Главная > Выпуск №25 > Из истории церкви в честь...

Из истории церкви в честь
Феодоровской иконы Божией матери (Романовской) церкви

М. С. Соловьёва,
Л. Ш. Горшкова

«Какие же мы недостойные внуки наших великих дедов, если, не умея создать такой красоты, какую творили они, мы не сумели хотя бы сохранить, хотя бы не разрушить», – думал академик Игорь Грабарь, глядя на развалины дворца, построенного великим Кваренги.

Такое же чувство испытали и мы, узнав, что на улице Розы Люксембург (бывшей Морозовской) г. Кирова, на которой находится наша школа № 10, на высоком берегу Вятки, ещё каких-то 50 лет назад величественно возвышался не похожий на все, неповторимый по красоте и архитектуре двухэтажный храм. Он был одним из последних возведённых в Вятке храмов и освящён во имя Феодоровской иконы Божьей Матери в честь празднования трёхсотлетия династии Романовых. Именно поэтому в народе эту церковь называли Романовской. Автором проекта церкви (1913–1915 гг.) был Иван Аполлонович Чарушин. Видится что-то символичное, трагическое и пророческое в её архитектуре. Можно предположить, что 13 куполов символизировали Иисуса Христа и его 12 апостолов, а, возможно, 1613 год. В русских же умах 13 – число всегда несчастливое. Само здание было построено из красного кирпича, словно предвестник кровавых событий, связанных с революцией и уничтожением царской семьи. Устремлённые в небо купола-слёзки – словно поминальные свечи. Сбор материала по истории церкви ведётся в нашей школе давно и в разных направлениях: работа в Государственном архиве Кировской области, в библиотеке им. А. И. Герцена с периодикой того времени, с ветеранами в Доме ветеранов, с бабушками, сидящими летом на лавочках возле дома.

Нас заинтересовала история Феодоровской иконы Божией Матери, во имя которой 15 ноября 1915 г. Преосвященнейшим Никандром была освящена «пещерная» церковь Романовского храма, а также воспоминания людей об этой церкви. Чудотворная Феодоровская икона – это четвёртая по значимости святыня русской православной церкви после Владимирской иконы Божией Матери, Донской иконы Божьей Матери и Троицы.

У каждой иконы Богородицы есть своя история. Удивительно, как многое пересекается в истории Феодоровской иконы! Здесь и имя Феодора Стратилата, и Параскевы, и князя Александра Невского, и начало династии русских царей – Романовых. С появлением данной иконы связано много легенд. Историки до сих пор расходятся во мнениях относительно даты и места создания Феодоровской иконы. Первые упоминания об образе схожей иконографии относятся к XII веку. Рассказывают, что икона находилась в деревянной часовне у города Городец. В начале XIII века на этом месте был построен монастырь во имя иконы Богоматери, которая стала его главной святыней. По преданию, её автором является евангелист Лука.

В настоящее время исследователи выдвигают три версии появления иконы. Согласно первой – икона была написана в 1164 г. по заказу князя Андрея Боголюбского для Городецкого монастыря. По второй версии – икона была создана в 1239 г. по заказу князя Ярослава Всеволодовича к свадьбе его сына Александра Невского. На обороте иконы находился образ великомученицы Параскевы, которая почиталась на Руси как покровительница невест и свадеб. Известно, что икона была покровительницей и Полоцкого княжеского дома, откуда происходила невеста Александра. Кроме того, существует версия, что Ярослав Всеволодович попросил написать эту икону в 1218–1220 гг. в связи с двумя событиями его жизни: к нему возвратилась жена Феодосия, отнятая её отцом в 1216 г. в ходе межкняжеского противостояния, и вскоре у них родился сын Феодор.

Относительно названия иконы – «Феодоровская» – высказывается гипотеза, что оно было дано иконе в честь Феодора Стратилата. Он был небесным покровителем князя Ярослава и многих других князей Мстиславичей, с которыми Ярослав и его потомство были связаны через его жену Феодосию.

Феодоровская икона

Согласно преданию чудесное явление Феодоровской иконы состоялось в Костроме князю Василию Ярославичу, младшему брату Александра Невского, в конце 50-х – начале 60-х годов XIII столетия. На следующий день после праздника Успения Пресвятой Богородицы, 16 августа, Василий Ярославич во время охоты увидел эту икону на ветвях дерева вблизи речки Запрудни. Обретённая святыня была торжественно принесена крестным ходом в Кострому и поставлена в соборном храме во имя великомученика Феодора Стратилата, после чего и стала именоваться Феодоровской1.

Легенды и предания сопровождают икону на протяжении всего её существования. Феодоровской иконе Божией Матери было суждено связать свою судьбу с историей дома Романовых. Когда в 1613 г. встал вопрос об избрании нового правителя государства, выбор пал на юного Михаила Романова. По окончании Земского собора отправилось посольство из Москвы в Костромской Ипатьевский монастырь, где Михаил жил вместе с матерью, инокиней Марфой. Посольство возглавляли архиепископ рязанский Феодорит, келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын и боярин Фёдор Иванович Шереметев. Мать была против того, чтобы Михаил стал правителем, и на все уговоры отвечала отказом. По преданию, лишь святыня Костромской земли – Феодоровская икона Божией Матери – смогла изменить её решение, ей она не могла отказать. По мнению ряда современных исследователей, инокиня Марфа именно этой иконой и благословила своего сына на царствование2. С этого момента Феодоровская икона Божией Матери стала особо почитаема в новом царском роду. Дата призвания Михаила Фёдоровича 24 (14) марта стала днём празднования иконы, который отмечается до сих пор.

Когда Михаил Романов отправился в Москву, он взял с собой список с Феодоровской иконы и поместил его в придворной церкви Рождества Богородицы. Сама же икона осталась в Костроме, её неоднократно (в 1618, 1636, 1745 гг.) реставрировали и украшали посылаемыми царями дарами. В 1891 г. московскими мастерами на добровольные пожертвования костромичей и жителей других областей России, при личном участии императора Александра III, для иконы была изготовлена золотая риза весом около 10 кг, украшенная драгоценными камнями, которые были собраны со всех концов России. Высокая художественная ценность ризы позволяла считать её одним из выдающихся произведений ювелирного искусства XIX в. Она украшала икону до 1922 г., когда была реквизирована в рамках кампании по изъятию церковных ценностей. 29 августа 2002 г., в день празднования явления Феодоровской иконы Божией Матери, в Костроме состоялся общегородской крестный ход. В нём участвовало 40 тыс. костромичей, и впервые в истории возглавлял крестный ход предстоятель Русской православной церкви Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Он же передал в дар для этой иконы новую драгоценную ризу – копию утраченной в революционные годы, подчеркнув, что «это святыня не только Костромской земли, а всей России»3.

С конца XVIII века немецкие принцессы, выходя замуж за русских великих князей и принимая для этого православие, по традиции в честь Феодоровской иконы получали отчество Фёдоровна. К ним относятся: Мария Фёдоровна – жена Павла I, Александра Фёдоровна – жена Николая I, Мария Фёдоровна – жена Александра III, Александра Фёдоровна – жена Николая II и Елизавета Фёдоровна – жена Сергея Александровича, брата Александра III. Эта традиция восходит ещё к XVII в., когда в честь той же иконы «неблагозвучное» отчество царицы Евдокии Лопухиной было изменено с «Илларионовна» на «Фёдоровна».

После Октябрьской революции икона не попала в музейные фонды, не покинула храмовых стен, сохранилась как церковная святыня. Учитывая духовно-культурную ценность и значимость иконы для православия, этот случай тоже уникальный в новейшей истории Русской православной церкви. В августе 1991 г. Феодоровскую икону перенесли в возвращённый церкви Богоявленско-Анастасиин собор, ставший кафедральным собором Костромской епархии, где она находится и по сей день.

Романовская (Феодоровская) церковь, построенная в Вятке, служила людям и Богу до 1929 г. Приход насчитывал в то время 30 человек в возрасте от 40 до 60 лет. Первый раз церковь закрыли в связи с гонениями в 1929 г. Было решено переоборудовать её под клуб Союза текстильщиков. Но в 1930 г. был разработан план переоборудования церкви под общежитие «Стройуча». Данный проект тоже возглавлял И. А. Чарушин, делая всё возможное для того, чтобы спасти здание церкви. На нижнем этаже было спроектировано 6 жилых помещений, 2 кладовые, умывальная комната и т. д.; на верхнем этаже – 5 жилых помещений, «красный уголок», две кладовые, кубовая, умывальная и сторожевая комнаты. Так на долгие годы церковь была вынуждена забыть о своём предназначении4.

В годы Великой Отечественной войны церковь была отдана на нужды армии. Бывший следователь военной прокуратуры Тамара Сергеевна Наумова, с которой мы познакомились в Доме ветеранов, так вспоминает это время: «В Кирове формировались полки из команд, которые прибывали из Борового, Вишкиля, Слободского и т. д. Зимой из них формировали знаменитые лыжные батальоны. Команды прибывали в церковь, где их обмундировывали, снаряжали, и рота готовилась к отправке. Маршевые роты следовали на Киров-Котласский, строились на плацу и отправлялись на фронт»5. В это время внутреннее пространство церкви вновь претерпело изменения. Т. С. Наумова рассказывала: «Мне, как следователю военной прокуратуры, не раз приходилось бывать в данной церкви (были случаи членовредительства). Так как она была военным объектом, её обнесли колючей проволокой, поставили часовых. На первом этаже церкви было высокое жилое помещение, по периметру которого в 4 яруса располагались нары. Был глубокий подвал, где размещались военные склады (обмундирование, снаряжение, продовольствие). Церковь – это распределительная рота 34-й стрелковой дивизии, через которую прошли 252353 человека. Именно поэтому церковь заслуживала своего восстановления, она является своего рода памятником всем тем, кого она благословила на жизнь и на смерть. Сплошным потоком шло на фронт новое пополнение, которое как кровь вливалось в ослабленные части действующей армии»6. Этот рассказ дополняют воспоминания Николая Андреевича Сапожникова, 1912 г. рождения: «В 1943 году в церкви, действительно, находился продовольственный склад, где военные могли отоварить свои аттестаты. Выдавали муку, крупу, печенье, тушёнку. Пайки выдавали у входа, на первом этаже»7.

План переоборудования Феодоровской церкви И. А. Чарушиным под общежитие «Стройуча»

Своими воспоминаниями поделилась также Тамара Михайловна Лаптева, 1934 года рождения, подарившая нам фотографию церкви из своего личного архива: «Когда началась война, мне было 7 лет. Наш двухэтажный деревянный дом находился слева от входа в церковь, окна в окна. В годы войны церковь была обнесена колючей проволокой в рост человека. В дождливую погоду вокруг была непролазная грязь, а у церкви был деревянный тротуар. Возвращаясь из школы (учились в здании Преображенского монастыря), старались пройти по тротуару, а часовой нас всегда останавливал. За нашим домом снова был забор из колючей проволоки; там до 1946 года стояла так называемая Рокоссовская армия, воинская часть. Под навесом были видны пушки, огромные конюшни, склады. За счёт этой воинской части и выжили. Одну из двух комнат сдавали комбату по фамилии Быль и его адъютанту Христофору, которые зачастую делились с нами своим пайком»8.

В 1946 г. Феодоровская церковь была возвращена Русской православной церкви. «Храм был страшно беден, – продолжает вспоминать Т. М. Лаптева. – По крупицам собиралось всё необходимое. Люди несли иконы, церковные принадлежности, предметы быта, жертвовали средства на его возрождение. 1946 год был очень голодным. Много людей умирало в то время. Мне уже было 12 лет, и я помню каждодневное огромное количество гробов, которые привозили отпевать. Жизнь церкви я наблюдала из окон нашего дома. Постоянно горели свечи. Видела, как прибирали помещения, как шли молебны. Помню, что в Пасху всегда было много народу, и вход перед храмом устилали ковровой дорожкой. Раньше была одна широкая лестница, которая вела в храм. После войны были построены лестницы справа и слева. Службу вёл очень старый, дряхлый священник, который и ходил-то уже с трудом. Где-то в 50-е годы он умер. За церковью, со стороны реки, была ограда, росли деревца, там этого старца и похоронили. Это была единственная могила в ограде церкви»9.

Феодоровская церковь. Вид с запада

Нам удалось в своё время побеседовать с людьми, которые венчались в Феодоровской церкви в 1951 г. Это Калинины – Виктор Андреевич (1920 года рождения) и Мария Васильевна (1925 года рождения). Виктор Андреевич вспоминал, что церковь была одноэтажная, но с подвалом (так называемая «пещерная» церковь). На первом этаже проходили службы, а в подвале крестили маленьких детей. Помещение церкви было очень маленьким, и так как оно порой не вмещало всех желающих, то очередь ждала на улице. Ограды со стороны улицы Р. Люксембург не было. Запомнился такой факт, что при венчании им разрешили фотографировать, но за освещение нужно было заплатить. Порядок был таков, что, если заплатить 100 рублей, то свет включался наполовину, а за 150 рублей – полностью. В церкви в то время было много икон. Мария Васильевна поведала о том, что её мама благословила их иконой Всех Святых, которая была куплена ею в 30-е годы, когда Феодоровскую церковь закрывали в первый раз. До настоящего времени эта икона не сохранилась. «Часто в церковь не ходили, так как велась антирелигиозная пропаганда. На венчание сослуживцы всё-таки пришли, но их не пускали». На фотографиях, предоставленных семьёй Калининых, видны церковь, иконы на стенах и священнослужители10.

О. Н. Овчинников

Удивительным образом Феодоровская икона Божией Матери оказалась связана с дальнейшей жизнью Марии Васильевны и её дочери – Натальи Викторовны Калининой, учителя русского языка и литературы нашей школы. Наталья Викторовна впоследствии оказалась классным руководителем Олега Николаевича Овчинникова, ставшего регентом Костромского епархиального хора при Богоявленско-Анастасиином соборе, святыней которого и является Феодоровская икона Божией Матери. О. Н. Овчинников широко известен в православном мире как композитор и регент церковного хора. Благословение на служение он получил от Архиепископа Вятского и Слободского Хрисанфа. Олег Овчинников – человек уникальный, о чём свидетельствует список его многочисленных наград, среди которых звания «Заслуженный работник культуры Российской Федерации» и «Заслуженный деятель искусств Российской Федерации», знак губернатора Костромской области «Труд. Доблесть. Честь», орден Святого равноапостольного князя Владимира III степени, орден Святого преподобного Сергия Радонежского III степени, орден Православной церкви Казахстана «Алгыс» («Благодарение»). Для нас наиболее значим орден Дружбы, который был вручён О. Н. Овчинникову в 2006 г. за большой вклад в развитие международных отношений. В настоящее время Олег Николаевич Овчинников – секретарь Казахстанской митрополии, регент хора Митрополичьего округа11. По-прежнему рядом с Феодоровской иконой находятся вятские люди. Но это – тема будущего исследования. Время от времени Олег Николаевич бывает в нашем городе и непременно посещает школу и дом своего классного руководителя. Узнав о болезни матери Натальи Викторовны, он со священниками прибыл к ним в дом и благословил Марию Васильевну опять же Феодоровской иконой Божией Матери. В 2006 г. она умерла, так и не расставаясь с этой иконой.

Что касается Феодоровской церкви, то ей недолго было суждено радовать взоры прихожан. В результате гонений хрущёвского периода число действующих в епархии храмов сократилось более чем наполовину. В Кировской области было закрыто свыше 40 церквей. Из воспоминаний Т. М. Лаптевой: «Это было за несколько дней до взрыва церкви, год я не помню. К нам в квартиру пришёл милиционер, извинился и попросил на время выйти из дома. На улице мы увидели несколько тракторов, которые тянули тросы, закреплённые за главный купол церкви, чтобы его уронить. Смотреть на это было невыносимо больно, жалко, когда рушили такую красоту, вновь обихоженную людьми. Потом церковь была неудачно взорвана, и огромные глыбы, оставшиеся от церкви, ещё около года валялись немым укором. Пригоняли людей, часть грузили и увозили. Остальное бульдозером скинули под обрыв. Часто, когда гуляю по набережной, в памяти вновь и вновь возникает видение церкви»12. Здания – они ведь как люди: живут и умирают, а память о них живёт и будоражит воспоминания тех, кто как-то был с ними связан. Казалось бы, эта церковь менее всего заслуживала такой участи, хотя бы в память о её былых заслугах в годы Великой Отечественной войны.

В наше время новая деревянная церковь с кровлей небесного цвета построена на том  же месте, но как жаль, что ни мы, ни наши потомки не смогут полюбоваться красотой того дивного, величественного храма, который гордо стоял на высоком берегу Вятки…

Обернуться в прошлое всегда полезно. Кто же донесёт до нас правду тех далёких дней, как не мы сами? Об этом замечательно сказал когда-то Владимир Высоцкий:

Время эти понятия не стёрло,
Нужно просто поднять
верхний пласт –
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут из нас…

Примечания

1 URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D4%E5%EE%E4%EE%F0%EE%E2%F1%EA%E0%FF_%E8%EA%EE%ED%E0_%C1%EE%E6%E8%E5%E9_%CC%E0%F2%E5%F0%E8
2 См. там же.
3 См. там же.
4 Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1259. Оп. 2. Д. 11.
5 Личный архив Л. А. Горшковой.
6 Там же.
7 Там же.
8 Там же.
9 Там же.
10 Там же.
11 URL: http://mitropolia.kz/ru/novosti/eparhia/867-yubiley-on.html
12 Личный архив Л. А. Горшковой.