Вятскополянский завод «Молот» в первые годы своего существования (1941–1946)

(по документам ГАСПИ КО)

Л. Г. Попцова

История Вятскополянского завода «Молот» на сегодняшний день ещё не написана, и отчасти восполнить этот пробел позволяют документы, хранящиеся в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области.

Удалённое расположение Кировской области от линии фронта в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. способствовало размещению на её территории предприятий оборонной промышленности. Посёлок (с 1942 г. — город) Вятские Поляны Кировской области стал одним из центров производства стрелкового оружия.

Простота конструкции пистолета-пулемёта Шпагина (ППШ) позволила подключить к его производству в период войны предприятия, никогда не занимавшиеся изготовлением оружия. Так, ППШ делали в г. Ворошиловграде (ныне г. Луганск, Украина) на паровозостроительном заводе, в г. Златоусте Челябинской области на станкостроительном заводе, в г. Тбилиси на инструментальном и паровозостроительном заводах, в г. Москве на заводе счётно-аналитических машин и даже в столице Ирана, Тегеране. Выпускал ППШ и Вятскополянский завод «Молот».

Строительство завода № 367 Наркомата вооружения СССР
и организация производства пистолетов-пулемётов системы Шпагина

В начале войны в рабочем посёлке Вятские Поляны планировалось построить завод № 622 Наркомата вооружения СССР по производству пистолетов-пулемётов системы Шпагина. В августе 1941 года сюда прибыли строители из г. Загорска (ныне г. Сергиев Посад) Московской области во главе с Е. Я. Байером, который был назначен директором строящегося завода. Место строительства было определено на площадях Вятскополянской шпульно-катушечной фабрики1.


Пистолет-пулемёт системы Шпагина (ППШ)

Из-за ухудшения обстановки на фронте в октябре 1941 года было принято решение о размещении на данной площадке в Вятских Полянах эвакуированных заводов № 367 (г. Загорск) и частично № 509 (пос. Лопасня, ныне г. Чехов Московской области) Наркомата вооружения СССР2. Эвакуация предприятий проходила в сложных условиях. Первый эшелон со станками и материалами прибыл 25 октября 1941 года3. Монтаж поступившего оборудования затруднялся его некомплектностью, так как 14 эшелонов ещё задерживались в пути на железной дороге. Не было и обслуживающего станки персонала. Однако уже через пять дней были подготовлены к пуску два цеха, ремонтно-механический и инструментальный, закончилась отделка трёх новых цехов площадью 5 100 кв. метров. Оружие было необходимо фронту, и срок пуска завода устанавливался Государственным Комитетом Обороны на 5 ноября 1941 года. Основные и вспомогательные цеха были размещены с сохранением структуры завода № 367 и части завода № 5094. Первые ППШ с берегов Вятки пошли на фронт в конце ноября, то есть эксплуатационная деятельность завода была начата ещё при незаконченном строительстве. Перерыв в работе завода составил около месяца, а в выпуске готовой продукции — 45 дней.

В небольшой посёлок было эвакуировано огромное количество оборудования и людей. Всего на февраль 1942 года прибыло 445 вагонов: 3 609 человек и 1 017 единиц оборудования5. Для скорейшей организации производства потребовались большие людские ресурсы. Численности местного населения и эвакуированных работников было недостаточно.

На стройках оборонной промышленности в тылу страны с началом войны использовалось местное население в порядке трудовой гужповинности. К строительным работам завода № 622 (позднее — № 367) Наркомата вооружения СССР было привлечено 900 колхозников с подводами из близлежащих районов Кировской области6. В строительстве завода участвовали и особые строительные батальоны. Они формировались из военнослужащих, годных по состоянию здоровья для нестроевой службы в Красной Армии, и политически неблагонадёжных (судимых, немецкой национальности, уроженцев западных областей Украины и Белоруссии, республик Прибалтики и др.). С 13 по 16 сентября в Вятских Полянах происходило формирование особого строительного батальона № 973 для строительства завода. В его командный состав (25 человек) вошли инженеры и техники; среди специалистов (968 человек) были каменщики (67), маляры (11), плотники (268), печники (11), штукатуры (9), столяры (18), пильщики (2), слесари (11), ж (10), трактористы (3), кузнецы (23) и служащие других строительных специальностей. 86 из прибывших бойцов имели судимость. Большая часть батальона до постройки бараков была расквартирована в частном секторе посёлка и частично в неблагоустроенных общежитиях (без электричества и воды). Питание проводилось два раза в сутки (завтрак и обед), хлеб выдавался по 800 граммов в день7. Распорядок дня в строительных батальонах был установлен следующий: подъём в 4.30 утра, завтрак; с 6.00 до 12.00 — работа на строительной площадке; с 12.00 до 14.00 — обед, отдых; с 14.00 до 20.00 — вновь работа на строительстве; в 22.00 — отбой на сон. Работа велась в течение всей недели без выходных дней8.

К 17 ноября 1941 г. в рабочем посёлке были сформированы строительные рабочие колонны № 973 и № 974 в количестве 979 и 959 человек соответственно, заняты на работе в цехах и строительстве завода № 367. 15 декабря 1941 года в посёлке была сформирована третья колонна № 1568 (1 199 человек9).

Для организации производства оружия требовалось в течение 1942 года вновь построить и оборудовать цеха хромирования, литейный, заготовительный и ремонтно-строительный; был разработан и внедрён рациональный маршрут движения деталей оружия внутри цехов завода; были улучшены технологии производства; проведено разделение труда и выделение вспомогательных работ; рабочие места были оснащены дополнительным инструментом; станки, детали и операции по их обработке были закреплены за определёнными рабочими, а рабочие — за сменами и мастерами10.

Площадь цехов Вятскополянской шпульно-катушечной фабрики на момент организации выпуска ППШ составляла 4 900 кв. метров, недостроенных зданий — 4 870 кв. метров. На май 1942 года общая производственная площадь цехов достигла 17 500 кв. метров11.

Производство ППШ на заводе началось с конца ноября 1941 года. В кратчайшие сроки удалось увеличить темпы производства. Если в декабре 1941 года было выпущено 12 тыс. ППШ12, то в январе 1942 года — более 18 тыс., в феврале — более 35 тыс., в марте — 32 тыс., в апреле — 38 тыс. Всего за 4 месяца установленный Государственным Комитетом Обороны план выпуска оружия был практически выполнен (при плане в 125 тыс. штук было выпущено 123 370 единиц ППШ)13.

Недовыполнение плана было обусловлено рядом причин:

— экстренной эвакуацией предприятий и недостаточным освоением производства на новом месте;

— некачественным металлом и несвоевременным его поступлением металла на завод;

— размещением складов металла, химикатов и реактивов во временных деревянных, холодных и сырых помещениях или под открытым небом, без навесов и площадок;

— недостаточной комплектацией рабочих мест инструментом;

— неудовлетворительным состоянием имеющегося режущего и измерительного инструмента;

— поступлением бракованных деталей для ППШ с других заводов;

— текучкой рабочих кадров и перемещением руководящих кадров с одного участка производства на другой;

— отсутствием железнодорожных подъездных путей к заводу;

— отсутствием постоянных шоссейных дорог на территории завода;

— необеспеченностью завода топливом;

— плохими жилищно-бытовыми условиями работников завода и др.

Отсутствие железнодорожных подъездных путей к заводу затрудняло снабжение производства материалами, сырьём и деталями готовой продукции. Когда в 1941 году площадку шпульной фабрики приспособили под эвакуированный завод № 367, железнодорожная трасса была выбрана неудачно, так как во время паводка с середины апреля до начала июля она заливалась водой. Весь грузопоток материалов, сырья и готовой продукции в 1942 году шёл по шоссейной дороге, которая была разбита14.

Поступление некачественного металла и несвоевременные поставки деталей оружия с других заводов также снижали производство. Так, из-за недопоставки листового железа в марте 1942 года заготовительный и штамповочный цеха простаивали около 15 смен. Отсутствие укомплектованности инструментом задерживало не только основное производство, но и экспериментальные и рационализаторские работы15.

С середины первого квартала 1942 года Наркомат вооружения СССР дал распоряжение снабжать завод № 367 бракованными стволами от других систем, что при их обработке значительно снизило темпы производства ППШ. В сентябре 1942 года на заводе было освоено изготовление ствольных болванок методом глубокого сверления, в октябре 1942 года был пущен в действие станок-автомат, который обеспечивал завод заклёпками16. Введённые в эксплуатацию кузнечный и литейный цеха дали возможность получать необходимые заготовки для ремонтных и инструментальных цехов. Всё это снизило зависимость завода от иногородних поставок.

Серьёзной проблемой производства стало заиливание воды, поступающей из реки Вятки, что мешало процессу удаления ржавчины с металла. Срочно пришлось строить новый водозабор от железнодорожного моста длиной в два километра17.

На протяжении всего периода войны существовала также проблема обеспеченности завода для производственных и бытовых нужд топливом (дровами). Так, в 1942 году из 330 тыс. кубометров дров, требовавшихся заводу, было выделено лишь 100 тыс. кубометров. Остальную часть топлива завод вынужден был пополнять собственными заготовками. В 1942 году при заводе был организован лесной отдел, занимавшийся разделкой и доставкой древесины на завод18. На 1 января 1943 года в лесном отделе числилось 300 рабочих. Кроме того, на подвозке древесины работали колхозники с лошадьми, мобилизованные по трудгужповинности из Кильмезского, Малмыжского, Шурминского и Вятскополянского районов Кировской области. К заготовке древесины привлекались рабочие и инженерно-технические работники завода в свободное от основной работы время.

В конструкторском бюро завода с ноября 1941 года трудился Г. С. Шпагин, талантливый конструктор, разработчик пистолета-пулемёта, прибывший в эвакуацию из г. Загорска. Он приехал не только организовать и усовершенствовать производство ППШ образца 1941 года, но и разработать новые виды стрелкового оружия.


Георгий Семёнович Шпагин в своём рабочем кабинете завода № 367 в г. Вятские Поляны

В течение 1942–1943 гг. на базе экспериментальных работ, проведённых на заводе под руководством Г. С. Шпагина, были разработаны и внедрены новые технологии, в результате чего уменьшился брак при изготовлении оружия, сокращались затраты металла, улучшалось качество сопряжения деталей узлов ППШ.

В сентябре 1942 года отдел главного технолога приступил и в течение полутора месяцев закончил проектирование технологического процесса и инструментальной оснастки нового пистолета-пулемёта с секторным (рожковым) магазином системы Шпагина двух вариантов: пехотного и танкового. Новые образцы стрелкового оружия показали хорошие результаты. В январе 1943 года была закончена опытная партия пистолетов и магазинов и сдана на испытание в армию19. Секторный магазин, построенный на холодной штамповке, имел преимущество: в производстве он давал экономию затрат материала и времени, в эксплуатации был более удобен, чем барабанный магазин.

По окончании внедрения секторного магазина завод приступил в апреле 1943 года к разработке чертежей технологического процесса и инструментальной оснастки для сигнального пистолета системы Шпагина (СПШ). В июле технология на пистолет была полностью внедрена в производство. СПШ имел 34 детали, из которых 15 изготавливались высокопроизводительным методом холодной штамповки. Разработанная система Шпагина была технологична и не вызвала затруднений в освоении производства. Наблюдалась экономия металла и нормированного времени в сравнении с осветительным пистолетом, изготавливаемым Ижевским заводом20. С 15 января 1944 года завод приступил к разработке технологического процесса СПШ-2, опытная партия которого была выпущена в апреле 1944 года, а с мая было начато массовое его производство. Форма рукоятки обеспечивала безболезненность отдачи, исключалась возможность выстрела при открытом стволе, лёгкость конструкции сочеталась с прочностью и долговечностью деталей.

Массовый выпуск секторных магазинов начался с марта 1943 года, а СПШ — с июня21.

Освоение выпуска ППШ выявило много талантливых рационализаторов. Уже в 1942 году работники завода были отмечены правительственными наградами. Например, Василий Сергеевич Сидоров, работавший на заводе № 367 со дня его основания, был награждён орденом Красной Звезды за самостоятельную организацию производства ложи оружия (деревянной части ППШ). Пётр Михайлович Кортышев, ведущий конструктор завода, работавший в экспериментальной мастерской Г. С. Шпагина, был награждён орденом «Знак Почёта» за усовершенствование конструкции ППШ22. При освоении секторного магазина на заводе было внесено 125 рационализаторских изменений в чертежи23.

Согласно отчётам о работе завода, на апрель 1944 года на предприятии было внедрено 650 рационализаторских предложений, принёсших годовую экономию на сумму более 9,5 млн руб. В основном рационализаторские предложения были связаны с совмещением операций, переводом их с механической обработки на штамповку, изменением раскроя и конструкции деталей, использованием отходов, модернизацией инструментов, рациональным использованием топлива.

В процессе производства стрелкового оружия на заводе велись модернизация, планово-предупредительные и капитальные ремонтные работы станочного оборудования. Так, в 1943 году была установлена центрифуга для выпаривания смазочного масла со стружки после обработки деталей на станках, в результате чего завод получал ежемесячно до 7 тонн масла (это составляло 30 % от потребности завода в масле в месяц)24.

Для производства секторного магазина и сигнального пистолета Шпагина требуемые 90 станков были изготовлены вновь или модернизированы из имеющихся станков действующего производства25.

Была проведена перепланировка цехов, в результате чего вся сборка секторного магазина и СПШ была размещена в действующих цехах основного производства. Производство было организовано по принципу поточной линии на механической обработке и сборке узлов с применением конвейера на общей сборке изделий26. Общая длина поточных линий завода к концу 1943 года составляла 1 070 метров, из которых 248 метров были оснащены транспортёрами и конвейерами27. Был разработан механический способ уборки металлоотходов и стружки при помощи подземного транспортёра.

Улучшение технологических процессов, повышение квалификации рабочих, улучшение организации производства, развитие ударничества и стахановского движения, введение премиально-прогрессивной оплаты труда на всех ответственных участках привели к повышению производительности труда.

Вятскополянский завод оказывал существенную помощь ряду заводов, впервые осваивающих производство ППШ, в технологической разработке и изготовлении специальных инструментов. Заводы в Баку и Тбилиси были полностью обеспечены заготовками28. Для завода «И», расположенного на территории Ирана, был сделан расчёт оборудования и площадей по основному и вспомогательному производству, подсчитана потребляемая мощность, потребность в инструментальной оснастке, намечен план организации и пуска производства, изготовлен комплект штампов, приспособлений, измерительного и режущего инструмента, подобраны образцы деталей на все стадии производства, командированы инженерно-технические работники для обучения рабочих.

За годы Великой Отечественной войны в Вятских Полянах было выпущено более 2 млн пистолетов-пулемётов системы Шпагина и 350 тыс. сигнальных пистолетов Шпагина29. Указом Президиума Верховного Совета СССР за «своевременное выполнение задания правительства по выпуску стрелкового вооружения для Красной Армии» завод № 367 в 1945 году был награждён орденом Ленина30. Правительственными наградами были отмечены многие работники завода. В числе награждённых орденом Ленина были директор завода В. И. Исаков и конструктор Г. С. Шпагин31.

Решение проблем с кадрами

Одной из основных проблем при организации производства ППШ в Вятских Полянах (конец 1941–1942) являлась проблема с кадрами: их нехватка, текучесть и плохие жилищно-бытовые условия.

По сведениям о прибывших на завод на май 1942 года: 3 095 человек — эвакуированные из города Загорска с завода № 367; 358 — с завода № 509; 129 — с тульских заводов; 2 855 — рабочие стройколонны; 1 300 — молодёжь Кировской области; 147 — женщины (по указу о мобилизации); 352 — ученики школ фабрично-заводсткого обучения (ФЗО) и ремесленного училища (РУ). На май 1942 года на Вятскополянском заводе числилось 7 753 человека. Всего же на 13 мая 1942 года с заводом было связано 26 120 человек (работающие и члены их семей)32.

Всего за 1942 год было принято вновь на завод 3 677 человек: 1 519 — организованным набором, 781 — из школ ФЗО и РУ. Выбыло практически столько же работников — 3 675: 701 — в Красную Армию, 1 566 — самовольно оставили производство, 1 408 — были откомандированы на другие предприятия33.

Большую часть работников завода составляла молодёжь и вольнонаёмное население области. Навыков работы они не имели. Поэтому стояла первостепенная задача — обучить их. Одной из основных форм работы с кадрами было индивидуальное и бригадное наставничество. Под руководством наиболее опытных и авторитетных работников на заводе было организовано освоение профессий жителями сёл области, привлечённых по трудовой мобилизации. Например, Татьяна Георгиевна Беляева была мобилизована на завод Кировским обкомом ВКП(б) 3 декабря 1941 года в возрасте 19 лет. До войны она работала преподавателем начальной школы в Немском районе Кировской области. Менее чем за год она освоила на заводе сложную специальность стрелка-испытателя стрелкового оружия на автоматике, и в 1942 году была представлена к награждению34.

1943 год характеризовался закреплением кадров на заводе. В сравнение с 1942 годом, в котором состав работников сменился более чем на 50 %, в 1943 году было уволено и принято около 23 %. Количество самовольно оставивших производство снизилось в 2 раза35.

1944 год был стабильным в отношении текучести кадров. На производство было принято 224 человека, уволен 371 человек, из которых 170 — по причине дезертирства домой из-за наличия собственного хозяйства, приносящего основной доход семье работника. Нехватка рабочей силы в 1944 году наблюдалась в основном на заготовке древесины36.

Недостаток рабочей силы на заводе вновь проявился в 1946 году. За 8 месяцев 1946 года с завода было уволено более 1 тыс. человек (в связи с отъездом по месту жительства и другим причинам), а принято 420 человек. Кадровую помощь оказывал районный военкомат, направляя на основное производство демобилизованных из Красной Армии и на вспомогательные работы — военнопленных37.

Организация жилищных условий работников завода

Первоначально условия проживания вновь прибывших работников завода № 367 Наркомата вооружения СССР были крайне неудовлетворительными. Приехавшие в ноябре 1941 года расселялись за счёт уплотнения жильцов рабочего посёлка, переселения учреждений, организаций Вятских Полян в близлежащие населённые пункты и выселения местного населения, не занятого общественно-полезным трудом (кроме семей красноармейцев и персональных пенсионеров)38. Расселение эвакуированных происходило следующим образом: на расстоянии до 1 километра от завода — 818 человек; до 2 километров — 569 человек; от 3 до 4 километров — 1 754 человек; свыше 5 километров — 466 человек39.


Бараки для рабочих завода № 367 в г. Вятские Поляны

Шпульная фабрика имела 8 жилых домов и 3 барака площадью 3 700 кв. метров40. На начало 1942 года завод уже располагал жилым фондом в 12 600 кв. метров, из них 5 400 — собственно заводского, 7 200 — арендованного. Имеющаяся площадь обеспечивала 4 335 человек (60 %). Из-за недостатка жилых площадей 40 % работников вынуждены были размещаться в радиусе до 8 километров от завода41.

Из отчёта за 1 квартал 1942 года следовало, что 2 800 рабочих проживали в помещениях скученно: в бараках с двойными нарами, где на одного человека приходилось до 1 кв. метра площади. В бараке площадью 100 кв. метров проживало от 85 до 100 человек. Людей заселяли в недостроенные бараки без крыши и форточек. До июля 1942 года кровли почти всех бараков по существу не имели постоянного покрытия. В 17 из выстроенных жилых бараков не было кирпичных печей для отопления помещений. Из-за этого в конце 1941 — начале 1942 года были зафиксированы случаи заболевания рабочих завода сыпным тифом, гриппом, фурункулёзом и другими кожными заболеваниями42.

Часть работников завода была размещена по частным квартирам в порядке уплотнения, где в среднем на человека приходилось 1,25 кв. метра жилой площади. Руководящий состав, инженерно-технические работники и квалифицированные рабочие были поселены в 5 восьмиквартирных домах. Для удовлетворения потребностей в жилье необходимо было построить для одиночек 10 бараков комнатной системы и для семейных — 20 восьмиквартирных домов43.

На 3 квартал 1942 года в Вятских Полянах для размещения работников завода имелось уже 24 барака и 33 общежития, из которых было капитально отремонтировано 18 бараков (с установкой печей) и 16 общежитий. В 10 бараках была ликвидирована двухъярусная система проживания (которая осталась ещё в 4 бараках), 200 семей, проживавших на расстоянии 6–8 километров, были переселены за счёт уплотнения в город44.

К 1 января 1943 года на каждого семейного приходилось уже 4,5 кв. метра жилой площади, на одиноких — 2,5 кв. метра45. Постепенное улучшение материально-бытовых условий рабочих сократило время их нетрудоспособности по больничным листам.

В 1943 году объёмы жилищного строительства увеличились. Это было связано с началом работы цеха механического прессования красного кирпича. За год проживание рабочих в бараках с двухъярусной системой нар было полностью заменено на коечную систему, организовано общежитие стахановцев, 128 семей из 214 переселено в дома завода46.

Однако в отчёте за 1946 год вновь говорится о неудовлетворительных жилищных условиях заводчан. Так, в жилой площади нуждалось на начало 1946 года 446 семей. На одного проживающего определялась норма: в общежитии — 3,8 кв. метра, в квартирах — 3,1, в арендованных домах — 3,247. При обследовании одного из общежитий говорилось о плохом санитарном состоянии: «потолки протекали, имелась свалка грязных тряпок за печкой, отсутствовал инвентарь» (в общежитии имелось 10 табуретов на 32 человека), были кучи мусора у бараков, тротуары не были исправными, посёлок не озеленён, уборных при общежитии не было. Строительство 8-квартирного жилого дома в 1946 году не могло завершиться из-за отсутствия стекла.

Организация социально-бытового обслуживания работников завода

Прибывшие в Вятские Поляны рабочие столкнулись с элементарными бытовыми трудностями. В жилых домах посёлка не было ни водопровода, ни канализации48.

За ноябрь-декабрь 1941 года для обслуживания работников завода была сделана водозаборная колонка (требовалось ещё 2–3 колонки), проложен водопровод временного характера к барачному посёлку и столовой, выстроены прачечная и санпропускник с пропускной способностью до 350 человек в сутки. Было начато строительство дезкамеры, которое завершилось в 1942 году. Однако имеющиеся парикмахерские и прачечная посёлка удовлетворяли потребности работников только на 30–40 %. Часть прибывших эвакуированных не имела необходимой одежды и обуви: "работали в цехе буквально босиком, не имели возможности снять после работы свой рабочий костюм«49.

В 1942 году существующая столовая шпульной фабрики на 60 мест была расширена до 180 мест; поселковый клуб был переоборудован под заводскую столовую на 400–450 посадочных мест, но это позволяло обслуживать менее половины работников завода50.

Для стахановцев (1 500 человек) и руководящего состава (270 человек) в заводской столовой было организовано общественное питание 2 раза в день, усиленное питание для ослабленных работников на 100 человек и ужины на 1 700 человек. Начали работу колбасное производство, 2 пекарни, 2 столовые, 2 ларька51.

Для обслуживания рабочих завода в 1942 году был организован отдел рабочего снабжения (ОРС). Организация при ОРСе базы сельскохозяйственных продуктов, подсобного и рыболовецкого хозяйств значительно улучшило продовольственное снабжение рабочих52. В марте этого же года было закончено строительство свинарника, коровника, 200 теплиц в подсобном хозяйстве завода, были изысканы семена огородных культур53. Посевная площадь подсобного хозяйства на май 1942 года составила под яровые 295 гектаров. С организацией ОРСа в заводские столовые с 3 квартала 1942 года начали поступать свежие овощи. Для личного огородничества более 1 200 семейных рабочих получили участки.

В 3 квартале 1942 года была расширена имеющаяся баня и пущена в эксплуатацию новая баня-пропускник с пропускной способностью в 500–600 человек в день, обеспечивающая полностью потребности семей работников завода54. Было организовано медицинское обслуживание: открыты заводская поликлиника и здравпункт с круглосуточным режимом работы55.

Регулярное снабжение рабочих завода промышленными товарами было затруднено из-за удалённости Вятских Полян от областных баз и трудностей транспортировки. ОРСом были организованы в посёлке пошивочная мастерская из 12 человек и сапожная мастерская из 19 мастеров. За июнь-сентябрь 1942 года было отремонтировано 1 440 старых и сшито 200 новых пар обуви. В мастерских при заводских цехах велась текущая починка обуви, силами завода изготавливались ботинки на деревянной подошве и лапти, пошив стёганых фуфаек и брюк56. Однако этого было недостаточно, ощущалась нехватка зимней одежды и обуви. Из отходов производства с февраля 1942 года был начат выпуск кухонных приборов и посуды. Также было изготовлено 437 лопат, 250 граблей, 110 мотыг для индивидуального огородничества57.
Для работников завода на территории бараков были организованы кружки, игры в городки, шашки, волейбольная площадка, проводился показ кинофильмов и др. В заводском клубе также шли киносеансы, чтение лекций, выступление заводской самодеятельности и постановки профессиональных актёров58. С марта 1942 года на заводе начали выпускать многотиражную газету «Рабочая трибуна», которая выходила 2 раза в неделю по 2 тыс. экз. Кроме неё во время войны цехами и отделами завода выпускалось более 20 разных стенных газет59.

В 1943 году в заводском посёлке был построен постоянный водопровод, проведены санитарные обработки жилья с дезинфекцией, при поликлинике завода оборудован процедурный кабинет. Начал работу туберкулёзный санаторий. На заводе построена душевая. Все проведённые санитарные мероприятия в 1942–1943 годах способствовали ликвидации эпидемических заболеваний работников завода.

В 1943 году все работники завода были обеспечены основными продуктами питания (мясом, крупой и мукой). Общественное питание в 1943 году было организовано так: 3 раза в день для молодых кадров (1 тыс. человек) и «старшего командного состава» (80 человек); 2 раза в день — для 250 служащих «среднего командного состава» и 1 600 стахановцев; 1 раз в день — для 650 инженерно-технических работников и 3 тыс. человек рабочих и служащих.

В подсобном хозяйстве выращивались и засаливались огурцы, капуста и помидоры, заготавливались грибы, ягоды и щавель. На 1 октября 1943 года были построены квасильно-засолочный пункт и зернохранилище. Поголовье крупного рогатого скота в 1943 году составляло 349 голов, свиней — 317 голов, овец — 279 голов, семей пчёл — 190 единиц60.

Недостаток в рационе рабочих овощей, мяса и жиров в течение 1944–1945 годов также восполнялся продуктами подсобного хозяйства завода. Благодаря этому работники завода за годы войны оказали помощь семенным картофелем ленинградским, куйбышевским, казанским и чкаловским (ныне. г. Оренбург) заводам Наркомата вооружения СССР61.

В 1944 году была открыта аптека. В том же году на заводе начали работу драматический, музыкальный и хоровой кружки, в августе был проведён шахматно-шашечный турнир. В зимний сезон у работников завода была возможность кататься на коньках и лыжах. В связи с отдалённостью Вятских Полян от областного центра был организован завоз кинолент из Казанского кинопроката62.

На 1945 год в Вятских Полянах имелись: туберкулёзный санаторий, дезкамера, поликлиника, детский комбинат, прачечная, почтовое отделение, три помещения столовой, гончарная мастерская, овощехранилище, магазин-склад, коровник, телятник, теплицы и производственные мастерские63.

На сентябрь 1945 года числились кружки: хоровой, духовой, художественного чтения, вокальный, драматический, пляски, джазовый, физкультурно-акробатический и западных танцев64. На летний сезон 1946 года организована лодочная станция, закуплено 15 байдарок и 15 лодочных моторов, в 4 километрах от города на берегу реки Вятки был открыт Дом отдыха на 50 человек. В августе того же года заработала вновь построенная заводская столовая на 500 мест. Была освобождена часть клуба, которую планировали отремонтировать, чтобы организовать в ней библиотеку, читальный, зрительный и танцевальный залы, а также комнаты для игр и кружков.
В 1946 году в Вятских Полянах были завершены работы по планировке и выравниванию земли под стадион, основные работы по строительству которого планировалось завершить в 1947 году65.

Организация работы с детьми и молодёжью на заводе

Руководство завода проявляло большую заботу о детях рабочих и служащих. В 1942 году были оборудованы детский сад на 150 детей и ясли на 100 детей66. Всем детям дошкольного возраста работников завода в 1942 году была выдана обувь67. В 1944 году была открыта столовая для детей военнослужащих на 30 человек. В 1945 году была оборудована комната для матери и ребёнка для кормления грудных детей, построены изолятор и прачечная при детском саде68.
На 1 января 1942 года из общего числа работников 23 % были несовершеннолетними (311 — подростков в возрасте до 16 лет, 910 — от 16 до 18 лет), поэтому на заводе была организована работа с подростками и молодёжью69.

Выпускники школ фабрично-заводского обучения и ремесленных училищ в 1942–1945 гг. были поселены в благоустроенные общежития, в которых также разместили работников, выделенных общественными организациями для воспитательной работы. Молодые кадры были обеспечены постельными принадлежностями, инвентарём, одеждой и обувью, поставлены на питание на полный пансион 3 раза в день70. К 1943 году для молодых рабочих было организовано уже шесть общежитий, к которым были прикреплены освобождённые воспитатели, следившие за поведением подростков, обеспечением нуждающихся в одежде и обуви и их бытовым обслуживанием. Для молодёжи показывали кинофильмы, устраивали чтение газет и художественной литературы71. При молодёжных общежитиях было открыто два красных уголка, здравпункт, изолятор и камера хранения72.

В цехах было организовано наставничество молодых специалистов, к которым были прикреплены квалифицированные работники. Молодые рабочие осваивали несколько операций, в случае необходимости их могли перебросить с одного участка на другой.

В летние периоды работали пионерские лагеря. В 1942 году в них отдохнуло 300 детей, 1943 году — 530, 1944 году — 630, 1945 году — 55573. Работающие подростки в 1944–1945 годах получили очередной отпуск летом и провели его в пионерских лагерях завода74. В связи с нехваткой кадров в 1946 году с октября при заводе была открыта школа ФЗО на 200 человек75.

* * *

Заводчане преодолели все трудности военного времени, связанные с эвакуацией заводов и организацией производства на новом месте, набором и подготовкой рабочих кадров, удовлетворением бытовых и культурных нужд работающих, материально-техническим снабжением завода.

Завод № 367 за 1941–1946 годы стал крупным промышленным предприятием. В его цехах был выпущен каждый второй пистолет-пулемёт системы Шпагина, ставший символом Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Предприятие способствовало развитию посёлка, ставшего в 1942 году городом. В 2015 году вклад его жителей в Победу был отмечен присвоением городу высокого звания «Город трудовой славы».

Примечания

1 Строительство шпульно-катушечной фабрики в посёлке Вятские Поляны Кировской области было начато в 1936 г., со второй половины 1937 г. был организован выпуск продукции. ГАСПИ КО. Ф. П-1290. Оп. 2. Д. 397. Л. 64 ; Гумеров К. Не стареет душой ветеран // Вятскополянская правда. 2014. 22 янв.
2 ГАСПИ КО. Ф. П-563. Оп. 3. Д. 1. Л. 53. Производственные площади эвакуированного завода № 367 Наркомата вооружения СССР г. Загорска были включены в состав площадей завода № 569 Наркомата боеприпасов СССР (ныне электромеханический завод «Звезда», г. Сергиев Посад Московской области), выпускавшего в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. противотанковые, ручные гранаты и пиротехнические средства.
3 Там же. Ф. П-1291. Оп. 1. Д. 37. Л. 77.
4 Там же. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 224. Л. 129.
5 Там же. Ф. П-1291. Оп. 1. Д. 37. Л. 78.
6 Там же. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 35. Л. 22.
7 Там же. Ф. П-5971. Оп. 20. Д. 3. Л. 192–193.
8 Там же. Л. 282.
9 Там же. Ф. П-1291. Оп. 1. Д. 15. Л. 118–123.
10 Там же. Ф. П-1290. Оп. 9. Д. 59. Л. 7, 9 об.
11 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 63.
12 Там же. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 35. Л. 36.
13 Там же. Л. 44.
14 Там же. Л. 79.
15 Там же. Л. 37.
16 Там же. Л. 55, 84, 90.
17 Там же. Л. 45, 61.
18 Там же. Л. 81 об., 116.
19 Там же. Оп. 10. Д. 50. Л. 69.
20 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 93.
21 Там же. Оп. 10. Д. 50. Л. 9 об., 72.
22 Там же. Оп. 8. Д. 76. Л. 53, 59.
23 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 98.
24 Там же. Л. 100.
25 Там же. Л. 95.
26 Там же.
27 Там же. Д. 50. Л. 10.
28 Там же. Д. 59. Л. 96.
29 Там же. Ф. П-563. Оп. 4. Д. 168. Л. 1.
30 Там же. Ф. П-1290. Оп. 11. Д. 44. Л. 26.
31 Там же. Д. 77. Л. 26.
32 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 50, 57.
33 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 8.
34 Там же. Оп. 8. Д. 76. Л. 71. Вид награды в документе не указан.
35 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 64.
36 Там же. Оп. 10. Д. 50. Л. 33 об., 148.
37 Там же. Оп. 12. Д. 295. Л. 60, 60 об.
38 Там же. Ф. П-563. Оп. 3. Д. 1. Л. 53.
39 Там же. Ф. П-1291. Оп. 1. Д. 37. Л. 78.
40 Там же. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 35. Л. 63.
41 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 10 об.
42 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 39, 40, 48, 80.
43 Там же. Л. 57, 58.
44 Там же. Л. 93, 93 об.
45 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 10 об.
46 Там же. Л. 70, 116.
47 Там же. Оп. 12. Д. 295. Л. 37.
48 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 42.
49 Там же. Л. 58, 64, 82.
50 Там же. Л. 42, 63.
51 Там же. Л. 59, 63, 94 об.
52 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 59, Оп. 9. Д. 59. Л. 10 об.
53 Там же. Ф. П-563. Оп. 3. Д. 52. Л. 32, 33.
54 Там же. Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 35. Л. 93.
55 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 10 об.
56 Там же. Л. 20 об.
57 Там же. Ф. П-563. Оп. 3. Д. 52. Л. 32; Ф. П-1290. Оп. 9. Д. 59. Л. 21.
58 Там же. Ф. П-563. Оп. 3. Д. 52. Л. 140; Ф. П-1290. Оп. 9. Д. 59. Л. 10 об.
59 Там же. Ф. П-563. Оп. 4. Д. 168. Л. 27; Ф. П-1290. Оп. 8. Д. 35. Л. 33.
60 Там же. Ф. П-1290. Оп. 9. Д. 59. Л. 70-73, 116.
61 Там же. Ф. П-563. Оп. 4. Д. 168. Л. 1 об.
62 Там же. Ф. П-1290. Оп. 10. Д. 50. Л. 176–176 об.
63 Там же. Оп. 11. Д. 44. Л. 7–8.
64 Там же. Ф. П-563. Оп. 4. Д. 168. Л. 30.
65 Там же. Ф. П-1290. Оп. 12. Д. 295. Л. 62 об., 63.
66 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 64.
67 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 110.
68 Там же. Оп. 10. Д. 50. Л. 148, 176.
69 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 8 об.
70 Там же. Оп. 8. Д. 35. Л. 93.
71 Там же. Оп. 10. Д. 50. Л. 17.
72 Там же. Оп. 9. Д. 59. Л. 70.
73 Там же. Л. 110.
74 Там же. Ф. П-563. Оп. 4. Д. 168. Л. 33.
75 Там же. Ф. П-1290. Оп. 12. Д. 295. Л. 60 об.