Главная > Выпуск №31 > Путь композитора Олега Аркадьевича...

Путь композитора Олега Аркадьевича Моралёва

А. В. Моралёва

Глава первая: Я стремлюсь

Семья и школа

Олег Аркадьевич Моралёв родился в Вятке (ныне Киров). Отец, Аркадий Константинович, окончил Санкт-Петербургский политехнический институт, служил главным инженером на энергокомбинате, переводил техническую литературу с английского, немецкого и французского языков, изучая энергетические новинки. Мама, Мария Александровна (урождённая Торопова), слушательница Бестужевских курсов, посвятила себя семье, воспитанию двух сыновей. Олег был младшим.


Родители Аркадий Константинович и Мария Александровна Моралёвы. 1926 г.

Коля и Лёка (Олег). 1926 г.

При рождении третьего ребёнка мама умерла. Олег переживал эту утрату долго и болезненно. Со временем папа женился во второй раз, в семье появились ещё один брат и любимая сестрёнка Ира.

Любовь и стремление к музыке у Олега проявились рано, чему способствовали семейные традиции, домашняя атмосфера, которая во многом создавалась музыкой. Дед, Константин Андреевич Моралёв, чиновник в г. Орлове Вятской губернии, устраивал музыкальные вечера, организовал оркестр народных инструментов, в котором играли девять его детей. Увлечение музыкой передавалось из поколения в поколение: Аркадий Константинович в Петербурге пел в Украинском хоре, а Вера Константиновна (тётя Вера) хорошо играла на гитаре, сочиняла музыку и впоследствии присылала племяннику на оценку свои сочинения.

Первой учительницей музыки Олега Аркадьевича стала М. И. Мышкина, старейшая вятская пианистка, выпускница Лейпцигской консерватории, преподававшая в Первой Вятской музыкальной школе (школе-филармонии). После окончания Великой Отечественной войны, которая на семь лет прервала музыкальное образование Олега Аркадьевича, он восстанавливал потерянную форму под руководством Марии Ивановны. До самой смерти М. И. Мышкиной О. А. Моралёв поддерживал с ней тёплые дружеские отношения. 

Огневые сороковые

В 40-е годы О. А. Моралёва призвали в Красную Армию. Он был направлен на Дальний Восток в стрелковый полк, где начал службу курсантом радиотелеграфа. В начале Великой Отечественной был переведён в Биробиджан, в авиадивизию начальником радиостанции средней мощности. В 1945 году воевал в Маньчжурии против Японии и был награждён орденом Славы III степени и медалью «За победу над Японией». Впоследствии получил орден Отечественной войны II степени и несколько юбилейных медалей. Демобилизовался в марте 1947 года в звании старшины и вернулся в родной Киров.

Возвращение солдата описала в своих воспоминаниях сестра композитора Ирина Аркадьевна Масленникова: «Я гуляла во дворе, когда появился молодой подтянутый солдат, одетый с иголочки, и стал стучать в заколоченное окно рядом с дверью. “Лё-ка-а!ˮ Я повисла на нём. Так брат и внёс меня вместе с рюкзаком. Когда пришли родители, начались бесконечные расспросы, раздача подарков. Он никого не забыл. Мне достались школьные японские тетради. Папа и Женя заинтересовались боевыми наградами – орденом Славы и медалью “За победу над Япониейˮ.

В каждый свой приезд Лёка играл с малышнёй. Оденется, например, Бармалеем. На голове – косынка набекрень, в руке – кухонный нож, в зубах – горящий уголёк. Издаёт разбойничий вопль – и за нами!»


О. А. Моралёв в солдатской форме

После демобилизации О. А. Моралёв несколько месяцев работал бойцом ВОХР на заводе № 537 в Кирове. Но мечта о музыке не оставляла его, и под руководством М. И. Мышкиной он усиленно готовился продолжить музыкальное образование в Москве.

Годы учения

В 1947 году О. А. Моралёв поступил в музыкальное училище при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского, в котором проучился три года. В 1950 году Олег Аркадьевич поступил в консерваторию, которую окончил с отличием в 1955 году. Его учителями были столпы музыкальной науки – профессоры И. В. Способин, С. С. Скребков, А. И. Кандинский, Б. М. Ярустовский.

Все восемь лет учения Олега Моралёва (училище и консерватория) прошли в классе народного артиста России, профессора Евгения Кирилловича Голубева (1910–1988), ученика Н. Я. Мясковского, унаследовавшего «по прямой» лучшие традиции русской композиторской школы, восходящие к А. К. Лядову и Н. А. Римскому-Корсакову. По предложению С. С. Прокофьева имя Е. К. Голубева было занесено на мраморную доску отличия Московской консерватории, в которой он преподавал с 1937 года, а в 1947 г. получил учёное звание профессора. Педагог от бога – его класс всегда был переполнен. Среди его учеников по классу композиции можно назвать К. Баташова, Ю. Воронцова, А. Головина, А. Коблякова, И. Красильникова, Т. Николаеву, А. Санько, А. Шнитке… По классу полифонии у Евгения Кирилловича занимались Р. Леденёв, К. Молчанов, А. Пахмутова, К. Хачатурян, Б. Чайковский, Р. Щедрин… Несмотря на постоянную педагогическую занятость, Е. К. Голубев умел находить время для творчества. Оставив огромное творческое наследие, он явил живой пример высокого служения искусству для своих учеников. Им создано более ста произведений в разных жанрах: 8 симфоний, 2 оратории, балет «Одиссей» по Гомеру, 6 инструментальных концертов, 24 струнных квартета, 2 квинтета (фортепианный и арфовый), 14 сонат, хоры, романсы, пьесы для разных инструментов. Кроме того, не меньший интерес вызывает сохранившаяся рукопись его литературного труда – эссе-мемуары «Алогизмы», где он вспоминает о музыкантах, с которыми ему довелось работать.


Е. К. Голубев



Группа студентов с Моралёвым (второй слева) и Щедриным (второй справа). 1955 г.

Для Олега Аркадьевича Е. К. Голубев был не только наставником по композиции, но другом и учителем в самом широком жизненном смысле. В дальнейшем, после окончания консерватории, он постоянно поддерживал отношения с Евгением Кирилловичем и с его супругой Татьяной Владимировной и был одним из тех его учеников, кто провожал Учителя в последний путь. 
На одном курсе с О. Моралёвым учились Р. Щедрин и А. Флярковский, близкими «однокашниками» были В. Тормис (Эстония), Г. Жубанова (Казахстан), Л. Туманян, А. Пахмутова, А. Шнитке… 

На протяжении многих лет Олег Моралёв сохранял дружеские отношения с Р. Щедриным, который высоко ценил его композиторский талант и оказывал ему поддержку.


Глава вторая: Её песни
Воспоминания о друге и муже

Москва

Жизнь нашего поколения тесно связана с Великой Отечественной войной. Все события моей жизни этого времени являются как бы предисловием нашей встречи с Олегом Аркадьевичем. Небольшой город Кольчугино Владимирской области. Война. Эвакуация в Казахстан в город Балхаш Карагандинской области. Работа с 15 лет на военном заводе, школа рабочей молодёжи. И вот близится конец войны – 9 мая – Победа! Все счастливы и полны надежд. Еду в Алма-Ату, чтобы поступить в музыкальное училище на вокальное отделение. Невозможно было избежать послевоенных трудностей, и в результате, потеряв голос, с мечтой стать певицей пришлось расстаться. Проучившись в музыкальном училище три года, вернулась на родину (в г. Кольчугино). Обстоятельства сложились так, что в 1950 году я оказалась студенткой станкоиндустриального института в Москве. Кроме занятий в институте – походы в театры, на выставки и тому подобное (для студентов распространяли дешёвые билеты)…

Вот на одном из концертов в Большом зале консерватории я встретила подругу по алма-атинскому музыкальному училищу Анну Протасову. Когда-то жили в одной комнате общежития и вместе переносили трудности быта. Она уже училась в Московской консерватории на вокальном отделении, редкий голос – контральто. Приняла её в свой класс супруга знаменитого баса, народного артиста СССР Ивана Петрова. Вот Анна и познакомила меня с Олегом Моралёвым, приехав с ним на мой день рождения 21 сентября 1952 года (это начало 3 курса). Они дружили: она пела его романсы. Собрались мои друзья, в вестибюле были танцы. Мы танцевали с Олегом и, кажется, понравились друг другу. На следующий вечер он приехал опять, и с тех пор мы стали встречаться.


День знакомства с супругой. Олег Аркадьевич второй справа,
рядом с ним Агнесса Викторовна. 1952 г.

И вот конец 3 курса. В конце июня Олег предложил мне выйти за него замуж. Была весёлая студенческая свадьба, и на каникулы мы отправились в Архангельскую область, куда переехали на житьё к моему брату мои родители. Маленький городок, кругом тайга, два небольших озера, речка Кулой, один велосипед на двоих, грибы, ягоды, ночёвки в шалаше на берегу реки... К сентябрю вернулись в Москву.

Напряжённая, интересная студенческая жизнь продолжалась уже вдвоём. Поселились в двухместной комнате в нашем общежитии. Из консерватории привезли пианино, и всё устроилось. Олег помогал мне справляться с чертежами, я его подкармливала. Он был отличником и получал Ждановскую стипендию. По вечерам бывали в театрах, на концертах, иногда выбирались на каток в парк имени Горького.

Из выдающихся событий вспоминается первое исполнение Седьмой симфонии С. С. Прокофьева в Колонном зале Дома Союзов, где присутствовал сам композитор. Это появление Прокофьева на публике было, кажется, последним... Позднее посчастливилось побывать на выставке картин Дрезденской галереи и на выставке скульптур Степана Эрзя. Вспоминается дипломный концерт А. Пахмутовой, она заканчивала консерваторию на год раньше Олега Аркадьевича. Ездили в Клин, в музей П. И. Чайковского... И вот, наконец, мы – дипломники. У Олега – диплом с отличием, на дипломном концерте были исполнены Фортепианный концерт (одночастный), Кантата о Ленине (в пяти частях), Первая симфония в четырёх частях. Примечательно, что симфонию исполнял Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и телевидения, дирижировал Е. Светланов, бывший тогда дирижёром-ассистентом этого оркестра.

Моралёву Министерство обороны предложило поехать в Лиепаю руководить музыкальным центром (там базировался Прибалтийский Военно-Морской Флот), но он отказался, так как решил заняться, наряду с творчеством, педагогической работой. Он списался с музыкальным училищем им. П. И. Чайковского г. Свердловска (центр высокой музыкальной культуры) и получил приглашение. У меня перспективы были более определённые. По распределению я попала на знаменитый свердловский Уралмашзавод, «завод заводов», как его называли, инженером-конструктором, к тому же обещали комнату. Большинство семей СССР в городах в то время жили в коммунальных квартирах, и обещание комнаты было приятным событием.

Свердловск

И вот – Свердловск. База – Уралмаш, тогда гигантский район-посёлок, стоящий несколько особняком от центра Свердловска. Поражал масштаб завода. Он был построен в начале 1930-х годов и создавал оборудование для заводов не только СССР, но и Китая, Индии, Финляндии, Кореи и стран народной демократии (Польши, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, ГДР). Приехало много молодых специалистов из Москвы (половина нашей группы), Челябинска, Горького, Минска и других городов. Всем дать жильё сразу было невозможно. Нас с Олегом Аркадьевичем поселили в разных бараках-общежитиях, меня – в женском, его – в мужском. Так мы жили около двух месяцев. Затем поселили в более благоустроенное общежитие: две молодые семьи в одной комнате (с нами жила молодая семья из Минска). Жили дружно, примерно с полгода. Затем получили обещанную комнату... Соседями нашими по квартире стали две многодетные семьи (в каждой – по четверо детей). Здесь у нас родилась старшая дочка. Вся страна жила трудно, стеснённо, но с большой надеждой на лучшее будущее и потому не унывала. Забегу несколько вперёд. Через два года директор Уралмашзавода, узнав о жилищных условиях композитора Моралёва, выделили из своего фонда две комнаты в четырёхкомнатной квартире. Условия для творчества улучшились, а в 1962 году Олег Аркадьевич получил прекрасную трёхкомнатную квартиру в новом доме возле оперного театра.

Жили с подъёмом, весело. Театры, концертные залы заполнялись так, что не всегда можно было достать билеты… На выходные дни семьями и компаниями выезжали на электричках на природу – вокруг Свердловска потрясающей красоты пейзажи: горы, озёра, леса, пруды.


На лыжах с детьми. Свердловск

По приезду в Свердловск (ныне г. Екатеринбург), в Уральском отделении Союза композиторов встал вопрос о вступлении Олега Аркадьевича в Союз композиторов, и в том же 1955 году он был принят. В 1957 году он избирается в члены правления организации и приглашается на работу в Уральскую консерваторию на кафедру теории музыки и композиции. Вскоре поступает в аспирантуру по специальности «Сочинение». Его руководитель, профессор В. Н. Трамбицкий, вернувшийся в Ленинградскую консерваторию из эвакуации в Свердловск, приезжал консультировать Олега Аркадьевича.

В 1961 году состоялся пленум Уральского отделения Союза композиторов, на который приехал Д. Д. Шостакович, бывший в то время председателем Союза композиторов РСФСР. Были перевыборы председателя Уральского отделения. Дмитрий Дмитриевич порекомендовал на этот пост Олега Аркадьевича, и он был избран. К этому времени число членов Уральского отделения Союза композиторов приближалось к тридцати. Многие активно сочиняли музыку. Каждую пятницу были собрания, где в основном шли обсуждения произведений, решались вопросы с исполнением и т. д.

Несмотря на некоторые бытовые трудности, в этот период Олегом Аркадьевичем были написаны крупные произведения: Первый струнный квартет, виолончельный концерт, симфоническая поэма «Подвиг», Второй фортепианный концерт, «Лирическая поэма» для симфонического оркестра, Сюита для деревянных духовых с симфоническим оркестром, ряд более мелких произведений. Всё это было исполнено прекрасными музыкантами. Это симфонический оркестр филармонии, Марк Паверман (основной дирижёр произведений Олега Аркадьевича), дирижёры А. Фридлендер, Н. Чунихин, пианист И. Зетель, виолончелист Герц Цомык, скрипачи Л. Мирчин и Л. Тышков, альтист Г. Теря, флейтист А. Иванников, гобоист Б. Сайгин и др. (к сожалению, в настоящее время не знаю их званий). Всем им – низкий поклон. В других городах (в основном в Москве и Ленинграде) дирижировали произведениями Олега Аркадьевича (по сохранившимся афишам) К. И. Элиасберг, А. П. Стасевич, А. Гаук, А. Жюрайтис. 

Из фонда Всесоюзного радио периодически приезжала бригада и записывала в свой фонд произведения уральских композиторов. Почти все крупные сочинения Олега Аркадьевича (кроме «Лирической поэмы») были записаны и хранились в фонде. 

В 1965 году Олег Аркадьевич избирается депутатом Свердловского областного Совета депутатов. На мой взгляд, это была для него перегрузка. Стало ухудшаться здоровье. Сделали операцию, которая мало помогла. Начались осложнения. Были осложнения со здоровьем и у старшей дочери. Врачи настойчиво рекомендовали сменить климат. Стали думать – куда? Решили связаться с консерваторией г. Горького (ныне Нижний Новгород). В мае 1968 года на очередном пленуме Союза композиторов в Москве Олег Аркадьевич встретился со своим товарищем по музыкальному училищу при консерватории, саратовским композитором В. В. Ковалёвым. Поделился с ним своим намерением. А он сообщил новость Б. А. Сосновцеву, который в то время возглавлял Саратовское отделение Союза композиторов и заведовал кафедрой теории музыки. И Сосновцев пригласил Моралёва в Саратовскую консерваторию. И более того, предложил поехать с ним посмотреть Саратов. Город понравился, и вопрос был решён. От предложенной трёхкомнатной квартиры Олег Аркадьевич отказался, решив поменять свою свердловскую. Это дало возможность Борису Андреевичу пригласить в Саратовскую консерваторию композитора из Казани А. А. Бренинга. У нас в это время было отчаянное материальное положение, и Борис Андреевич помог нам с переездом.

Глава третья: Река раскинулась

Саратов

Окончательно переехали в Саратов летом 1969 года. В Саратовской консерватории уже работали бывшие свердловчане, члены Сою­за композиторов Б. Г. Манжора и Л. Л. Христиансен. Ещё раньше из Свердловска переехал С. С. Бендицкий, и вот теперь – О. А. Моралёв. Хочу отметить, что из Свердловской консерватории Олега Аркадьевича отпускали неохотно и целый год ждали, что мы вернёмся. Но прекрасный климат Саратова сделал своё дело, и всё устроилось.

После Свердловска Саратов показался нам курортным городом: много солнца, фруктов, овощей; под окнами плещется Волга (свердловскую квартиру поменяли на квартиру на Набережной Космонавтов). Олег Аркадьевич родился и вырос на реке Вятке в г. Кирове и теперь как бы окунулся в родную стихию. Здоровье постепенно улучшалось. Некоторое время спустя обзавёлся тихоходной лодкой, и мы наслаждались красотами волжской природы. Однажды ему удалось сплавать с товарищем (В. И. Семёновым – хирургом-ортопедом) даже до Балакова. Всё это благотворно отразилось на творчестве и здоровье.

Начался новый период в творчестве композитора. Стали появляться произведения, в которых зазвучала и «волжская» тема. В 1974 году написано оригинальное произведение «Прелюдия и фанфары» для 9 труб и ударных в честь строителей Заволжских каналов, в котором сочетаются народные песни с новыми тембровыми находками. Премьера состоялась в 1974 году на пленуме Саратовского отделения Союза композиторов РСФСР под руководством заслуженного деятеля искусств, профессора А. Д. Селянина. Под его же руководством это произведение и Второй квинтет для медных инструментов исполнялись в пяти городах США (в Штатах Флорида, Тенесси, Джорджия), а также звучало на Четвёртом съезде Союза композиторов РСФСР и на Шестом съезде Союза композиторов СССР в Москве. В 1976 году написана оригинальная пьеса для 4 труб и челесты «Владимирские рожки», музыка близка народным мотивам рожечников средней полосы России. Премьерой в 1976 году тоже руководил А. Д. Селянин. Исполнялось это произведение и в Голландии. Обе пьесы изданы.

Один за другим пишутся вокальные циклы. В 1973 году написан вокально-поэтический цикл «Смерть солдата» на стихи Э. Межелайтиса (перевод Риммы Казаковой) для баритона и фортепиано. Первыми исполнителями цикла были дипломант Всесоюзных конкурсов, солист Саратовской филармонии П. А. Крашенинников (баритон) и заслуженный артист России, профессор Саратовской консерватории Н. С. Бендицкий (фортепиано). В Ленинграде, на конкурсе вокальных циклов (1982) свердловские музыканты В. Пет­ров (баритон, в то время студент Свердловской консерватории) и Е. Арефьева (фортепиано), исполняя цикл «Смерть солдата», заняли второе место. Они же исполнили его на пленуме правления Союза композиторов РСФСР 15 мая 1985 года в Свердловске. Цикл издан.

Вокальный цикл «Три настроения» на стихи Э. Межелайтиса (1975) дважды (1978, 1987) исполнялся на пленумах Союза композиторов РСФСР в Ленинграде народным артистом России, ныне солистом Мариинского театра С. Алексашкиным (баритон) и Н. С. Бендицким. Там же был записан в фонд Всесоюзного радио.

Третий вокальный цикл «Перечитывая А. Блока» (1977) состоит из 13 романсов: 8 – для баритона, 3 – для сопрано, и 2 – дуэты. Исполняется чаще всего частями. Исполнители: П. А. Крашенинников, В. Жмурко, С. Алексашкин (баритоны); народная артистка России С. Костина (сопрано); концертмейстер – Н. С. Бендицкий. Издано восемь романсов.

По просьбе тромбониста, дипломанта международного фестиваля молодёжи и студентов 1957 года, А. К. Капелина, в 1975 году написан Концерт для тромбона и симфонического оркестра и. Он был виртуозно исполнен А. К. Капелиным. Концерт издан.

В 1972 году написана хоровая поэма «Чёрный человек» по одноимённой поэме С. Есенина. Она долго не исполнялась (возможно, по цензурным соображениям). Впервые прозвучала в исполнении Театра хоровой музыки под руководством заслуженного деятеля искусств РФ, профессора Л. А. Лицовой на фестивале в Саратове в декабре 2001 года и имела большой успех.

Симфоническим оркестром Саратовской филармонии под управлением дирижёров В. Жордания и Г. Проваторова дважды в Саратове исполнена Вторая симфония «Сибирское сказание», созданная в 1971 году. Написаны 4 кантаты, в том числе кантата для детского хора «Тетрадные листочки». Написан Концерт для трубы и симфонического оркестра (1972). Основной исполнитель партии трубы – заслуженный артист России А. Иванов. В 1980 году заслуженный деятель искусств, профессор Л. Л. Христиансен предложил Олегу Аркадьевичу обработать народную песню о Степане Разине, записанную в Саратовской области. Получилась оригинальная пьеса-фантазия «Вы пойдёмте-ка, ребята» для народного голоса и оркестра народных инструментов. Пьеса исполнялась С. Пановой и народной артисткой России Е. Сапоговой. Оркестром руководили В. Кукушкин и Е. Рябов. Создан ряд произведений для оркестра народных инструментов.

Филармонический квартет «Моц-арт» под руководством заслуженного артиста России, профессора В. В. Шувалова исполнил Второй струнный квартет, написанный в 1979 году. Перечисленные произведения звучали не только в Саратове, но и в других городах на фестивалях, пленумах, съездах Союза композиторов РСФСР и СССР. Некоторые записаны в фонд Всесоюзного радио и изданы.

В 1970-х годах Олег Аркадьевич сотрудничает с театрами Саратова. Для кукольного театра «Теремок» написана музыка к спектаклям «Голубой щенок» и «Алёнушка и солдат». В драмтеатре (это было время, когда зрителей покоряли своим искусством О. Янковский, А. Михайлов, Р. Белякова, В. Ермакова, когда начинали свою карьеру В. Федотова, М. Иванов и др.) режиссёр Я. А. Рубин предложил Олегу Аркадьевичу написать музыку к спектаклям «Идиот» по Достоевскому (1971), «Таланты и поклонники» (1973) и «Горячее сердце» (1979) по А. Островскому. Спектакли имели успех. Спектакль «Идиот» был показан, совместно с другими спектаклями Саратовской драмы, в Вахтанговском театре в Москве в 1978 году (с А. Михайловым в главной роли) и был положительно отмечен критикой (Огонёк. 1978. № 29).


Олег Аркадьвич Моралёв. 1985 г.

В 1984 году была закончена Третья симфония для скрипки и симфонического оркестра «К Родине». В газете «Саратовские вести – суббота» (2000. № 42), в рубрике «1990 ХХ век – хроники» напечатано: «23 мая. На днях в Колонном зале Дома Союзов в рамках празднования 55-летия Победы состоялась премьера Третьей симфонии “К Родинеˮ О. Моралёва». Это не совсем точно. Премьера состоялась ещё в 1985 году в Саратове и уже была записана в фонд Всесоюзного радио, дирижировал народный артист России Мурат Аннамамедов. Бессменный исполнитель партии скрипки – заслуженный артист России С. Н. Терехов.

В 1985 году по инициативе фаготиста, заслуженного артиста России Ю. Скворцова О. Моралёвым была написана «Серенада-каприччио» для фагота, флейты и симфонического оркестра. Она с блеском исполнена Ю. Скворцовым (фагот), профессором Е. Балашовым (флейта) и сим­фоническим оркестром Саратовской филармонии.

В 1990 году создана пьеса «Монологи, сцены и дуэты» для альта, скрипки и струнного оркестра. Премьера состоялась в 70-летний юбилей Олега Аркадьевича в 1992 году, и в дальнейшем партии альта и скрипки исполняли профессора СГК А. Б. Григорьев (альт) и заслуженный артист России В. В. Шувалов (скрипка).

В 1997 году активное участие в организации 75-летнего юбилея Олега Аркадьевича принимал только что избранный председателем Саратовского отделения Союза композиторов России, народный артист России, композитор Е. М. Бикташев. Исполнялись: Третья симфония, Концерт для трубы и симфонического оркестра и Второй фортепианный концерт с бессменным исполнителем партии фортепиано, народным артистом России, профессором А. М. Таракановым. Дирижировал московский дирижёр, дипломант международного конкурса А. Ходорченков.

Первое исполнение Третьего струнного квартета (1996) состоялось в октябре 2001 года незадолго до кончины Олега Аркадьевича. Квартет был очень тепло принят слушателями. А концерт для симфонического оркестра «Астраханские напевы» (1989) прозвучал уже без него в декабре 2005 года на фестивале Союза композиторов России в Саратове.

Из песен можно отметить: «Утро встаёт» – песня-марш, исполнялась на торжественных мероприятиях; «Саратовская гармошка» – несколько лет была в репертуаре мужской капеллы завода «Техстекло» (руководитель – В. Датский); «Гадкий утёнок» – в репертуаре детской студии «Мечта» (руководитель – В. А. укушкина), исполнялась и исполняется детскими хорами в других городах России. Эти три песни на стихи саратовского поэта М. Чернышова и «Солдатская душа» на стихи Н. Палькина были в репертуаре заслуженной артистки России Е. Сапоговой.

В 1990-е годы О. Моралёв возвращается к замыслу оперы по первой главе повести «Крепость» романа А. Черкасова «Хмель». Замысел возник ещё в Свердловске. Были встречи и переписка с автором. Но обстоятельства, а затем болезнь и смерть А. Черкасова отодвинули задуманное. Теперь Олег Аркадьевич написал сценарий сам. Но полностью написать музыку (клавир) не хватило сил и времени. Последняя картина осталась не написанной.

Сотрудничество с замечательными музыкантами, симфоническим оркестром Саратовской областной филармонии им. А. Г. Шнитке, режиссёрами театра «Теремок», академического драматического театра, поэтами помогло Олегу Аркадьевичу исполнить почти все произведения, которых около ста. Всем – большая благодарность и низкий поклон.

В консерватории первое время Олег Аркадьевич вёл только теоретические дисциплины, студенты-композиторы появились у него не сразу. Первым был В. Мишле, затем – К. Акимов, П. Морозов, В. Королевский. По просьбе Е. В. Гохман, Олег Аркадьевич принял в свой класс талантливых композиторш Н. Победину и Н. Маслову. Позднее появился Н. Рымарев. Последний его ученик-композитор, Е. Мякотин, заканчивал курс, когда Олег Аркадьевич уже болел, и иногда уроки проходили у нас дома. В. Мишле, В. Королевский, Е. Мякотин работают в Саратовской консерватории, П. Морозов – в Волгограде, Н. Маслова, К. Акимов, Н. Рымарев – в Москве. Н. Победина живёт за рубежом. Все они – очень талантливые люди, я желаю им успеха, удачи и счастья на нелёгком пути служения музыке.

Наряду с творчеством и работой в консерватории Олег Аркадьевич постепенно включался в работу Саратовской композиторской организации. По численности она была несколько меньше Свердловской. Возглавлял её в то время Б. А. Сосновцев, а Б. Г. Манжора был ответственным секретарём.

Приближался очередной пленум и перевыборы руководства (1972). К нам домой приехал М. Н. Симанский с предложением Олегу Аркадьевичу стать ответственным секретарём, а он станет председателем. Олег Аркадьевич согласился. На пленум приехали представители центрального руководства Союза композиторов (Николаев, Бузовкин и др.) с предложением на должность председателя выбрать О. А. Моралёва, но он уже был связан словом и не стал менять решение. Ответственным секретарём пришлось поработать двенадцать лет. На исполняющем эту должность лежала вся организационная работа, которая проходила в тесном контакте с филармонией, Управлением культуры области, исполнительскими силами консерватории. Как много внимания уделяло в то время руководство страны развитию культуры, я знаю не понаслышке (два раза мне выпало побывать на съездах Союза композиторов СССР и РСФСР в Кремлёвском Дворце Съездов и в Колонном зале Дома Союзов). Об этом свидетельствовало присутствие на съездах членов политбюро, а в 1985 году присутствовал только что избранный Генеральным секретарём КПСС М. С. Горбачёв.

Концертная деятельность композиторской организации Саратова была налажена должным образом. Выезжали на фестивали, пленумы, иные мероприятия в другие города (Москву, Ленинград, Куйбышев, Ставрополь, Волгоград, Саранск, Чебоксары и др.). Но особенно планомерно произведения саратовских композиторов звучали дома, в саратовских залах.

В 1983 году на очередном пленуме Олега Аркадьевича выбрали председателем композиторской организации Саратова, но обком КПСС не утвердил решение собрания, потому что Моралёв «неумело» покритиковал работу некоторых партийных товарищей, хотя сам не был членом партии. Но в 1987 году снова был избран. Из наиболее заметных событий за время двухгодичного пребывания его председателем можно считать визит саратовцев в Харьков с концертами и приглашение бригады Всесоюзного радио для записи в фонд лучших произведений саратовских композиторов.

Последняя глава 

К сожалению, здоровье снова стало давать сбои, и Олег Аркадьевич, порекомендовав на председательскую должность молодого композитора Ю. В. Массина, оставил её по собственному желанию в 1989 году. Но работа в консерватории продолжалась. В это время Олег Аркадьевич уже имел звание заслуженного деятеля искусств РСФСР (1983) и должность профессора (1986).

С лодкой пришлось расстаться. Но взамен я приобрела на своё имя «домик в деревне» в Саратовской губернии – в Петровском районе, в селе Большая Камышинка. Прекрасная природа с лесом, родниками, прудами, чернозёмом, грибами и ягодами, с почти сохранившимися барскими постройками. Там же имела дом семья члена Союза писателей, писателя-журналиста Б. М. Арсениевича, который пытался заинтересовать саратовское руководство освоить такое природное богатство и создать там Дом творчества для писателей. К сожалению, это были «лихие девяностые годы». Всё было напрасно, и деревня к настоящему времени тихо умерла.
Каким Олег Аркадьевич был в семье? С самого начала нашей совместной жизни (как-то само собой сложилось) бытовые заботы распределялись по интересам и силам, и конфликтов не было никогда. Он всегда меня удивлял и радовал своей целеустремлённостью, безразличием ко всему суетному. Таким он оставался до конца. В какие-то моменты это создавало трудности, но соответствовало моим убеждениям и взглядам и не мешало нашему согласию. И отцом для двух наших дочерей был хорошим (может быть, несколько мягковатым, на мой взгляд).
Когда наступали периоды творчества, я старалась если не помогать, то хотя бы не мешать, понимая, что в этом весь смысл его жизни, да и моей тоже, в какой-то мере.

24 января 2002 года Олега Аркадьевича Моралёва не стало. На его памятнике написано: «Мир обеднел». Человечество обеднело ещё на одного прекрасного человека. Олег Аркадьевич придерживался убеждения, что творчество композитора может быть оценено только после его ухода и не особенно заботился об оценке современников. Возможно, это ошибочное убеждение, но он так считал.

15 ноября 2002 года состоялся концерт памяти Олега Аркадьевича Моралёва. Были исполнены Третья симфония «К Родине», «Монологи, сцены и дуэты» для альта, скрипки и струнного оркестра, Концерт для тромбона и симфонического оркестра. Исполнители: заслуженный артист РФ С. Н. Терехов (скрипка); профессор СГК А. Б. Григорьев (альт); заслуженный артист РФ, профессор СГК В. В. Шувалов (скрипка); О. Абрамов (тромбон); симфонический оркестр Саратовской филармонии, дирижёр А. А. Фельдман (Калининград).

Коснусь немного последнего времени. При жизни Олег Аркадьевич мало был творчески связан со своей родиной, г. Кировом (г. Вяткой). Но последние несколько лет обстановка меняется. Кировчане постепенно знакомятся с творчеством своего земляка. Знакомству с произведениями О. Моралёва способствует и деятельность его сестры, Ирины Аркадьевны Масленниковой, которая активно сотрудничала с дирижёром симфонического оркестра Кировской филармонии, заслуженным деятелем искусств РФ В. А. Раевским, с коллективами музыкального колледжа им. И. В. Казенина, музыкальных школ, с детскими хорами, с Вятским Шаляпинским обществом. Я помогаю ей нотным материалом, а она присылает записи концертов и рецензии крупных музыкальных деятелей г. Кирова, опубликованные в прессе.

Саратовские музыканты также внесли свой вклад и поспособствовали знакомству кировчан с земляком. Профессор Саратовской консерватории А. Б. Григорьев и лауреат международного конкурса Т. Авазова вместе с оркестром Кировской филармонии и дирижёром В. А. Раевским сыграли сольные партии в сочинении О. Моралёва «Монологи, сцены и дуэты» для скрипки, альта и струнного оркестра в январе 2009 года. Стараниями В. А. Раевского и симфонического оркестра в 2010 году состоялось исполнение симфонической поэмы «Подвиг», посвящённой Н. Кузнецову, легендарному разведчику.

С 2008 года кировчане благодаря энтузиазму В. Семишкура (руководителя духового оркестра музыкального колледжа), С. Воробьёвой (руководителя образцового детского хора «Младешенька») и многих других услышали более мелкие произведения Олега Аркадьевича, в том числе и две кантаты: «Если мы войну забудем» на слова Р. Рождественского, «Тетрадные листочки» на слова М. Чернышева (саратовского поэта) для детского хора. Обе кантаты исполнялись с сопровождением духового оркестра. 18 апреля 2011 года в большом зале библиотеки им. А. И. Герцена состоялся музыкальный вечер из сочинений О. Моралёва (учредителем выступило Вятское Шаляпинское общество).

После этого у меня укрепляется надежда, что люди, для которых Олег Аркадьевич создавал свои произведения, поймут и примут его музыку.

(Публикуется под редакцией Н. В. Королевской)