Главная > Выпуск №26 > Портретная галерея представителей...

Портретная галерея представителей рода Рязанцевых в рисунках

Т. В. Малышева

Род Рязанцевых известен на Вятской земле с конца ХVI в. Деревня Резановская, как часть села Истобенское Орловского уезда, зафиксирована в переписи в 1629 г. Среди жителей края до сих существуют легенды о средневековом разбойнике Резане Истобенском. Первым известным городским жителем из Рязанцевых был хлыновский городовой приказчик с 1595 г., торговый человек Фёдор Рязанцев, «во иноцех Феодосий схимник» (по Синодику Успенского Трифонова монастыря), один из самых богатых и грамотных вятчан своего времени. «Дозорная книга» 1601 г. Фёдора Артемьева Рязанцева, перечисляющая богатства Трифонова монастыря по указанию царя Бориса Годунова, очень много значит для истории Вятской земли.

Но исследователь вятских родословных В. А. Любимов относит представителя самой известной в мире искусства семьи нашего современника скульптора В. С. Рязанцева к роду Хохряковых, купцов, селившихся на главной улице Московской и параллельной ей Преображенской. По рукописи Любимова, Пелагея Андреевна Хохрякова, родившаяся примерно в 1724 г., вышла замуж за посадского Андрея Михайловича Казанцева и «стала прародительницей художников А. И. Деньшина, А. Е. Люстрицкого и скульптора В. С. Рязанцева». Два рода, Хохряковых и Рязанцевых, в веках пересекаются, неоднократно роднясь между собой, вступая в брак с именитыми горожанами других фамилий. Мы расскажем о самых известных семьях среди Рязанцевых, занимавшихся музыкой и изобразительным искусством.

Многое о музыкальных семьях мы узнаём из книги Р. М. Преснецова «Музыка и музыканты Вятки», изданной в 1982 г. В истории Вятки музыкальная жизнь, благодаря Рязанцевым, значительно оживилась в 1860-х годах. Рязанцевы селились, начиная с улицы Московской и до села Красного, на расстоянии семи вёрст, где землями владели их предки.

На городской окраине, на бывшем Казанском тракте по современному адресу: Хлыновская улица, дом 3 – совсем недавно, ещё в 2008 г., стоял дом-крепость, построенный Иваном Феофилактовичем Рязанцевым, младшим сыном первого вятского фабриканта и заводчика ХVIII в. Фабрика перешла ему и его прямым потомкам в управление от отца. Иван передал сыну Николаю и фабрику, и дом. После смерти хозяина его единственный сын Владимир (1844) и дочь Мария (1839) со своими семьями остались в доме, где постоянно звучала музыка, шли репетиции благотворительных концертов для вятской публики.

Мария вышла замуж за Владимира Петровича Аленицына (1838), родившегося в Вятке в семье советника Вятской палаты государственных имуществ. Проявившиеся уже в раннем детстве «призвание и страсть к музыке» Владимир Петрович пронёс через всю жизнь, хотя окончил юридический факультет Казанского университета. В Вятке конца 1870-х – начала 1880-х годов он был лучшим пианистом. Вместе с ним выступали супруга Мария Николаевна и её брат Владимир Николаевич, который удачно женился на певице Юлии Анатольевне Зарецкой.

Портрет В. Н. Рязанцева

К тому же, Владимир Николаевич хорошо рисовал и оставил после себя портретную галерею Рязанцевых-Аленицыных – 14 карандашных портретов, среди которых есть портрет Николая Хохрякова 1882 г., когда позировавший молодой художник только что вернулся из Петербурга от И. И. Шишкина. Этот портрет и стал ключом к разгадке музейного детектива, так как все портреты, подписанные инициалами «В. Р.», хранились в Вятском художественном музее в одной скромной папочке. Н. Н. Хохряков об этих родовых портретах знал, будучи заведующим картинной галереей художественного музея, стремился заполучить их в музей ещё в 1919 г., и, кстати, свой портрет из папочки не выложил, хотя относился к ветке рода по матери, к наследованию фабрики отношения не имеющей.

А, между тем, цель В. Н. Рязанцева осуществлялась параллельно задаче А. А. Спицына, который в 1884 г. издал книгу «История рода Рязанцевых», составив родословие в связи со столетием фабрики, основанной Ф. М. Рязанцевым.

Самый ранний, написанный акварелью миниатюрный портрет имеет подпись чернилами «Юлия Зарецкая» и дату «1872 год», когда после возвращения из Москвы опальный ученик сельскохозяйственной академии Владимир Николаевич Рязанцев встретил свою любовь – Юленьку Зарецкую, обладавшую хорошим голосом и вскоре ставшую его женой.

Вместе они постоянно репетировали, музицировали и пели в большом каменном доме у Казанского тракта. А дети Аленицыных, гимназисты Аполлон, Николай и Пётр, жили на квартире у Хохряковых. Мария Николаевна Аленицына и Афанасия Александровна Хохрякова приходились друг другу двоюродными сёстрами. Всем было хорошо: родители приплачивали неимущим родственникам, мальчики подружились и ходили в гимназию близко, на Спасскую улицу. Музыка им на расстоянии не мешала, наоборот, благодаря литературно-музыкальным и художественным вечерам, они познакомились с выпускником Московского училища живописи, ваяния и зодчества Эльвиро Андриолли, знавшим братьев Васнецовых. Кто не был родственником, со временем стал им. Мы имеем в виду женитьбу Виктора Михайловича Васнецова на Александре Владимировне Рязанцевой и обретение родом Рязанцевых авторитетного родственника из среды духовенства, определяющегося в обществе как художник, представитель «золотой молодёжи» для этого времени.

Кстати, став жителями Москвы, братья Васнецовы, Виктор и Аполлинарий легко влились в атмосферу, близкую им по Вятке. В усадьбе Мамонтовых в Абрамцево тоже звучали музыка и пение, в Москве существовала частная опера Саввы Ивановича, где начинал творческий путь Фёдор Шаляпин, Васнецовы работали над декорациями, под музыку творили живописные полотна.

Возвращаясь в 1870-е годы, надо вспомнить, как Виктор Васнецов жил между Петербургом и Вяткой до тридцатилетнего возраста и, наезжая в Вятку, сначала рисовал, а потом и живописал всех родных, начиная с братьев. Его пример заразителен и для Николая Хохрякова, портретировавшего мать, отца, сестёр, друзей в Вятке и Петербурге. Что касается Владимира Рязанцева, то у него последовательно складывается круг портретируемых от музыкального сообщества к собственной семье, жене и детям, а потом представителям рода Рязанцевых – владельцев Косинской бумажной фабрики. У дядюшки Владимира и у его племянника, Николеньки Хохрякова, была общая задача – представить род Рязанцевых-Хохряковых по примеру Васнецова, и решали они её тоже в 1870–1880-е годы.

 
Портрет Н. Н. Хохрякова
Портрет В. П. Аленицына Портрет М. Н. Аленицыной
Портрет Юлии Зарецкой
Портрет Наденьки Портрет Николеньки

Марии Николаевны была в девичестве Аршауловой. На бывшей аршауловской земле, на перекрёстке Спасской и Владимирской, уже после ранней смерти музыканта и художника В. Н. Рязанцева (1844– 1890) его вдова Юлия Анатольевна Зарецкая-Рязанцева построила деревянный, украшенный резьбою, домик. Он стоял там, где сейчас располагается новое здание музея.

Свою супругу Владимир Николаевич изобразил дважды: акварелью – в 1872 и карандашом – в 1874 гг. Очень тщательно, любовно она представлена в профильном портрете в очках с локонами уже после рождения первенца. Старший сын четы Рязанцевых, Николенька (1873), рядом построил кинотеатр «Колизей». Младший сын Викторин (1884), несмотря на то, что стал состоятельным наследником, известен более как драматический артист, игравший на сцене под псевдонимом Лаврецкий. Дочка Наденька, родившаяся около 1877 г., с детства рисовала, занималась живописью, замуж вышла за юриста Василия Ивановича Шкляева и стала бабушкой талантливого тележурналиста Леонида Александровича Добровольского, который нам всем известен.

Пухлые щёчки Николеньки и Наденьки в детских портретах навели на мысль, что и сам Владимир Николаевич отличался мягкой округлостью лица, изображённого в профильном автопортрете, только если наша догадка верна. Художник не оставил ни даты, ни подписи на листе с изображением интеллигентного бородача в очках, который мы и числим автопортретом. А вот портреты четы Аленицыных, кроме даты, имеют название места, где они нарисованы. Сестра Мария и два Владимира, брат и шурин (муж сестры), в 1880 г. отдыхали на водах в Ессентуках.

В кварталах улицы Спасской проживало несколько семей рода Рязанцевых. Автор книги «Музыка и музыканты Вятки» Роман Преснецов упоминает среди вокалисток Музыкального кружка ещё одну исполнительницу – Анну Александровну Рязанцеву. Портрет скромной, трепетной девушки, певицы и двоюродной сестры, нарисовал Владимир Николаевич в 1882 г., когда ей едва исполнилось 18 лет, и она ещё была свободна от семейных уз. Анна станет второй женой Леонида Александровича Спасского и займётся воспитанием двоих племянников, рождённых рано умершей сестрой Марией.

Портрет А. А. Рязанцевой Портрет В. И. Рязанцева

Н. Н. Хохряков в 1886 г., в первую поездку в Крым, нарисовал портрет старшего брата сестёр Марии и Анны – Александра Александровича Рязанцева. Этот дядюшка Рязанцев был меценатом художника, владевшим пятой частью капиталов Косинской бумажной фабрики и виноградниками в ялтинском имении «Нардан». Дом и сад Александра Александровича не сохранился, он располагался на месте Главпочтамта. Из одиннадцати детей Александр был единственным наследником по мужской линии этой ветви рода; четверо мальчиков, его братьев, умерли в детском возрасте. Но Александр неудачно женился, был болезненным человеком кроткого нрава, управлять фабрикою не мог, как и Владимир Николаевич, художник и музыкант.

Более перспективной ветвью среди наследных владельцев в это время были Владимировичи, то есть дети потомственного почётного гражданина Вятки Владимира Ивановича Рязанцева (1813–1887). Он заступил на пост директора Косинской бумажной фабрики после смерти старшего брата Николая. Двоюродные братья, его сын Иван Владимирович и Владимир Николаевич, вместе учились в Москве и вместе были высланы на родину за участие в студенческих волнениях, когда в очередной раз заговорщики готовились свергать существующий строй в России.

В 1879 г. художник нарисовал портрет своего сподвижника Ивана (1846), а в 1882-м и Владимира Ивановича. Чётко очерченные профили отца и сына настолько похожи и одинаково оживлены, что различаются двое Рязанцевых только благодаря возрастным особенностям, выявленным художником.

Портрет И. В. Рязанцева Портрет Н. В. Рязанцева

Летом 1882 г. приехал в Вятку на вакации ещё один сын Владимира Ивановича – Николай (1856), похожий на отца и старшего брата. Он очень рано, буквально со школьной скамьи, отправился в Петербург на учёбу вслед за старшей сестрой Александрой, окончившей Мариинскую гимназию с золотым кольцом. Александра Владимировна уже в 1877 г. обвенчалась в Петербурге с Виктором Михайловичем Васнецовым.

Живя в окружении художников – Васнецова, Хохрякова, Рязанцева, Николай не преминул попозировать двоюродному братцу. Вообще, Николаю выпадут долгая жизнь и известность на научном поприще: он станет профессором физиологии Харьковского института, в советские годы – Горского во Владикавказе. А пока, несмотря на молодые годы, он уже в мундире, ему предстоит служба лаборанта на высших медицинских женских курсах при Николаевском госпитале в Петербурге.

Эти курсы уже прошла пять лет назад Александра Владимировна, ставшая матерью семейства в Москве, куда переехали Васнецовы. Кстати, дети Васнецовых рождались ослабленными, больными, и матушка Мария Ивановна, любимая тёща Васнецова, частенько покидала Вятку и собственную семью. Васнецов написал несколько её портретов, а Рязанцеву так и не удалось нарисовать тётушку.

Кто же из Рязанцевых унаследовал родовое занятие и стал во главе бумажного производства в Косе? Самый представительный из сыновей Владимира Ивановича – Пётр (1853) – принял дело отца в свои надёжные руки. Занимаясь не только производством, но и вопросами образования в народных училищах, он был представлен к ордену Св. Станислава 2-й степени. В 1882 г. Пётр Владимирович женился на слободской красавице, купеческой дочке Софье Шмелёвой (ок. 1858). Её портрет, никак не подписанный художником, мы считаем самым живым и свободно нарисованным вскоре после свадьбы Рязанцевых.

Софья Константиновна родила мужу шестерых детей, из которых Владимир, Зинаида и Лидия, как и мать, входили в число пайщиков товарищества наследников после смерти отца в 1903 г. Жаль, что век Петра Владимировича, как и век Владимира Николаевича и Александра Александровича, был недолгим – около 50 лет. После Петра Владимировича к управлению фабрикой в разное время привлекались товарищи-распорядители Л. А. Спасский, И. В. Рязанцев, даже женщины-наследницы: А. В. Васнецова, Н. В. Шкляева, К. В. Савинцева, вышедшая замуж за крестьянина, который и стал очередным руководителем фабрики перед революцией. Об этих изысканиях пишет современный исследователь рода – Сергей Иванович Рязанцев.

Хочется выразить благодарность С. И. Рязанцеву, краеведу, преподавателю Ижевского государственного технического университета, опубликовавшему статью «Рязанцевы – владельцы Косинской бумажной фабрики» в Прозоровском альманахе (Киров, 2011. Вып. 3). Материалы статьи позволили сделать предположения относительно изображённых в галерее портретов представителей рода Рязанцевых. Метод нашей работы основан на интуиции, связывающей облик героев с их биографическими данными и характеристиками личности. Считаем, что это лучше, чем, если бы портреты оставались лежать в фондах музея ещё столетие никак не атрибутированными.

Революция так разметала потомков, что мы часто не можем найти следы семейств Рязанцевых в сегодняшней жизни, чтобы связать существующих Рязанцевых с историческими. Перед глазами встаёт картина из рассказа Галины Васильевны Рязанцевой, старшей невестки Вадима Сергеевича Рязанцева, известного скульптора Вятки. Как уничтожали следы родства – фотографии, документы, чтобы не оказаться за фамилию в тюрьмах, на лесозаготовках, в могилах? Всё сбрасывали в колодец – свидетельствовала Анна Илларионовна, мать Вадима Сергеевича.

То, что самая знаменитая сегодня семья Рязанцевых в нашем городе не заурядна, говорит факт: в коллекции Сергея Павловича хранились произведения Виктора Васнецова, Ивана Шишкина, Николая Хохрякова, Аркадия Рылова. Вспоминается, как жена Вадима Сергеевича, Ольга Леонидовна, из вятского купеческого рода Москвиных восхищённо говорила о своём свёкре Сергее Павловиче Рязанцеве: «Это был чудо-человек, всесторонне одарённый, занимался живописью, играл на скрипке». На фотографии Сергей Павлович – в папахе с погонами прапорщика на белой черкеске, в 1910-е годы он – участник военных действий на Кавказе.

По архивным документам Вятского музея искусства и старины, Сергей Павлович 6 мая 1920 г. в возрасте 40 лет поступил в музей сотрудником. Он был сначала канцеляристом, через год стал реставратором, отучившись в Москве в Государственных реставрационных мастерских. Ему выпала доля заниматься реставрацией икон Кафедрального собора и искать древнейшие из них.

В семье росло трое детей, младшему Вадиму было семь лет, время голодное. Во спасение детей и произведений, ранее приобретённых семейством Рязанцевых, Сергей Павлович продал их в музей за сумму в размер месячной зарплаты реставратора. Неслучайно, Вадим Сергеевич пошёл учиться в Вятский художественно-промышленный техникум, окончил его, стал скульптором – человеком искусства – и вырастил семерых детей. Дочери Галина и Нина – преподаватели музыки, Людмила – работник телевидения, Сергей – непревзойдённый скрипач. Сергей Вадимович ушёл из жизни вскоре после празднования 100-летия со дня рождения отца. Он выполнил свою миссию на земле, его имя и дело собрало три поколения Рязанцевых из одной семьи.

Нам представляется, что другая, менее известная семья Рязанцевых имеет право на обозначение более реальной связи с родом управляющих Косинской бумажной фабрикой. Эти Рязанцевы кровно связаны со старшим из сыновей основателя фабрики Феофилакта Михайловича Рязанцева – Егора Феофилактовича. Егор Феофилактович вначале пользовался доходами фабрики, но его потомки, рано выделившись из общего дела, позднее не имели касательства к фабрике. Александр Егорович, по словам деда и отца, видевших выгоду в образовании, обучался в Вятском главном народном училище. Молодой человек так счастливо женился, что в семье рождалось в год по ребёнку. Он, имея родовые владения, служа в словесном суде и градской палате, в 1863 г. продиктовал для записи «Несколько сведений из Вятской хроники прошлых времён». Семья проживала наискосок от Екатерининской церкви на Московской, 28, в двухэтажном каменном доме, хорошо сохранившемся до наших дней.

Из четырнадцати детей Александра Егоровича и Анны Ивановны известны дочь, золотошвейка Афанасия, ставшая матерью художника Николая Николаевича Хохрякова, и её младший брат Михаил, крёстный отец художника, торговец лошадьми. Один из сыновей Михаила, Владимир, погиб в Первую мировую войну, а второй, Николай, жил со своей семьёй в Копанском переулке, 4, въехав в дом Хохряковых ещё при жизни художника. У Николая Михайловича и Веры Сергеевны родилось три сына – Владимир, Александр и Михаил. Потомки Владимира и Михаила живут в нашем городе. Анна, дочь Михаила и Лидии, с тремя дочками – Марией, Сильвией и Элисой, приезжая из Испании, навещают дом, интересуются жизнью Музея-усадьбы художника Н. Н. Хохрякова.

Использованная литература

1. Труды Вятской учёной архивной комиссии. Вятка, 1913. Вып. 2.
2. Преснецов Р. М. Музыка и музыканты Вятки. Горький, 1982.
3. Малышева Т. В. Жизнеописание на рассвете века. Киров, 2007.
4. Завойчинская И. Г. Шкляевы на Вятской земле // Герценка : Вятские записки Киров, 2009. Вып. 14. С. 84–91.
5. Рязанцев С. И. Рязанцевы – владельцы Косинской бумажной фабрики // Прозоровский альманах. Киров, 2011. Вып. 3.