Главная > Выпуск №22 > Для ума, для души,для пытливого...

Для ума, для души,для пытливого взгляда
(книга-альбомо Великорецком крестном ходе)

Лучи чудотворного образа святителя Николая, на Великой реке обретенного. Великорецкий крестный ход. Россия – Вятка XIV–XXI века / рук. проекта В. В. Крепостнов ; редкол.: А. В. Афанасьев [и др.] ; сост. И. В. Папырин. – Киров : ИД Крепостновъ, 2012. – 224 с. : ил.

Крестный ход –
Он идёт и идёт
По земле моей
Каждый год.

Среди бед,
Среди тысяч забот
За столетьем столетье
Проходит –
Он в тебе и во мне,
Крестный ход,
Из беспамятства совесть выводит.
Пусть мы спим –
Только где-то идёт
Крестный ход.

Как-то сразу вспомнились эти чеканные строки из стихотворения протоиерея Андрея Логвинова, когда взяла в руки книгу «Лучи чудотворного образа святителя Николая, на Великой реке обретённого. Великорецкий крестный ход. Россия – Вятка XIV – XXI века», выпущенную издательским домом «Крепостновъ».

На презентации, состоявшейся в библиотеке имени А. И. Герцена, прозвучало общее мнение: книга – событие. Доктор филологических наук Е. О. Галицких подчеркнула: «Это связь времён от XIV до XXI века, такая книга позволяет нам уйти от суетности мира». А вот мнение кандидата философских наук Н. И. Злыгостевой: «На каждой странице – лица, на которые хочется не просто смотреть, в них хочется вглядываться».

Книга, рекомендованная к публикации Издательским советом Русской православной церкви, – поистине яркое явление в культурной жизни нашего края.
Хочется назвать творческий коллектив, который осуществил рождение этой уникальной книги: руководитель издательского проекта – Валерий Крепостнов, автор-составитель, выполнивший и оригинал-макет – Игорь Папырин, автор текста – Александр Балыбердин, художник – Евгения Широкова, редактор – Елена Малиновская.

В аннотации говорится: «Книга посвящена древней духовной традиции, зародившейся на Вятской земле более 600 лет назад. Образы паломников и краски северной природы создают впечатление органического единства одухотворённости крестноходцев и окружающего мира, созданного Творцом. Спустя столетия Великорецкий крестный ход не угасает, являя силу православного духа, вызревающего в глубинах народных».

«Великорецкий крестный ход» – это книга-альбом для ума, для души, для пытливого взгляда. В ней представлены фотоработы Владимира Вишневского, Ивана Кассина, Георгия Колосова, Владимира Копылова, Сергея Лобовикова, Ивана Папырина, Тамары Рыловой, Сергея Склярова, Станислава Шаклеина.

Создатели книги выразили искреннюю благодарность трём десяткам человек, среди которых такие известные, звонкие имена, как представители культурной интеллигенции Надежда Гурьянова и Наталья Злыгостева, священнослужители Александр Балыбердин и Андрей Дудин, писатели и поэты Владимир Крупин, Анатолий Гребнев и Алексей Смоленцев, художники Андрей Драченков и Владимир Муллин, фотомастера Сергей Скляров, Станислав Шаклеин, Владимир Копылов, Тамара Рылова и другие. Каждый из них привнёс в книгу своё видение мира и этого уникального духовного явления. Особую благодарность творческий коллектив выразил Олегу Березину «за благотворную идею создания книг о Вятском крае и Великорецком крестном ходе, за искреннюю заботу о русской культуре и истории, за сохранение и преумножение духовных традиций Вятской земли».

Книга хороша! Читая её, мы вместе с паломниками совершаем этот многотрудный путь длиною в несколько дней по дорогам и бездорожью, по полям и перелескам, лугам и бурелому, холмам и пригоркам – в любую погоду, солнце ли светит, дождь ли сечёт лица и размывает глину под ногами. Крестный ход – это испытание силы духа и силы веры.

На форзаце – карта пути паломников. Книгу открывает знакомое всем вятчанам изображение – список Великорецкой иконы святителя Николая Чудотворца (XVII в.), который хранится в Никольской надвратной церкви Успенского Свято-Трифонова монастыря города Вятки. Протоиерей, кандидат исторических наук Александр Балыбердин листает перед читателями страницы истории Великорецкого крестного хода – «Всероссийская святыня – Великорецкая икона святителя Николая».

Картины Виктора Попова: «Торг перед Спасской башней Хлыновского Кремля. 1683–1690 гг.», «Старая Вятка» и фрагмент картины «Трифонов монастырь на Вятке. Конец XVII века» – помогают нам представить средневековую Вятку. А работа Владимира Муллина «Крестный ход на реку Великую» украшает суперобложку. Кстати, у книги – два варианта суперобложки, на втором – силуэты крестноходцев на фоне тревожного, багряно-оранжевого восхода солнца фотохудожника Владимира Копылова.

Удивительны и убедительны фотопанорамы большого мастера Сергея Лобовикова, рисующие Вятку начала ХХ века со стороны реки, утраченные храмы города на пути Великорецкого крестного хода: Свято-Троицкий кафедральный и Александро-Невский соборы, церкви Святого Стефана Пермского и Покрова Пресвятыя Богородицы. Книга служит укреплению нашей исторической памяти, вызывает чувство гордости великими зодчими, созидавшими великолепные рукотворные творения, учит чтить многовековые православные традиции.

Создатели книги знакомят нас с населёнными пунктами, через которые уже много веков идёт Великорецкий крестный ход: Вятка, Макарье, Бобино, Загарье, Монастырское, Горохово, Великорецкое, Медяны, Мурыгино, Вятка. Краткая историческая справка о каждом из них возвращает к событиям давно минувших лет. И каждый этап пути – свой раздел книги.

А вот страница «Вятских губернских ведомостей» за 1858 год со статьёй «Проводы чудотворного образа Святителя Николая на Великую реку и встреча в Вятке». Тут же стихотворение «21 мая 1858 г.»:

Берег Вятки оживлен,
На горе толпы народа!
В даль лазоревого свода
Всех церквей несется звон.

Было время: Вятский край
Только к жизни пробудился –
Чудодейственно явился
В нем Святитель Николай.

В книге-альбоме есть место и для размышлений участников крестного хода. Протоиерей Андрей Дудин: «Великорецкий крестный ход – это форма почитания Николая Чудотворца. Мы духовно молитвенно сопереживаем, соучаствуя в шествии за иконой. Это одно великое торжество». А вот о чём думала паломница Ольга: «Удивительно, огромное количество людей в ходе, а идёшь один, так как у каждого своя дорога. Свой путь…» Паломник же Владимир почувствовал «…единение душ» и увидел «круговую радугу вокруг солнца во время литургии…» Валерий Молостов, врач поисково-спасательного отряда «Пересвет», предупреждает: «Крестный ход – не самоистязание и не вид экстремального туризма. Это испытание духа и силы веры…» Наталья Злыгостева ощутила, что «…по мере приближения к Великой в душе нарастала радость, дававшая силы идти вопреки усталости и боли… Ход даёт возможность посмотреть на привычное другими глазами – глазами сердца». Ей созвучен Владимир Крупин: «Какой тихий, тёплый свет поселился в сердце, какое умиротворение, не высказать...»

Глазами сердца смотрим мы и на лица паломников. Какие разные! И какие похожие! Их объединяет вера, духовное единство. И, конечно, сила, несмотря на кажущуюся слабость – среди паломников и стар, и млад, седовласые и совсем юные, молодые родители с младенцем в коляске, и немощные, на первый взгляд, люди преклонного возраста. Но они идут, преодолевая свои слабости и болезни, свои сомнения и капризы природы, идут и доходят, молитвенно обращаясь к Николаю Чудотворцу за поддержкой и заступничеством в нашей непростой жизни. Они становятся сильнее.

Живое море, солнечные одежды священников, яркие одежды паломников…
Синее небо с невесомыми облачками над белоснежной церковью...
Кисти душистой черёмухи – сквозь чугунную ограду собора...
Силуэты-образы путников-паломников, словно размытые в тумане…
Остановка в пути – сон на траве…
Спектр чувств – погружение в себя, боль, радость, раздумья…
Восход солнца – лучи, пробивающиеся через нежные травинки…
Заброшенная избушка в буйно цветущей сирени…
Росинки на сотканной паучком паутине…
А вот градинки, как бусинки…
Юная паломница в голубой косынке и венке из золотых одуванчиков…
Умудрённый сединой старец с окладистой бородой – богатырь…
Солнце, свечи, костры, горящие глаза!

Строки Анатолия Гребнева передают общий настрой:

Смотри на крест, шагай за другом,
Среди людей своих дыша,
Преображается округа,
И возрождается душа!

Ему вторит Алексей Смоленцев:

Значит, рано нам сдаваться ночи,
Да и дел-то соберёшь в горсти –
Возродить живой воды источник,
Храм расчистить, Родину спасти.

Выделила бы разноплановость работ Владимира Копылова, лиризм снимков Тамары Рыловой, производящий сильное впечатление выразительный ряд чёрно-белых, словно мастерски прорисованных портретов Сергея Склярова, говорящие взгляды, скупые жесты…

Богатейший иллюстративный материал книги-альбома сочетается с лаконизмом и в то же время ёмкостью информации.

В следующих изданиях, если таковые состоятся (а намерение творческого коллектива ощущается), хотелось бы больше слышать – не только видеть – участников этого великого действа. Состояние души, движение мысли – всё это важно и ценно. Немало журналистов (Николай Пересторонин, Ольга Бакина и др.) по велению сердца вновь и вновь идут в крестный ход, были бы интересны их наблюдения. Идут вместе с паломниками и члены литературного клуба «Молодость».

Вот, например, как ярко, образно описывал свой путь паломника, свои впечатления, ощущения, размышления молодой писатель и журналист Илья Ануфриев, опубликованные в № 6 журнала «Вятская культура» за 2006 г.:

«В путь!

Не зря наших предков всюду сопровождал колокольный звон. Душа полна восторга и готовности к подвигу. Лучшее средство мобилизации против “оккупантов” внутренних и внешних – колокольный звон. Да хоругви, летящие впереди войска. Радостная лёгкость звонницы Серафимовской церкви сменяет набатная суровость колокольни Трифонова монастыря…

…В ходе, как нигде, видна искусственность всего внешнего. Начиная от тембра голоса, взглядов, слов и заканчивая одеждой. Маски сваливаются с людей, одна за другой, как луковая шелуха. Важна лишь сама луковица и молодое перо. Но видны и вкоренившиеся, вросшие в человека привычки и свойства. Наверное, поэтому многие избегают в походе тесных контактов – прямых бесед – прямых ответов на вопросы. Сознавая свою и чужую неизбежную и “необходимую” в миру “кривизну”, люди, щадя себя и братьев, говорят о всеобщих вещах, о теории и практике хода, о философии пути. Здесь, как нигде, русский человек, жаждущий разделить с братом свои духовные убеждения, надежды и чаяния, имеет шанс быть услышанным и понятым. Никто никого не осудит. Во всяком случае, напрямую – словом и делом…

…Так, на всех по-разному, действует дорога, родные просторы, усталость, недосып и редкое чувство духовной свободы. Быть может, так несколько сотен лет назад чувствовал себя крепостной крестьянин, ударившийся в бега.

Того и гляди, поймают посланные в догон барские холопья и служилые люди, или доконают голод и холод – сам придёшь обратно в надежде на барскую милость.

Но то – завтра. А сегодня, вот она – Воля! Вьётся перед тобой путём-дороженькой, вот она – травушка-муравушка! Вот оно – небушко глубокое и чистое, да солнышко ласковое! Вот она – неоглядная даль с золотом куполов на горизонте!

Но у беглого всегда чувство вины, он бежит, озираясь и огрызаясь. А в ходу нет этого – чисто. Здесь все выполняют Государеву волю. Идут охочею дружиной открывать и осваивать новые заповедные земли духовной Ойкумены…

…Торжественная церемония проходит на наших глазах. Тёплые синие сумерки погружают в сон атланта, стоящего над обрывом на страже источника, реки и заповедных далей, его зелёные мускулы, подпирающие небосвод неподвижны, загорелое бурое тело источает мощь, покой и смолистый аромат нагретой за день хвои…

…Внизу на молельной поляне, у реки, несмотря на вечер, немало народу. Никола Великорецкий принимает гостей. Две деревянные часовенки над купелью и над святым источником. Два людских рукава устремлены к каждой. Из купели выходят умиротворённые братья. Один, заметив мои сомнения: “Брат, обязательно окунись!..”

После купели не чую под собой ног. Тело не поспевает за устремившейся вверх душой. Восторг полета!..»

Илью Ануфриева хочется читать, хочется цитировать.

И такие интересные, думающие, талантливые молодые авторы только украсят подобное издание своим нестандартным мышлением, ярким языком.

А сколько прекрасных стихов есть у наших вятских поэтов! Вот, к примеру, Николай Пересторонин:

* * *

... И опять спасительно вернётся,
Православной жизни
русский труд.
Рать сомкнётся,
Крестный ход начнётся,
Хоругви равниной поплывут.
Довод веский, ход Великорецкий
Шесть столетий мы
и Вятка с ним,
Приближая град Великорецкий,
И небесный град Иерусалим.
Притекут молитвенные волны,
В вятской яви снова нам явив
Берег обретения иконы,
Берег обретения любви.

Хочется пожелать творческому коллективу новых изданий о Вятском крае – новых событий в культурной жизни.

И. В. Заболотская