Главная > Выпуск №27 > «Шлю тебе свой красноармейский...

«Шлю тебе свой красноармейский привет…»
Из писем Д. В. Баталина (1941–1942 гг.)

В «Книге Памяти Кировской области» (1995. Т. 15) на 83-й странице имя Дмитрия Васильевича Баталина, без вести пропавшего в 1942 году «где-то под Сталинградом».

В наших руках оказались письма Дмитрия за 1941–1942 годы. Письма – документы огромной силы. В них не сухие факты, в них – живые люди, с их мыслями и заботами.

 

Д. В. Баталин (1913 г. р.) – уроженец Кировской обл., Макарьевского района, д. Баталины – был мобилизован и направлен в учебную часть в июле 1941 года. В Кирове остаётся молодая жена, родные люди.

Своей «милой Фанюше» (Афанасии Васильевне) он пишет полные тревоги и ласки письма. Беспокоится о жене – осталась одна, без поддержки в такое тяжёлое время, беременная. Даёт ей напутствия по хозяйству.

В этих письмах год его жизни – отражение всего, что происходит вокруг. Тревоги, обиды, воспоминания…

 

31 июля 1941 г.
Здравствуй, милая Фанюша. Привет маме, Михаилу Васильевичу, Шуре и Аве. Первое письмо я… писал из Перми. Там ходили в баню и вот теперь едем всё дальше на восток. Пишу из Омска. Вчера погода была пасмурная, и так мне было скучно… просто не могу передать, а так сейчас, Фанюша, насчёт питания ничего, на станциях в магазинах есть рыбные консервы да, в общем, ничего. От Свердловска ехали через Шадринск, Курган и Петропавловск на Омск.
Ты уж там живи, Фанюша, береги себя и живот, чтобы всё было в порядке. Ну, мне, правда, первое время будет трудно, но ведь не я один.
Потом… ты постарайся, сфотографируйся, и когда у меня будет постоянный адрес, то пришлёшь мне карточку, а то я очень по Фанюшке соскучился. Потом, Фанюша, передай Нине записку Кардакова. Ну... писать больше нечего. Крепко, крепко целую, будь здорова. С приветом. Остаюсь твой Митя Баталин.

Д. В. Баталин

Маргарита Васильевна и Дмитрий Васильевич Баталины

Михаил Васильевич – родной брат Афанасии Васильевны, на которого Дмитрий возлагает большие надежды – будет навещать и поддерживать сестру и словом, и делом.
Ава и Шура – Августа и Александра – сёстры Дмитрия Васильевича.

 

20 августа 1941 г.
Добрый день!
Здравствуй, милая Фанюша. Шлю я тебе свой красноармейский привет и желаю наилучших пожеланий в твоей жизни. Во-первых… напишу, как я сейчас живу после последнего письма, которое я писал из Омска. Дорогой ехали, можно сказать, хорошо, в Новосибирске изрядно выпили – я, Кардаков и Григорий Васильевич (Григорий Васильевич Шильников – муж сестры Александры. – С. К.). Ну, а больше ничего особенного дорогой не произошло – ехали, ели, пили и спали и всё.
Ну, 8-го августа приехали в Читу, где и прожили в лагерях до 13-го августа. Ещё не обмундированные 13-го числа погрузились в вагоны и 17-го приехали на ст. Хадабулак, где высадились, и нас направили в часть и сразу же обмундировали во всё новое. В общем… если бы ты на меня посмотрела, то, пожалуй, не скоро бы и узнала. Во-первых, в военной форме, а во-вторых, меня за дорогу очень утрясло, похудел, остались нос да глаза.
Всех нас… разбили по разным частям. Григорий Васильевич уехал, куда – не знаю, Кардаков тоже, со мной один только кировский. Почему-то, я, Фанюша, очень сильно скучаю по тебе и по всему, что осталось дома. Будь трижды проклят Гитлер, оторвавший нас от семей. …я не знаю, когда дождусь, чтобы получить от тебя письмо, я за это отдал бы полжизни. Но адреса пока ещё у меня постоянного нет. В общем, Фанюша, обо мне не беспокойся, береги себя, питайся получше, денег не жалей. Вещи, в которых я приехал, не знаю, навряд ли придут, потому что очень далеко. Полуботинки мои, в которых я уезжал, все разорвались. Последние 5 дней были здесь дожди, и ноги всё время были мокрые, в общем, ходил чуть ли не босой, и вчера, когда дали обмундирование, я их выбросил, так что домой посылать нечего.
Привет сердечный маме, Шуре, Аве, Михаилу Васильевичу и всем родным и знакомым. Будь здорова… денег много не держи на руках, а покупай что-нибудь себе или мне. Потом… чтобы квартиру отремонтировали и поставили дровяник, напиши заявление.
Пока до свидания, остаюсь твой до гроба Митя Баталин. Крепко целую.

Добрый день!
...Сейчас я… нахожусь в Монгольской Народной Республике. Местность очень скучная – холмы да сопки. Нигде нет, куда ни посмотришь, ни куста, ни одного дерева. Одни голые холмы и сопки, в общем, местность очень скучная. Мы здесь прошли и проехали сотни километров, но населения никого не видел, местность совершенно пустая. Погода здесь, Фанюша, стоит очень скверная, днём жара невыносимая просто, солнце день жжёт, и спрятаться от солнца негде. С лица у меня кожа вся сползла, хожу, как ощипанный цыплёнок с красным носом, а ночью очень холодно даже под шинелью, а утром зубами чакаешь.
…Пошёл уже 2-й месяц, как я уехал из дома и всё время путешествую с места на место. Как будто срок небольшой. Но! Мне кажется, что я уехал из дома с полгода, и самое главное, Фанюша, что нет от тебя писем. Если бы получить от тебя письмо, узнать, как ты живёшь, то я был бы спокойнее. Так я… живу неплохо, и обо мне не беспокойся, а береги себя и наше будущее, меньше расстраивайся от разных слухов, победа ведь будет за нами. Вот мне… в свободное время приходят на ум такие мысли. Как мы с тобой ходили, потом, как ездили в деревню первый и второй раз, и как мы с тобой жили, и так тяжело делается на сердце, такая скука и тоска – просто не передать.
Когда… получишь это письмо, то ответ пиши немедленно, сразу, а то, боюсь, сегодня я здесь, а через месяц могут перевезти в другое, а письмо пройдёт месяца полтора от меня в Киров и обратно. И напиши… как можно больше, пиши все мелочи, всё для меня это очень дорого и мило, пиши, как живёшь ты и мама, кого взяли в армию, что на заводе нового, в общем, всё. Получает Нина от Кардакова письма или нет, в общем… пиши всё…
Мой адрес: Читинская область, станция Борзя 100, п/я № 12, квартира 10. Д. В. Баталину.
Фанюша, пришли в письме конверт, а то их здесь нет. Всё.

6 октября
Добрый день! С приветом.
…Меня, Фанюша, просто убивает написанное в твоём письме, что тебя хотят выселить из квартиры. Почему это так и неужели это возможно? Я успокаиваю себя мыслью, что это не случится, и ты… будешь жить спокойно. А то у меня и так голова кругом идёт, ты одна сейчас осталась и в положении, переезжать куда-то – просто не знаю, как сказать. …ты писала, что Шестакова оставили при заводе, я просто ему завидую и не понимаю, почему оставили. Я думаю, что он тоже взят… Дальше, спасибо… за то, что прислала свою фотографию, сейчас я хоть посмотрю на Фанюшку, и на сердце делается спокойнее. Ты уж… очень себя не убивай, питайся лучше и меньше обо мне беспокойся о здоровье, так я вернусь, и мы опять с тобою заживём тихо и спокойно... Мне тебя, Фанюша, жаль, просто не знаю, как сказать: ты придёшь с работы, устанешь, и никто тебя не пожалеет – Митюшки нет, он очень далеко от тебя.
Письмо я… начал писать 1-го и кончаю писать 6-го – всё некогда. Даже некогда побриться, целыми днями копаем землю, делаем землянки для жилья. И вот с лопатой с утра до ночи, в общем, сейчас могу работать хорошим землекопом. Насчёт питания, то нам положено и дают хлеба 700 грамм в день. Утром – 200 грамм и рыбный суп, обед – 300 грамм, суп с мясом или каша, или картошка на второе и вечером на ужин 200 грамм хлеба и рыбный суп. В общем, я так досыта ещё не едал, а так в среднем. Ну, а в остальном жизнь почти что не изменилась. Живём сейчас в казарме. Погода переменная, иногда дуют сильные ветры, а иногда дни бывают солнечные. Но ночи очень холодные. Ко климату никак не могу привыкнуть. С носа, с ушей кожа всё сползает…
Мой адрес немного изменился. Читинская область, станция Борзя 100, п/я № 700, квартира 10…

7 октября 1941 г.
Добрый день!
Во-первых… остановлюсь на своей жизни. Изменений почти что никаких не произошло с момента последнего письма, которое я тебе писал от 27 сентября. …живём в палатках, ночью очень холодно. Ну, постель заменяет одна шинель – и постель, и одеяло, а так ничего – учимся боевой и политической подготовке. Я сюда… попал не по специальности, так что всё для меня новое и приходится иногда трудно, но пока привыкаю.
Платят нам… монгольскими туграми, 12 тугров в месяц, ну, их хватает на мыло, зубной порошок. Сегодня выходной день, я купил 2 пары носок, а так как я некурящий, то я на остальные деньги купил карамели, которой здесь полно, можно брать, сколько хочешь. Вот плохо, что здесь… нет ни бумаги, ни конвертов. Пока товарищи делятся. Наши деньги здесь… не ходят, и мы их сдали, хотя у меня их и не осталось. Кардаков ехал полностью на мои деньги, да я их не особенно экономил, но только я, Фанюша, всё же зря брал столько денег, тебе там они бы пригодились. Ладно, я не послушался Михаила Васильевича и больше не взял, а то всё равно спустил бы их.
Зимы здесь… говорят, бывают очень холодные, руки сейчас по ночам зябнут. Но как-нибудь перетерплю. Вот, Фанюша, нет ещё и двух месяцев, как я уехал из Кирова, а мне кажется, что время прошло с полгода. И Киров, кажется, где-то далеко, далеко, и как-то не верится, что я где-то жил на гражданских условиях, работал, веселился, иногда выпивал понемногу, и мне кажется, что всё это кануло в вечность. Ну, ничего… вот разобьём гитлеровские банды, вернусь домой, и опять заживём тихо, спокойно, хорошо. А пока ты… береги себя и наше будущее поколение. Если будет трудно с деньгами, то пиши, мне ещё платят советскими деньгами 123 рубля. Хотя их на руки и не дают, но послать можно, так в случае необходимости пиши, я их тебе пошлю. Насчёт питания, Фанюша, то неважно, пока ещё не могу привыкнуть к норме, пока не хватает, но, может быть, и привыкну…

 

Самая большая радость в жизни солдата – письма. Это видно практически в каждом письме Дмитрия Баталина. Ему, чья жизнь слишком однообразна, хочется во всех подробностях знать, что происходит дома. То, что раньше казалось неважным, обыденным, приобретает огромную ценность, каждая мелочь, будь то заготовка дров, поход на работу или просто погода.

 

25 октября
...Здравствуй, дорогая жёнушка Фанюша. Шлю я тебе свой любящий привет и желаю лучших дней в твоей жизни. Итак… сегодня я получил твоё письмо, за которое сердечно благодарю. И знаешь… я так рад этому письму, просто не могу передать! В общем, когда приходит почта, и письма приносят в казарму, и когда начнут их раздавать, то собирается вся рота, и все ждут писем от своих жён, матерей, отцов, братьев, сестёр и т. д. В общем, каждый ждёт писем от своих. Я сегодня почувствовал, что получу от Фанюшки письмо, и вот получил и пишу ответ.
…с первых строк обычно пишу о своём житье-бытье. Так, живу… почти что по-старому. Насчёт питания неважно, в общем, плохо. Погода стоит очень холодная, выпал снег и вот второй день лежит, не тает. Обмундирования зимнего пока что не дали, пока дуем в кулаки. Ну, похудел ещё больше, остался один нос да глаза. Не знаю, почему очень сильно похудал. В общем, если сейчас показаться Фанюшке, то не узнает сразу. Дальше, скоро будем встречать 24-ю годовщину Октябрьской революции. Помнишь… в прошлом году встречали праздник 7 Ноября? Тебя тогда премировали, жили тогда ещё на старой квартире. 8-го делали пельмени, 9-го ты приносила мне на завод на завтрак миску пельменей. В общем, у меня сейчас… в мыслях проходит вся наша с тобой жизнь, иногда думаешь, думаешь, вздохнёшь и только. Но ничего. Только бы здоровье, я вернусь в Киров, и мы с тобой… ещё поживём. Только… береги себя и нашего будущего ребёнка. Меньше расстраивайся и лучше питайся. Пиши… почаще, ведь, знаешь, письма твои – это для меня всё. Они для меня есть отрада моей жизни, да и при том ведь мне больше никто и не пишет. Правда, 19-го октября получил письмо от Михаила Васильевича, немного раньше получил письмо от Авы, в котором она сообщала адрес Петра. Ну, я, конечно, ответил. Но ведь, в основном, письма я жду только от моей милой Фанюшки. Но только… не забывай меня, пиши почаще и больше, как там у вас в Кирове проходит жизнь. Наверное, всё дорого, и, наверное, уже тоже выпал снег. Всё… опиши, и как обстоят дела с квартирой, с дровами. В позапрошлом письме ты… писала, что с новой квартирой плохо, если можно, переезжай на старую. В общем, я от тебя… получил всего 3 письма и телеграмму. Все письма я, Фанюша, прочитываю наизусть раз по 5 и пишу ответ с таким желанием. И ведь, помнишь, дома жил – письма писать никому не хотелось, а сейчас всё бы время писал. Жаль, что нет бумаги и конвертов, нигде не купишь.
Потом ты… писала, что, если можно, то купи что-нибудь из тёплого. Купить-то можно, только у местного населения, но вся беда в том, что никуда нельзя выйти из расположения части. Сама знаешь, время сейчас военное. Ну, насчёт посылки, то пока ещё не пришли. В общем, напишу, если можно будет прислать посылку через границу, но я думаю, что нельзя.
…пишу на разных клочках и конверты делаю сам, и склеиваю мылом. Напиши, как они, расклеиваются или нет. Но, в общем, письма пока что тебе доходят. Фанюша, напиши, как провели на заводе и в городе праздник 7 Ноября, выпей… пива за моё здоровье, ведь я, грешный, очень любил выпить пивца в подвале, да и вообще всегда. Ну, насчёт денег, то, наверное, пошлю в ноябре месяце, если здоровье, и ты… что-нибудь покупай. Ну, ещё раз крепко целую, до свидания. Остаюсь любящий тебя твой Митя Баталин.
Пиши скорей ответ.

1 ноября
…Скоро наступит 7 Ноября, праздник Октябрьской революции, и который приходится нам с тобой, Фанюша, встречать врозь и в такое тяжёлое военное время, когда лютый враг подошёл к сердцу нашей родины, к Москве. Да… тяжёлое время переживает наша Родина и мы с тобой… Ну, что ж поделаешь, будем терпеть. Да, Фанюша, очень тебе трудно и тяжело переживать это время (родить) одной, никто к тебе не придёт в роддом, если только Михаил Васильевич. А ведь помнишь… в прошлом году Митюшка приходил к тебе каждый день, приносил молока, пряников, конфет. Да, было… время спокойное и счастливое, всё проклятый Гитлер, вся жизнь перевернулась кверху дном. Мне сейчас… ничего на свете не мило. Кинокартины, которые у нас бывают, я сейчас совсем не смотрю, просто не хочется и смотреть.
На днях я, Фанюша, получил письмо от Авы – она послала в письме 2 тетради и 3 конверта. Сейчас я живу, Фанюшке есть на чём написать письмо…

 

В последующих письмах проскальзывает обида на Михаила Васильевича – почему не навещает и не помогает сестре?

 

26 ноября
…Почему, Фанюша, ничего не пишет Михаил Васильевич, я ему посылал два письма, а он мне ни на одно не ответил. И почему он тебе не помогает советами как брат. Он должен помогать своей сестре, когда она находится в положении, как ты. Я рад, Фанюша, что маме платят, как ты писала, 100 р., всё же на эти деньги она может жить. Дальше, милая Фанюша, насчёт посылки, то ничего не посылай, не дойдёт… Ну, о себе писать много нечего, живу по-старому, выдали зимнее обмундирование, холод не страшен, морозы стоят до 35 С. Нового в моей жизни ничего нет, что будет дальше, не знаю.
Уж ты, Фанюша милая, как-нибудь пиши почаще и побольше… В первую очередь пиши мне всё о ребёнке. Ну, имя дашь, если сын, то дашь имя Александр, если дочь – то Лидия. Передай… всем по привету. Сане Гагаринову в том числе. Скажи ему, что часто вспоминаю его подвал и наше кировское пиво. У меня здесь есть друг из Кирова, так ты сходи к его жене, вместе погорюете с ней. Зовут его Евгений Неофитович Клестов.
…Ну, счастливо оставаться. До свидания.

 

Но, всё же, основная забота – беременная жена. Тем больше счастья и одновременно грусти в письмах после известия о рождении дочери.

 

9 декабря
Добрый день!
…Сердечно благодарю за присланные письма. Из твоих писем я, Фанюша милая, узнал, что жизнь в Кирове красотою не блистает. Но ведь это и понятно – сейчас идёт ожесточенная война с проклятыми немецкими захватчиками. Мне… просто жутко читать о ценах, которые существуют в Кирове. Ну, как тут есть хлеб, если пуд муки стоит 280 рублей, уж очень дорого. Дальше… меня всё беспокоит мысль, как ты там, милая моя, будешь жить одна с ребёнком… Но я… чувствую, что всё будет в порядке, родишь сына, который будет расти, и чтобы к моему приезду он уже был большой и чтобы смеялся. Дальше… если мама не будет водиться, то куда ты с ребёнком. Придётся в ясли, только вот теперь стоит зима и уж очень много хлопот с яслями… у меня всё сердце выболело о тебе и ребёнке. Если всё пройдёт в порядке, нужно как можно беречь от простуды и от всех болезней. …близок час расплаты с проклятым врагом, который нарушил нашу счастливую жизнь. Переживай, Фанюша, все трудности и знай, что скоро разобьём врага, и мы снова заживём с тобой тихо и счастливо. Вот зря… ты мне послала в посылке носки, рукавицы, свитер и рейтузы. Тёплое обмундирование нам выдали, и я теперь не зябну, а посылку я ещё не получил и не знаю, получу или нет. Ну! Насчёт сухарей, то я сухари и вообще всё съестное приветствую. Если… я получу посылку, то, пожалуй, всё тёплое я пошлю обратно домой, а ты… если можешь, то пришли сухариков, в общем, из съестного, что можешь и карандаш химический, и платочков штуки 3. Вот всё, что мне надо, милая моя Афанасия Васильевна.
…Меня сегодня… угостили товарищи сухарями, они получили посылку. И так вкусны показались сухари, слаще мёда.

2 января
Поздравляю, дорогая моя Фанюша, с праздником, с Новым 1942 годом, в котором разгромим гитлеровские орды и будем заниматься мирным строительством. Здесь читали нашу газету «Кировская правда», которую прислала жена Клестова в посылке к празднику. Прочитал я газету и как будто побывал дома.
…Напиши… как живут в деревне наши старики, наверное, все иззаботились. Ты уж их не забывай и напиши, и передай от меня привет. Вот разобьём Гитлера и опять съездим в деревню в отпуск отдыхать…
Фанюша, после родов сфотографируйся с ребёнком, мне страшно хочется посмотреть на вас обоих. Не падай духом… скоро настанет день нашей победы над врагом. Пиши, жду ответа.

11 января
Добрый день!
Здравствуй, многоуважаемая моя жена Фанюша… Милая, если бы ты знала, как я обрадовался, когда прочитал в письме, что ты благополучно родила дочку. Я обрадовался – просто не описать, хотя я… ожидал сына. Ну! Хорошо и дочь. Только… ты не описала, какая она из себя… опиши, милая, поподробнее и береги… нашу крошку, ведь она у нас одна, и береги себя. Я, Фанюша, тоже не сплю целыми ночами, всё думаю, как ты там одна будешь жить с ребёнком. Если… с работой не будет плохо, то постарайся уволиться. Но! По-моему… нужно дочку носить в ясли, там всё же лучше и безопаснее, нежели оставлять дочь на няньку. Да и для тебя будет спокойнее, ведь для няньки нужно покупать лишние продукты. Да и оставлять квартиру на чужого человека – не будет тебе спокойствия. Хотя… правда, и тяжело тебе придётся носить каждый день дочку в ясли. Но! По-моему, это будет лучше для тебя, будет спокойнее, нежели держать няньку. Конечно, тебе виднее… не как мне, но мой совет – носить дочку в ясли, только уж нужно получше укрывать. Это, Фанюша, в том случае, если не уволят с работы, но, если уволят, то лучше увольняйся, чем работать за 100 рублей в месяц. Уж лучше воспитать дочь, а там будет видно в дальнейшем. Ведь можно будет поступить на работу, когда подрастёт дочь. Если мне здоровье, приеду домой, то заживём не хуже, чем жили раньше. Как бы, Фанюша милая, хотел быть около вас. Ведь я знаю, как тебе сейчас трудно одной с дочкой. Но что поделаешь, сейчас идёт Великая Отечественная война с проклятыми немецкими фашистами, и мне нужно защищать нашу Родину. Ничего, Фанюша, как-нибудь не унывай и не падай духом, ведь ты… слушаешь радио и читаешь газеты. Проклятую немчуру гонит наша армия всё дальше от Москвы на запад, и победа будет на нашей стороне… Письма сейчас пиши как можно чаще и описывай всё подробнее о своей жизни и о дочке, как она будет развиваться, ведь я так далеко от вас обеих. То, что ты мне напишешь в письме, я только это и буду знать…
…посылки я ещё не получил, наверное, затерялась где-нибудь или придёт к тебе обратно. Я её жду, жду, но, видно, не дождаться, уж такое моё счастье, как-то к ребятам приходят посылки тоже из Кирова и области. Хотя они и ждут месяца полтора и два, но приходят, а я не могу дождаться. Если затеряется, то ведь жаль тех вещей, которые посланы в посылке. Я не знаю… почему не пишет Михаил Васильевич. Я ему писал, но ответа от него не получил, адрес его потерял, а то бы ещё написал. Ведь знаешь… как иногда бывает тяжело, но как получу письмо от тебя, и как-то делается легче. Ведь… скоро 6 месяцев, как мы с тобой расстались на станции. Когда поезд отправился, то я смотрел на наш дом и на завод и видел тебя ещё, Фанюша, ты стояла в чёрной юбке, уже собралась на работу и махала рукой, а я смотрел, пока не скрылась труба завода за горизонтом. Не знаю, когда снова увижу своими глазами Фанюшку с дочкой и поцелую, и обниму.
11 января 1942 г., поздравляю с Новым годом.

1 февраля 1942 г.
Добрый день!
Здравствуй, милая моя жёнушка Афанасия Васильевна… Я сегодня, Фанюша, получил посылку, только не ту, о которой ты мне в начале ноября писала, что послана. Я получил посылку в белом мешочке, в нём находились сухари, сахар в красном мешочке и 2 носовых платка, и 2 карандаша. Посылка для меня очень ценная, и я ей был очень и очень рад. Ну, обратный адрес Авин. Письма в посылке никакого. Так что я не знаю, кто её послал – или ты, или Ава. Если бы ты… знала, с каким аппетитом я кушал домашние сухарики, просто не описать…

 

Есть письма, полные тоски по дому, мирному времени. В них ещё ярче прочитывается ненависть к врагу.

 

12 февраля 1942 г.
Добрый день!
Здравствуй, милая моя, дорогая жёнушка Афанасия Васильевна, шлю я тебе, моя милая, свой привет и привет нашей маленькой дочке Маргарите… Ну, во-первых, сообщаю, моя дорогая Фанюша, что меня перевели в стрелковую часть, где я сейчас нахожусь. Ну, то же самое на территории Монголии. Ну, хорошего в жизни ничего нет, кроме плохого. Морозы здесь… стоят страшные холода, особенно дуют сильные ветры, напротив ветра идти невозможно, так и режет. Я уже обморозил нос и щёки. Местность очень скучная. Кругом ровная, голая степь. Нет на ней ни деревца и ни одного кустика. Снегу почти что нет. Не знаю, милая, дорогая моя Фанюша, встретимся ли мы с тобой? Просто не верится. Как мне сейчас, дорогая моя, тяжело и грустно, просто куда бы и делся. На сердце такая тяжесть, как будто лежит стопудовый камень. Да, моя дорогая, чтобы дожить до того счастливого дня, чтобы после окончания войны вернуться к вам туда, домой и обнять, и расцеловать бы вас обеих. Не знаю, доживу ли я до этих милых дней. Будь трижды проклят Гитлер и его армия, из-за них я и весь наш народ переживает такие трудности. Что бы мне, дорогая моя Фанюша, пришлось бить проклятых немецких псов. Но мне не везёт… приходится мёрзнуть здесь.
Пиши, моя дорогая, ненаглядная Фанюшка, не забывай своего Митюшку, вспомни, что мы с тобой жили неплохо, и если бы здоровье, то и дальше жить будем не хуже, а лучше. Береги себя и дочку... Если бы ты знала, как я по тебе соскучился, просто не передать. Ну, пока до свидания. Будь здорова. Остаюсь твой навеки Митя Баталин…

 

А пока его вновь переводят на новое место…

 

15 февраля 1942 г.
…не получал от тебя давно писем и очень беспокоюсь об том, как там, милая моя, живёшь с дочкой. А я переехал в другое место, и адрес тоже переменился, так что письма твои ко мне не придут. Хотя и писал товарищам, чтобы переслали их ко мне. Но! Ведь как надеяться, могут переслать, а могут и нет. Но уж… на это письмо, пожалуйста, отвечай поскорей. Не представляешь, как мне дороги твои письма, и как они меня успокаивают. А меня сейчас успокоить необходимо, ибо очень тяжело на сердце и всё из-за того… что хочется бить проклятых немцев, а я переезжаю с одного места на другое, и всё в Монголии, и притом у меня… вся душа выболела. Всё думаю о вас, о том, как вы там живёте. Конечно, я знаю, что тяжело, а помочь я почти что ничем не могу… Да, дорогая моя, когда наступит этот счастливый день в моей жизни, чтобы вернуться и своими глазами смотреть на вас обеих. Не знаю, доживу ли до тех дней?
Ну, о себе, Фанюша, писать ничего не буду, потому что писать нечего. Уж ты… пиши больше о себе, пиши все мелочи, какие встретятся в твоей жизни. Сейчас вот самый больной вопрос – это воспитание нашей дочки. Всеми силами, Фанюша, старайся устроить её в ясли и сама с завода никуда не уходи ни в коем случае. Пускай пока и на дворе, это не важно. Но! Всё же на своём заводе и считай, что дома, и весной ваш цех откроется, и опять будешь работать в своём цехе. Без работы сейчас, Фанюша, в военное время жить нельзя – всё равно заставят. Ну, пока до свидания…

22 апреля 1942 г.
…О себе писать много нечего, живу так: целые дни на улице, на занятиях с утра до вечера, а погода здесь очень холодная, и дуют холодные сильные ветры. Апрель месяц, и тепла ещё не было. С питанием дело обстоит неважно. Помещение для сна очень холодное, спим, не раздеваясь. Ну, милая моя Фанюша, насчёт денег, то дело обстоит так, за 2 месяца деньги не получены, остались в части в Монгольской Народной Республике, и в этой части то же самое за март и апрель не получал. Живу без копейки, хотя здесь купить на них совершенно нечего. Но в конце апреля или в начале мая, я думаю, что деньги получу и сразу же пошлю тебе. Я знаю, что тебе… деньги нужны. Ну, что ж поделаешь, с переездом с одного места на другое получились перебои с деньгами…

15 мая 1942 г.
...Здравствуй, многоуважаемая моя жена Афанасия Васильевна и дочка Рита. Шлю я вам свой горячий привет и желаю самых наилучших пожеланий и успехов в вашей жизни и работе. Я вчера, дорогая моя, получил от тебя письмо, за которое сердечно благодарю и пишу ответ. …как я обрадовался твоему письму, просто не в силах описать, а письмо от тебя я так ожидал. Ведь подумай сама, я не получал от тебя писем более 3-х месяцев, и за это время всякие мысли приходят в голову. Но вот теперь я успокоился и знаю, что вы там обе живы и здоровы, чему я очень радуюсь. Спасибо… что нарисовала ручку нашей крошки. Вот как-то бы посмотреть Риту на фотографии… ведь Рите уже пошёл 6 месяц, и она, наверное, уже большая... Хорошо… что переехала в Дусину комнату, комната большая и тёплая и лучше жэктовской, потому что отдельно и близко от завода… Чтобы, Фанюша, вышло такое счастье – ехать на запад, на фронт, то, конечно, домой я бы постарался забежать… Но только едва ли придётся ехать туда на запад, наверное, придётся мёрзнуть здесь, в Забайкалье, а как хочется ехать, бить проклятую немчуру, которая хочет сделать нас рабами. Но думаю, что эта возвышенная, благородная цель не выпадет на мою долю…

26 мая 1942 г.
Добрый день!
…Сообщаю, что я жив и здоров, что и вам обеим желаю. Ну, дорогая моя, я рад, что вы живёте неплохо и переехали в другую квартиру. Всё же там будет лучше. Главное, милая Фанюша, береги Риту... А ведь я, милая Фанюша, иногда так думаю, что если б не война, которую немцы развязали, то я был бы дома, гулял бы с дочерью на улице. Но ничего… доживём и до таких счастливых дней, когда будем гулять с дочерью в Заречном парке и по городу, вот только покончим с проклятым немецким фашизмом и освободим наши народы… 1942 год должен быть годом окончательного разгрома немецких захватчиков.
…Очень жаль мне, Фанюша, Ивана Ивановича и Семахина, о которых ты писала, что их убили на фронте. Но что поделаешь, война есть война.
Ну, пару слов о своей жизни… по-старому, без изменений, всё время занятия с утра до вечера, даже времени нет написать письмо. Погода стоит здесь очень скверная, всё время дуют ветры, конец мая, тепла ещё не бывало. Ни одного дня… Ещё, дорогая моя Фанюша, я уже 2 месяца курю самым настоящим образом. Знаешь, скучно как-то, а покуришь, и легче делается. Ну, пока махоркой снабжают…

 

Год вне дома, в непривычном климате, со скудным питанием сказывается на здоровье Дмитрия Васильевича. Копится обида, что всё ещё не на фронте, когда его друзья и знакомые погибают.

 

3 июля 1942 г.
Здравствуй, дорогая моя Афанасия Васильевна и дочь Маргарита… Ну, письма… ходят очень редко и подолгу. Ну, это и не мудрено, ведь я на одном месте подолгу не живу, а всё переезжаю с одного места на другое… Мне лично… не поверишь, что времени даже написать письмо совсем нет. Вот сегодня, благодаря тому, что освободился от занятий пораньше, вот и пишу… Ну, насчёт здоровья, то за последнее время здоровье у меня очень… плохое, очень похудел, в весе уменьшился на 10 килограмм, сильная слабость, пухнут ноги, слабость по всему телу. В общем, служба здесь, в Забайкалье, сказывается. Ведь вот уж скоро один год, Фанюша, как мы с тобой расстались, я уезжал молодым человеком, а сейчас выгляжу сорокалетним. Ну, особых изменений в моей жизни не произошло. Время проходит на занятиях, на работе и всё, в общем, жизнь однообразная и очень скучная. Хочется… на Западный фронт, бить проклятых фашистов. Но там, конечно, не бывать, придётся мёрзнуть опять зиму здесь. Уж такое моё счастье… Очень жаль, Фанюша, мне Шурку Кардакова, чтобы мне вышла честь отомстить за его смерть…

6 июля 1942 г.
...Здравствуй, моя дорогая Афанасия Васильевна, крошка Рита и мама... Фанюша милая, у меня к тебе есть очень большая просьба и приказание. Я хочу вступить в кандидаты нашей компартии большевиков, а для этого нужно 3 рекомендации. Если Крушинин на заводе, то сходи к нему и скажи, чтобы обсудили этот вопрос и прислали мне рекомендации, ведь там на заводе есть люди, которые меня знают, как пять пальцев, взять Карпова, Русских, Гагарина. Попроси… этих товарищей, и я знаю, что они мне рекомендацию пришлют, вот эту просьбу… постарайся выполнить обязательно.
Ну, вот, пока всё, что я хотел написать, пиши, Фанюша, ответ. Будьте все здоровы. Крепко, крепко целую обеих с Ритой. Сердечный привет маме и всем родным и знакомым. Ещё раз целую. Твой Митя. Пиши. Жду.

 

Мы не знаем, успела ли Афанасия Васильевна выслать рекомендации, приняли ли Дмитрия Васильевича в партию. В скором времени после последнего письма Дмитрия Баталина зачислят в действующую армию и отправят «бить проклятых немцев». Какая участь выпала на долю этого молодого красивого мужчины – мы так и не узнаем.

Афанасия Васильевна всю жизнь проработала сироповарщицей на Кировском пивзаводе, где они и познакомились в своё время с Дмитрием Васильевичем. Умерла в 1986 году.

Маргарита Дмитриевна училась в Кировском политехническом институте, на электротехническом факультете. Работала инженером-электриком.

В надежде узнать хоть что-то о судьбе отца, она начала переписку с архивами и комитетом ветеранов войны. В г. Волгоград идут один за другим запросы.

 

Уважаемые товарищи
военные архивисты!

Пишу по поводу пропавшего без вести моего отца, Баталина Дмитрия Васильевича. По данным военкоматов, он пропал без вести в июле 1942 г.
Я знала, что он воевал под Сталинградом и ходил в бой в первых числах августа. В результате переписки с Волгоградским комитетом ветеранов войны и с однополчанами, исходя из адреса на конверте из Монголии, где он проходил военную подготовку в начале войны, я узнала, что он воевал в 1348 стрелковом полку 399 дивизии, которая формировалась в июле 1942 г. на ст. Борзя и прибыла на Сталинградский (а, может, не так назывался фронт?) фронт в конце июля и сразу вступила в бои. Где-то там, на Дону, в боях, погиб мой отец.
Прошу подтверждения моих розысков. Того, что он воевал в этой, 399 дивизии.

4/V–1995 г.

 

610035, гор. Киров,
Баталиной М. Д.

 

Уважаемая Маргарита Дмитриевна!

К сожалению, я не нашёл Вашего запроса и ответа на него в делах Волгоградской секции Советского комитета ветеранов войны. Поэтому не имею каких-либо других сведений, кроме как упомянутых в вашем последнем письме, о Вашем отце и его службе.
Волгоградская секция – городская организация г. Волгограда. Мы не имеем возможности осуществлять постоянную связь с советами ветеранов частей и соединений, которые в период Сталинградской битвы вели бои за пределами города, если они к нам не обращаются сами. Нет у нас и учёта ветеранов войны.
399 стрелковая дивизия вела бои в районе г. Калач-на-Дону Волгоградской области (западнее и севернее Калач-на-Дону). В конце июля – августе 1942 года она входила в состав 62 армии. В результате прорыва немецко-фашистских войск находилась в окружении, где вела тяжёлые бои.
Во многих школах, других учреждениях, предприятиях, по месту формирования и боёв дивизии, имеются музеи боевой славы. Как правило, на базе этих музеев и проводятся встречи ветеранов войны. Сведений о наличии музея 399 дивизии у нас нет. Поэтому, можем рекомендовать только Вам сделать запросы с целью установления связи с ветеранами дивизии, а именно:
– совету ветеранов войны и труда в г. Калач-на-Дону, 404520 с просьбой сообщить сведения о ветеранах дивизии, наличии музея боевой славы 399 стр. дивизии. В городе имеется районный музей – возможно, тоже имеются сведения о дивизии;
– совету ветеранов 62 армии (8 гвардейской), 119048, г. Москва, Г-48, а/я № 561 (место формирования дивизии, адрес музея и о ветеранах);
– в Волгоградском музее-панораме «Сталинградская битва», 400005, г. Волгоград, ул. Маршала Чуйкова, 47, имеются списки ветеранов Сталинградской битвы, в фондах сведения о частях и соединениях.
Имейте в виду, что в состав дивизии входило много частей и подразделений, поэтому в запросах нужно указать, в какой части, подразделении проходил службу Ваш папа, так как только близкий по службе мог его знать и помнить что-то о нём и обстоятельствах боя.

Член президиума
Волгоградской секции
Советского комитета ветеранов войны
В. А. Трушин

Уважаемая Маргарита Дмитриевна!

Письмо Ваше я получил. Не удивляйтесь моему слишком многословному ответу, отличному от стиля служебного, лаконичного письма. Как участник войны, много лет прослуживший в кадрах армии, закончивший службу в областном военном комиссариате и вот уже в течение 15 лет работающий в городском отделе культуры в качестве экскурсовода и инспектора, считаю возможным поделиться своими соображениями и дать ответы на некоторые Ваши вопросы. В Сталинградской битве я не участвовал, был на других фронтах, где также было не легче. По роду своей работы и общественных обязанностей многие годы связан с изучением боёв за Сталинград, судьбами людей, встречаюсь со многими участниками этих событий, читаю всё, что доступно из напечатанного и хранящегося в фондах музеев нашего города.
Свои мысли излагаю на машинке, без посредника. Поэтому прошу извинить за опечатки, возможные ошибки и обороты изложения. Перечитывать не буду, так как при этом всегда делаю правку и перепечатываю.
Всё по ходу содержания Вашего письма.
Волгоградская секция Советского комитета ветеранов войны – полностью общественная организация и только Волгоградская городская. За пределами города не имеет каких-либо своих отделений, групп, поэтому не имеем возможности досконально изучить и разрешить за пределами города Волгограда многих вопросов. Тов. Сергеев В. И. уже в преклонном возрасте, болеет и дальше не смог нести общественные обязанности в нашей секции. Я являюсь продолжателем, если можно так выразиться, его работы.
К сожалению, в боях под Сталинградом, особенно в начале оборонительного периода, было много без вести пропавших воинов Советской Армии. Причины различные: окружение, различные обстоятельства пленения, гибель всего расчёта, группы бойцов при отсутствии очевидцев. В общем, таких обстоятельств неизвестности очень много было. Каких только случаев не описывалось в нашей печати.
Бывают случаи, когда без вести пропавший вычёркивается из этих списков. Но они довольно редки. На днях газета «Волгоградская правда» рассказала читателям о таком случае: при проведении строительных работ обнаружены останки воинов, погибших при взрыве бомбы или снаряда, но только у одного установлено имя (по медальону). Может быть, это сделано и на основании показаний очевидцев.
О 399 стрелковой дивизии нам известно очень мало, особенно за начальный период боёв на дальних подступах к Сталинграду (на правобережье р. Дон). В Сталинградской битве она участвовала с 28.7.1942 г. по 18.9.1942 г. В состав 62 армии передана 3.8.1942 г. В конце августа – сентябре 1942 г. находилась во втором эшелоне армии и занимала оборону на ближних подступах к городу.
Учёт погибших военнослужащих ведут военные комиссариаты: областной – за область, т. е. погибших и похороненных на территории области; районный военкомат – за свой район. В сельском Совете, поселковом Совете списки погибших ведутся по каждому захоронению на своей территории. Все эти списки (во всех этих учреждениях) взаимно уточняются, они одинаковы по перечню имён и сведений.
Учёт без вести пропавших военкоматами не ведётся. При обнаружении ранее неизвестных захоронений, при перезахоронении останков погибших, при поступлении различных свидетельских показаний военкоматы проводят проверку и установление имён.
В данном, Вашем случае, военкоматы не смогут дать какого-либо положительного ответа о судьбе Вашего отца. Можно попытаться написать запрос в военкоматы (Суровикинский – г. Суровикино и Клетский – пгт. Клетский, они Волгоградской области), где дивизия принимала участие в боях, с просьбой сообщить о возможных проживающих в этих районах или приезжавших на места боёв ветеранах 399 стрелковой дивизии.
Возможно, в этих районах имеются музеи и комнаты боевой славы в школах и др. организациях, где можно что-то узнать о дивизии и её бойцах. У нас многие школы имеют такие музеи и залы, ведут переписку с ветеранами. К сожалению, располагаем подробными данными по музеям и залам славы только по городу Волгограду. В каждом районном отделе культуры, обществе охраны памятников района такие сведения должны быть.
Во всех стрелковых полках, как и в 1348 стрелковом полку 399 стрелковой дивизии, было по три стрелковых батальона (1, 2, 3), но не четыре. Поэтому, в письме пишете – служил в 4 батальоне, сведения неправильны. Нумерация рот идёт: 1 батальон – 1, 2, 3 роты, 2 батальон – 4, 5, 6 и т. д. Судя по номеру роты – отец служил в 1 батальоне. Чтобы добиться каких-то положительных сдвигов по установлению судьбы отца, может помочь только один путь – выход на сослуживцев. Надежды мало, прошло так много времени, кто ещё жив из тех участников событий?
399 стрелковая дивизия в период боевых действий в июле-августе 1942 г. неоднократно попадала в критические ситуации: была и дралась в окружении в полном составе и некоторыми частями и подразделениями, отходила и вынуждена была поспешно отступать, многие боевые задачи выполнялись и решались малочисленными подразделениями из её состава. Какая же судьба выпала Вашему отцу? Невозможно что-то высказать более определённое. Всё могло случиться. Погиб, был тяжело ранен и скончался на поле боя или на пути эвакуации в тыл, погиб от внезапного огневого налёта, нападения врага. Возможно, попал в плен и нашёл гибель уже в плену. Убежал из плена и где-то воевал. Сколько таких судеб?
Если имеется документ – пропал без вести, следовательно, документами части другого не зарегистрировано. Могут что-то прояснить только очевидцы – сослуживцы. Если ещё не поздно, пытайтесь найти таких людей.
К нам не поступало заявок от ветеранов 399 стрелковой дивизии. Если что-то будет установлено, сообщим Вам.
Ещё раз прошу извинить за многословность этого письма. С уважением и наилучшими пожеланиями.

В. А. Трушин

29.11.1988 г.
г. Волгоград

 

Переписка с архивами, поиск однополчан не дали результатов.

Маргарита Дмитриевна сейчас на пенсии. Дмитрия Васильевича неизменно называет «папочкой», с гордостью говорит, какая красивая пара они с мамой были. На стене её квартиры – фотография Дмитрия Баталина в красноармейской форме – память об отце, который так и не вернулся с поля боя.

Публикацию подготовила
С. С. Курбатова

* В представленных письмах присутствуют моменты, которые мы не смогли должным образом разъяснить (например, встречающиеся имена, переезды Афанасии Васильевны и т. д.). Что-то можно понять по контексту, что-то нет. Не будем забывать, что прошло уже много времени – что-то забылось, что-то не казалось важным. Надеемся, нам удалось главное – показать жизнь человека, его настроения и мысли в тяжёлый период нашей истории, чтобы за всей глобальностью прошедших событий мы помнили об огромной роли каждой конкретной личности.