Сатирические жанры в вятской периодике начала XX века

И.Л. Красных, В.А. Поздеев

Исторические события и литературную жизнь Вятки до 1917 г. достаточно хорошо отразили вятские газеты. «Нельзя забывать,— писал Е.Д. Петряев,— что газеты служили почти единственной трибуной вятичей и выполняли здесь роль толстых журналов». Вятские частные общественные газеты 1895—1917 гг. представляют собой очень интересную страницу истории политической и культурной жизни Вятского края и, конечно, истории печати.

Первой частной газетой был «Вятский край», руководимый выдающимися деятелями культуры и печати в Вятке Н.А. Чарушиным (1857—1937) и П.А. Голубевым (1855—1915). «Вятский край» выходил с 1895 по июнь 1898 г. и был закрыт правительством как «орган неблагонадежных людей». Газета публиковала фельетоны на злобу дня, рассказы и стихи. Здесь печатались такие авторы, как А.П. Лашкевич — «Сочтемся» (1898, № 1), «Итоги и балансы» (1895, № 5); А.П. Батуев — «Однокорытники» (1895, № 3); А.Н. Баранов — «Поздно» (1895, № 36); В. Глебов — «У огня» (1896, № 57), «Людмила Королева» (1896, № 68) и др.

С 1898 по 1905 гг., несмотря на все старания вятской общественности, восстановить частную газету не удавалось. Вятская губернская администрация и Главное управление по делам печати не давали разрешения на ее издание. Революционные события 1905—1907 гг. повлекли за собой значительные реформы в области свободы слова: так, 24 ноября 1905 г. вышел Указ, который отменял духовную цензуру для повременных изданий, выходящих в городах. А Указ 26 апреля 1906 г. отменял светскую и духовную цензуру для неповременных изданий.

Революция создала условия для выхода в Вятке частной газеты «Вятская жизнь», сменившей в 1906 г. свое название на первоначальное — «Вятский край». С 24 декабря 1905 по 22 августа 1906 г. «Вятская жизнь» подвергалась целому ряду судебных преследований: конфискации номеров газеты, месячной приостановке, закрытию типографии Харитонова, где она печаталась. На страницах газеты отражались проблемы общественной жизни России, Вятской губернии, политических ссыльных, их бедственное положение, административные репрессии. Так, в фельетоне «Зюздинские письма» автор «Наблюдатель поневоле» (А. Лучинин) рассказывает о невыносимо тяжелых условиях жизни политических ссыльных1.

В газетах широко печатались фельетоны и рассказы Г.И. Яринского, известного под псевдонимом «Леон» или «Г.Я.», например, «Штрихи: Маленький фельетон на местные злободневные темы»2, Е. Свисловской — «Семнадцатое: Фельетон»3, фельетоны А. Баранова, П. Андреевича, Н. Юрина и др.

В «Вятской жизни» в 1906 г., а затем в «Вятском крае» в 1907 г. широко печатался рабочий поэт, вятчанин М.И. Палкин, помещая стихи и фельетоны, рисующие беспросветную жизнь рабочих, призывающие к свободе:

Все живое, святое придавлено
На родимой отчизне моей.
И народу лишь горе оставлено,
Да расстрелы, да гнет палачей…
Эх, когда же ты, Русь терпеливая,
Цепи давнего рабства стряхнешь
И, победою славной счастливая,
К вечной правде свободно пойдешь?

На страницах «Вятской жизни» широко печатался П.Н. Второв. Он был автором интересного сатирического отдела газеты — «Крутогорский ерш», где помещались всевозможные стихи и фельетоны. Известно десять таких отделов в номерах газеты 46, 52, 55, 58, 64, 70, 79, 83, 89 и 95 за 1906 г.

Надо заметить, что щедринские сатирические традиции, широко подхваченные «Вятской незабудкой», были сильны во всех передовых вятских газетах. «Крутогорский ерш» был направлен против черносотенцев, которые образовали в Вятке «партию правого порядка», прозванную «тремя покоями» или «тремя П». Так, газета «Вятское слово» стала литературно-политическим органом Вятского комитета правого порядка. П.Н. Второв резко выступил против этой черносотенной газеты, называя ее «Хлыновским скорпионом», или иронически «Красой Демидроной». П.Н. Второв печатал свои произведения в «Приложениях к «Вятским губернским ведомостям» в 1901- 1902 гг., а в «Вятской речи» — в 1911—1915 гг.

Газета «Вятская речь» тоже испытала на себе всю тяжесть политической реакции 1908—1917 гг. В ней авторы старались отразить не только политические баталии в Государственной Думе, но и местную жизнь, положение вятских газет, существовавших в те годы в губернии. В газете сотрудничали представители местной либеральной интеллигенции: М.П. Бородин (Вятич), П.А. Голубев, Н.А. Падарин (НП, В. Крапивин), И.П. Селивановский (Р. Сельский), Я.Ф. Мултановский (Гр. А. Жданин) и др. На ее страницах постоянно выступали способные вятские журналисты: И.В. Захватаев (Гипербола, Викторсон), Н.А. Глущук (Н. Коваль), И.А. Владиславлев (ИВ), Н.А. Кролюницкий (Кий), Н.А. Чарушин (НЧ), П.Я. Блиновский (Мистер Бумс) и др.

Газета имела много корреспондентов в уездных городах и селах, но большинство из них выступали под псевдонимами, опасаясь преследований и гонений со стороны местных властей и реакционных сил, а потому остались неизвестны, так как архив «Вятской речи» не сохранился.

Сатирические произведения газеты «Вятская речь» не отличались особенным многообразием жанров. Сатира печаталась почти в каждом номере газеты под двумя рубриками «Фельетон» и «Маленький фельетон», однако, здесь были, естественно, не только фельетоны. Довольно часто рубрика «Маленький фельетон» открывалась стихотворением, как правило, сатирическим. Но самым распространенным жанром сатиры, который встречался на страницах газеты, все-таки являлся фельетон: некоторые из них были написаны местными авторами, другие перепечатывались из центральных изданий.

Тематика фельетонов была довольно разнообразна: это и сатира на нравы обывателя, на пережитки крепостного права, на власть имущих, сатирическое описание притеснений и гонений на газету и ее редакторов и т.д.

Когда по России прокатилась волна эпидемии холеры и чумы, это нашло отражение в газетах. Ярким примером является фельетон Р. Сельского (псевдоним И.П. Селивановского) «Холерные думы» (1910, 3—4 авг.). И.П. Селивановский – учитель, литератор, фельетонист. Тема выбрана не случайно, так как в это время в Вятке гуляла холера и, соответственно, бушевали холерные бунты невежественных крестьян, которые думали, что холеру распространяют врачи.

И. Жилкин в фельетоне «Странички жизни» (1908, 28 февр.) пишет о том, как на музыкальный вечер, где собралось утонченное образованное общество насладиться музыкой, врываются полицейские с обыском и переворачивают все вверх дном. Обыск длится целых три часа. Не только И. Жилкин, но и многие авторы с неизменной иронией говорят о таком довольно частом общественном явлении, как обыск.

С.Г. Кара-Мирза — фельетонист, живший в Перми, печатался в «Вятской речи» в 1908—1911 гг., писал сатирические произведения в стихах и в прозе на общерусские и местные темы. Фельетон Кара-Мирзы «Своего рода теория» (1908, 19 окт.) также посвящен теме полицейских обысков, в нем старый пристав Гундосов рассказывает молодому о придуманной им теории такого «грязного» дела как обыск. Гундосов уверен, что «настоящий, хороший обыск не должен проходить безрезультатно».

Яркий пример сатиры можно найти в фельетоне Кара-Мирзы «Очень просто» (1908, 30 июля), где автор высмеивает полицию, которая делит людей на «благонадежных» и «неблагонадежных» с помощью букв «Ђ» и «Ъ». Пример сарказма можно наблюдать в фельетоне Кара-Мирзы «Старое счастье» (1911, 12 янв.). Ирония, сарказм, гротеск как сатирические приемы также встречаются в таких фельетонах: «Нашествие печенегов» Кара-Мирзы (1911, 6 янв.); «Старая погудка» (1908, 20 июня) и «Полетели» (1909, 7 нояб.) Н.А. Глущука; «Наши за границей» (1909, 2 июля) и «Обывательское» (1909, 4 авг.) В. Азова и т.д.

Довольно часто сатирический образ строится на гиперболизации или гротеске. Так, гиперболизация используется и в фельетоне Н.А Коваля (Н.А. Глущука) «На будке» (1908, 16 июля). Здесь автор, чтобы показать глубину горя, ненависти и бессилия человека, у которого поезд, «железный зверь», отобрал то единственное, что у него было, его спутницу жизни, его женщину, гротесково показывает психологическое напряжение героя: «…он метался…, обхватив скамью руками, зубами впиваясь в дерево и грыз его с рычанием зверя», «окровавленными руками в исступлении ломал дерево и рвал одежду». Совсем иная функция гиперболы в фельетоне «На чашку чаю» (1908, 30 нояб.) Н.А. Коваля. Так, показывая купеческий нрав, он пишет, что герой «проглотил двадцатый стакан чаю с малиновым вареньем».

Следуя за Н.В. Гоголем и М.Е. Салтыковым-Щедриным, фельетонисты в некоторых случаях используют «говорящие» фамилии для своих героев, а иногда и «говорящие» названия. Например, Смертоубойск – такое страшное и кровавое название носит городок, где приводятся в исполнение смертные приговоры, то есть где убивают людей (фельетон «Очень обижался» Кара-Мирзы (1909, 16 апр.). Или горе-учителя, которые не имеют педагогического образования, а являются военными, зато «благонадежными» людьми. Они невежественны и глупы, не преподают ничего, кроме гимнастики, муштры и маршировки. Недаром фельетонист дает им такие фамилии: Гнида и Шомпол–Похмелье. Обладатель первой, скорей всего, является настоящим паразитом «на теле» образования, который мешает, губит и разрушает все, что было уже создано настоящими, но «неблагонадежными» учителями. Шомпол–Похмелье просто грубый «солдафон», сторонник казарменного обучения и горький пьяница. Автор высмеивает произвол властей, допустивших к обучению детей таких людей, а также то время, в котором возможны такие учителя («Школа будущего» Кара–Мирзы (1909, 21 апр.).

Часто в фельетонах используется форма пародии. Особенностью пародий в газете «Вятская речь» является то, что в большинстве случаев они представляют собой «перепев»: авторы используют известную литературную форму для того, чтобы у читателя возникали определенные ассоциации. Так, Никто Не пишет «Оду голоду» (1911, 13 окт.). Никто Не — псевдоним поэта и прозаика В.П. Чекина, который печатался в «Вятской речи» в 1911—1912 гг. «Ода голоду» — само название уже содержит сатирический контраст. Такой прием использовал М.В. Ломоносов в своем сатирическом произведении «Ода бороде» (1756—1758). «Ода голоду» – это сатира на власти, из-за которых народ голодает и умирает. Сама Смерть сочиняет хвалебную песнь Голоду, своему «другу» и «приятелю», а также главному помощнику в ее нелегкой работе палача.

Примером политической пародии на конкретного человека является произведение «Жалобы Дубровина» автора Никто Не (1911, 19 окт.). Автор использует форму лирического стихотворения Шиллера «Жалобы девушки», только вместо девушки жалуется лидер черносотенцев А.И. Дубровин4. Он жалуется на падение власти правого порядка в Китае, где в 1911 г. произошла революция.

В газете встретились два «перепева» с использованием форм литературных произведений Н.В. Гоголя. «Современная повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Кара-Мирзы (1909, 17 сент.) – это политическая сатира о конфликте между видными политическими деятелями, генералом Думбадзе5 и Бекманом6 из-за вопроса о евреях. В этом произведении автор с возмущением разоблачает беззакония генералов, говорит о притеснениях и бесправии евреев, которых генерал наделяет эпитетом «жид порхатый». Иван Никифорович судит у себя на участке «совершенно ни за что» хорошего господина, который обидел «жида» (иронизирует автор). Иван Иванович возмущен этим «невиданным нарушением приличий» (опять ирония автора). Получается, таким образом, что обидеть бедного еврея – это не нарушение приличий, а вполне обычное дело, на которое и обращать внимания-то не стоит. Иван Иванович считает, что «жида порхатого» нужно засудить, туда ему и дорога. В конце произведения автор горько восклицает: «Что такое закон? Когда речь идет о Гапкином свояке, личности всем известной?»

В фельетоне-пародии «Отрывок из «Ревизора» Гиперболы (И.В. Захватаев) (1914, 23 апр.) литературная форма явно указывает на источник — комедию «Ревизор» Гоголя. В основу легли реальные события, взятые автором из газетной хроники. В ней сообщалось, что архиерейских певчих лишили постельного белья; бани у них не было больше месяца, сахару едва дали по фунту, кормят «скверной бочечной рыбой, покрытой ржавчиной». Зато двум приехавшим лакеям вновь назначенного епископа «подается осетрина и прочее, белье и посуда чистенькая». Автор переделывает отрывок из комедии «Ревизор», где городничий и его жена с дочерью расспрашивают слугу Хлестакова, Осипа, о вкусах и пристрастиях хозяина, на что, кроме всего прочего, Осип отвечает, что хозяин любит, чтобы и его слуг хорошо кормили и принимали. В пародии Гиперболы роль слуги-лакея выполняет тоже Осип (имя не изменено), введены роли певчих и Плишкина – эконома архиерейского дома (здесь тоже перекличка с гоголевским Плюшкиным), который все старается угодить новому начальству. Автор мастерски высмеивает общественные пороки: чинопочитание, «лакейство», угодничество. Эконом Плишкин пресмыкается не только перед архиереем, но и перед его лакеем. Обиженные певчие так говорят об экономе: «Лакей лакеем и умрет». Плишкин заказывает повару много всякой еды для архиерея. А для певчих приказывает сварить суп из подошв старых архиерейских сапог, а голенища изжарить на масле, которое осталось от покраски крыши.

Можно отметить в «Вятской речи» такие фельетоны-пародии, как: В. Азов —«Жизнь русского человека» (1908, 23 апр.), Гипербола — «Сказка про белого бычка» (1913, 25 авг.), Перо — «Хождение души бедняка» (1916, 16 янв.) и др.

Встречается в «Вятской речи» такой сатирический жанр, как басня. Тематика басен продолжает традиционные темы газеты: чаще это сатира на политических деятелей, на притеснения редакторов «Вятской речи», антиклерикальная тема, изображение тяжелой жизни крестьян и т.п. В своих баснях авторы продолжили традиции блестящего баснописца И.А. Крылова.

Кара-Мирза был и мастером басни. Две его басни написаны на самую злободневную тему «Вятской речи» – о гонениях и притеснениях газеты. Басня «Две бочки ехали…» (1910, 5 янв.), в которой автор иносказательно повествует о двух печатных органах, сравнивает их друг с другом:

Два было органа.
Один,
Как «положенья господин»,
Субсидий жиром подкреплялся,
Но…«господами» лишь читался.
Другой —
Всегда с истерзанной душой,
По «одиночкам» он слонялся…
Всегда в гробу одной ногой…

В.А. Азов в фельетоне «Из дневника гражданина» (1908, 3 апр.), высмеивая и обличая глупые и вредные законы, которые принимает Государственная Дума, пишет, что «…сегодня новый закон выйдет, чтоб в среду и пятницу печей не топить и есть всухомятку…». Это явная перекличка с щедринскими глуповцами.

К большому сожалению, современная журналистика уходит от острой сатиры на действительность, утрачивает традиции сатирических жанров. Сатирическая тематика вятских газет начала ХХ в. не получила должного освещения в научной литературе, хотя, на наш взгляд, довольно актуальна и современна.

Приложение

В газете за 1908 г. помещен любопытный фельетон «Потрясения и землетрясения», в котором поднималась проблема борьбы с пьянством. Нам кажется, что фельетон заслуживает внимания и сегодня. Автор этого фельетона — известная поэтесса О.И. Чюмина, писавшая под псевдонимом Бой-Кот.

«Человек, хотя и купил это вино,
но знай, что ты пьешь яд.
Второй бутылки не покупай»
«Министерство финансов»
(Из проекта Челышева)

Деп. Челышев7
Во спасенье многих пьяниц —
Увенчаем горло скляниц
Мы «адамовой главой».
Бюджет
Вижу в том себе изъянец,
Да такой, что волком вой!
Деп. Челышев
Надпись сделаем благую:
«Пил одну, не пей другую,
Не казенное вино —
В них отраву пьешь давно!»
Правые гололобые8 и др.
Он казенное порочит?
Он себя куда пророчит?
(Кивают на статью о «возбуждении»)
Деп. Челышев (с размахом)
И под надписью такой
Подмахнем живой рукой
Мы — «финансов министерство»!
Правые
Это чуть — что не эсерство!
Бюрократия
Одного из трех китов
Из-под нас он взять готов!
Сидельцы и радельцы9
Поднимаешь руку ты ль
На казенную бутыль?
Деп. Челышев (скромно)
На одне лишь этикетки!
Мало ль что напишешь детке.
Разные ведомства (не слушая)
Если б пьянство кто пресек —
Мы окажемся a sec10!
Голос 1-й
Если станут пить бульоны —
Где же мы возьмем мильоны?
Голос 2-й
На Амуры, на суда,
И еще — туда сюда!
Чайная
Если Русь не будет пити —
Как же нам с союзом быти?
Уж и так идут «в пуски»
Добровольные шинки.
Один из них (вздыхая о 3936 потерянных часах)
Нынче, братцы, не без риска
Обстоит и дело сыска:
Пуришкевич11 хоть сейчас
Обещает гривну в час,
Но в союзе час неровен –
Не заплатит нам Дубровин.
Гололобовы
Спосылайте в деле оном
(Не валандаясь с законом),
За Думбадзе Соломоном.
Он бы дело разобрал.
Где Думбадзе-генерал?..
Телеграмма (случайная)
В Ялту отбыл в воскресенье —
Прекращать землетрясенье!»
Бой-Кот.

Фельетон является сатирическим откликом на попытку депутата III Государственной Думы, левого октябриста М.Д. Челышева провести проект обязательного печатания на этикетках бутылок со спиртными напитками антиалкогольных призывов. Поскольку доход от питейного дела составлял одну из основных доходных статей бюджета, предложение Челышева было отвергнуто представителями правительства и правым большинством.

Примечания

1. Вят. край. 1907. № 127, 132.
2. Вят. жизнь. 1906. № 27, 36.
3. Вят. край. 1906. № 78.
4. А.И. Дубровин (1855—1918) — правый депутат Государственной Думы, один из лидеров «Союза русского народа».
5. И.А. Думбадзе (1851—1916) — градоначальник Ялты, генерал.
6. И.К. Бэкман — дворянин, присяжный поверенный, один из руководителей «Прогрессивного блока».
7. М.Д. Челышев — депутат III Государственной Думы от фракции октябристов.
8. Гололобые — правые.
9. Сидельцы и радельцы — торговцы водкой.
10. a sec (etre a sec) — (быть) без гроша.
11. В.М. Пуришкевич (1870—1920) — один из лидеров «Союза русского народа» и «Союза Михаила Архангела».