Воспоминания и размышления об отце Алексии (Сухих)

Ю. Л. Костин

...Помню ли я отца Алексия? Его трудно было бы не запомнить. Отец Алексий — из когорты личностей, которые не забываются.

...Что вспоминается в первую очередь? Пожалуй, его улыбка. Вообще-то улыбки бывают самые разные и самого разного оттенка. Здесь уж зависит от личности того человека, которого оцениваешь на первый взгляд. А первое мнение частенько не обманывает, потому как в этом задействована интуиция, а интуиция — это категория из области подсознания, из тех чувств, которые мало подвергаются переоценке.

Мы встречались с отцом Алексием несколько раз.

Кто это — мы? Съёмочная бригада телевизионных передач краеведческой направленности — «Из прошлого Вятки» и т. п. Мы объездили весь наш край и не раз посещали Вятские Поляны, где отец Алексий нёс свою службу.

Поверьте, с приходскими священниками нам нередко приходилось встречаться. Отец Алексий выделялся из их числа какой-то своей особинкой.

Я уже отметил его улыбчивость и доброжелательность. Если вы входили в православный храм, то обращали внимание на иконописные лики, которые присутствуют здесь и как бы тоже участвуют в службах. Так вот, как правило, лики те довольно суровы. И это понятно, потому что принадлежат великомученикам, а также святым. Здесь нет места радостям обыденной жизни. Вольно или невольно, но приходские священники каким-то образом впитывают эту суровость и несут на себе отпечаток величия православного храма.

Отец же Алексий сумел быть величественным и, вместе с тем, сохранить радости повседневной обыденности, сумел дарить окружающим свой оптимизм и жизненную силу. «Бог есть любовь». Это определение и высвечивалось у него на лице, заражая своим оптимизмом и уверенностью, что жизнь-то наша при всех её сложностях и трудностях имеет массу положительного восприятия, которые надо разглядеть и принять душой. Через положительные эмоции крепнет душа, а через окрепшую душу мы воспринимаем и то будущее, которое мы выстраиваем сами, свой мир.


Отец Алексий (Сухих) на Крупинских чтениях. Кильмезь.
Фотография Станислава Шаклеина

Отец Алексий был не просто приходским священником, а Пастырем из той библейской категории, которые не только ведут людей за собой, указывая им верный путь, но и воспитывая их мудрым советом или личным примером, а, может, проповедью, а то и просто своим присутствием. Он был авторитетен, если уместно здесь такое сравнение, и авторитет этот не оспаривался, был безусловным и истинным.

Мы не раз бывали у него дома и присутствовали во время домашней трапезы. Я до сих пор отчётливо помню, как мы стояли все, а он читал молитву и благодарственные слова о хлебе насущном, который «даждь нам днесь». Он говорил много, и слова его были наполнены истиной.

Знаете, я человек, чтению совсем не чуждый, и частенько получается так, что, заходя в чей-то дом, я первым делом обращаю внимание на книжные полки. На качество содержания, их заполняющее. Так вот, это был человек образованный разносторонне. Здесь была мировая классика и классика русская, а также советская, литература богословского содержания соседствовала с философской, а книги по медицине перемешаны были с трактатами по психологии и даже, кажется, хотя могу ошибаться по прошествии времени, эзотерике. Видно было, что хозяин дома серьёзно изучает природу мироздания и имеет ярко выраженный аналитический ум.


Съезд краеведов Кировской области.
У входа в библиотеку им. А. И. Герцена. Отец Алексий в центре. 1999 г.

От Бога всякому человеку даётся, кроме души, ещё талант, совесть и чувство самоидентификации, того, как именно он себя находит в этом мире. И все эти параметры отец Алексий применял в полной мере. Человек — это звучит гордо. Вот так бы сказал об отце Алексии всякий, его знающий.

Приведу всего лишь один пример, чтобы не быть голословным. Но начну чуть со стороны. Православная церковь базируется на покаянии. Покаялся, получил отпущение грехов и облегчил тем душу. Часто люди с нечистой совестью таким образом ищут себе оправданий через покаяние, внесение платы на храм и всё такое прочее... Как мы помним, и сам апостол Пётр ещё до встречи с Учителем разбойничал и именовался Симоном. Но потом он кардинально изменился, получил имя «Скала» и даже возглавил Христианскую церковь после Вознесения Господня.

Это я к тому, что, когда принимаются пожертвования, обычно не уточняется, откуда пришли те или иные деньги. Вот только не в этом случае. Когда отец Алексий задумал строительство храма, принимая от людей средства на строительство, он уточнял происхождение тех денег. Видимо, в тех случаях, когда его одолевали сомнения, насколько деньги чисты.

Так или иначе, но после завершения строительства он показывал нам фотографии хода вокруг нового храма, с иконами и хоругвями, и чётко был виден крылатый силуэт впереди той процессии. Я сам те фотографии видел, и не только я. Наш оператор Владимир Подлевских, выпускник ВГИК, то есть дипломированный специалист в делах фотографии и кинематографии, вынес резолюцию, что здесь нет дефекта плёнки либо какой рефракции света. То есть всё было предельно серьёзно и очевидно.

При всём благодушии отца Алексия чувствовалось, что быть великим душой ему даётся трудно. Если поддаться соблазнам и идти по течению жизни, со всеми её особенностями устройства социальных отношений, то можно легко устроиться и безобременительно существовать в самом разном ранге, сане или титуле. И надо быть человеком истовой веры, чтобы суметь удержаться, остаться собой и быть верным тем правилам, которые избрал раз и уже на всю жизнь, со всеми её суровостями и даже несправедливостями.

Надо ведь не просто дать страждущему правильный совет, но и самому жить по канонам, без исключений и оглядки, в каждодневности порядка, рука об руку с совестью и ощущениями правого дела. А сие не каждому по плечу, далеко не каждому. Носитель такого образа жизни частенько выпадает из системы взаимоотношений, и это один из видов искуса — поддаться и быть, как все. Но отец Алексий был и остаётся в нашей памяти таким, особенным, в памяти нашей поселившимся.

А ведь такой пример жизни, можно сказать, — по-настоящему праведной, и нам облегчает в чём-то жизнь. Наверное, своим примером. «Делай, как я». Такой вот принцип. Попробуй жить, как жил отец Алексий. Это трудно, но эта трудность воспитывает и укрепляет душу.

И ещё. Занимаясь литературой, среди прочего, я написал повесть «По ту сторону сна». Один из главных героев в ней — приходской священник, отец Матвей. Сюжета я пересказывать не стану, скажу лишь, что прототипом отца Матвея взял образ отца Алексия Сухих.