Исследователи природы Вятской губернии

А. А. Хохлов

В 2016 г. исполнится 150 лет со дня открытия П. В. Алабиным в губернском городе Вятке при публичной библиотеке музеума (ныне Кировский областной краеведческий музей).

Второе своё рождение музей получил в 1918 г., когда было принято решение о создании на базе бывшего алабинского музея нового государственного научного музея. Одним из первых подразделений музея стала естественнонаучная лаборатория. Конечно, в те годы не было готовых музейных работников, поэтому руководство музея стало делать ставку на студентов различных высших учебных заведений и даже школьников. Именно в естественнонаучной лаборатории, ставшей достаточно мощным краеведческим центром губернии, начинали работать молодые люди, прославившие в дальнейшем Вятскую губернию далеко за её пределами. Это А. В. Хабаков, М. П. Петров, Н. К. Разумовский, П. Н. Луппов, В. А. Поварницын, М. К. Хохряков, П. Н. Никольский и многие другие. Сегодня мы начинаем публикацию материалов о музейных работниках, часто забытых земляками.

Александр Васильевич Хабаков

Александр Хабаков родился 15 (28) июля 1904 г. в городе Кириллове бывшей Новгородской губернии (с 1937 г. Кириллов – районный центр Вологодской области)1. Через три дня он был крещён: в книге записи кружечных доходов Казанского собора за 1903–1907 гг. есть запись о том, что 31 июля 1904 г. в пользу причта было получено 3 рубля «за крещение у Хабакова»2. Будущий геолог появился на свет в семье начальника уездной полиции Василия Мануиловича Хабакова. Среди представителей этой фамилии были учителя и врачи. В «Памятной книжке Новгородской губернии на 1870 год» указан «губернский секретарь Мануил Тимофеев Хабак», который был учителем приходского училища в г. Белозерске, расположенном в сорока километрах от Кириллова3. Возможно, что это был дед будущего учёного. В «Памятной книжке Новгородской губернии на 1916 год» упоминается ветеринарный врач Судского участка Белозерского уезда Константин Мануилович Хабаков4. Вероятно, это дядя А. В. Хабакова.

Постановлением Кирилловского уездного исполнительного комитета от 3 сентября 1918 г. отец Александра был приговорён к расстрелу и уже 4 сентября был расстрелян5. Через несколько дней семья Хабаковых уехала в г. Вятку.

По приезду в г. Вятку Мария Михайловна Хабакова с четырьмя детьми поселяется в доме по ул. Кикиморской (ныне Водопроводная) в доме № 166. Девочки Ксения, Нина и Елена поступают учиться в трудовую школу Ι и ΙΙ ступеней (бывшая 5-я женская гимназия)7.

Своё обучение в школе Александр начал в г. Белозерске. Уже в г. Вятке Александр экстерном сдаёт экзамены за курс школы ΙΙ ступени (бывшее Александровское реальное училище), которая располагалась рядом с музеем8.

В 1918 г. при Вятском научном музее создаётся естественнонаучная лаборатория, в состав которой входил геолого-минералогический кабинет. Александр участвует в его деятельности с конца 1918 г., а в начале 1919 г. принят на работу его сотрудником9. Начинал он свою деятельность под руководством профессора П. А. Замятченского, который в это время возглавлял геологический кабинет. Затем деятельностью Александра Хабакова руководил горный инженер Н. К. Разумовский10. Позже именно с Разумовским Александра Васильевича связывали долгие годы дружбы.

Летом 1919 г. Александр Хабаков впервые самостоятельно исследует геологическое строение бассейна р. Великой11. Музейные работники оказывали помощь своим коллегам из уездных музеев. В 1921 г. сотрудники геологического кабинета подготовили и разослали в уезды инструкцию «Сбор образцов и описание строения минералов»12. Несомненно, среди авторов данной инструкции был Александр Васильевич.

А. В. Хабаков

Почувствовав нехватку знаний, в 1920 г. А. В. Хабаков поступает учиться в Вятский институт народного образования (ныне ВятГГУ) на физико-химический цикл13. С первых дней учёбы он посещал геологический кружок и изучал основы геологии под руководством преподавателей института14. После окончания 1-го курса Александр прервал обучение. При этом он поступает по совместительству на работу техническим служащим геологического кабинета института15. Следует оговориться, что тогда институт располагался в здании бывшего реального училища, то есть вместе с музеем. С нового учебного года Александр Хабаков даже проводил практические занятия со студентами по геологии. 12 июня 1922 г. специальная комиссия по регистрации студентов оставила А. В. Хабакова в списках студентов института как полностью выполнившего учебную повинность за 2-й курс16.

В марте 1921 г. А. В. Хабаков был командирован на ст. Мураши для сбора и доставки в музей палеонтологических предметов17. Возможно, именно во время этой поездки работники Мурашинского районного отдела народного образования уговорили Александра Васильевича перейти на работу к ним. По возвращении в Вятку он подаёт заявление об уходе из музея и переходит работать секретарём Мурашинского районо18. Судя по музейным документам, он оставался работником музея по совместительству.
Всё это время А. В. Хабаков продолжает активно изучать геологическое строение Вятской губернии. В 1922 г. Н. К. Разумовский, А. В. Хабаков и В. В Кротов выезжали на палеонтологические раскопки в район железнодорожной станции Котлас, где были обнаружены кости ящера пермского периода – парейазавра. Из этой поездки в музей было доставлено несколько костей ящера19. В 1922 г. А. В. Хабаков участвует в экспедиции Вятского НИИ краеведения по обследованию синегорских фосфоритов на р. Кобре20.

Летом 1922 г. А. В. Хабаков выезжал в г. Советск для знакомства с геологическими коллекциями местного музея, с окрестностями города в геологическом отношении21.

В этом же 1922 г. Александр Хабаков принял участие в Синегорской экспедициии, которой руководил Б. С. Лукаш. В ходе экспедиции им были обследованы каменоломня Старая Слуда около д. Чирки, обнажение близ Сретенской церкви г. Слободского, берег р. Вятки у с. Сырьяны, овраг у церкви у с. Мулино, колодец у д. Малые Лобаны-Новожиловы, берег р. Кобры у д. Бережана,  Полевой лог у д. Лобаны, заброшенные каменоломни Дудинского лога в окрестностях с. Синегорья, окрестности д. Усольской и р. Фёдоровки, соляные источники у р. Солоная Слободского уезда. В окрестностях д. Чирки был собран значительный палеонтологический материал. В результате данных находок им было описано 3 рода древних ганоидных рыб Platysomus, Amblupterus, Acrolepis, кроме других, ещё не изученных. Были найдены и привезены в музей кости стегоцефалов рода Platuors – хищной формы, жившей в обширных пресноводных бассейнах22.

Летом 1923 г А. В. Хабаков и В. В. Кротов выезжают для сбора образцов почв, палеонтологического и геологического материала в Слободской, Вятский (окрестности с. Усть-Чепца), Нолинский, Малмыжский уезды23. Итогом поездки в с. Усть-Чепцу была геологическая карта берега р. Чепцы от д. Утробино до устья реки, протяжённостью участка 8 вёрст24.

Во время поездки в Малмыжский уезд был изучен Акбатырский медный рудник на р. Китяк, известный ранее палеонтологическими находками. В ходе экспедиции собран материал для научной статьи «Фауна рыб пермской толщи р. Китяк», которая, к большому сожалению, не была опубликована25.

Этим же летом 1923 г. А. В. Хабаков обследовал Филейское обнажение с целью проверки слухов о том, что на обнажении прошёл оползень. В ходе обследования оказалось, что незначительный по размерам оползень не задел само обнажение. Результатом данного посещения геологического обнажения явилось то, что в зеленовато-сером слое известковитого мергеля были обнаружены остатки раковин древних моллюсков26.

С 10 июля по 11 августа 1923 г. в Медведском сосновом бору Нолинского уезда работала комплексная экспедиция музея и студенческого кружка по изучению родного края ВГПИ. В составе экспедиции, которой руководил А. Д. Фокин, сотрудники геолого-минералогического кабинета музея А. В. Хабаков и В. В. Кротов обследовали карстовые воронки27. Во время экспедиции А. В. Хабаковым был открыт новый для Вятской губернии минерал – палыгорскит28. После окончания экспедиции в Медведский бор А. В. Хабаков и Н. К. Разумовский сделали доклад в Академии наук об открытии на территории бора29. Оттиск данного доклада, напечатанный в «Сборнике докладов АН СССР» с дарственной надписью авторов был подарен библиотеке им. А. И. Герцена и хранится в краеведческом отделе.

По окончании экспедиции в Медведский бор А. В. Хабаков обследует в геологическом отношении окрестности д. Перевоз Нолинского уезда, где находит бивни мамонта30.

После совместной работы экспедиции музейных работников и студентов Александр Хабаков стал частым гостем у членов студенческого кружка. Только в 1923 г. он выступил с докладами перед студентами родиноведческого кружка со следующими темами: «О землетрясениях в Вятской губернии», «О нахождении костей ископаемых послетретичных животных в Вятской губернии», «О золоте в Вятской губернии», «О литературе по геологии Вятской губернии»31.

В 1923 г. после многочасовых изучений фондов музейной библиотеки и библиотеки им. А. И. Герцена А. В. Хабаков закончил составление большого библиографического списка литературы о геологическом строении Вятской губернии. Один экземпляр рукописи он передаёт в местный отдел библиотеки им. А. И. Герцена32.

26–30 июня 1923 г. в губернском центре прошёл первый Вятский областной краеведческий съезд. 28 июня с докладом «История исследования геологического строения Вятки в связи с современным состоянием и библиография данного вопроса» перед делегатами съезда выступил А. В. Хабаков. Его выступление вызвало массу разногласий и споров. 30 июня участники съезда принимали резолюции по докладам. По докладу А. В. Хабакова резолюция была такова: «Ввиду особой важности вопроса о местонахождениях костей ископаемых четвертичных животных в Вятском крае для различных научных дисциплин Вятский областной краеведческий съезд обращает внимание местных краеведов и краеведческих учреждений на желательность сбора сведений о подобных находках и доставления их геолого-минералогическому кабинету Вятского областного научного музея»33.

В этом же 1923 г. А. В. Хабаков участвует в Синегорской рыбопромысловой экспедиции, которой руководил Б. С. Лукаш. Краткий отчёт о проделанной им работе в экспедиции он публикует в журнале «Вятская жизнь» (1923. № 3)34.

Любовь к исследовательской работе взяла вверх над работой чиновника, в ноябре 1924 г. А. В. Хабаков возвращается в музей и возглавляет геологический кабинет35.

В 1924 г. зав. геологическим кабинетом А. В. Хабаков участвует во второй экспедиции по обследованию синегорских фосфоритов (которой руководил С. Л. Щеклеин) и выполняет десятивёрстную карту района экспедиции. На речке Мытец участниками экспедиции был найден позвонок ихтиозавра36. По итогам данной экспедиции А. В. Хабаков написал очерк «Основные черты геологического строения р. Кобры»37. К сожалению, рукопись не была опубликована и утеряна.

В 1924 г. в «Известиях геологического комитета» выходит его статья «К диагностике видов Acrolepis Murchisonii Fisch и Acrolepis rhombifera Eichw, где обобщён значительный материал по ганоидным рыбам, в том числе и по Вятской губернии38.

В начале 1925 г. Александр Васильевич выехал с материалами Синегорских экспедиций в г. Ленинград. Видимо, тогда и решился вопрос об окончании обучения в одном из высших учебных заведений Ленинграда.

Летом 1925 г. по поручению Вятского НИИ краеведения он составляет обзор современных сведений по гипсометрии Вятского края под названием «Пространство и рельеф Вятского края»39. Летом 1925 г. А. В. Хабаков увольняется из музея, переводится на обучение на геолого-географический факультет ЛГУ, сдаёт экстерном выпускные экзамены и покидает г. Вятку40.

С 1925 г., вплоть до выхода на пенсию, он работал в Ленинграде, во Всесоюзном научно-исследовательском геологическом институте (ВСЕГЕИ, бывш. ЦНИГРИ, бывш. Геологический комитет). Некоторое время он работал также в Арктическом институте и в музее Горного института. В течение ряда лет читал лекции в Ленинградском университете.

Даже покинув наш город, Александр Васильевич не порывает связи с Вятской землёй. Из Ленинграда идут постоянные письма в музей А. Д. Фокину. Продолжая обучение в университете, он занимается геологическим строением земли Вятской и регулярно высылает в адрес музея, библиотеки им. А. И. Герцена опубликованные им научные статьи. Также известно, что по совместительству он продолжал трудиться в Вятском НИИ краеведения.

Наблюдения за песчаными дюнами, провалами Медведского бора, проведённые в 1923 г., позволили А. В. Хабакову в 1926 г. сформулировать свою точку зрения на их происхождение. Эту точку зрения он изложил в статье «Об эоловых послетретичных образованиях Вятской губернии»41.

В 1927 г. в «Известиях геологического комитета» выходит очередная статья Александра Васильевича «О неокомских фосфоритах р. Вятки», а в «Геологическом вестнике» – статья «О фациальном распространении фауны рыб в верхнепермских отложениях Европейской части России» и «Обзор ихтиологической фауны пермских отложений в России»42. В 1928 г. Геологический комитет выпускает его монографию «О присутствии рода в пермских отложениях в Европейской России»43.

В 1927 г. под руководством А. В. Хабакова была проведена экспедиция Геологического комитета по подготовке к добыче вятских фосфоритов. Результаты работы были изложены А. В. Хабаковым почти сразу же по окончании экспедиции на краевой конференции, посвящённой развитию производительных сил Вятско-Ветлужского края. Доклад назывался «О программе работ Всесоюзного геологического института по исследованию вятских фосфоритов на ближайшее пятнадцатилетие»44. В своём выступлении Александр Васильевич сказал, что Всесоюзный геологический комитет производит работы по геологической съёмке месторождений железных руд и фосфоритов, исследования каменных строительных материалов и гидрогеологии Вятско-Ветлужского края. Результатами этой работы будут геологическая карта Вятско-Ветлужского края и описания карт 107-го и 108-го листов общей геологической карты Европейской части СССР. Кроме того, он лично готовит к публикации статьи «Геологические исследования в бассейнах Кобры» и «Пространство и рельеф Вятско-Ветлужского края»45.

По просьбе руководства Вятского педагогического института А. В. Хабаков в 1927 г. выступил перед участниками студенческого кружка по изучению местного края с темой «Современное состояние вопроса об условиях образования русских фосфоритов»46.

В 1927 г. заведующий краеведческим музеем г. Нолинска В. Д. Емельянов выпустил методические указания «К изучению Вятско-Ветлужского края». Александр Васильевич тут же пишет критический отзыв в журнал «Краеведение» на данное пособие. В статье он приветствует попытки подобного рода изданий, но при этом высказывает массу замечаний по содержанию методических рекомендаций47.

В 1928 г. по заданию Вятского НИИ краеведения А. В. Хабаков написал статью «К вопросу о золоте в Вятской губернии»48, где обобщил весь материал по поиску и добыче золота на севере Вятской губернии и сделал вывод, что промышленных запасов золота нет. К сожалению, данная статья также не была опубликована и утеряна.

Обобщение исследований рельефа Вятской губернии, которые он проводил, работая в музее, и материал других вятских исследователей позволили Александру Васильевичу в 1931 г. издать статью «Происхождение Северных Увалов»49.

Долгое время не было известно, где же проживал Александр Васильевич. Ответ на этот вопрос был найден в архивных документах. В одной из карточек учёта работников музея 1921 г. был записан адрес: ул. Дрелевского, 67, то есть при музее. В списках работников педагогического института на 1922 г. указан такой адрес: Вятка, ул. Свободы, д. 45, кв. 1. Позже, в 1923 г., был обозначен адрес ул. Дрелевского, дом 49, кв. 250. Эти дома, к большому сожалению, не сохранились до наших дней.

В 1940 г. без защиты диссертации А. В. Хабакову присвоено звание кандидата геологических наук. С началом Великой Отечественной войны Александр Васильевич занимался разведкой марганцовых руд в Башкирии. С 1942 г. он работал в аппарате Комитета по делам геологии при СНК СССР, одновременно заведовал кафедрой общей геологии Института цветных металлов и золота им. М. И. Калинина. С 1945 г. – сотрудник ВСЕГЕИ (Всероссийского научно-исследовательского геологического института им. А. П. Карпинского), где возглавлял созданный им отдел литологии и фациального анализа. В 1964 г. по совокупности печатных работ без защиты диссертации ему присваивается звание доктора наук51.

В 1947 г. А. В. Хабаков задумал выпуск очерков по истории развития отечественной геологии. К сожалению, вышла только первая часть большого исследования52. В дальнейшем А. В. Хабаков увлёкся исследованиями по геологии Луны.

Умер А. В. Хабаков 13 января 1988 г. в Ленинграде и был кремирован. В честь Александра Васильевича Хабакова названы гора на Северном Урале, расположенная на водоразделе, проходящем на границе Тюменской области и Республики Коми, и 2 формы из класса трилобитов в отложениях ордовика Урала, форма из водорослей в кембрии Южного Урала и формы из класса радиолярий.

Некоторые научные статьи А. В. Хабакова

Примечания

1 ГАКО. Ф. Р-2222. Оп. 1. Д. 14. Л. 49–50.
2 Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник (КБИАХМЗ). ОПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 243. Л. 30.
3 Памятная книжка Новгородской губернии на 1870 год. Новгород, 1870. С. 157.
4 Памятная книжка Новгородской губернии на 1916 год. Новгород, 1916. С. 228.
5 Постановление Кирилловского уездного исполнительного комитета; Акт Кирилловского уездного исполнительного комитета // Известия Кирилловского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, 12 сентября (№ 53). Кириллов, 1918. С. 2.
6 ГАКО. Ф. Р-1171. Оп. 1. Д. 1. Л. 184.
7 ГАКО. Ф. Р-1171. Оп. 1. Д. 1. Л. 184 ; Д. 13. Л. 801.
8 ГАКО. Ф. Р-2222. Оп. 1. Д. 17. Л. 55.
9 Там же. Д. 14. Л. 49, 50.
10 Там же. Д. 17. Л. 3.
11 Там же. Д. 19. Л. 56.
12 ГАКО. Ф.Р-1163. Оп. 1. Д. 19. Л. 42.
13 ГАКО. Ф.Р-1148. Оп. 1. Д. 73. Л. 17 ; Д. 40. Л. 41.
14 Там же. Оп. 2. Д. 3. Л. 188.
15 Там же. Оп. 1. Д. 139. Л. 39–40.
16 Там же. Д. 73. Л. 17.
17 ГАКО. Ф. Р-2222. Оп. 1. Д. 5. Л. 12.
18 Там же. Д. 6. Л. 21.
19 Там же. Д. 19. Л. 56.
20 Хабаков А. В. Заметка о геологических сборах Синегорской экспедиции // Вятская жизнь. Вятка, 1923. № 3/4. С. 109–111 ; ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 14. Л. 16.
21 ГАКО. Ф.Р-1163. Оп. 1. Д. 34. Л. 9.
22 Ефремов И. А. Местонахождение стегоцефалов на северо-востоке Европейской части СССР // Доклады Академии наук СССР. Л., 1929. С. 15–20 ; Хабаков А. В. Заметка о геологических сборах Синегорской экспедиции С. 109–111 ; ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 20. Л. 17.
23 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 17. Л. 32, 42.
24 Там же. Д. 20. Л. 41.
25 Ефремов И. Е. Местонахождение пермских позвоночных Акбатырского медного рудника Кировского края // Труды палеонтологического института. М., 1937. Т. VΙΙΙ, вып. 1. С. 30–38.
26 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1 Д. 20. Л. 41.
27 Там же. Д. 19. Л. 50.
28 ГАКО. Ф.Р-1148. Оп. 1. Д. 26. Л. 10.
29 Разумовский Н. К., Хабаков А. В. О палыгорските из Нолинского уезда Вятской губернии // Доклады Российской Академии наук за 1923 год. М., 1924. С. 60–63.
30 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 19. Л. 51.
31 Там же. Л. 52.
32 Плесский П. В., Фокин А. Д., Хабаков А. В. Списки литературы по природоведению : [рукопись] // Библиотека им. А. И. Герцена. Д. 105. П. 1/7.
33 Первый Вятский областной краеведческий съезд (26–30 июня 1923 г.). Вятка, 1923. 16 с. ; ГАКО. Ф.Р-1266. Оп. 1. Д. 36. Л. 19.
34 ГАКО. Ф.Р-1266. Оп. 1. Д. 36. Л. 19 ; Вятская жизнь. 1923. № 3.
35 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 6. Л. 21.
36 Новости. Вятско-Ветлужский район // Известия Центрального бюро краеведения. 1925. Авг. (№ 2). С. 47–49 ; ГАКО. Ф.Р-1148. Оп. 1. Д. 157. Л. 12. 37 ГАКО. Ф.Р-1148. Оп. 1. Д. 157. Л. 12.
38 Хабаков А. В. К диагностике видов Acrolepis Murchisonii Fisch .и Acrolepis rhombifera Eichw // Известия геологического комитета. Т. XLIII, № 9. 105 с.
39 ГАКО. Ф.Р-1266. Оп. 1. Д. 36. Л. 19.
40 80-летие Александра Васильевича Хабакова / Б. М. Зубарев, В. М. Волков, В. Ф. Рогов // Советская геология. 1985. Янв. (№ 1). С. 125.
41 Хабаков А. В. Об эоловых послетретичных образованиях Вятской губернии // Записки Российского минералогического общества. Л., 1926. Вып. 2. С. 380–391.
42 Хабаков А. В.: 1) О неокомских фосфоритах р. Вятки // Известия геологического комитета. Л., 1927. С. 16–19 ; 2) О фациальном распространении фауны рыб в верхнепермских отложениях Европейской части России // Геологический вестник. Л., 1927. Т. V, вып. 4/5. С. 2–5 ; 3) Обзор ихтиологической фауны пермских отложений  в России // Записки Российского минералогического общества. Л., 1927. Ч. 56, вып. 1. С. 199–213.
43 Хабаков А. В. О присутствии рода в пермских отложениях в Европейской России. Л., 1928.
44 Чудова Г. Ф. Пути научного краеведения // Герценка: Вятские записки : [науч.-попул. альм.]. Киров, 2000. С. 58–63.
45 Материалы краевой конференции по изучению производительных сил Вятско-Ветлужского края : (резолюции). Вятка, 1927. Вып. ΙΙΙ. С. 26–27.
46 ГАКО. Ф.Р-1266. Оп. 1. Д. 71. Л. 63.
47 Хабаков А. В. Критика и библиография // Краеведение. 1928. Т. 5. С. 559–600.
48 ГАКО. Ф.Р-1266. Оп. 1. Д. 372. Л. 128. К вопросу о золоте в Вятской губернии.
49 Хабаков А. В. Происхождение Северных Увалов // Записки Российского минералогического общества. Л. 1931. № 1. С. 145–152.
50 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 6. Л. 21 ; Д. 17. Л. 22 ; Архив ВятГГУ. Ф. 1148. Оп. 1. Д. 281. Л. 25.
51 80-летие Александра Васильевича Хабакова. С. 125.
52 Хабаков А. В. Очерки по истории геологических разведочных знаний в России : (материалы по истории геологии). М., 1950. 212 с.

Никольский Павел Николаевич

Все, кто сегодня изучает лишайники Кировской области, в своих исследованиях всегда опираются на научные статьи Павла Николаевич Никольского. Но, фактически, никто из исследователей не знает, кто же такой этот лихенолог и откуда он родом.

Родился Павел Никольский 17 (30) мая 1905 г. в г. Вятке в семье врача1. Его отец Николай Владимирович был выпускником военно-медицинской академии. Работал врачом в г. Котельниче, с 1904 г. – в губернской земской больнице. В семье было семь детей, и поэтому приходилось подрабатывать ещё в реальном училище и мужской гимназии, позже – в коммерческом училище. Николай Владимирович впервые в городе в 1908 г. открыл химико-биологический кабинет. Кировчане старших поколений, возможно, помнят его как заведующего поликлиникой Кировской железнодорожной больницы2. Мать Павла – домохозяйка. Все дети получили высшее образование. Три сестры стали врачами, одна – инженер-химик. Один брат – артист, второй – инженер-металлург.

После пятилетнего обучения в Вятской духовной семинарии Павел переходит в Вятское коммерческое училище3, которое после 1917 г. становится трудовой школой4.

Летом 1919 г. в Вятском музее был создан кружок юных натуралистов, которым руководил Александр Дмитриевич Фокин. Среди тех, кто начал посещать это кружок, был и четырнадцатилетний ученик Павел Никольский. Видя старательность мальчишки, Александр Дмитриевич стал ему доверять не только ответственную работу по сбору, обработке коллекций музея, но и научное описание собранных образцов флоры Вятской губернии. Причём, по предложению А. Д. Фокина, заведующий музеем А. С. Лебедев оформил Павла Никольского с 7 сентября 1919 г. лаборантом ботанического кабинета естественнонаучной лаборатории5. С этого времени Павел стал серьёзно изучать лишайники Вятской губернии6. После занятий в школе он приходил в музей, благо жил всего в квартале, и систематизировал музейные коллекции флоры, изучал специальную литературу, монтировал гербарные листы.

Дом семьи Никольских, построенный в г. Вятке
на ул. Владимирской (ныне Карла Маркса)

В 1920 г., будучи ещё школьником, он участвует в ботаническом обследовании Уржумского и Яранского уездов, в 1921 г. – в геоботанической экспедиции агрослужбы Северной железной дороги7. В 1923 г. ведёт ботанические исследования в Нолинском уезде, где в составе научной экспедиции изучает лишайники, мхи, грибы Медведского бора8. 
В музее существовало такое правило, что дублетные образцы материалов, собранные в экспедициях, всегда высылались в Главный ботанический сад в Ленинграде (ныне Ботанический институт АН СССР им. В. Л. Комарова) и МГУ9. Именно поэтому в июне 1924 г. сразу же после выпускных экзаменов в школе Павел Никольский был командирован в г. Ленинград для проверки определений собранных им лишайников и передачи дублетных материалов в Главный ботанический сад10. Вероятнее всего, именно тогда он подал документы в Ленинградский географический институт. Интересно то, что в одном классе с Павлом Никольским обучался Михаил Петров, будущий доктор биологических наук, академик АН Туркменской ССР и коллега Павла по работе в музее. Незадолго до отъезда из г. Вятки на учёбу П. Н. Никольский выехал в Глазов. Цель поездки – ознакомление с флорой окрестностей уездного города и попытка уточнения границы подзон лесной зоны11.

1 июля 1924 г Павел Никольский увольняется из музея в связи с поступлением на учёбу в Ленинградский географический институт12.

С первого курса в свободное от учёбы время он проходил стажировку в Главном ботаническом саду, где шлифовал полученные ещё в Вятке научные навыки, углублял научные знания под руководством профессора В. П. Савича. Во время каникул продолжал участвовать в экспедициях Вятского музея и пополнял коллекции лишайников. Летом 1925 г. А. Д. Фокин вместе с П. Никольским проводят сборы лишайников в окрестностях с. Коршик, а затем Павел вместе с П. В. Плесским и юннатами участвует в экспедиции по маршруту Вятка – Кузьма – Воткинск – Ижевск – Агрыз – Сарапул – Люга13.

Обучаясь в Ленинградском университете, куда Павел перевёлся после 2-го курса, и позже – в аспирантуре, П. Н. Никольский в летнее время работал в экспедициях под руководством профессора В. П. Савича, исследовал Карелию, Ленинградскую и Мурманскую области, где продолжал изучать болота и лишайники14.

Первая научная публикация Павла Никольского появилась в «Трудах Вятского государственного музея» в 1927 г. Она была написана совместно с А. Д. Фокиным и посвящалась семейству Peltigeraceae. Причём были описаны новые для науки формы пелтигер, а именно: Peltigera aphthosa (L.) Hoffm. F. Angustiloba Nikolski et Fokin ‘и f. rispate Fokin et Nikolski и приведены интересные эколого-биологические наблюдения над пелтигерами и нефромами15. Далее были опубликованы работы по лишайниковым формациям Медведского бора16, обзор литературы о лишайниках Вятского края, о новых видах для флоры лишайников Вятской губернии и Кировского края17. До сегодняшнего дня эти работы являются актуальными. Интересно и то, что все отдельные оттиски своих статей Павел Никольский всегда высылал в музей, библиотеку им. А. И. Герцена, А. Д. Фокину и своим родителям. На большинстве оттисков стоит дарственная надпись.

Научные статьи П. Н. Никольского

В 1930 г. Павел Николаевич Никольский становится геоботаником Ленинградского отделения Научно-исследовательского торфяного института, работал в Ленинградской области, в Карелии и на Кольском полуострове. С 1935 г. он руководил (до призыва в ряды действующей армии) ботанико-технологическими исследованиями болот от Ленинградского института проектирования торфяных заводов. Выпускник аспирантуры Павел Никольский впервые для науки дал генетическую классификацию торфов Ленинградской области и новую оригинальную классификацию болот, он деятельно участвовал в разработке методики исследования болот для промышленного использования. Конечно, данная классификация болот подходила и для территории Кировской области. Интересно и то, что В. П. Савич, узнав о гибели своего ученика 21 декабря 1939 г. на Карельском фронте, написал некролог, где называл П. Н. Никольского крупным специалистом-болотоведом18.

Примечания

1 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 14. Л 5.
2 Автобиография Николая Владимировича Никольского [Машинопись] // Фонды Кировского областного краеведческого музея.
3 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 14. Л 5.
4 Там же. Д. 17. Л. 90.
5 Там же. Д. 27. Л. 7.
6 Хохряков М. К. Воспоминания о А. Д. Фокине // Проблемы изучения, использования и охраны природы Кировской области : материалы первых естеств.-науч. краевед. чтений, посвящ. памяти А. Д. Фокина. Киров, 1992. С. 17–19.
7 Фокин А. Д. Обзор ботанических исследований в Кировской области за 1917–1927 годы // Тр. НИИ краеведения. Киров, 1939. Вып. 115. С. 4–17 ; ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 6. Л. 3.
8 ГАКО. Ф.Р-1148. Оп. 1. Д. 29. Л. 57 ; Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 17. Л. 20 ; Д. 19. Л. 40.
9 ГАКО. Ф.Р-2222. Оп. 1. Д. 27. Л. 10.
10 Там же. Л. 9, 10.
11 Там же. Л. 3.
12 Там же. Л. 7, 17.
13 Соловьев А. Н. Главный хранитель // Вятка : краевед. сб. Киров, 1983. Вып. ѴΙ. С. 23–36.
14 Савич В. П. Памяти Павла Николаевича Никольского (1905–1939) // Природа. 1940. Дек. (№ 12). С. 92–94.
15 [Фокин А. Д., Никольский П. Н. К лишайниковой флоре Вятского края. I сем. Peltigeraceae] // Тр. Вятского государственного музея. Вятка, 1927. С. 3–22.
16 Никольский П. Н.: 1) Лишайниковые формации Медведского бора // Известия Главного ботанического сада СССР. Л., 1930. Т. XXVII ; 2) Новинки для флоры лишайников Вятского края // Известия Главного ботанического сада СССР. Л., 1930. Т. XXIX. С. 326–328 ; 3) Обзор литературы о лишайниках Вятского края // Известия Главного ботанического сада СССР. Л., 1929. Т. XXVIII. С. 610–623.
17 Никольский, П. Н. Новинки для флоры лишайников Кировского края // Тр. БИН Акад. наук. Л., 1936. Серия II, вып. III. С. 664–668.
18 Савич В. П. Указ соч.