Наш учитель – Сергей Владимирович Мараков

В. И. Машкин

Для меня Сергей Владимирович Мараков был и будет учителем, поскольку узнал о нём и познакомился с ним, когда учился на биолога-охотоведа на факультете охотоведения Кировского сельскохозяйственного института.

Я поступил на охотфак в 22 года, имея пятилетний трудовой стаж работы в геологических партиях и на разных заводах. В этот период активно занимался спортом и лично общался со многими именитыми спортсменами. Например, моим другом был двукратный олимпийский чемпион по биатлону И. И. Бяков, с которым мы вместе тренировались в спортклубе «Олимпия» г. Кирово-Чепецка и два года жили в одной комнате. Видимо, поэтому у меня не было юношеской восторженности в отношении высоких научных титулов и известности наших преподавателей. Для меня учёба была смыслом жизни и тяжелейшей работой постижения новых знаний, чтобы стать профессиональным биологом и квалифицированным специалистом в своём деле. В этом нам помогали прекрасные люди и опытные педагоги – А. И. Колеватова, В. Г. Сафонов, С. В. Мараков, В. Н. Дерягин, З. Х. Давлетов, А. П. Никульцев и многие другие. У них мы черпали не только обширные знания, но и приобретали позитивный опыт межличностного уважительного отношения друг к другу.

В обширной плеяде наших учителей Сергей Владимирович привлекал меня общим с ним увлечением фотографией и его человеческой доступностью. К тому же он вёл на нашем курсе учебную дисциплину – «Фотографирование живой природы». Я ему «навязал» себя, поскольку фотографией интересовался с пятого класса средней школы. Феномен Сергея Владимировича заключался не в обучении нас азам составления рецептов проявителей, выбора экспозиции и других общеизвестных по справочникам специфических технологий фотодела, а в демонстрировании и разъяснении ситуативных действий фотографа – поймать мгновение в жизни животного и зафиксировать его под определённым ракурсом на фотоплёнке. Он делился своим богатым опытом, показывал множество фотографий, проецировал на экран разнообразные слайды, по которым обсуждались удачные и неудачные попытки подхода при скрадывании животного, и зафиксированные позы. При этом он всегда повторял, что не нужно экономить плёнку и лениться сделать лишний кадр. Крайне редко удаётся сделать удачный одиночный снимок с первого раза. Обычно приходится сделать 20–50 кадров, из которых удаётся получить и выбрать несколько, устраивающих вас снимков.

С. В. Мараков с бакланом

Через фотофиксирование специфических движений и поз животного Сергей Владимирович увлечённо рассказывал о повадках и биологии зверя или птицы, о среде его обитания. В этом – манера и стиль работы С. В. Маракова, обусловливающие магию полученных анималистических фотографий.

Я не один раз напрашивался в напарники к Сергею Владимировичу и не получал отказа на совместное печатание фотографий в фотолаборатории, чтобы понять механизм улавливания цветопередачи при печати. Мои последующие успехи как натуралиста и фотографа я в значительной доле отношу к школе разнообразных тонких полевых наблюдений высококлассного, вдумчивого биолога – Сергея Владимировича Маракова.

С детства я много читал книг, в основном, приключенческой тематики и научной фантастики. В институте ракурс предпочтений в чтении книг для меня и многих других студентов резко изменился после общения с Сергеем Владимировичем на занятиях по зоогеографии, где он демонстрировал множество цветных слайдов и всегда знакомил нас с новинками вышедших книг. На занятия он обычно приходил с толстым потрёпанным портфелем жёлтого цвета, где помещались диапроектор, коробки со слайдами и много книг, которые мы всегда выпрашивали у него и читали потом по очереди в общежитии. В свою очередь, Сергей Владимирович говорил нам, где можно приобрести или заказать то или иное издание, а нередко привозил для нас книги и, конечно же, дарил свои книги о каланах и других представителях командорской и балхашской фауны.

С этого времени многие студенты стали формировать свои личные библиотеки, и я сохранил это увлекательное занятие до настоящего времени. Сейчас, в период «информационного голода» литературы с истинным и достоверным научным знанием, ко мне регулярно обращаются студенты и коллеги с просьбой почитать книги из моей библиотеки, поскольку многие из них в публичных библиотеках отсутствуют, а в Интернете часто можно получить искажённую или лукавую информацию, вводящую людей в заблуждение.

Сергей Владимирович не читал нам курс зоогеографии в классическом стиле. Через рассказы и показ слайдов из разных точек СССР и зарубежья он разжигал в нас любознательность, интерес и потребность узнать подробнее и больше о живой природе планеты. Он расширил нам горизонты применения профессии биолога-охотоведа. И этот мараковский огонёк потребности разгадывания тайн природы стал лейтмотивом моей научной деятельности. Поэтому к своей профессии и работе мы относимся как к любимому хобби, за которое ещё и деньги платят.

С. В. Мараков в Прибалхашье

На 3–5 курсах института наши личные контакты продолжались уже на исследовательском ондатровом полигоне озера Балхаш. Сергей Владимирович был одним из руководителей Балхашской экспедиции ВНИИОЗ, основными районами исследований которой являлись дельта реки Или и берега озера Балхаш. Перед трёхмесячной полевой практикой (после 3-го курса) для сбора материалов по половой, возрастной, территориальной структуре популяции ондатры и кормовой ёмкости угодий этого ценного грызуна южного берега озера Балхаш С. В. Мараков предложил мне подобрать ещё двух–трёх надёжных студентов на период трёх- и шестимесячных практик. Работа предстояла ответственная и достаточно трудоёмкая. Претендентов было много, и они напрямую обращались к Сергею Владимировичу с просьбой поехать на практику в составе Балхашской экспедиции, но он выбрал только предложенных мной студентов. Это были мои однокурсники – Александр Семко, Вячеслав Своротнев и Николай Перминов.

Сбор материалов по ондатре мы проводили в осенний период 1971‑го и 1972 годов. Работу успешно выполнили в соответствии с заданием, и наши материалы пригодились при подготовке рекомендаций ВНИИОЗ по рациональному использованию ресурсов этого многочисленного грызуна на Балхаше.

Однажды, после возвращения в 1971 году с трёхмесячной практики, Сергей Владимирович поинтересовался моими планами после окончания института. В то время чёткой определённости на будущую перспективу у меня не было. Правда, после встречи в Кургальджинских степях Казахстана фонового местного аборигена – степного сурка – появилась потребность детально изучить его биологию. Стал читать всю доступную литературу об этих обитателях степей и горных лугов, о чём и поведал Сергею Владимировичу. После своей очередной поездки на Командоры он сообщил мне, что договорился с директором Елизовского госпромхоза на Камчатке о моём трудоустройстве после окончания института охотоведом в этом промхозе, на территории которого обитают черношапочные сурки. К сожалению, эта договорённость не была реализована, так как за 4 месяца до окончания института меня отозвали с преддипломной практики и отправили в армию.

После службы в армии я стал работать в Чаткальском горно-лесном биосферном госзаповеднике, откуда ежегодно приезжал в Киров для обработки своих полевых материалов в лабораториях ВНИООЗ и КСХИ. Сергей Владимирович тогда был заведующим кафедрой биологии и систематики зверей и птиц КСХИ и обязательно собирал студентов, где я рассказывал о своей работе по изучению краснокнижного сурка Мензбира и демонстрировал многочисленные фотографии и слайды о природе и животном мире Тянь-Шаня, о специфике взаимоотношений с местным населением: узбеками, казахами, киргизами, таджиками. После таких встреч по рекомендации Сергея Владимировича несколько студентов-охотоведов приезжали ко мне в заповедник на полевую практику. Впоследствии один из них – Евгений Хлебосолов – стал доктором биологических наук.

Душевная простота, открытость, доверительная мягкость в общении и энциклопедические знания Сергея Владимировича притягивали к нему людей. Для многих из нас он определил горизонты и территории устремлений. В частности, многие выпускники охотоведы КСХИ после общения с Сергеем Владимировичем стали работать в Дальневосточных регионах и изучать морских млекопитающих.

Уже давно нет среди нас С. В. Маракова. Но привитая им и другими преподавателями повседневная любознательность к непознанному и неистощимый интерес к живой природе, заложенные в нас ещё в студенческие годы, продолжают начатое ими дело. И при встречах выпускников КСХИ первый тост мы всегда поднимаем за наших учителей.