Как интересно оглянуться назад!

(из семейного архива)

И. В. Заболотская

Более тридцати лет назад – это был 1986 год, когда не стало папы – Владислава Владимировича Заболотского, – сотрудники Государственного архива Кировской области предложили мне передать его документы и фотографии в архивный фонд. Тогда ещё близка была потеря, и я отказалась, так как не могла расстаться с тем, что связывало нас, семью, с дорогим нам человеком. Прошло время, и вновь поступило предложение – создать личный семейный фонд в Госархиве, передать документы, фотографии. Наверное, за тридцать лет я «созрела» для верного решения и с благодарностью согласилась. Действительно, жизнь человека – страница истории. Вся наша семья связана с культурой, то есть наш семейный фонд – страницы культурной летописи Вятского края. А это, наверное, кому-то может быть интересно.

В итоге три года назад я начала передавать в ГАКО материалы нашего семейного архива, которые с любовью бережно хранил папа, старые снимки – бабушка. Это документы, публикации, фотографии, рукописи, письма, афиши вечеров поэзии и т. д. А в этом году продолжила эту работу, подобрав свыше 250 фотографий – своеобразные вехи культурной жизни нашего города, множество разнообразных документов. Владислав Владимирович Заболотский известен в Вятском крае как журналист, поэт и редактор. Он труженик тыла Великой Отечественной войны, член Союза журналистов, страстный пропагандист книги.

Мама, Марфа Егоровна Заболотская, тоже посвятила жизнь культуре. Архангелогородка по рождению, была участницей Великой Отечественной – радисткой газеты «Боевой путь» 32-й армии Карельского фронта. В 1945 году вместе со своей частью прибыла в Киров и осталась здесь, так как родители умерли в годы войны. Мама работала в библиотеке «Кировской правды», училась в Кировском библиотечном техникуме (ныне Вятский колледж культуры), там и работала после его окончания до выхода на пенсию.

Мне после филфака Кировского пединститута довелось поработать в школе, затем корреспондентом и редактором заводской газеты на шинном, главным редактором журнала «Вятская культура», редактором редакционно-издательского отдела Герценки, сейчас – редактор серии книг «Почётные граждане города Кирова» (НКО «Золотой фонд Вятки»).

Мой сын Сергей был оператором редакции радио на Кировском шинном заводе, руководил производственным отделом редакции газеты «PRO город» (Киров), иллюстрированных каталогов «Под ключ», «СемьЯ» (Киров), газеты «PRO город» (Казань), сейчас он технический директор интернет-портала «Реальное время» (Казань).

То есть все мы, Заболотские, – свидетели разных периодов богатейшей истории нашей вятской культуры.

Сегодня разговор о моей бабушке, папиной маме – Любови Константиновне Заболотской (в девичестве Невоструевой). В юбилейный для главной библиотеки год, наверное, небезынтересно будет обратиться к жизни Любови Константиновны, её библиотечному прошлому, которое связано с двадцатыми годами двадцатого столетия.

Перелистаем же вновь страницы истории...

Разбирая домашний архив, наткнулась на несколько любопытных документов – и как смогли сохраниться эти пожелтевшие бумажные свидетельства событий разных лет? Вот два тетрадных листочка в линейку, исписанных чётким красивым бабушкиным почерком – «Моя краткая автобиография», воспроизвожу их дословно:

«Родилась я в заводе Тагиле Пермской губ. 8 августа 1886 года, но родины своей совершенно не знаю и не помню, так как была увезена оттуда 2-х месяцев. Отец мой был почтово-телеграфный служащий, и его по службе часто переводили из одного места в другое. Учиться начала на 10-м году своей жизни в г. Мензелинске Уфимской губ., где меня отдали во 2-е приготовительное отделение бывшей женской прогимназии. Оттуда отца перевели в г. Осу Пермской губ., там я поступила во 2-й класс городской прогимназии, но заболела вскоре скарлатиной – проболела очень долго и эту зиму не училась совсем. В Осе тогда не было мужского среднего учебного заведения, а у меня был брат, которому тоже нужно было уже учиться, и поэтому мать поехала с нами в г. Сарапул Вятской губ., где я в 1899 году поступила в 3-й класс женской гимназии и в 1905 году окончила 8 классов этой гимназии. После окончания гимназии я имела немного частных уроков (готовила и репетировала за младшие классы среднеучебных заведений). Службу свою начала с 1918 года в г. Слободском Вятской губ. – сначала в Упродкоме (уездный продовольственный комитет. – И. З.), затем в канцелярии УОНО и теперь вот уже около 4-х мес. в городских библиотеках – сначала в детской, а сейчас в Центральной. Замужем я с 1908 года. Имею на своем иждивении сына 12 лет и мать-старушку 63 лет.

Л. Заболотская.
Г. Слободской Вятской губ.
27-го февраля 1924 года».


Люба Невоструева восьми лет с книжкой. 1894 г.

Как интересно – чтобы дать возможность учиться детям, мама (моя прабабушка Ольга Андриановна) даже поменяла место жительства.

Предки бабушки по отцовской линии – Невоструевы – были священнослужителями, а отец – почтовым служащим. В «Памятной книжке Вятской губернии и календаре на 1909 год» – издании губернского статистического комитета – можно прочесть: «Слободская почтово-телеграфная контора. Начальник к. сов. (коллежский советник. – И. З.) Константин Григорьевич Невоструев – Анны и Стан. 3 (кавалер орденов Анны и Станислава 3-й степени. – И. З.)». Сохранилась и его фотография. Кстати, когда-то её фотокопию попросили у нас гости из Латвии, которые собирали материалы о пребывании поэта Яна Райниса в вятской ссылке, в 1899 году он был выслан в г. Слободской, где пробыл до 1903 года – вероятно, заходил в своё время на Слободскую почту и общался с моим прадедом.


Семья Невоструевых в Казани:
Константин Григорьевич и Ольга Андриановна
с детьми Любой и Володей. 1890-е гг.

В своей автобиографии Любовь Константиновна пишет об учёбе в Сарапуле. Сохранилось и документальное подтверждение этого факта:

«Свидетельство № 74.

Дано сие свидетельство Невоструевой Любови, православного исповедания, в том, что она, по окончании общего курса учения в Сарапульской женской гимназии, слушала в 1904–1905 учебном году в специальном курсе при той же гимназии русский язык и педагогику, дидактику и методику предметов учебного курса женских гимназий, а также упражнялась в педагогической практике и оказала весьма удовлетворительные успехи. Вследствие сего педагогическим советом гимназии, на основании § 43 положения о женских гимназиях и прогимназиях Министерства народного просвещения, Высочайше утвержденного 24 мая/5 июня 1870 года, предоставлено ей, Невоструевой Л., звание домашней наставницы.

Г. Сарапул Вятской губ. Июня 1 дня 1905 года.

Председатель педагогического совета женской гимназии (подпись). Начальница гимназии (подпись). Секретарь педагогического совета (подпись). Печать».

Более века и фотографиям, которые уцелели в альбоме с красивой тиснёной обложкой и золотистым металлическим замочком: Любочка Невоструева – совсем ребёнок, а вот уже с книжкой в возрасте восьми лет; вот снимок, сделанный в Казани, – семья Невоструевых (маленькая девочка – это моя будущая бабушка); а вот она с братом Володей и друзьями; Люба – гимназистка; Любовь Невоструева – красивая, утончённая барышня; она же с братом Владимиром – студентом Московского Императорского технического училища – спокойные, одухотворённые лица…


Гимназистка Любовь Невоструева. 1900-е гг.

Когда фотографию моей бабушки в юности увидела журналистка и поэтесса Лидия Смирнова, то написала сонет «Генный код», посвятив его мне, который я с благодарностью опубликовала в книге «Человек с весною в сердце. Столетию Владислава Заболотского» (Киров, 2011). Вот строки из него:

Из таинств таинство – волшебный генный код:
Ирина, кажется, что смотришь ты с портрета!
Нет! Этот милый образ канул в Лету –
На фото бабушка привет сквозь время шлёт!

Какая бабушка? Как гибкая лоза...
В двадцатый век вступила лишь девица:
Но в двадцать первом смотрим мы в глаза,
Где довелось ей снова отразиться…

Шли годы, и на фотографии уже избранник Любови Невоструевой – Владимир Никитич Заболотский (мой дед).


Супруги Владимир и Любовь Заболотские. 1910-е гг.

В архивном фонде Вятской духовной консистории в метрической книге Свято-Духовской церкви слободы Демьянки г. Слободского за 1908 г под порядковым номером 7 есть актовая запись о венчании 6 июня 1908 г.:

жених – Владимир Никитин (так в документе) Заболотский, «Глазовского уезда села Уней исправляющий должность судебного следователя 2-го участка, коллежский секретарь»;

невеста – девица Любовь Константинова (так в документе) Невоструева, «дочь почтмейстера Слободской почтово-телеграфной конторы».

Возраст жениха – 29 лет, возраст невесты – 21 год.

Поручители при венчании: «инспектор Слободского городского училища Ефим Никифоров Оргин, студент Императорского Московского технического училища Владимир Константинов Невоструев (брат невесты. – И. З.), надворный советник Василий Адрианов Широкшин и студент Московского университета Борис Михайлов Матаев».

Таинство венчания совершали: священник Александр Кибардин, диакон Александр Левашев и псаломщик Николай Спасский (ГАКО. Ф. 237. Оп. 226. Д. 1061. Л. 330 об. – 331).

Есть фотографии молодых супругов. Через три года после венчания у них появился первенец – Владислав. С волнением перебираю старые на картоне с золотым обрезом фотографии, выполненные мастерами, читаем на обороте или внизу под портретами: «Фотография С. Лобовикова. Вятка. Получены награды: на всемирной выставке в Париже 1900 г., в С. Петербурге на конкурсе 1899 г.»; «Фотография С. А. Лобовикова. Вятка. Уг. Московск. и Николаевск. у. 1. прот. Воскресенск. собора. S. A. Lobovikoff. Wjatka». «Пересъемка воспрещается. Закон 15 марта 1911 г.»; «Художественная фотография Гр. Финкельштейн. В Казани»; «Фотография Матиссенъ»; «A. Mathiesen»; «Фотография Э. Бельзеръ и К°. Вятка. На углу Московской и Вознесенской улицъ домъ Лаврова»; «Фотография Г. П. Куракина. Кострома. Русина улица, домъ № 21»; «Фотография Рембрандтъ Казань»; «Фотография П. И. Рогожникова. Сарапул. Богоявленская ул., д. Дедюхина, близь Архиерейскаго дома»; «Фотография Александрова в Нижнетагильске»; «Фотография А. Матиссенъ. Архангельскъ»…


Первенец Славушка Заболотский. 1911 г.

На старой, чудесно сохранившейся фотографии – плетёная кроватка с большелобым (умным!) младенцем, укрытым кружевной простынкой, и на обороте надпись «Славушка снят 7-ми месяцев». Осень 1911 года. Невольно улыбаюсь – вот он, мой папа семи месяцев от роду. Есть ещё интересный снимок – шестилетний мальчик, стоящий на стуле с красивой гнутой спинкой, в руке – парусник. Белая рубашка, белые паруса кораблика. И дата: февраль 1917 года… Какое тревожное время – и маленький мальчик, вступающий в жизнь.

Но вернёмся к его маме, моей бабушке, Любови Константиновне, уже Заболотской. Позади прогимназия, гимназия, частные уроки домашней наставницы-учительницы, а впереди жизнь в новой постреволюционной России. Вот фотография 20-х годов – на ней активисты культурного фронта города Слободского, справа, кажется, чуть в отдалении – ещё молодая женщина в белой шляпке и светлой одежде – Любовь Константиновна, она как-то отличается от остальных. Библиотекарь сначала детской, потом Центральной городской библиотеки, что не удивительно, ведь книга в семье руководителя Слободской почты, конечно, была в почёте.


Активисты культурного фронта г. Слободского, в первом ряду справа в светлой шляпке – Л. К. Заболотская. 1920-е гг.

Сохранилось удостоверение от сентября 1924 года, где в левом верхнем углу: «РСФСР. Слободской уездный исполнительный комитет Совета Раб. Кр. и Красноарм. (рабочих, крестьянских и красноармейских. – И. З.) Депутатов. Отдел общий. 25/IX 1924 г. № 10311. Г. Слободской Вятской губ.». Удостоверение гласит:

«Дано сие от Уполитпросвета (руководящий политико-просветительской работой. – И. З.) п/отдел просвещения гр-ну Заболотской Любови Константиновне в том, что она действительно прослушала краткосрочные курсы по переподготовке библиотечных работников, происходящие с 10 по 15 сентября с/г включительно, что и удостоверяется. Нач. общим отделом (подпись). Зав. п/отд. просвещения (подпись). Зав. Уполитпросветом (подпись). Зав. курсами (подпись). Печать».

В советской России шла подготовка и переподготовка работников культурного фронта политпросвещения. Эта практика сохранилась надолго. Все Заболотские впоследствии – и родители, и я – прошли каждый в своё время обучение в университете марксизма-ленинизма при Кировском обкоме КПСС, у меня, к примеру, было отделение теории и методов идеологической работы пропагандистского факультета, где изучалась даже социальная психология (1977)…

Через год – 14 августа 1925 г. – Любовь Константиновна Заболотская получила такое уведомление (и оно сохранилось!): (слева гриф тот же – только не общий отдел, а отдел просвещения):

«Слободская Центральная библиотека, тов. Заболотской.
Уполитпросвет п/отдела просвещения сообщает, что Вы выделены лектором на курсы по переподготовке п/п работников, имеющие быть с 20 августа с/г.
Ваш доклад на тему “Организация передвижного фонда; место передвижной биб-ки в сети п/п учреждений; метод работы с передвижками; принципы построения передвижной сети; комплектование и техника передвижки” по календарному плану курсов поставлен на 4 сентября с/г. с 9 до 11 часов утра. Материал к докладу можете получить в У.П.П. Оплата лекторского часа 1 рубль. Зав. УОНО (подпись). Зав. (нрзб.) (подпись). Делопроизводитель (подпись)».

Судя по автобиографии, Любовь Константиновна работала и в отделе народного образования (УОНО) – звание наставницы, полученное в Сарапульской гимназии, позволяло. Но в 1925 г. она заведовала Центральной библиотекой г. Слободского. Могу судить только по чудом сохранившимся документам этого времени и фотографиям – бабушки не стало, когда я была ещё мала и было не до расспросов.


Надпись на снимке рукой Л. К. Заболотской:
«Лучшие активисты-читатели моей библиотеки,
когда я работала зав. Слободской детской библиотекой»

Сберегла она в своём альбоме и снимки посетителей детской библиотеки, на которых чувствуется живой интерес юных читателей к книге. Есть фотография активистов, девочек – лучших книгонош, мальчишек, готовящих материалы к стенной газете в библиотеке. С каким усердием трудятся! Вот они, юные современники 20-х годов.


Скорее всего, ребята заняты подготовкой стенгазеты – это слово,
как и некоторые имена мальчиков (Боря, Аркаша, Володя),
с трудом читается на фотографии



Редакция газеты «Ленинский путь» г. Слободского, справа во втором ряду – Владислав Заболотский. 1932 г.

В 30-е годы Любовь Константиновна вслед за сыном перебралась в Киров, сюда папа, в то время ответственный секретарь слободской газеты «Ленинский путь», был приглашён на работу в областную молодёжную газету «Комсомольское племя». Любопытно было прочесть на обороте общей фотографии районной газеты надписи-пожелания коллег: «Да не угаснет никогда взошедшая из Слободского литературная звезда!»; «Ты самый молодой в маленькой, дружной редакционной семье, показал лучшие образцы кропотливого, напряжённого газетного труда. Будем надеяться, что твоя настойчивость, деловитая скромность послужат тебе к дальнейшему росту как газетчику». Приятно было прочесть эти слова более старших коллег, адресованные папе, руководившему в Слободском и литературным объединением, которое выпускало свои сборники, как член пленума правления краевой писательской организации в 1934 г. папа участвовал в работе краевого съезда писателей в г. Горьком.

Кстати, в бумагах обнаружила ещё интересный документ: свидетельство-справку, выданную Владиславу Заболотскому Государственной Академией художественных наук («РСФСР. Наркомпрос. Главнаука. Государственная Академия художественных наук. Отдел распространения художественных знаний. Москва, Волхонка, 18») в 1930 г.:

«Настоящая справка выдана тов. Заболотскому В. В. в том, что он состоял с 9/IV-29 г. по 1/IV-30 г. студентом заочного литературного отделения отдела распространения художественных знаний Гос. Академии художественных наук по циклу теории литературных форм. Учебный план отделения предусматривал работу в течение 3-х лет и содержал следующие предметы.

1. Введение в теоретическую поэтику. 2. Изучение отдельных памятников литературы с точки зрения их формы и стиля. 3. Стилистика. 4. Теория литературных жанров. 5. Живое слово (ораторское искусство, декламация, рассказывание). (Папа впоследствии всегда очень эмоционально выступал на встречах с читателями, ярко, с настроением читал стихи, даже играл в драмколлективе, есть фотография 1937 г. – сцена из спектакля «Борис Годунов» в Пушкинские дни в Герценке, где папа играл Самозванца Лжедмитрия. – И. З.) 6. Теория стиля. 7. Практические работы и упражнения, имеющие целью помочь студентам овладеть формою и стилем художественного слова и развить в них теоретические навыки.

Тов. Заболотский за время своего пребывания студентом заочного литературного отделения занимался по предметам:

А. Введение в теоретическую поэтику. Б. Изучение памятников русской литературы с точки зрения их формы и стиля, составляющим первый концентр цикла литературных форм.

На высланные ему № 1, 2, 3, 4 методических писем по этим предметам тов. Заболотский сдал две письменных контрольных работы на темы:

а) Стилистика I часть – весьма удовлетворительно.
б) Стилистика II часть – весьма удовлетворительно.

При выполнении этих работ тов. Заболотский В. В. обнаружил отмеченные выше успехи.
Справка выдана вследствие ликвидации О. Р. Х. З. (отдела распространения художественных знаний. – И. З.) на основании постановления Коллегии Наркомпроса от 25/XI-29 г. о передаче заочного обучения в Комакадемию СССР.

Зав. отд. распростр. художественных знаний.
Зав. литературным отделением (подпись). Корреспондент (подпись)».

В период обучения папе было 18–19 лет. Как стремилась к знаниям молодёжь! Есть и очень романтичная фотография того времени – 1928 г. – словно выступающее из темноты просветлённое лицо молодого поэта Владислава Заболотского.

Заканчивая рассказ о бабушке, приведу ещё один штрих времени – уже военного. Сохранился билет значкиста «Готов к ПВХО» II ступени от 25 ноября 1941 г., действительный по 25 ноября 1943 г., согласно которому Л. К. Заболотской «предоставляется право приема норм “Готов к противовоздушной и химической обороне” I ступени в составе комиссии районного совета Осоавиахима при Молотовском райсовете Осоавиахима». Билет подписан председателем райсовета Осоавиахима и начальником ПВХО. На корочке билета можно прочесть: «Осоавиахим – опора мирного труда и обороны СССР. Готов к ПВХО 2 ступени».

Вот такие интересные документы (и множество других) сохранились в нашем домашнем архиве. Все они – свидетельства эпохи.

...Бабушки не стало, когда мне было лишь 10 лет, а ей – 75, она тихонько передвигалась с палочкой, на улицу уже не выходила – в своё время сломала ногу. Мы жили в доме № 2 по ул. Коммуны (Московской), сейчас рядом с ним горит Вечный огонь, а я, оказываясь на Набережной Грина, всякий раз со светлой грустью смотрю на маленький балкончик на втором этаже, обращённый на реку Вятку. От того времени сохранились бабушкины рукотворные игрушки из картона и цветной бумаги, которые она мастерила к Новому году – три из них рядом с блестящими современными игрушками всегда висят на ёлке, как память о далёком радостном детстве.


Любовь Невоструева. 1910-е гг.

Сохранилась в альбоме и одна из последних фотографий бабушки – когда мы снялись на балконе в нашей квартире на ул. Коммуны, 2. Она там в очках, скромном платочке, рядом молодой папа, мама и я, трёхлетняя, в соломенной шляпке с полями, но мне хочется запомнить её молодой, изящной, красивой, настоящей тургеневской барышней. Такой, как на снимке 1910-х годов.