Главная > Выпуск №26 > Первая четверть «Герценки»...

Первая четверть «Герценки»
(к 15-летнему юбилею краеведческого альманаха)

Д. Н. Шилов

В последние два с половиной десятилетия краеведение переживает в нашей стране настоящий расцвет. Интерес к истории, культуре, природе родного края, на протяжении большей части XX столетия незаслуженно считавшийся чем-то вроде развлечения (а то и преследовавший ся, как идеологически невыдержанный), получив свободу для развития, охватил самые широкие слои российского общества. Краеведение общедоступно, им могут заниматься и профессиональные учёные, и начинающие.

В то же время, как писал Д. С. Лихачёв, «краеведение принадлежит к типу комплексных наук. Оно соединяет в себе сведения природоведческие (в свою очередь, комплексные), исторические, искусствоведческие, по истории литературы, науки и т. д. Объединяющее начало состоит в том, что все эти сведения относятся к одной местности. Последних может быть огромное множество… В этом замечательная особенность и сила краеведения»1.

Изучение родного края имеет в России давнюю традицию. В апреле 2014 г. исполнилось 130 лет со дня учреждения первых губернских учёных архивных комиссий, главными задачами деятельности которых стали сохранение местных архивов, публикация исторических документов, распространение в обществе исторических знаний, охрана региональных памятников истории и культуры. К 1917 г. таких комиссий было уже более сорока, причём предполагалось, что постепенно они будут организованы во всех губерниях и областях громадной империи. С 1914 каждая комиссия получала ежегодную субсидию из государственного бюджета.

За четыре десятилетия своей работы учёные архивные комиссии опубликовали около 1200 наименований различных трудов. Половину из этого составили продолжающиеся издания, выходившие под названиями «Трудов», «Известий», «Летописей»2. Каждый новый выпуск становился важным событием в культурной и научной жизни региона, повсеместно читался, обсуждался, рецензировался. К глубокому сожалению, после исключительно плодотворного, но непродолжительного периода 1920-х годов для краеведов наступили годы гонений и забвения.

Процесс возрождения краеведения и региональной краеведческой периодики начался в 1990-х гг. Важное осмысление уже свершившихся результатов этого явления было сделано в 2010 г. организаторами Всероссийского конкурса краеведческих периодических изданий, проводившегося по инициативе Д. А. Гранина и при поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва. Результаты всероссийского анкетирования показали, что за неполных два десятилетия на территории Российской Федерации началось издание 165 краеведческих журналов, большинство из которых продолжает выходить. Экспертный совет конкурса присудил гранты Фонда Лихачёва 14-ти изданиям. В их числе и альманах «Герценка: Вятские записки», выпускаемый Кировской государственной универсальной областной научной библиотекой имени А. И. Герцена (далее буду именовать ее просто Библиотекой)3.

Идея создания «Герценки» возникла в 1999 г. в связи с празднованием 90-летия со дня открытия краеведческого отдела Библиотеки – старейшего среди аналогичных отделов всех областных библиотек России. Первый выпуск альманаха вышел в 2000 г. Он начинался предисловием директора Библиотеки М. А. Новосёловой, в котором коротко рассказывалось о предпосылках создания «Герценки» и её задачах. И – ни строчки того, что ныне зовется «пиаром». Напротив, были слова, ставившие под некоторое сомнение будущее издания: «Из-за финансовых трудностей библиотека не имеет возможности вести издательскую деятельность, но мы надеемся, что это временные проблемы и они разрешимы».

Кто бы мог тогда предположить, что не пройдёт и пятнадцати лет, как в руках читателей окажутся уже двадцать пять тетрадей (а иной раз хочется сказать – томов) «Герценки» – теперь уже знаменитой, многократно премированной, известной всем на Вятке и многим за её пределами? Уже первый выпуск альманаха был отмечен в 2001 г. дипломом Пермского форума книги, второй был признан лучшим краеведческим изданием выставки «Вятская книга – 2001». В 2004 г. авторский коллектив «Герценки» был награждён премией губернатора в области литературы и искусства. О признании всероссийском я уже упоминал.

Проблема, даже беда многих региональных краеведческих изданий – нерегулярность выхода и объёма, неравноценность содержания. Вопрос финансирования подобной литературы, связанный с её коммерческой невыгодностью, актуален ещё со времён губернских архивных комиссий. Однако, как представляется, в гораздо большей степени успех краеведческого журнала зависит от научной активности местного краеведческого сообщества и от энергии и квалификации редакции издания.

«Герценка» с самого начала явилась регулярным изданием: в 2000– 2002 гг. альманах был ежегодным, а с 2003 г. стал выходить два раза в год. Единственный сбой возник в 2006 г., когда был опубликован только один выпуск (10-й). То же повторилось в 2008 г. (13-й), но в следующем году вышло сразу три (14-й, 15-й и 16-й). Редакции удалось избежать и другого печального недостатка современных периодических изданий – сдвоенных, строенных и т. д. номеров. О значении регулярного выхода продолжающегося издания много говорить не приходится. Скажу лишь, что это вырабатывает хорошую привычку у читателей – они (в том числе и я сам) знают, что выпуск будет и с нетерпением ждут его.

Самыми скромными по объёму оказались первые два выпуска «Герценки» (144 и 160 страниц). Затем объём вырос: менее двухсот страниц оказались ещё три выпуска (4-й, 5-й и 16-й), объём всех остальных колеблется от 208 до 292 страниц, причём начиная с 17-го выпуска (2010 г.) минимум – 256 страниц. Эти числа свидетельствуют как о постепенном наборе «веса» (прежде всего, научного), так и о стремлении редакции всё-таки придерживаться определённого объёма издания.

В соответствии с современными требованиями к публикации информации все печатные выпуски «Герценки» продублированы на сайте Библиотеки, причём дважды – полнотекстовыми версиями в форматах html и pdf. Меня лично очень радует, что редакция, делая посредством публикации в Интернет своё издание доступным для значительно более широкого круга читателей, в то же время не отказывается от традиционной книжной его формы, ныне многими объявляемой «устаревшей» по соображениям технологическим и коммерческим. Не вдаваясь в спор об основах мироздания, замечу всё же, что книга есть памятник национальной культуры, осязаемый и, в широком смысле, не поддающийся уничтожению, электронные же публикации исчезают из просторов всемирной Сети столь же легко, как и появляются там.

Помимо полнотекстовых версий, на сайте Библиотеки отдельно размещены указатели имён и содержания к выпускам с 1-го по 20-й. Такие же указатели к 24-м выпускам опубликованы в 25-м выпуске «Герценки» и тоже доступны на упомянутом сайте.

Судя по этим указателям, за 15 лет на страницах «Герценки» увидели свет около семисот статей, публикаций и рецензий 317 авторов, причём 106 из них помещали свои материалы в двух и более номерах альманаха. Разумеется, наибольшее представительство в «Герценке» получают местные специалисты – современные вятские учёные и краеведы. Пальма первенства принадлежит здесь историку и архивисту В. С. Жаравину, опубликовавшему свои работы в 18-ти выпусках «Герценки». Также среди наиболее популярных авторов – Е. В. Березин, Н. П. Гурьянова, Т. А. Дворецкая, В. Н. Колупаева, В. А. Коршунков, Г. А. Кустенко, А. А. Марков, А. Л. Мусихин, Т. К. Николаева, А. Л. Рашковский, В. К. Семибратов, Г. Д. Скальная, М. С. Судовиков. Статьи и публикации каждого из них помещены не менее чем в 10-ти выпусках.

Однако полная география авторов «Герценки» удивительно широка. В двадцати пяти выпусках журнала читатель найдёт статьи и публикации авторов и составителей не только из Кирова и Кировской области, но и из разных городов и сёл России (Армавир, Вологда, Воронеж, Глазов, Екатеринбург, Елабуга, Ижевск, Иркутск, Казань, Котлас, Куровское Московской области, Москва, Нижний Новгород, Новосибирск, Омск, Пермь, Рязань, Санкт-Петербург, Саратов, Тавда Свердловской области, Ульяновск), Беларуси (Свислач), Украины (Харьков), Вели кобритании, Германии, Канады (Торонто) и США (Мобил, Сиэтл).

Ещё более существенен тот факт, что «Герценка» – журнал демократичный, можно сказать, народный. Его страницы открыты для авторов всех возрастов и профессий. Например, открыв последний, 25-й выпуск альманаха, увидим среди его авторов и врача, и школьного учителя, и студентку, и школьницу, а рядом с ними – кандидатов и докторов наук и даже члена-корреспондента РАН. Неоспоримое достоинство редакции журнала – умение собрать под одной обложкой труды специалистов разных возрастов и научного багажа.

Единственное непременное требование ко всем авторам – представляемые статьи и публикации должны соответствовать заявленным редакцией журнала критериям отбора. По её словам, главное требование к материалам – «новизна и содержательность, т. е. материалы ранее не должны нигде публиковаться, с одной стороны, с другой – это должны быть научно обоснованные материалы, открывающие новые факты и имена вятской истории».

Современная «Герценка» – издание довольно строго рубрицированное. Правда, насколько мне удалось проследить, во всех 25-ти выпусках без исключения присутствует только одна рубрика – «Сведения об авторах». Рубрика, кстати, важная и более полезная, чем может предположить поверхностный взгляд. Изменения биографических данных у авторов за 15 лет представляют собой любопытный и своеобразный материал для будущего историка вятского краеведения. С другой стороны, и редакции стоило бы обратить на этот раздел большее внимание. Один недостаток «Сведений об авторах» первых выпусков – не всегда указывался город пребывания автора статьи (в результате: «писатель, краевед, заслуженный работник культуры РФ» – и?) – ныне устранен. Укажу ещё на разнобой сведений об одних и тех же авторах в разных выпусках журнала. Особенно это касается ушедших. Хороший пример – Г. Ф. Чудова. В семи выпусках «Герценки» помещены семь её статей (вып. 1, 8, 12, 16, 20, 23, 24). В «Сведениях об авторах» в трёх выпусках она вообще пропущена (вып. 8, 20, 23; почему?), а в четырёх других ей даны очень различные определения: «старейший библиограф-краевед» (вып. 1), «библиограф-краевед, заслуженный работник культуры РФ, в 1942–1992 гг. – сотрудник КОУНБ им. А. И. Герцена» (вып. 8), «заведующая краеведческим отделом в 1942–1960 гг. (Киров)» (вып. 12), «библиограф, краевед, ветеран труда Кировской ордена Почёта государственной универсальной областной научной библиотеки им. А. И. Герцена, заслуженный работник РСФСР» (вып. 24). Мне кажется, унификация в этом случае не помешала бы.

Всего же за всю историю «Герценки» я насчитал в журнале около 30 рубрик (без учёта полутора десятков специальных тематических подборок). Но треть из них присутствуют только в первых трёх выпусках, а затем либо исчезают, либо переименовываются. С третьего выпуска рубрикация становится стабильной, изменяясь иногда в соответствии с содержанием выпуска (обычно по случаю какого-либо юбилея).

Открывает журнал обычно рубрика «Библиотека имени А. И. Герцена и другие библиотеки» или «Библиотека имени А. И. Герцена. История в лицах» (с вып. 5). Она содержит статьи и воспоминания об истории Библиотеки, а также о замечательных людях, когда-либо служивших в ней. Значение этой рубрики подчёркивается общей концепцией «Герценки», удачно сформулированной редакцией: «Образно говоря, это альманах друзей библиотеки».

Статьи и материалы трёх других основных рубрик – «О Вятке и вятчанах» (с вып. 3, отсутствует в вып. 16; с вып. 25 называется «Вятка и вятчане»), «Портреты. Судьбы» (с вып. 3, отсутствует в вып. 16; в вып. 3 называется «Судьбы. Портреты»), «Из неизданного» (с вып. 2, отсутствует в вып. 16 и 25) – рассказывают тоже об истории и людях, но уже всего Вятского края. Отмечу, что эти разделы журнала не только информационно насыщенны, но и разнообразны, содержат статьи и публикации по различным эпохам истории и культуры края, начиная с раннего средневековья и заканчивая двадцатым веком. Рубрика «Наши раритеты» (в вып. 1–21, отсутствует в вып. 4, 5, 8, 11–13, 17, 19 и 20) знакомит читателей с книжными и рукописными сокровищами Библиотеки и её отдела краеведческой литературы, рубрика «По музейным залам» (в вып. 3, 5, 7, 9, 10 и 21) – с музеями области и их коллекциями, рубрика «Хроника» («Хроника событий») (в вып. 1–4, 7, 9, 11, 14, 17) – с событиями общественной и культурной жизни города и области (по материалам областной и районной печати). Из повторяющихся отметим также рубрики «Наш гость» (в вып. 3, 5, 6, 17) и «Путешествия» (в вып. 2, 14, 15).

Выдающимся событиям в жизни края обычно посвящены особые тематические разделы-подборки, например: «Н. А. Заболоцкому – 100 лет» (вып. 4), «Городу Слободскому – 500 лет» (вып. 7), «Фронтовые строки» (вып. 8), «Памяти Светланы Петровны Кокуриной» (вып. 9), «Наша родословная» (10), «Памяти Валентина Дмитриевича Сергеева» (вып. 11), «Вятской епархии – 350 лет» (вып. 13), «65-летию Победы посвящается» (вып. 17), «Вятскому художественному музею имени В. М. и А. М. Васнецовых – 100 лет» (вып. 18), «Памяти отца Алексия (Сухих)» (вып. 19), «Е. Д. Петряев: к 100-летию со дня рождения» (вып. 23), «К юбилею города» (вып. 25).

Важнейшая общая особенность содержания «Герценки» – наличие большого объёма публикаций разнообразных исторических источников. Особенно богат журнал мемуаристикой. Перечислю наиболее значительные публикации. В альманахе увидели свет воспоминания агронома Вячеслава Ивановича Юферева (вып. 3), актёра и режиссёра Льва Васильевича Осокина (вып. 5, 12, 15), фотографа и коммерсанта Ивана Алексеевича Хохлова (вып. 6), мемуары Тамары Георгиевны Зингер о жизни в доме музыканта и художника Михаила Васильевича Матюшина (вып. 8), «Областные очерки» председателя Кировского облисполкома И. Л. Иволгина (вып. 8), автобиография слободского краеведа и коллекционера Николая Андреевича Оглоблина (вып. 9), мемуары профессора Казанской духовной академии Ивана Яковлевича Порфирьева (вып. 10), хирурга Кировской областной больницы Евгении Григорьевны Ландесман о встречах с Н. Н. Бурденко и В. Ф. Войно-Ясенецким (вып. 14), рукопись «Из воспоминаний о годах учёбы на истфаке КГПИ» журналиста и краеведа Игоря Владимировича Порошина, воспоминания эмигранта-репатрианта Николая Геннадьевича Лермонтова о детстве и о скульпторе Паоло Трубецком (вып. 17), мемуары Оксаны Фёдоровны Жениховой «О времени, о близких, о себе» (вып. 18), «Вятские воспоминания» литературоведа и коллекционера Бориса Григорьевича Сергиева (вып. 18), мемуары «Телега жизни» врача, литератора, друга Н. А. Заболоцкого Михаила Ивановича Касьянова (вып. 19), воспоминания о Вятской гимназии Леонида Александровича Спасского (вып. 20), воспоминания матроса Балтийского флота Николая Макаровича Саватеева (вып. 20, 22), художника Николая Александровича Захваткина (вып. 20), мемуарные очерки писателя Александра Васильевича Ревы (вып. 21), «Записки обыкновенного человека» Валерия Павловича Митюшёва (вып. 21), «Воспоминания о Вятке 1920–1930-х годов» Софьи Вацлавовны Заруской (вып. 22), воспоминания Василия Яковлевича Ложкина (вып. 23), краеведов Валериана Николаевича Шкляева и Александра Васильевича Кострова (вып. 24), «Воспоминания провинциального музыканта» Андрея Николаевича Захваткина (вып. 25).

В «Герценке» также опубликованы дневники полковника, участника Великой Отечественной войны Николая Алексеевича Семиколенных (вып. 13), вятского уроженца Ивана Яковлевича Ложкина (вып. 14, 15), студента Московского университета Георгия Васильевича Амосова (вып. 19). На страницах альманаха регулярно помещаются публикации эпистолярного наследия деятелей вятской истории и культуры – письма художника А. М. Васнецова к братьям (вып. 7), семейная переписка врача Николая Васильевича Отрокова (вып. 11), письма Е. В. Гогель к А. Ф. Кони и Н. А. Чарушину (вып. 12), переписка семьи вятских книголюбов Моралёвых (вып. 12), уже упоминавшегося Б. Г. Сергиева с краеведом и библиофилом Евгением Дмитриевичем Петряевым (вып. 17), письма педагога Николая Михайловича Васнецова (вып. 19). Наконец, публикуются и важные документальные подборки, например, посвящённая документам М. А. Шолохова в Государственном архиве Кировской области (вып. 20).

Для меня несомненна духовная и культурная связь «Герценки» с такими корифеями русской исторической журналистики, как «Русский архив», «Русская старина», «Исторический вестник», современный «Российский архив». Нет сомнения, что многие поколения читателей будут благодарны редакции альманаха за публикацию уникальных материалов по истории и культуре Вятского края.

Признаюсь, всегда с особенным интересом читаю материалы «Герценки» из рубрики с поэтическим названием «Отражения» (с вып. 3, отсутствует в вып. 16). В ней – рецензии на наиболее интересные книги по истории и культуре края и информация о них. Отмечу, что редакция не ограничивается откликами только на научные и научно-популярные издания о крае и его деятелях, но публикует и рецензии на художественные произведения вятских авторов – поэзию, прозу, литературу для детей. Неожиданное, но оправданное, вполне краеведческое решение.

Не секрет, что культура научного рецензирования в современной российской исторической науке оставляет желать лучшего. Рецензия как жанр стала непопулярна. Разделы критики наличествуют в ведущих столичных исторических журналах, однако наполняются они, в основном, формальными, поверхностными (в стиле краткого пересказа предисловия) откликами на книги, причём не на те, которые по своим крупным достоинствам или недостаткам этого заслуживают, а на те, которые «поступили в редакцию». Стали редки рецензии, написанные не по заказу автора. Соответственно, и отношение многих авторов к незаинтересованным критическим разборам их трудов стало неадекватным – в таких рецензиях видят зоильство, злой умысел, а то и вовсе происки «тёмных сил».

На фоне этого массового и неотрадного явления раздел «Отражения» в «Герценке» выглядит небольшим, но достойным внимания исключением. Многие из помещённых в нём рецензий – интересные, критические, содержат новые данные по обсуждаемой теме.

Иногда на страницах журнала возникают дискуссии, с «ответами» и «ответами на ответы» – острые, но не выходящие из этических рамок, устоявшихся в научном и культурном сообществе. Характерный пример – публикация материалов очень полемичного (что чувствуется уже из названия) круглого стола «Проблема фальсификации вятской истории: кто виноват и что делать?» (вып. 17).

Краеведческая среда очень многообразна. Она состоит из увлечённых своим делом людей, которые обладают разным багажом знаний и далеко не одинаковым уровнем научной подготовки. В этом сила краеведения, в этом и его слабость, и точка расхождения с титульными учёными. Специалист-профессионал нередко уступает любителю в объёме знаний, последний же не всегда обладает профессиональными навыками, которые необходимы историку, ибо история – это всё же не искусство (Клио), а наука, со своими приёмами и методами.

«Герценка» – пример удачного сплава энтузиазма знатоков с профессионализмом обладателей степеней и званий. Наверняка редакция альманаха не всегда бывает согласна с мнениями и высказываниями всех своих авторов. Предоставляя им, беспристрастно и свободно, с единственным условием научного качества, страницы своего журнала, редакция «Герценки», как мне кажется, являет достойный подражания пример того, чего пока в целом иногда недостает нашей научной общественности – уважения к иной точке зрения, к праву любого человека её высказывать и отстаивать.

Статья была подготовлена для издания Кировстата
«Памятная книжка Кировской области и календарь на 2015 год»

Примечания

1 Лихачёв Д. С. Краеведение как наука и как деятельность // Русская культура. М., 2000. С. 159.
2 Издания губернских учёных архивных комиссий, 1884–1923 гг. Вып. 1 / сост. Л. Ф. Писарькова. New York, 1994. С. XV, XVII.
3 См.: Краеведческая периодика России, 1992–2010 : материалы к библиографии краеведческих и продолжающихся изданий Российской Федерации. СПб., 2010.