Главная > Выпуск №23 > С «Гражданина» началось:...

С «Гражданина» началось:
К 150-летию вятского пароходства Булычёва

Е. В. Березин

В 1863 г. появился на Вятке буксирный пароход «Гражданин». Его владелец Филипп Тихонович Булычёв (1801–1874), орловский 1-й гильдии купец, потомственный почётный гражданин, уже имел опыт организации пароходства на Северной Двине пять лет назад.

В то время существовало на Вятке только пароходство Андрея Саввича Куклина (1792–1877), действовавшее с 1860 г. и работавшее двумя пароходами: «Вятка» и «Орлов». Вскоре А. С. Куклин передал предприятие сыну, Петру Андреевичу (1816–1888).

Первенец вятского булычёвского флота построен в 1863 г. на Сормовском заводе Бенардаки. Установленная в его железном корпусе паровая машина мощностью 60 номинальных сил изготовлена на заводе Тета в г. Перми в 1862 г.

Пролистав пошивку газеты «Вятские губернские ведомости» за 1865 г., узнаём, что «21 сентября прибыл в г. Вятку пароход орловского купца Булычева “Гражданин”, пришедший из Нижнего с кладью для купцов городов Котельнича, Орлова и Вятки… Пароход этот ушёл обратно в Орлов 23-го числа, где, как слышно, он и останется зимовать. Пароход Булычева довольно редко показывается в нашем городе…»1

Чем-то приглянулся Ф. Т. Булычёву завод Бенардаки в Сормове. Вот и второй свой пароход, получивший название «Ламех», он заказал там же в 1871 г. «Ламех» стал первым на Вятке буксирно-пассажирским пароходом, обладал той же мощностью, что и «Гражданин».

До этого несколько поколений Булычёвых ежегодно строили на Ношульской и Быковской пристанях, на реке Лузе, караваны барок, грузили их доставляемыми туда «гужом», по санному пути, вятскими товарами (лён, куделя, пенька, кожи, сало, хлеб и др.) и отправляли их самосплавом в Архангельск2.

Неоднократно ходил с отцом Филиппом Тихоновичем Булычёвым на караване от Ношуля до Архангельска юный сын Тихон, а в 17-летнем возрасте, в 1864 году, отец доверил ему постройку, организацию погрузки судов и управление караваном3.

Первое самостоятельное плавание юный Тихон завершил успешно и повторял ежегодно по 1869 г. включительно. С 1870 г. Булычёвы переориентировали транспортировку товаров на Рыбинск, откуда они доставлялись по Мариинской системе в Санкт-Петербург и продавались с большей выгодой, чем в Архангельске4.

Филипп Тихонович Булычёв (1801–1874) – основатель пароходства

После ухода отца от дел Тихон Филиппович Булычёв (1847–1926) владел пароходством вместе с братом. Брат, Егор Филиппович, бывший студент, по мнению мемуариста А. А.Прозорова, «…крайне симпатичный, но с подорванным здоровьем и скоро умерший»5.

В 1872 г. вышло первое объявление «Пароходства Потомственного Почётного гражданина Орловской 1-й гильдии купца Т. Ф. Булычева в Вятке», владевшего в то время двумя буксирными пароходами «Гражданин» и «Ламех»6.

Собственное предприятие Т. Ф. Булычёв развивал с завидной энергией, постепенно тесня конкурентов. В 1874 г. он, отстав на год от Эдуарда Гакса, открыл пассажирское сообщение между Вяткой и Казанью сначала одним, а затем двумя пароходами и в дальнейшем пальму первенства никому не уступал.

В навигацию 1875 г. молодой предприниматель приобрёл у не выдержавшего конкуренции Эдуарда Гакса два пассажирских парохода, переименовал их в «Гражданин» и «Потомственный», прикупил ещё два парохода у П. А. Куклина и 1876 г. встретил владельцем самого многочисленного на Вятке пароходства с флотом из семи самоходных судов7.

Тогда же была заложена традиция наименования пароходов титулом Булычёва-отца, основателя пароходства: «Потомственный», «Почётный», «Гражданин», «Филипп Булычёв», «Основатель». За время существования пароходства Булычёва в его флоте успели прослужить два-три поколения судов с такими названиями.

С 1872 г. Булычёв ввёл в практику три ярмарочных буксирных рейса с целью доставки вятских товаров в Нижний Новгород: 1-й караван отправлялся из Вятки в первых числах июня, 2-й – в двадцатых числах июня и 3-й – не позже 10 июля8.

Расстояние до «кармана России», как именовался Нижний Новгород за его роль в экономике могучей державы, немалое – 1365 вёрст водного пути. На рейс туда и обратно буксирному пароходу с караваном барж требовалось около двух недель. Организовав такой режим движения, судовладелец использовал весь наличный флот паровых буксиров, а также несамоходных барж-гусян и баркасов, которые к концу навигации успевали вернуться с приобретёнными на ярмарке товарами.

Почувствовав свою силу и способности, Т. Ф. Булычёв предпринял попытки расширить район деятельности пароходства. В 1883 г. он вторгся в «царство» вятских по происхождению купцов Якимовых на р. Белую, пытаясь составить им конкуренцию на линии Казань – Уфа. Попытка успеха не принесла9.

В 1888 г. пароходы под вымпелом Т. Ф. Булычёва блеснули мастерством экипажей на притоке Волги, р. Суре, изрядно напугав тамошнего судовладельца К. Н. Попова. Недостаточное количество грузов и пассажиров, а также исключительно сложные навигационные условия и отсутствие судоходной обстановки на линии Васильсурск – Промзино вынудило Булычёва уйти с Суры10. Но там он присмотрел прекрасных грузчиков из Алатыря, и с тех пор «сколоченные» их артели с началом навигации работали на важнейших пристанях в Вятке, Медведке и Нижнем Новгороде.

Тихон Филиппович Булычёв (1847–1926) в молодости

На полтора десятилетия ограничив сферу деятельности пароходства преимущественно вятскими линиями, имевшими выход на Казань и Нижний Новгород, Т. Ф. Булычёв стал подлинным хозяином положения. Будучи новатором по природе, он начал переводить флот с дровяного на нефтяное отопление. Судя по мемуарам И. А. Хохлова11, Булычёв уже в 1884 г. использовал нефть, то есть одновременно со знаменитым волжским пароходством общества «Кавказ и Меркурий», считавшимся пионером внедрения нефти. Он специально для перевозки нефти построил баржу на собственной верфи в Иловатском затоне.

Пароход «американского» типа «Гражданин» – третий с таким названием

Первым в городе Т. Ф. Булычёв устроил телефонную связь между своим домом на Стефановской улице (современная улица Молодой гвардии) и пристанью12. Кстати, дом и флигель при нём, где помещалась главная контора, он пожертвовал благотворительному обществу с целью открытия приюта для сирот-младенцев, а сам перебрался на дачу13.

Дача Булычёва в Кутырской слободе г. Вятки (современный адрес – ул. Заводская, 11-а)14 овеяна массой легенд, среди которых выделим рассказы о разведённых там чуть ли не «райских» садах и «хмельном» молоке, которым хозяин угощал своих служащих.

«Райские» сады существовали в виде оранжереи, где специально нанятый садовник выращивал персики и ананасы, дыни и арбузы. «Хмельное» молоко производили не коровы, а лошади. Из него наголо выбритый татарин Давид специально для жены Т. Ф. Булычёва, страдавшей туберкулёзом, готовил кумыс. Продукт запечатывался в бутылки из-под шампанского. Хозяйка выпивать его не успевала. Целебный напиток застаивался, бродил, приобретал крепость вина. Его отдавали пить прислуге, разнёсшей по городу славу о «хмельном» молоке15.

Каждый пароход, проходя мимо хозяйской дачи, салютовал продолжительными приветственными свистками16.

Со второй половины 1890-х гг. судовладелец приступил к качественному обновлению флота. Именно тогда в его пароходстве появились удивившие современников комфортабельные двухэтажные речные лайнеры «американского» типа: «Гражданин», «Булычёв», «Наследник», «Москва», «Орлов», многочисленные одноэтажные пассажирские пароходы меньших размеров, различной мощности буксиры.

Равного по численности флота на Вятке никто другой создать не смог. Одних только пароходов насчитывалось двадцать, не считая многочисленного флота барж, гусян, баркасов, конторок. Причём, девять пароходов были построены на собственной верфи в Иловатском затоне.

Расстался Булычёв с Иловаткой, расположенной в окрестностях родного Орлова, в 1912 г. Он перевёз оттуда в Аркуль в разобранном виде четыре деревянных дома, мастерские, церковь. Ныне Аркуль – признанная столица вятских речников17.

Служащих Булычёв приучал к самостоятельности и инициативе. Как вспоминал старейший вятский речник Н. А. Стойлов (1899–1984), хозяина видели «…только два раза в году: при открытии и закрытии навигации. Все остальное время дела вели его управляющие и агенты».

Немалые средства вкладывал Булычёв в развитие портового хозяйства, построенный им в Вятке 3-этажный дом пристанской конторы (архитектор В. М. Дружинин) стал подлинным украшением Пятницкой слободы (современная ул. Пристанская).

Развивал он портовое хозяйство и в Нижнем Новгороде, от отца унаследовал пристань на Стрелке – так и сейчас называется мыс, которым оканчивается левый берег Оки при её впадении в Волгу. Однако конторы для ведения дел у Ф. Т. Булычёва не было, и в газетных объявлениях сообщалось, что обращаться можно «на баржу г. Булычева на Сафроновской пристани». Тихон Филиппович построил 2-этажную контору близ Александро-Невского собора18.

Новые возможности появились у Т. Ф. Булычёва в 1900 г., когда произошло его объединение с пароходствами Я. Ф. Тырышкина и наследников И. В. Александрова. Новая судоходная компания, наречённая в народе «пароходной монополией», вначале носила название фирмы «Булычёвъ», а с 1902 г. – «Товарищество Вятско-Волжского пароходства». Тихон Филиппович занял в ней пост директора-распорядителя.

С объединением в монополию судовладельцы нашли пользу для себя в развитии конкурирующего вида транспорта – железнодорожного. Помимо прибыли от перевозки рельсов, шпал, различных материалов и подвижного состава для строившихся железных дорог, они произвели реконструкцию пристаней в г. Вятке, проложив к которым железнодорожную ветку, создали уникальный портовый комплекс, действовавший 90 лет.

Именно тогда Булычёв вспомнил о неудачах на Белой и Суре, а, поскольку его возможности значительно выросли, взоры директора-распорядителя на этот раз обратились к первопрестольной столице – Москве.

Загруженность железных дорог в период русско-японской войны воинскими перевозками способствовала подъёму фрахтов речных перевозок. Товарищество Вятско-Волжского пароходства использовало представившуюся возможность и организовало в 1904 г. срочную буксирную линию от Вятки до Москвы. Сменяя друг друга, вятские пароходы с прочными металлическими баркасами на буксире доставляли в «белокаменную» товары, преодолевая 2336 вёрст по пяти рекам: Вятке, Каме, Волге, Оке, Москве. Эта линия успешно конкурировала с железной дорогой, расстояние по которой было в два раза меньше19.

Интересную историю, связанную с работой Товарищества на р. Оке, рассказал саратовский исследователь В. М. Цыбин: «Пароходы у Товарищества были быстроходны, с большой вместимостью. Провозная плата была ниже всех других окских пароходств, отчего… пассажиры и груз шли большею частью на эти пароходы». Он же сообщил, что окский судовладелец Качков, чтобы «сбыть врага», якобы, «отвалил… около 20 тысяч рублей отступного с тем, чтобы Вятско-Волжское пароходство удалилось с Оки»20.

Видимо, «отступные» не помогли, поскольку в 1910 г. Товарищество Вятско-Волжского пароходства усилило своё влияние, вступив в Москворецкий синдикат, и добилось возможности влиять на размер фрахтов на Москве-реке и Оке. Из общего объёма перевозок (5 млн пудов за навигацию) на долю Товарищества приходилось 24 %, впереди «вятских монополистов» оказалась только компания «Ока» (28 %)21.

К 1917 г. Т. Ф. Булычёв состарился и постепенно начал уходить от ведущей роли в Товариществе, бразды правления начала забирать сноха, жена сына Николая. Об этом свидетельствуют переименование парохода «Основатель» в «Свёкор».

После национализации купеческого флота (февраль-март 1918 г.) Тихон Филиппович и вовсе отстранён от управления пароходством, хотя выработанные им формы управления и методы хозяйствования, а также созданные им ремонтные и бункеровочные базы, пристанское хозяйство и флот использовались длительное время.

Примечания

1 Разные известия и заметки // ВГВ. 1865. 21 сент. (№ 56).
2 Очерк торговых путей к Ношульской и Быковской пристаням, лежащим на реке Лузе // ВГВ. 1857. (№ 37).
3 1000 лет русского предпринимательства: из истории купеческих родов. М., 1995. С. 369.
4 Там же. С. 372.
5 Прозоров А. А. Город Вятка и его обыватели : мемуары. Киров, 2010. С. 31.
6 Объявления // ВГВ. 1872. 11 марта (№ 21).
7 Главная книга главной конторы пароходства Булычёва // ГАКО. Ф. 200. Оп. 1. Д. 3. Л. 187.
8 Объявления // ВГВ. 1872. 26 апр. (№ 32).
9 Оленин-Волгарь П. Река Вятка и Вятский край : путеводитель Товарищества Вятско-Волжского пароходства. Вятка, 1910.
10 Там же.
11 Хохлов И. А. История моей жизни // Герценка: Вятские записки : [науч.-попул. альм.]. Киров, 2004. Вып. 6. С. 167.
12 Хохлов А. Об истории вятского телефона // Вятский край. 1992. 31 марта.
13 Хохлов И. А. Указ. соч. С. 169.
14 Шадрин Н. Не красна изба углами… // Киров. правда.  1988. 22 окт.
15 Хохлов И. А. Указ. соч. С. 169.
16 Там же. С. 177.
17 Суворов В. Так возник Аркуль // Вятский водник. 1960. 13 сент. (№ 109). С. 2.
18 Мусихин А. Л. Следы Т. Ф. Булычёва в Нижнем Новгороде // Прозоровский альманах : cб. науч.-исслед. материалов. Вып. 3. Киров (Вятка), 2011. С. 63–64.
19 Приложение к газете ВГВ. 1904. 25 авг.
20 Цыбин В. М. Пароход на Волге. Саратов, 1996. С. 202.
21 Речное судоходство в России / М. Н. Чеботарёв [и др.]. М., 1985. С. 272.