Главная > Выпуск №26 > Любовь – чувство интеллектуальное…...

Любовь – чувство интеллектуальное…
(О трёх книгах Н. П. Мясникова)

Ю. А. Сауров
С тропы своей ни в чём не соступая,
Не отступая – быть самим собой.
Так со своей управиться судьбой,
Чтоб в ней себя нашла судьба любая
И чью-то душу отпустила боль.
А. Т. Твардовский

Я настойчиво хотел иметь и добился, чтобы у меня в руках оказались три книжки воспоминаний известного мне журналиста и духовного деятеля нашего края Николая Петровича Мясникова: «Отец» (2010), «Страна Медяния» (2012), «Армейские легенды» (2013). Самой «сладкой» из них мне показалась «Страна Медяния». При чтении возникло мгновенное чувство-мысль – это и моя страна… Пусть у меня в жизни было не так, не те события, не те герои, да и думаю я «не так», но многое и так… Вот бегу, лечу, спешу к любимому болеющему человеку – моей маме – со слезами на глазах. И каюсь на коленях «Всевышнему» в своих грехах: мало помогал, мало заботился, мало… Вечный сюжет.

Все три книжки я прочитал за одну ночь. Кошка почему-то, мяукая, разбудила меня в два часа. В итоге я встал, заварил зелёного чаю, взял в руки книжку и уже не заснул… Не скрою: я люблю интеллектуальные изыски в словах. Но пир мыслей-чувств приходит в простых, чаще всего почему-то горьких, словах о реальностях жизни. Вот я прочитал о «Малых Мясниковых», что рядом с Медянами: «За ней – луг, где всё утопало в ослепительно жёлтых цветах – лютики, колокольчики, сурепка и ещё бог знает какие, но все только ярко-жёлтые…» А вспомнил бабушкину деревню моего детства «Швецово» Яранского района, дорогу к ней через поле с буйством синих и жёлтых цветов. Её соседей-старушек на завалинке, которые тогда мне казались старыми-престарыми, а сейчас в мышлении оказались молодыми-молодыми. Теперь нет ни деревни, ни жителей. Осталось пространство, да и обрывками какое-то время в душе тогдашних ребятишек…

В названных книгах чистые, качественные фотографии с простыми лицами деревенских жителей пятидесятых и иных годов. Под стать им и чувства: «Клёв кончился. Мы сели позавтракать, передохнуть. Можно и домой возвращаться. В то чудное июньское утро на роскошных цветущих лугах, благоухающих ароматом, на бирюзово-зелёной, никем не мятой траве можно забыть обо всём, лежа на спине, смотреть в чистую, бесконечную синь неба и отдыхать телом и сознанием от хлопот и забот».

Но всё же важной, наверное, и главной целью книг является идейно-нравственный долг сказать о духовном стержне людей того времени, да и времени вообще и всегда. Если есть честные принципы-вера и если есть сила их применить, то никакие случайные события жизнь не искривят, людей от тебя не оттолкнут, и дело пойдёт. Такова жизнь в этих книгах.

А напоследок я скажу: есть в нетолстых книжках повторы фактов жизни, то об отце, то о деде, как будто это специальные повторы чувств. Замечу, что с возрастом эти повторы «из своей жизни» в устной речи – дело обычное. И думается, что в данных книжках это не недостаток и письменной речи, а живущая в словах-душе ценность, которая рвётся к людям. Факт описать можно. Не знаю, как сказать жизнь? Как?!