклада он попросил у аудитории прощения за свой русский, но, видит Бог, много кому из русскоязычных граждан пожелала бы я иметь столь хороший и богатый русский язык! Для многих выступление М. К. Герцена стало одним из интереснейших событий Чтений.

Из него мы узнали, что у сына А. И. Герцена Александра было десять детей. Внук А. И. Герцена Пётр Александрович, став врачом, исполнил завет деда — вернулся в Россию, где женился на бессарабской княжне. В этом браке родилось трое детей. По каким-то причинам супруга П. А. Герцена вместе с детьми уехала в Америку. Совершенно потряс факт, что она запретила детям разговаривать на родном языке: они должны были общаться только по-английски. Пётр Александрович остался на родине деда, был знаменитым хирургом, во время Великой Отечественной войны спас от гибели многих солдат.

Его сын Константин в годы Второй Мировой войны случайно из статьи в научном журнале узнал, что отец его жив, и загорелся идеей встречи с родителем. Через советское посольство ему удалось добиться поездки в Москву уже, кажется, в 1946 году. Майкл, бывший в то время совсем маленьким, помнит, как возвращаясь с работы, Константин Петрович заново учил русский язык.

Сын и отец встретились и, плача, обняли друг друга. Судьба распорядилась так, что встреча эта стала последней — Пётр Александрович вскоре ушёл из жизни.

Михаил Константинович на родине, в США, сначала получил образование физика, а затем стал доктором исторических наук. Занятие исторической наукой не приносило достаточно средств для содержания семьи, и ему пришлось заняться предпринимательской деятельностью — поставкой медицинского и лабораторного оборудования, в том числе и в СССР. По делам он часто приезжал в нашу страну, всерьёз увлёкся Россией, стал собирать материалы о знаменитом прапрадеде, общаться с другими своими родственниками, о которых раньше не знал. Так круг замкнулся.

О том, что мне в мае 2012 г. предстоит поездка в Калифорнию, Герценам сообщила Надежда Павловна Гурьянова. Узнав, что моя сестра с мужем проживает в Окленде, Маргарита сразу предложила встретиться, сказав, что это совсем рядом от них, и она могла бы показать мне свой любимый Сан-Франциско, в котором выросла, поскольку обожает проводить экскурсии для друзей и знакомых. Оставила мне свой электронный адрес и телефон.

Воспользоваться этим предложением мне поначалу казалось не слишком удобным, но Надежда Павловна постаралась убедить меня в обратном. И поручение дала, чтобы был повод для встречи — передать несколько изданий Михаилу Константиновичу и Маргарите.

И вот я в Окленде. Вечером 3 июня мы с сестрой Татьяной позвонили Герценам, договорились встретиться с Маргаритой в четверг и пятницу (7 и 8-го июня).

От университетского городка Бёркли, где работают Татьяна и её муж Алекс Белл, до Сан-Франциско мы добирались на метро, которое проложено по дну залива.

С Маргаритой Герцен встретились в центре города у здания городской администрации Сити Холл Сан-Франциско. Оно было построено в 1915 году на месте старого, разрушенного землетрясением в 1906 году, в благородном стиле американского ренессанса, характерного для конца XIX — начала XX веков. Купол здания является пятым по величине в мире и напоминает купол Дома Инвалидов в Париже. Он выше, чем купол Капитолия в Вашингтоне, о чём с гордостью поведала Маргарита. Широкую мраморную главную лестницу венчает изумительная по красоте ротонда. Здесь происходит регистрация браков (именно здесь в 1954 г. зарегистрировали свой брак М. Монро и известный американский бейсболист Джо Ди Маджио). Мы зашли внутрь, полюбовались скульптурами, лепниной и просторами. Никто нас при этом не задержал — вход по будним дням совершенно свободный.

Недалеко находится бывшее здание Публичной библиотеки, в котором сейчас располагается Музей азиатского искусства. В нём представлены не слишком многочисленные экспонаты, привезённые из различных частей Азиатского региона. Простор просто завораживает! Нам бы такие площади, особенно в дни проведения крупномасштабных мероприятий типа Библионочи. По словам Маргариты, ей гораздо больше нравилось, когда в этом здании находилась библиотека, где она провела немало часов и дней.

Зашли мы и в современное здание Публичной библиотеки (центральной в городе), построенное относительно недавно, в 1996 году. В нём шесть надземных этажей здания и один подземный, на которых расположены книгохранилище, читальные залы, компьютеризированные аудитории и офисные помещения. Книжный фонд библиотеки насчитывает около 7,5 млн книг. Непривычная для нашего глаза постройка, которую можно рассмотреть снизу доверху благодаря тому, что стены этажей изнутри стеклянные, или вовсе отсутствуют, а в центре всей конструкции — пустое пространство.

Осмотрели также старинное красивое здание оперы, где, по словам Маргариты, они с мужем нередко бывают.

Следующим пунктом нашего маршрута была знаменитая викторианская улочка — группа домов викторианской эпохи, уцелевших после землетрясения 1906 года. Достопримечательность располагается на территории элитного городского квартала Ноб-Хилл. Благодаря своей архитектуре и яркой наружной окраске домики, живописные деревянные фасады которых украшены балконами, башнями, верандами и прочими архитектурными изысками, получили название «разукрашенные леди».

Издалека Маргарита показала высотное здание, сказав, что оно очень дорого ей, поскольку именно в ресторане, расположенном на его верхнем этаже, Михаил сделал ей предложение. Я спросила, повлияло ли на её согласие то обстоятельство, что у Михаила русские корни (да ещё какие!). Она ответила: «Конечно!»

Оттуда мы отправились в Музей искусств, носящий название «Легион Славы» (Legion of Honor). Музей находится в живописном месте, с красивым парком, прекрасным видом на Мост Золотые Ворота и океан. Нас пропустили бесплатно, поскольку у Маргариты Герцен есть членский билет, по которому она имеет право проводить двух гостей. Экспозиция музея относительно небольшая, но интересная. В то время там экспонировалась временная выставка движения Культ Красоты (Великобритания), которое возглавлял О. Уайльд. На ней были представлены и живопись, и скульптура, и прикладное искусство. Постоянная коллекция тоже впечатлила: зал Родена, импрессионисты, старинные фрески и панно, работы знаменитого Фаберже. Есть великолепная работа Константина Маковского «Приготовление к свадьбе» (русское название — «Под венец» оказалось труднопереводимым для американцев), которую Маргарита преподнесла нам в качестве сюрприза — единственная работа русского художника в этой коллекции. Возле здания музея расположен Мемориал жертвам Холокоста, производящий очень сильное впечатление.

Оглядев парк и его достопримечательности, мы вернулись в центр к станции метро, где распрощались, договорившись о встрече на следующий день.

8 июня нашим гидом снова была Маргарита Герцен. Герцены живут в 30 милях от Сан-Франциско в местечке Redwood, от Татьяны с Алексом это час езды. Приехали с сестрой к ним в 9 утра, нас посадили завтракать. Маргарита испекла вкусный пасхальный кулич, объяснив, что в Пасху они с мужем находились в поездке, и она, хотя и с опозданием, решила отдать дань русской традиции.

Дом нас впечатлил. Он довольно большой, обставлен прекрасно, оформлен с большим вкусом.

Затем Маргарита повезла нас по «семнадцатимильной дороге», проходящей по побережью, в городок Монтерей, где одно время в уединении жил писатель Сэлинджер. Есть ли там музей его имени, прояснить не удалось. Эти места славятся потрясающими видами, там всегда много туристов.

Выбор места обеда — ресторана с кухней из морепродуктов — конечно же, принадлежал нашему гиду. Готовят действительно вкусно (впервые в США мне понравилась еда в ресторане). Мы сидели втроём, глядя на бушующий океан, и мило беседовали. Потом отправились в океанариум Монтеррея. Он сравнительно небольшой. Билеты дорогие — почти 35 долларов на человека. В огромных аквариумах, поднимаясь с этажа на этаж, можно увидеть всю морскую флору и фауну близлежащих территорий: и акул, и скатов, и рыбу-молот, и осьминога, и сардин (стайка сардин в куполообразном аквариуме у вас над головой — потрясающе завораживающее зрелище!), и морских коньков, ещё много всего другого.

По дороге Маргарита рассказывала о своей семье. Она приехала в США уже после Второй мировой войны вместе с родителями-эмигрантами из России совсем маленькой. Жила и училась в Сан-Франциско. Работает в стоматологической клинике. На вопрос, говорят ли у них в семье по-русски, Маргарита ответила отрицательно. Майкл, возвращаясь из командировок в СССР, уставал от русскоязычного общения, и дома хотел говорить на английском. Дочери, Елена и Джулиана, понимают по-русски, но не общаются на нём.

Вернулись поздно: к Герценам в 20.00, а в Окленд — после 21.00. Герцены приглашали нас ночевать, но мы отказались.

По признанию сестры, которая не раз бывала с экскурсиями во многих местах Сан-Франциско, ни иной гид, ни она сама не смогли бы показать столько интересного. Даже она, прожившая к тому времени в Калифорнии десять лет, узнала и увидела много нового для себя. Что уж говорить обо мне, которая в США была впервые!

Вскоре я уехала из Окленда в Лос-Анджелес к племяннице, и мы общались с Герценами изредка по телефону. Во время одного из разговоров Михаил Константинович спросил, скучаю ли я. Я признала — скучаю. Он поинтересовался, нравится ли мне Калифорния, и я честно сказала, что очень нравится, но жить я предпочла бы в России, на Вятской земле, поскольку люблю зиму, и, хотя лето у нас коротко, и мне его явно маловато, но всё время лето — это для меня скучно. Ответ мой его позабавил, но он, как человек умный, не стал ничего доказывать. Каждому — своё.

В августе Маргарита прислала поздравительную открытку к дню рождения и свои фотографии о нашем путешествии по Сан-Франциско и Монтерею. Было очень приятно.

Следующая непродолжительная встреча состоялась в сентябре, когда я вместе с семьёй племянницы приехала на празднование семидесятилетия Алекса Белла, проходившее сначала в университете Бёркли, а затем в ресторане, где наши места за столом были рядом. На Маргарите было очень шедшее ей серебристое платье. Поговорить из-за шума (в зале собралось более восьмидесяти человек) и насыщенной программы особо не удалось.

В последний день октября пришло письмо от Маргариты Герцен. Я полагала, что Герцены уже в Ницце на конференции, посвящённой их великому предку, но оказалось, что она состоится в ноябре. Маргарита сообщала, что будет проездом в Лос-Анджелесе третьего ноября, хочет встретиться, чтобы передать книгу своего мужа. Конечно, я рада была увидеться.

На следующее утро Маргарита позвонила, и мы обговорили в общих деталях нашу встречу. Вечером того же дня обнаружила письмо от неё с программой на третье ноября. Вот оно: «Добрый вечер, Елена. Вот что я спланировала, и что Вы думаете об этом расписании: в субботу, мы подъедем за Вами около 10.30 утра (моя дочка, Леночка, будет со мной), и мы втроём, поедем в Гети виллу (Getty Villa), котороя находится 17985 Pacific Coast Hwy — недалеко от Вас. Эта вилла — репродукция древне-Римской виллы, и в ней хранятся разного уровня древние экспонаты или репродукции. В данном случае там идёт выставка о Помпее и должна быть интересная. При вилле содержится интересное кафе, которое по четвергам и субботам предлагает чай с плотными закусками в 1 час дня. Кухня употребляет овощи и фрукты, которые выращиваются в их собственном огороде и саду. Мне показалось, что пообедать там должно быть вкусно и оригинально, и я забронировала нам стол. Выбора на время нет. Я рассчитываю, что мы с виллой и обедом окончим к 2 часам. Самолёт летит из Orange County — час по шоссе на юг от вас. Я уверена, что мы всё хорошо успеем сделать и пообщаться в интересной атмосфере. Мне так приятно, что подвернулась возможность встретиться с Вами ещё раз. Margarita». Третьего ноября Герцены, Маргарита и её старшая дочь Елена, заехали за мной в одиннадцать. Привезли книгу Михаила Константиновича и подарки Надежде Павловне, Светлане Николаевне, Ольге Тинской и мне. Сразу поехали в музей Вилла Гетти.

Основал музей Дж. Пол Гетти американский бизнесмен, нефтяной магнат, основатель компании «Гетти-ойл», который на момент своей смерти имел самое большое состояние на планете и считался одним из первых долларовых миллиардеров. Этот эксцентричный человек, который вёл нефтяные войны, хладнокровно уничтожал конкурентов и имел больше долларов, чем любой из Рокфеллеров, верил в переселение душ. Он вообразил себя реинкарнацией римского императора Адриана Трояна, отличавшегося невиданной страстью к искусству и фантастическими способностями к зарабатыванию огромных денег.

Музей Гетти — самый крупный художественный музей в Калифорнии. Музей состоит из двух частей. Одна часть находится в Лос-Анджелесе: главный музей под названием Центр Гетти и Вилла Гетти. Центр Гетти вбирает в себя коллекцию западного искусства со времён средневековья до наших дней. Вилла Гетти представляет искусство древнего Рима, Греции, Этрурии. Вход в музей бесплатный, не нужны никакие регистрации заранее или билеты. Зато парковка автомобиля стоит 15 долларов.

Нашей главной целью была новая выставка «Последний день Помпеи». Для меня, конечно, любопытно, потому что не знала, кроме Брюллова, никаких художников, обращавшихся к этой теме. Музей огромный, много подлинных античных скульптур, само здание и окрестности очень красивы.

Времени было мало, потому что Маргарите с Еленой надо было успеть на самолёт. На час дня был заказан столик в ресторане. Еду пришлось ждать довольно долго, из-за этого выбились из графика совершенно. Вышли из ресторана в пятнадцать минут третьего, надо было срочно ехать в аэропорт. Я достаточно легкомысленно предложила не отвозить меня обратно домой, а оставить в музее. Я, мол, хочу ещё и в музее побродить, и пешком пройтись. Поколебавшись, Маргарита мне уступила.

Каково же было моё изумление, когда выяснилось, что покинуть виллу своим ходом нельзя! С трудом удалось объясниться и выбраться.

Не успела прийти домой к племяннице, как позвонила Маргарита, чтобы узнать, добралась ли я. Они уже прошли регистрацию на рейс и готовились к посадке. Хорошо, что успели вовремя. 4 ноября получила послание от Маргариты Герцен о том, что они с Еленой долетели хорошо, и Михаил Константинович их встретил.

Вскоре получила от Маргариты письмо с фотографиями, сделанными во время памятной экскурсии, и, в свою очередь, отправила ей свои. Быстро пришёл ответ: «Отвечаю на скорую руку: подумайте... Обама выиграл! Наш народ оказывается не такой глупый, и голосовал за благо всех нас, а не олигархов. Это исторический момент! Как хорошо, что Вы испытали этот чрезвычайно необыкновенный момент. Целую, Маргарита» (в то время в США проходили выборы). Герцены очень переживали, что может победить Ромни. Я тогда была искренне рада и за Обаму, и за Герценов. Ромни, особенно его отношение к России, мне совсем не нравился.

8 октября 2012 г. получила очередное письмецо от Маргариты Герцен. Она писала: «Дорогая Елена, Мне очень понравились Ваши фотографии, особенно заметно как Ваш глаз смотрит на объект. Поэтому всегда интересно обмениваться, казалось бы, теми же самыми снимками. Особенно радостно было прочесть в Ваших словах, с нами разделяющий, энтузиазм и гордость за заслуженную победу! Всех благ и Вам, Елена. От всех нас шлём наилучшие пожелания, и хорошего возвращения домой, к семье и библиотеке. Привет от калифорнийских Герценов. Полюбившая Вас, Маргарита».

Очень тепло на душе от такой весточки.

Грело сердце и то, что Алекс и Татьяна Беллы продолжили знакомство с Герценами, встречались, бывали в гостях, вели переписку по электронной почте.

Через полтора года, в феврале 2014, мы встретились снова, когда я прилетела в Окленд на две недели погостить у сестры и её мужа. Погода была не слишком благоприятной — моросил дождь, но Маргарита снова стала гидом для нас с сестрой.

Встретившись у станции метро в Сан-Франциско, мы втроём совершили прогулку по парку Золотые ворота, куда нас отвезла на своей машине Маргарита. Прогулялись по берегу озера Стоу (Stow Lake) — искусственного водохранилища, огибающего живописный Земляничный холм (Strawberry Hill) — самый крупный водоём в парке.

Посетили находящуюся там же знаменитую Консерваторию цветов — гигантскую оранжерею или своеобразный ботанический сад, созданный в 1878 году, в котором все растения находятся в закрытом помещении. В общей сложности здесь выращивают две тысячи растений, среди которых преобладают представители тропической флоры: лианы, мхи, кувшинки, ананасы, орехи, кофейные деревья, различные сорта бегоний, георгинов, канн. Самой большой гордостью этого сада является обширная коллекция орхидей, поражающая пышностью соцветий, разнообразием форм и расцветок. Внутри здания действует небольшая музейная экспозиция, регулярно проводятся выставки. В одном из помещений мы увидели огромное количество оранжевых с чёрным бабочек, совершенно не поразивших меня расцветкой. Лишь недавно узнала из телепередачи, что это был очень редкий вид королевских бабочек. Здание оранжереи представляет собой нарядный белоснежный дворец, внесённый в Национальный реестр исторических мест.

Ещё одной достопримечательностью стала Голландская мельница, расположенная в Саду тюльпанов. Тюльпаны в то время ещё не расцвели, поэтому нам не удалось по достоинству оценить это место.

Мы заехали в Православную церковь, которую посещает Маргарита, осмотрели внутреннее убранство. В храме было пусто. Жалею, что не записала в нужное время рассказ о священнике-подвижнике, благодаря которому храм был построен, поскольку спустя три года я уже забыла подробности. Слушать же Маргариту Герцен — это большое удовольствие. Она очень эрудированна, хорошо знает историю Сан-Франциско и рассказывает о городе с большой любовью. Позднее получила от неё фотографии на память о той встрече.

Герцены в феврале 2014 года собирались в длительную поездку в Австралию, и больше нам встретиться не довелось.

Изредка обмениваемся поздравлениями и фотографиями. 10 января 2017 г. получила вот такое замечательное послание:

«Дорогие друзья! Мы вернулись с нашей поездки в Кению и Танзанию как раз на Православное Рождество. Сообщение было постоянно плохое в наших довольно хороших гостиницах, т. ч. приходиться с опозданием поздравить всех вас и пожелать здоровья и удачи в этом новом году. В качестве маленького подарочка, присылаю мои первые, ещё не совсем хорошо собранные фотографии, где мы:

Вдоль по Африке гуляли, Фиги-финики срывали... Ну и Африка! Вот так Африка! Оседлали носорога, Покатались немного, — Ну и Африка! Вот так Африка! Со слонами на ходу, Поиграли в чехарду, — Ну и Африка! Вот так Африка! Чего и желаем всем вам... С тёплым приветом и сердечными пожеланиями...

Семья Герцен»

На фотографиях — счастливое симпатичное семейство: Михаил и Маргарита, их дочери Елена и Джулиана, и зять (муж старшей, Елены).

Осмелилась отправить Герценам свою книгу в электронном виде. Маргарита сердечно поблагодарила меня.

А я, в свою очередь, благодарю судьбу за такой бесценный подарок — встречу с этой замечательной семьёй!