Не вошедшее в сборники

Из архива публикатора

В. К. Семибратов

Кто занимался составлением каких-либо тематических сборников, знает, что по разным причинам далеко не все готовящиеся к публикации материалы в конечном итоге оказываются объединены под одной обложкой. Иные «перекочёвывают» в следующую книгу, иные оседают в архиве составителя «до лучших времён», которые, к сожалению, иногда не наступают.

Такая участь постигла воспоминания митрофорного протоиерея Алексия Сухих об общении в мае 2010 года на Крупинских чтениях в п. Кильмезь с известным на Вятке поэтом Анатолием Гребневым и дарственных надписях на его книгах. Опубликовать их предполагалось в альманахе «Вятский библиофил», в котором о. Алексий, будучи книжником до мозга костей1, печатал свои статьи2.

Однако в 2011 году по ряду причин это издание прекратилось, и написанное о. Алексием осталось в архиве составителя.

Вот этот текст:

В завершении вторых Крупинских чтений, которые проходили в посёлке Кильмезь в конце мая прошлого года, нас, гостей, пригласили на уху в село Каменный Перебор.

Село стоит на высоком правом берегу дорогой сердцу В. Н. Крупина реки Лобань. И как только мы оказались возле неё, из уст поэта-земляка А. Г. Гребнева услышали слова:

Клонилось солнышко к закату,
И другу я сказал: «Табань!».
Пускай шумит на перекате
Река прекрасная Лобань.

Весь Божий мир исполнен ласки,
И полон, как родник, стакан.
Ах, батюшка вятскополянский!
Ах, наш кильмезский Александр!

Варилась уха на костре, а рядом на столе стоял самовар, гудел и шумел, приглашая гостей на трапезу. Но за стол не хотелось. Мы смотрели на завораживающую взгляд бегущую воду реки. А она переливалась, сверкала, и нам казалось, что в её водах разбросаны тысячи драгоценных камней и это они завораживают наш взгляд. А какая природа окружает реку! Одним словом, райская. Плачущие ивы склонились к реке, застенчивые барышни-берёзки стеснительно разглядывают свою красоту в водах Лобани, сосны, словно восковые свечи, устремились в небо, хор разновидных птиц хвалит Творца Вселенной и услаждает наш слух, рыба играет и плещется — в общем, всякое создание Божие радуется жизни. И эта радость передаётся нашим сердцам и душам, истерзанным мирскими заботами.


Протоиерей Александр Попов

Мысли и чувства успокаиваются и приходят в порядок, наши души наполняются Божественной благодатью от созерцания небесно-земной красоты. Мы стоим рядом втроём: Гребнев, я и отец Александр Попов — настоятель Троицкой церкви посёлка Кильмезь. Недаром говорят, что от избытка чувств глаголят уста. Анатолий Григорьевич, повернувшись к отцу Александру, произносит:

Я в стихах и грехах, как собака в репьях.
Что мне делать, отец Александр?
Как весна хороша, и в Кильмези душа
Расцвела, как в саду палисандр.

А батюшка в ответ: «Крепись, молись и приближайся к Богу».

Бога бойся, бей поклоны, торопись.
Наша жизнь проходит быстро, не ленись.
Твоя мольба дойдёт до Бога, как стрела,
И получишь ты отраду навсегда,

— добавил я, в одночасье срифмовав ответ.

Нас пригласили к столу. Все с удовольствием вкушали уху и ещё с большим наслаждением пили чай из старинного дедовского самовара. А вместо пакетиков с заваркой нам подали настой из листочков различных трав. И этот вкус напоминал босоногое детство, что ушло, убежало далеко. Это время не вернёшь, но воспоминания заставляют сделать вывод, что лучше той жизни — детства — уже никогда не будет. А жаль!

Солнце клонилось к закату и как бы нас призывало, что пора разъезжаться, расставаться до следующего года, до третьих Крупинских чтений. На прощание, обняв меня, А. Гребнев произнёс:

Отнюдь нам не было досадно,
Среди нас не было плохих,
И взор прекрасный отца Александра,
И орлий взор отца Сухих.

Все стали расходиться, рассаживаться по своим машинам. И мы с П. Н. Солодянкиным, бывшим мэром города Вятские Поляны, который был в этой должности 19 лет, тоже подошли к своей. К моему удивлению, на правом зеркале автомобиля, повёрнутом кверху, лежал томик стихов А. Гребнева. Открыв первую страничку книги, я прочитал посвящение:

«Лобань. Дорогому моему сердцу о. Алексию.
...С поклоном низким Алексию
Свои стихи передаю.
Мы возродим свою Россию —
Сначала здесь, в своём краю!
С любовью А. Гребнев. 30.05.10».

Дарственная надпись А. Г. Гребнева
на книге, подаренной о. Алексию
в с. Каменный Перебор

В своём сердце я поблагодарил Анатолия Григорьевича за подарок и пожелал ему здоровья и новых интересных стихотворных находок на радость людям.


Слева направо: А. Г. Гребнев, о. Алексий Сухих, В. Н. Крупин,
П. Г. Солодянкин. Каменный Перебор, 30 мая 2010 г.

В моей библиотеке есть ещё несколько книг этого автора с его автографами. Например, на книге «Берег родины», изданной в Москве в 2008 году, он сделал следующую надпись: «Дорогому отцу Алексею — с любовью и почитанием А. Гребнев. Кильмезь. 30.5.09». А томик стихов «Родины свет», изданный в Вятке в 2001 году, он надписал: «Дорогому батюшке о. Алексею Сухих — с любовью к нашей бедной и богатой душой и сильной духом родной Вятской земле — сердечно А. Гребнев. 8.9.2001, п. Кильмезь».

Закончился праздник на Кильмезской земле, но он начинается всякий раз, когда я открываю томики стихов одного из любимых поэтов-земляков А. Г. Гребнева.

Книгами с дарственными надписями о. Алексий особенно дорожил, доказательством чему служит изданная в 2005 году книга «Былых времён бесценные инскрипты»3, основу которой составили раритеты из собрания вятскополянского книжника, а также двухтомник «Самому вятскому писателю...»4, в котором факсимильно воспроизведены автографы на книгах, подаренных В. Н. Крупину и переданных им в дар библиотеке православной литературы в п. Кильмезь.

После трагической гибели о. Алексия вышла в свет посвящённая его памяти книга «Подвижник»5, в которую вошли воспоминания знавших священника людей.

Не вошёл в сборник пришедший уже после его сдачи в печать отклик на печальное событие, присланный из Санкт-Петербурга вятским уроженцем, математиком по профессии М. Я. Парменовым-Зингером. Будучи внимательным читателем серии книг о. Алексия «Вспомним поимённо», он ещё в 2005 году прислал отклик на первые 5 выпусков, который затем и был опубликован6.

Преимущественно об этом сборнике Михаил Яковлевич повёл речь и в заметке «Памяти о. Алексия Сухих»:

Передо мной лежат восемь выпусков сборника «Вспомним поимённо», сборник «Лишенцы», и опять трудно оторваться от них. Сколько светлых по духу и нечеловеческих по жизни судеб!

Они были загублены, расстреляны, лишены человеческих прав. Советская власть опустила их на дно жизни, но не могла отобрать у них главного — веры в Бога. Власть думала, что очистила от них нашу землю. Ан, нет. Их души проросли.

Проросли в книгах трудами о. Алексия Сухих.

Проросли, чтобы напомнить нам: каков бы ни был политический строй в России, какова бы ни была окружающая нас жизнь, всегда присутствует в России эманация Святой Руси7. Именно поэтому Россия необорима, какое бы ни шло на Россию глобальное атакующее зло с Запада и с Востока, или от нас, грешных, забывающих в нашей мирской жизни о самом главном — о вере в Бога, о вере в Россию.

Этими книгами о. Алексий Сухих воздвиг себе, возможно, и не помышляя об этом, нерукотворный памятник, внеся малую, но бесценную лепту в продолжение истинной духовной жизни России.

Выпуски начали публиковаться в 2003 году и закончились в 2008.

Закончились выпуски, закончилась и земная жизнь о. Алексия. Царствие ему Небесное!

Раб Божий Михаил

В архиве публикатора сохранились и другие рукописи вятскополянского батюшки, а также не публиковавшиеся ранее материалы о нём, характеризующие о. Алексия как человека широких интересов и глубоких знаний.

Примечания

1 О библиофильской ипостаси о. Алексея см., напр.: Семибратов В. К. «Напечатася в граде святаго Петра» : из собрания о. Алексея Сухих // Невский библиофил : альм. СПб., 2005. Вып. 9. С. 133–139 ; Его же. Рукой «кропотливого» учёного // Там же. 2006. Вып. 11. С. 137–141 ; Его же. Вятский корреспондент Д. С. Лихачёва // Там же. 2007. Вып. 12. С. 56–59 ; Закирова Н. Н., Семибратов В. К. Вятскополянский книжник протоиерей Алексий Сухих // Мир библиографии. М., 2007. № 4. С. 49–52 ; Семибратов В. К. Осколок «книжной атлантиды» : о книжном собрании протоиерея Алексия Сухих // Худяковские чтения — 2014 / сост. О. Д. Иванова. Малмыж, 2014. С. 57–59; Его же. Книжные сокровища вятского священника // Библиофилы России : альм. М., 2016. Т. XII. С. 68–78.

2 См.: Сухих А. А. На память от композиторов // Вятский библиофил : альм. / гл. ред. и сост. В. К. Семибратов. Киров-на-Вятке, 2009. Вып. 2. С. 125–128; Его же. В дар от художников // Там же. 2009. Вып. 3. 129–130; Его же. Из петряевской библиотеки // Там же. 2011. Вып. 4. С. 57–60.

3 Былых времён бесценные инскрипты / сост.: В. К. Семибратов, прот. А. А. Сухих. Киров (Вятка), 2005. Вып. 1.

4 Сухих А. А., митр. прот. Самому вятскому писателю... Вятские Поляны, 2010. Т. 1, 2.

5 Подвижник: памяти отца Алексея Сухих / сост. В. К. Семибратов. Киров-на-Вятке, 2011.

6 См.: Из читательских откликов : (вместо предисловия) // Сухих А. А., прот. Вспомним поимённо. Киров, 2005. Кн. 6. С. 3.

7 Эманация — философская категория, означающая переход от высшей ступени всего сущего к менее совершенным — низшим.