Главная > Выпуск №27 > И благодарность, и покаяние...

И благодарность, и покаяние
(О книге Н. А. Баженовой «Без корней деревья не растут…»)

Т. В. Малышева

Книга заслуженного учителя России Наталии Андреевны Баженовой «Без корней деревья не растут…» написана в жанре семейных хроник литератором и сибирячкой с глубинными вятскими корнями. В этих корневищах во всей сложности переплетаются основные для Вятской земли священнические родословия Верещагиных, Полянских, Сергиевых, Вечтомовых, Васнецовых, Двиняниновых и Костровых, к которым автор книги причастна как потомок.

Повествование основано на материалах Государственного архива Кировской области. Это более тысячи выписок из клировых ведомостей, отчётных документов епархии, составляемых ежегодно на протяжении трёх веков. Здесь же учтены метрические свидетельства, личные архивы ГАКО, а также семейные раритеты и фотоматериалы. Всё богатство «золотого фонда» источников адаптировано для читателя, и потому издание можно определить как научно-популярное с художественной направленностью.

Важно, что Наталья Андреевна начала работу с изучения архивных документов, с первоисточников, практически не зная краеведческих изысканий, потому что всю жизнь с полной самоотдачей занималась преподаванием русского языка и литературы. Она невольно перепроверила данные, опубликованные прежде Олегом Виноградовым и Ольгой Васнецовой. У Баженовой не было предвзятых суждений, порою тенденциозных, а только горячее желание докопаться до истины. Сказался опыт умной женщины с непростой судьбой, пережившей утрату дорогих людей, осмыслившей собственные ошибки.

Значимо также умение автора передать те сведения, которые она получила при жизни от конкретных лиц. Пошёл на пользу даже эффект новизны, когда, приехав из Сибири в 14 лет, юная памятливая Наташа впитывала в себя всё родное с особым вниманием и интересом.

Талант Натальи Андреевны как проникновенного исследователя  проявился наравне с литературным даром. Этот дар предполагает воспроизведение памятных слов и выражений, жизненных мизансцен, образно оформленных, ассоциативно связанных с героем и временем. Многие детали обстановки, в которых происходил запомнившийся разговор, фиксируются и выстраиваются автором в логическую цепь описываемых событий.

Личности, судьбы берутся объёмно в вертикали веков в широком аспекте характера взаимосвязей. Вывод как закономерный результат, а иногда судьбоносный сбой, – всё имеет место в эмоциональном осмыслении прошлого и настоящего. Автор поступает как писатель, историк и философ: просматривает исторические катаклизмы сквозь призму человеческой судьбы, использует минимум фантазии и живое, образное мышление в описаниях событий и характеров.

Книга многослойна, не только исторична и личностна, она поучительна и многозначна. Это энциклопедия вятского священства, хотя Баженова – светская писательница. Это семейная энциклопедия, написанная эрудированной женщиной изнутри семейного клана.

Труд её необычайно актуален. Многие страницы книги дышат фактами, свидетельствующими, насколько были образованны, высоконравственны наши предки, жившие на Вятской земле 100–200–300 лет назад. Только неуч после такой книги может вести речь о лапотной Вятке.

В переплетениях семейственных и личностных священнических судеб книга утверждает монолитность жизненно важного сословия – священства в веках, когда из поколения в поколение сын становился священником по примеру отца. И не только эта традиция поражает своей стойкостью, но и другие – хранение наград, передача приданого, венчальных колец…

Во второй половине ХIХ века некоторые прыткие отпрыски пробовали сойти с дороги отцов, но чаще всего возвращались. Учительство, торговля, строительство – всё не удовлетворяло в отрыве от духовного служения. Но советская власть, как и в период гонений на страрообрядчество, всех перевернула, перемолола, обрекла на мученичество. Сейчас об одном жалеем: если бы всё сохранить и к старому добавить новое, не разрушая.

Книга разделена на части, названные фамилией героев родовой ветви. Автор выбрал связную форму повествования: прощаясь с героем или героиней в одной главе, мы знаем, где встретимся с ним вновь или не встретимся…

Тон семейным хроникам задаёт раритет – дневник Полянских. Подаренный мне как спутнику архивариуса ГАКО М. С. Судовикова, намеревавшегося создать личный архив старожила Александра Васильевича Кострова, дневник был спасён от пожара 1993 года в уржумском доме. Одно время дневник лежал в экспозиции Музея-усадьбы художника Н. Н. Хохрякова. Коллеги из Государственного Исторического музея в Москве на Красной площади высоко оценили этот экспонат. Сейчас он возвращён семье Баженовых, как наследникам рода. Наталья Андреевна обнародовала его, расшифровав, прокомментировав каждое событие и имя. Мы все можем прочесть историю семьи священника ХIХ века.

Самая сенсационная глава посвящена отношениям с родовой ветвью знаменитых художников Васнецовых. В ней Баженова вспоминает: «Когда моя бабушка Зинаида Васильевна Верещагина говаривала мне в детстве, что дедушка Рафаил Петрович – какой-то там брат художников Васнецовых, я не очень в это вникала, чувствуя неопределённость в её словах». После осмысления архивных источников исследовательница воскликнула: «Стоп! О. А. Васнецова, курчумская бабушка знаменитых художников, – дочь моего прапрапрадедушки Вечтомова. Значит, мой дед Рафаил Петрович Верещагин – действительно троюродный брат Виктора, Аполлинария…», Аркадия, Александра, Николая и Петра Васнецовых.

И далее Наталья Андреевна делает свой вклад в историю «васнецовщины», описывая вековые подвиги трёх сестёр Вечтомовых – Васнецовой Ольги, Шкляевой Елизаветы, Верещагиной Александры, трёх долгожительниц, терявших мужей, растивших детей и внуков, внучатых племянников, помогавших друг другу в старости.

Это оказалось очень близко прочувствовано Натальей Киселёвой-Баженовой. В ХХ веке её бабушка Зинаида Васильевна Кострова, как все дочери священников, окончила Вятское епархиальное училище. Потеряв мужа в репрессиях 1938 года, прожила 93 года с такими же задачами – вынянчить, поднять, поставить на крыло три поколения.

Когда-то Ольга Александровна Васнецова связала прадедов Натальи – Василия Матвеевича Кострова и Петра Александровича Верещагина, а те – своих детей Зинаиду и Рафаила. Так бабушка первая поняла, что Наталья и Виктор Баженов не могут жить друг без друга. Под любимую наливочку, разрешив женитьбу в начале второго курса института в 1969 году, бабушка подарила им свои свадебные кольца с венчания 1918 года в селе Васильевском.

Брак Киселёвой-Баженова через полвека за пределами сословного должен был стать результативным уже потому, что в советское время были другие возможности медицины, сформировалось бережное отношение к детству.

Всякое явление имеет две стороны медали: браки внутри духовного сословия часто оказывались родственными, а дети не жизнестойкими, нужна свежая кровь. Есть ещё одна причина, по которой не рождались или не выживали мальчики: в науке есть понятие «ген страха», врождённого страха смерти наследников, например, под влиянием событий, описанных в дневнике Николая Полянского. Любые разрушительные факторы могут породить этот ген не в одном поколении.

Помню, когда мы с Николаем Костровым (1901–1996) встретились, он был вдвое старше меня, но характер общения позволил мне задать вопрос, почему у четы художников Костровых не родилось детей. Николай Иванович ответил, что они с женой договорились не иметь детей – был страх их потерять в смуте 1930-годов, самим получить жестокие удары по психике.

К случаям долгожительства в роду исключительно самоотверженных женщин и художественных натур отнесём живописца Татьяну Викторовну и скульптора Любовь Аркадьевну Васнецовых из ХХ столетия. К чертам, характеризующим род, добавим болезни: от рака умерли четверо из шести братьев Васнецовых и самые родные люди Натальи Андреевны. Прибавим наставнические наклонности учителей – Николай, Аркадий, Александр Васнецовы. Пробовал учительствовать и Пётр Васнецов, кстати, тёзка и одногодок Петра Верещагина, прадеда Натальи Андреевны.

Ещё об учительстве. Покорило, как Наталья Андреевна ненавязчиво цитирует воспоминания Леонида Спасского. Описание дальнего предка Натальи Баженовой, учителя Вятской мужской гимназии семидесятых годов ХIХ века Александра Стефановича Верещагина говорит о том, что мы повторяемся в веках. Пусть это уже женское обличье, но с той же внешней и внутренней конституцией: проявление наставничества, литературного дара, чувства собственного достоинства.

А какое повторение Виктора Баженова и его деда! Кстати, и мужа Виктора Викторовича Наталья Андреевна не обидела, разыскав свидетельства и очень трогательно описав предков супруга, как оказалось, дворянского происхождения из офицерства южных кровей.

Есть желание, читая «семейную энциклопедию», прикоснуться к ней, получить наставление, перевернуть страницы и дойти до сегодняшнего дня. Равнодушный читатель бросит книгу: столько имён, столько судеб, столько человеческих драм и трагедий. Умный извлечёт урок. И проследит свою родословную. И приготовится к испытаниям, если это возможно. Пример Натальи Андреевны заразителен, но не всем хватит силы духа его обнародовать. Мы, занимающиеся делами, не относящимися к Богу и вере, так же переживаем «хождение по мукам».

Книга эта – и благодарность, и покаяние, которые суждены нам всем. Последние главы Н. А. Баженова написала на злобу дня как яркий публицист, что делает ей честь и сближает с передовыми предками, не умевшими молчать.