Главная > Выпуск №29 > Управление системой образования...

Управление системой образования Кировской области в 1940–1980 годы

Н. Л. Головизнина

Для последовательного проведения государственной политики в сфере образования в стране создаются соответствующие государственные органы управления. Управление системами образования — одна из самых актуальных проблем данной сферы. Оно имеет прямое отношение к качеству и эффективности в работе образовательных учреждений. Под управлением понимается деятельность, направленная на выработку решений, организацию, контроль, регулирование объекта управления в соответствии с заданной целью, анализ и подведение итогов на основе достоверной информации.

Конкретная организация, формы и методы управления образованием во многом зависят от особенностей политических, экономических и культурных традиций общества, от специфики государственного устройства и права. Что касается российского образования, системы его управления, то можно определённо сказать, что развитие его шло в недрах государственно-политической системы. История органов управления системой образования, функционирующая в масштабах нашего края, не является в данном плане исключением.

В декабре 1936 г. Кировский край преобразован в область, в связи с чем в этом же месяце был создан отдел народного образования Кировского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (с 1939 г. — Совета депутатов трудящихся). Облоно подчинялся облисполкому, а в ведомственном порядке — Министерству просвещения РСФСР (до 1946 г. — Наркомпросу РСФСР).

Основными функциями облоно в момент создания были следующие: дальнейшее проведение реформы школьного дела, осуществление всеобуча, забота о материальном обеспечении просветительной работы в пределах области, обеспечение просветительных учреждений квалифицированными кадрами, пропаганда идей советского просвещения среди населения, выработка наиболее целесообразных организационных форм, программ и приёмов просветительной работы, руководство работой районных отделов народного образования и просветительных учреждений, связь просветительной работы с деятельностью партийных и профсоюзных органов, а также с работой хозяйственных органов, контроль и наблюдение за точным и своевременным исполнением подведомственными учреждениями постановлений и распоряжений вышестоящих органов по народному образованию.

Документы Государственного архива Кировской области дают ясное представление о структуре аппарата облоно. Общая численность равнялась 72 сотрудникам и распределялась по следующим секторам в соответствии со штатным расписанием: руководство, сектор начальной школы и педтехникумов, сектор средних школ, сектор школ для взрослых, сектор библиотек, группа детсадов, сектор домов культуры и клубов, сектор детских домов, сектор планово-хозяйственный, сектор главной бухгалтерии, строительный отдел, сектор литературы и издательства, спецотдел, управление делами1. В 1938 г. был упразднён сектор литературы и издательства и организован сектор по заочному обучению учителей. В 1941 г. сектор начальных школ и педучилищ и сектор средних школ объединили свою работу в секторе школ и педучилищ.

Результативность деятельности главного органа управления системой образования региона обычно определяется качеством и эффективностью работы образовательных учреждений всех уровней. Официальная статистика свидетельствует, что уже к 1934 г. в области было, в основном, завершено введение всеобщего начального обучения. На очереди стояло расширение семилетнего и десятилетнего обучения детей, как в городе, так и в деревне. В 1937 г. семилетним образованием было охвачено 80,2 % детей, в 1939 г. — 84 %; десятилетним в 1937 г. — 33,2 %, в 1939 г. — 36,3 %2.

Не позволяя усомниться в истинности данных цифр, всё-таки есть необходимость обратиться к приказам облоно того времени и прийти к выводу, что данные показатели давались ценой невероятных усилий. Так, в ходе проверки, которая осуществлялась всеми заведующими роно и гороно с помощью комсомольских организаций, лёгкой кавалерии секций сельских советов, профсоюзных организаций и горсоветов с целью выявления охвата всеобучем детей 8—11-летнего возраста, установлено, что в ряде районов области результаты были неутешительными, вскрывались факты подтасовки данных и т. д.

Заведующим районных отделов народного образования и гороно неоднократно и в самой категоричной форме указывалось на неудовлетворительное состояние работы по обучению неграмотных. Так, в Кумёнском районе данная работа была фактически сорвана. Из 1 168 учтённых в районе неграмотных на 10 ноября 1937 г. обучалось 682, из 8 неграмотных и 79 малограмотных допризывников обучалось только 5. Последним уделялось особое внимание, так как было выявлено, что 44 % неграмотных и 70 % малограмотных допризывников 1917–1918 гг. рождения не обучаются. Нетерпимое положение с выполнением важнейшей политической задачи — дать грамотные кадры призывников в Красную Армию — объяснялось нежеланием учителей применять в ряде случаев гибкие формы обучения (индивидуальное, небольшими группами по месту работы, с отрывом от производства), а также тем, что данная работа не была подкреплена материальной базой (общежитие, питание за счёт бюджета)3.

Учитывая, что шёл уже 1938 г., естественно, одной из причин провалов являлись «происки врагов народа». В список «врагов» попадали учителя, за которыми было, якобы, замечено проявление великодержавного шовинизма в отношении учащихся (обзывание татарином), восхваление германских фашистов, нарушение государственной трудовой дисциплины и т. д.

При этом на основные причины — отсутствие у школ надлежащей материальной базы и подготовленных учителей — прямо не указывалось. Проблема учительских кадров буквально лежала на поверхности. Архивный документ того времени свидетельствует, что в ходе проводимой аттестации учителей было вскрыто множество фактов, связанных с незнанием отдельными учителями предмета: уроки проводились по учебнику, ответы учеников строились на зазубривании. Были случаи самовольно оставлявших работу в школах. Не случайно, что многие из учителей были не аттестованы.

Фактически проблема учительских кадров не сходила с повестки дня облоно. Строго отслеживался каждый выпускник педагогического учебного заведения. В области в 1930–1940 гг. было три учительских института, Кировский педагогический институт, 11 педагогических училищ, находящихся в ведении облоно. При педучилищах были организованы шестимесячные курсы для подготовки учителей 1–4 и 5–7 классов. Строго контролировалось комплектование школ всех типов новыми кадрами, а также обеспечение инспекторами районных отделов народного образования4.

Много внимания уделялось распространению опыта работы лучших учителей. Во исполнение приказа Наркомпроса от 15.11.1937 г. № 244 и постановления пленума облисполкома о работе школ всем заведующим районными отделами народного образования для повышения качества работы во всей школьной сети приказывалось представить план конкретных мероприятий по изучению и использованию опыта лучших учителей. В плане предлагалось отразить написание монографий о лучших школах и учителях, организацию выставок-передвижек с показом работы лучших учителей, издание листовок, освещение передового опыта в печати, на радио, в газете «За коммунистическое просвещение». Активно применялись методы материального поощрения учителей. Не оставался незамеченным и труд управленцев. Так, в честь двадцатилетия Великого Октября отмечалась работа лучших ударников — сотрудников аппарата облоно. Они премировались (если сравнить с окладом заведующего облоно — 640 руб.) значительными суммами: В. В. Баринов — 450 руб., М. Н. Шурыгина — 300 руб., В. Н. Смирнов — 350 руб., Г. Монаков — 350 руб., В. В. Фролова — 250 руб., Т. Л. Мамаева — 200 руб., Т. Б. Боталёва — 200 руб.5

Более того, облоно выступало инициатором и организатором далеко не традиционных форм поощрения учительского труда. Далее приведённый пример касается молодых учителей, большинство из которых ещё не бывали в областном центре. С 25 июня по 15 августа 1937 г. 800 учителей из сельских школ по путёвкам облоно, оргбюро союза учителей и обкома ВЛКСМ посетили г. Киров с целью повышения культурно-образовательного уровня. Для них читались лекции, проводились вечера самодеятельности, организовывалось посещение кино и театров. При этом был задействован весь аппарат областного лекционно-экскурсионного бюро6.

В 1938 г. при облоно был организован институт усовершенствования учителей, который развернул активную работу по переподготовке работников народного образования, выпуску методических разработок и инструкций.

Раскрывая тему о деятельности облоно в довоенный период, необходимо назвать имена тех, кто возглавлял в те годы главный орган управления системы образования региона. В числе первых заведующих облоно были Давид Борисович Марчуков и Иван Афанасьевич Люсов.

Д. Б. Марчуков. Из семьи рабочих. Воевал против Деникина, англо-французских интервентов, петлюровцев, белополяков. В апреле 1919 г. принят в ряды ВКП(б). Образование высшее политическое и педагогическое. Окончил Академию коммунистического воспитания им. Крупской в Москве. Одно из последних мест работы до начала заведования Кировским облоно — заведующий сектором вузов Наркомпроса7.

И. А. Люсов. Горьковчанин. К 1936 г. за его плечами была учительская трёхгодичная школа и экстернат на звание учителя (1912–1915 гг.), вечерний педфак (обществоведческий факультет) и аспирантура Горьковского пединститута (кафедра педагогики). Он был заместителем заведующего отделом школ и научных учреждений ОК ВКП(б). Член ВКП(б) с 1927 г.8

И Марчуков, и Люсов в 1938 г. оказались в списке «врагов народа». Дело в том, что в конце 30-х годов организации школьного дела партийные и государственные органы уделяли особое внимание. В постановлении президиума Кировского областного исполнительного комитета от 15 августа 1938 г. «О работе школ области за 1937–1938 уч. г.» отмечались как положительные сдвиги в этой области, так и недостатки: отсутствие планирования работы в ряде школ, сухое и неинтересное преподавание, слабое использование актуального материала, низкий профессиональный и общеобразовательный уровень значительного числа педагогов. При этом замечалось, что виноваты во многом были не сами учителя, а сложившаяся бюрократическая система, обрекавшая педагогов на подобный формализм. Более того, руководящие органы видели главную причину в другом, считая, что в некоторых школах свили гнёзда и прочно укоренились остатки педологических извращений, а поэтому учителя часто не хотят видеть причину неуспеваемости в качестве преподавания, а ищут её в самих учениках, ссылаясь на их лень, домашние условия. Другая причина заключалась в том, что вся работа бывшего «вражеского» руководства облоно (Марчуков, Люсов) была направлена на развал школы, на срыв коммунистического воспитания учащихся. Также в докладной записке по итогам аттестации учителей Кировской области отмечалось, что «бывшее вражеское руководство облоно абсолютно не руководило работой аттестационных комиссий». Аргументы при этом предъявлялись следующие, что «бывший зав. облоно Люсов — враг народа — направил в качестве членов и председателей аттестационных комиссий двенадцать заведующих районных отделов народного образования. В результате эти товарищи были значительное время оторваны от своей производственной работы в самый ответственный период — подготовки к зимним совещаниям учителей. Из всего количества аттестованных учителей меньше половины получили звание учителя, ни одному учителю не присвоено звание заслуженного учителя. Причиной этого является то, что враг народа Марчуков умышленно не желал учить массы учителей на опыте передовых учителей области, стремился приглушить инициативу, стремление учителей добиться высокого качества учебно-воспитательной работы»9. Не случайно, и приказ облоно о создании института усовершенствования учителей от 19.10.1938 г. уже подписан не Люсовым, а новым заведующим Николаем Алексеевичем Родионовым. Известно, что он — уроженец Ленинградской области, из семьи крестьян. Окончил гуманитарное отделение педагогического техникума им. Ушинского по специальности — учитель начальной школы, общеэкономический факультет педагогического института им. Герцена. С 1931 г. — член ВКП(б)10.

Годы Великой Отечественной войны — особая страница в истории образования. Уже осенью 1941 г. стало абсолютно ясно, что система образования в стране переживает серьёзнейший кризис, главным показателем чего явилось прекращение обучения в школе громадного количества учащихся. Так, только в течение 1941–1942 гг. из школ Кировской области выбыло более 42 тыс. человек. Негативно сказались на школе также уход на фронт директоров и учителей, передача школьных зданий под госпиталя, предприятия, учреждения, переход на двух-, трёх- и даже четырёхсменные занятия; скученность детей; неблагоприятная эпидемическая обстановка, антисанитария; голод, катастрофическая нехватка учебников, букварей, книг для чтения, тетрадей, школьных принадлежностей — и это далеко не полный перечень тех трудностей, что испытала школа в годы лихолетья.
Общая тяжёлая ситуация в школе в Кировской области усугублялась ещё и тем, что на её территорию было эвакуировано около 250 тыс. детей из оккупированных врагом областей страны, что требовало значительного расширения сети детских домов, интернатов при школах. Состав учителей в области также увеличился за счёт эвакуированных педагогов. Всего было принято на работу 1215 эвакуированных учителей, в основном, из Москвы, Ленинграда и Ленинградской области11.

Перестройка на военный лад оказала глубокое влияние на все стороны жизни школы. В аппарате управления системой образования области должны были произойти серьёзные перемены, военное время требовало быстрого и чёткого реагирования на возникающие проблемы и их устранение.

Изменения коснулись структуры облоно. Так, сектор по заочному обучению учителей и сектор библиотечный были упразднены, их функции перешли, соответственно, сектору школ, педучилищ и домов культуры и клубов. Вновь были организованы сектор кадров и группа по учёту и статистике. Военная обстановка в стране потребовала введения в аппарате облоно должности инспектора по военной подготовке (в секторе школ и педучилищ), а в 1944 г. в аппарате облоно работала группа военного обучения. В этом же году были ликвидированы строительный отдел, функции его стал исполнять один инспектор и сектор школ взрослых. В секторе детдомов и интернатов была введена должность инспектора по патронированию и трудоустройству детей. Сектор домов культуры переименован в сектор политпросветработы, сектор управления делами — в административно-хозяйственный.

Основные усилия облоно направлены на решение главной задачи, стоявшей перед школой, — сохранение, а затем и расширение сети школ. Закон о всеобуче оставался незыблемым. И надо отметить, что благодаря своевременно принятым государственным мерам, самоотверженному труду учительства процесс снижения общеобразовательного уровня в стране был приостановлен. Напряжённая работа по осуществлению всеобщего обязательного обучения дала ощутимые результаты. В годы войны в Кировской области расширился приём учащихся с 63 тыс. человек в 1940 г., до 83 тыс. человек — в 1944 г. По состоянию на 1 ноября 1943 г., в школах области обучалось свыше 218 тыс. детей, или 98 % к числу подлежащих обучению. Увеличилось по сравнению с довоенным уровнем количество общеобразовательных школ: в 1940/1941 г. их насчитывалось 1988, в 1945/1946 — 233312.

Среди возглавлявших в годы войны областной отдел народного образования — Дмитрий Васильевич Ванеев, Андрей Аверьянович Писемский, Александр Степанович Ходырев.


Д. В. Ванеев

А. С. Ходырев

Д. В. Ванеев — уроженец Кировской области. Член ВКП(б) с 1925 г. Окончил Кировский педагогический институт. До назначения заведующим облоно был председателем Лебяжского райисполкома. В январе 1942 г. призван в ряды Красной Армии13.

С марта 1942 г. по февраль 1944 г. облоно возглавлял А. А. Писемский. Он окончил исторический факультет пединститута им. А. Герцена в Ленинграде. У нас начинал деятельность как уполномоченный Ленинградского горисполкома по Кировской области в 1941 г.14

16 февраля 1944 г. заведующим облоно назначен А. С. Ходырев. Он родился в 1905 г. в д. М. Чернушка Ржанополомской волости Вятского уезда в семье крестьянина. Образование получил в I Московском государственном университете. Окончил три курса факультета общественных наук, перевёлся заочно в Кировский педагогический институт на исторический факультет. Член ВКП(б) с 1928 г. Работал воспитателем детского дома в с. Вожгалы, преподавателем школы крестьянской молодёжи в с. Полом, заведовал школой ІІ ступени в с. Чепца Просницкого района Вятского уезда, был директором Омутнинского педтехникума, ответственным редактором омутнинской районной газеты «Голос рабочего», секретарём Омутнинского РК РКП(б), инструктором Кировского крайкома ВКП(б), зав. отделом Кировского краевого и областного комитета ВЛКСМ, одновременно редактором газеты «Комсомольское племя», был преподавателем Кировского педучилища, директором Шабалинского педучилища и, наконец, сначала заместителем заведующего, а позднее и заведующим Кировским облоно. Избирался депутатом Кировского областного Совета. Награждён медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг."15 С 1952 г. заведовал Крымским облоно, был начальником управления кадрами Министерства просвещения РСФСР, в 1955–1961 гг. работал в центральном аппарате Министерства просвещения РСФСР, был заместителем начальника учебно-педагогического издательства министерства. Таков послужной список Александра Степановича. Известен он и как литератор, автор пьес «Дружный отпор», «Отцовская власть», романа «Передел земли». И ещё одна из страниц его биографии: в декабре 1937 г. был арестован органами НКВД, исключён из партии «за связь с врагами народа», в январе освобождён без суда за отсутствием состава преступления, реабилитирован, восстановлен в партии16.

Возвращаясь к деятельности в «кировский период», хочется сказать, что на Александра Степановича Ходырева, возглавляемый им аппарат управления легла ответственность за состояние системы образования края не только в последние годы войны, но и в тяжелейшее послевоенное время. С переходом к мирному времени аппарат управления системой образования перетерпел некоторые изменения: функции по руководству культурно-просветительными учреждениями были переданы отделу культпросветработы при облисполкоме, сектор политпросветработы был упразднён, в секторе школ и педучилищ введена должность инспектора школ рабочей и сельской молодёжи. Сократился объём работы группы военного обучения, поэтому она была ликвидирована в 1947 г. Вместо неё в секторе школ и педучилищ был оставлен один инспектор по военному обучению. И надо сказать, что вплоть до 1955 г. каких-то серьёзных изменений в структуре аппарата не происходило. В 1955 г. в связи с сокращением в области педучилищ сектор школ и педучилищ стал просто сектором школ, хотя продолжал осуществлять руководство и контроль за деятельностью педагогических училищ. Объединили свою работу секторы: детских домов и дошкольного воспитания; планово-хозяйственный и бухгалтерия. Функции сектора кадров стал осуществлять общий отдел. В 1957 г. была упразднена должность инженера-строителя. Функции контроля за строительством школ переданы управлению капитального строительства облисполкома. И, забегая несколько вперёд, необходимо сказать, что на основании постановления ноябрьского (1962 г.) Пленума ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 декабря 1962 г. в области вместо одного были созданы два областных Совета депутатов трудящихся и их исполнительных комитета — промышленный и сельский. При исполкомах были образованы два отдела народного образования: промышленный и сельский. В 1964 г. они вновь были объединены в один отдел17.

С 1949 г. в стране стало осуществляться всеобщее обязательное семилетнее обучение. В Кировской области, как и повсеместно, увеличилась сеть семилетних и средних школ, осуществлялся закон о всеобщем обязательном семилетнем обучении. Цифры свидетельствуют, что на начало 1950/1951 гг. количество школ составляло 2 353 (начальные, семилетние, восьмилетние, средние). В них обучалось 355,7 тыс. человек. В пяти высших и 32 средних специальных учебных заведениях в 1950/1951 учебном году насчитывалось 16,3 тыс. человек. За годы первой послевоенной пятилетки было подготовлено 15 926 специалистов.

Одной из актуальных задач всеобуча была ликвидация малограмотности той части молодёжи, которой из-за войны не удалось получить даже школьного образования. Эта задача решалась через открытие специальных школ. В 1951 г. в области на селе было 18 начальных и 103 семилетних школы сельской молодёжи, а также 13 классов начального обучения взрослых при общеобразовательных школах и 45 аналогичных классов при семилетках.

В условиях интенсивного развития системы народного образования постоянно ощущалась нехватка педагогических кадров. И это несмотря на значительный их выпуск педагогическими учебными заведениями: в 1952 г. КГПИ окончили 232 студента, учительские институты области — 403, педучилища — 29318.
В повестке дня работы облоно постоянными были вопросы, связанные с улучшением материального положения учителей, поощрением труда лучших. В 1950 г. из 759 учителей г. Кирова 226 имели ордена и медали, в т. ч. 33 человека — орден Ленина. В ноябре 1951 г. вновь появляются списки о присвоении почётного звания «Заслуженный учитель школы РСФСР» по Кировской области19.

В сентябре 1952 г. заведующим облоно назначается Николай Андреевич Сапожников. Окончил Кировский педагогический институт. В годы Великой Отечественной войны служил в 363-й стрелковой дивизии 30-й армии Калининского фронта под командованием И. С. Конева. Был начальником спецсвязи гвардейского корпуса, участвовал в боях под Москвой, под Сталинградом, в Донбассе. Награждён орденом Отечественной войны всех трёх степеней, орденом Красной Звезды, многими медалями. После войны работал заместителем заведующего облоно, зав. отделом культуры и быта редакции газеты «Кировская правда», заместителем заведующего отделом школ и вузов обкома партии. За вклад в развитие народного образования ему присвоено звание «Заслуженный учитель школы РСФСР», награждён почётными знаками Министерства просвещения СССР и РСФСР. За многолетний плодотворный труд отмечен двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почёта».

15 лет биографии Н. А. Сапожникова — время, когда он возглавлял облоно, — считаются знаковыми. Как отмечают многие, в коллективе облоно в эти годы царила атмосфера доброжелательности, справедливости, творческого азарта. Иначе и быть не могло, исходя из того, что переживала система образования области в эти годы. Из интервью Николая Андреевича, опубликованного в газете «Кировская правда» в мае 2002 г. можно определить то главное, на что направлены были усилия облоно в те годы: укрепление материальной базы учреждений народного образования, строительство в городах и районах школ, школ-интернатов, детских садов за счёт государственных средств, а также предприятий, колхозов и совхозов (в 1956–1973 гг. были построены школьные здания на 105505 мест). В каждом районе осуществлялось строительство жилья для учителей. В числе приоритетов для коллектива работников облоно — обеспечение всеобщего обязательного восьмилетнего обучения и создание условий для всеобщего среднего образования, введение кабинетной системы в школах, производственного обучения, создание широкой сети сельских ученических бригад, организация в школах музеев боевой и трудовой славы. Особое внимание уделялось обеспечению школ, особенно сельских, квалифицированными кадрами. Выпускники Кировского пединститута направлялись на работу в школы не менее чем на три года. Сложилась система повышения квалификации кадров через институт усовершенствования учителей. Во время руководства областным отделом народного образования Н. А. Сапожников уделял большое внимание учительству. Замечательная плеяда его учеников стала заслуженными учителями школ РФ, умелыми организаторами и руководителями учреждений образования края20.


Н. А. Сапожников

Ю. М. Головнин

Последним в списке, возглавлявших аппарат управления народным образованием края в доперестроечный период, значится Юрий Михайлович Головнин (1968–1987 гг.). Время, когда он стоял у руля управления системой образования, называют «застойным». Но многие историки оценивают его иначе — как самый благоприятный и плодотворный для отечественной школы за всю её историю.

В личном листке по учёту кадров Ю. М. Головнина записано, что он из семьи служащих, с апреля 1944 г. член КПСС, образование высшее — Кировский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина. Юрий Михайлович из поколения победителей. О его участии в событиях Великой Отечественной войны говорят боевые награды: орден Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды, медали «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Юрия Михайловича по праву называют уникальной личностью в истории образования Кировской области. Он считал делом всей жизни сделать школьное образование отвечающим запросам времени. Под его руководством Кировская область прочно удерживала передовые позиции во всероссийском соревновании ученических бригад, в движении по развитию учебно-опытных участков школ, закреплению педагогических кадров на селе, в строительстве объектов образования. Опыт Кировского облоно по трудовому обучению и воспитанию был одобрен Министерством просвещения РСФСР и рекомендован для использования другими регионами страны. Много внимания уделялось подготовке квалифицированных педагогических кадров. В 1970 г. 66 % учителей, работавших по основным предметам, имели высшее образование, а в 1985 г. — 94,5 %. Во многом этому способствовали совместные действия облоно и КГПИ по осуществлению двух пятилетних и одного двухлетнего планов по заочному обучению работающих педагогов. Много внимания в те годы уделялось патриотическому и нравственному воспитанию, которое обеспечивалось совместными усилиями школы, семьи и общественности.

Ну, а если учесть, что основным показателем качества народного образования в регионе являлось увеличение числа школ и учащихся, то в области в 1984 г. функционировала 1041 школа. Количество учащихся составляло 193 тыс. чел. В 46 ПТУ области обучалось 24 тыс. учащихся по 170 специальностям и профессиям21.

Последние годы руководства облоно Юрием Михайловичем совпали с реформой общеобразовательной и профессиональной школы, принятой в апреле 1984 г. Основные её направления сводились к трём тезисам: поднять жизненный уровень учителя, сделать общеобразовательную школу профессиональной и перевести школы на обучение детей с шести лет.

Двадцатилетняя служба Юрия Михайловича Головнина на ниве просвещения была отмечена орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, медалью «За трудовую доблесть», ему присвоено почётное звание заслуженного учителя РСФСР22.

Считается, что в дореформенный период (последняя реформа) функционирование органов управления образованием было всецело ориентировано на реализацию партийно-государственных установок, а сами они являлись составной частью идеологизированной системы управления в стране. Но, критикуя прежнюю систему управления, нельзя не отметить, что эта система была достаточно эффективна. Она была весьма экономичной и удобной, настроенной на самоотверженный труд и являлась одной из опор функционирующей тогда социальной системы. Во главе её стояли лидеры образования, безусловно, сильные и талантливые личности, способные решать поставленные государством задачи, мобилизовав на это все усилия системы. Но неплохо приспособленная к работе в стабильных условиях существующая система управления не могла уже приспосабливаться к изменившимся условиям в стране, она не была рассчитана на изменение и развитие. Всё это, в свою очередь, потребовало создания принципиально новой системы управления образованием в начале 90-х годов ушедшего столетия.

Примечания

1 ГАКО. Ф. Р-2342. Оп. 1. Д. 2. Л. 121.
2 Там же. Л. 1.
3 Там же. Оп. 1. Д. 2. Л. 139.
4 Там же. Л. 2.
5 ГАКО. Ф. 2342. Оп. 1. Д. 2. Л. 564.
6 Там же. Л. 283.
7 ГАСПИ КО. Ф. 1290. Оп. 17. Д. 2916. Л. 3–4.
8 Там же. Д. 274. Л. 4.
9 Помелов В. Б. Народное образование в 1917–1999 // ЭЗВ : в 10 т. [13 кн.]. Киров, 1999. Т. 9 : Культура. Искусство / сост. С. П. Кокурина. С. 84.
10 ГАСПИ КО. Ф. 1290. Оп. 4. Д. 17. Д. 4043. Л. 4.
11 ГАКО. Ф. Р-2342. Л. 2.
12 Там же.
13 ГАСПИ КО. Ф. 1290. Оп. 17. Д. 563. Л. 3.
14 Там же. Д. 3702. Л. 3.
15 Там же. Оп. 38. Д. 1530.
16 Там же.
17 ГАКО. Ф. Р-2342. Л. 7.
18 Очерки истории Кировской организации КПСС : в 2 ч. Киров, 1969. Ч. 2. С. 360.
19 Помелов В. Б. Указ. соч. С. 102.
20 Архив областной администрации. Ф. 2169. Оп. 47. Д. 792.
21 Головнин Ю. М. Лучше работать с кадрами // Народное образование. М., 1979. № 12.
22 Архив областной администрации. Ф. 2169. Оп. 48. Д. 122.