Герценка: конец 1950 – начало 1970-х годов

В. Н. Колупаева

В Герценку я пришла в 1957 г., и всё здесь оказалось, как надо. Это была одна из старейших, крупнейших и лучших областных библиотек России, библиотека со славной 120-летней историей, в создании которой принимал участие А. И. Герцен. Она располагала богатейшим уникальным книжным фондом, её знали в стране. В 1948 г. вышла посвящённая ей книга (Лазарев М. Рассказ об одной библиотеке. М. : Госкультпросветиздат, 1948. 104 с. : ил.), а в 1949 г. режиссёром Яковом Фридом был снят фильм о ней. Её часто называли «Вятским университетом». Можно ещё много говорить о достоинствах библиотеки… В общем, это была библиотека, которой можно было гордиться. И было счастьем работать в ней.

Почти 50 лет моей жизни связано с Герценкой, да и сейчас она для меня – второй дом. Прошло 55 лет, естественно, многое забылось и, чтобы рассказать о том, как жила библиотека в конце 50-х – начале 60-х годов, я расспрашивала ветеранов, которые работали в те годы. Кроме того, я когда-то просматривала отчёты библиотеки, и у меня сохранились небольшие выписки из них. Помог мне и изданный в 1962 г. путеводитель по библиотеке. Но какие-то неточности не исключены.

Директор библиотеки К. М. Войханская проводит совещание с активом библиотеки

Возглавляла библиотеку в то время К. М. Войханская, именно под её руководством Герценка стала одной из лучших в стране. До лета 1957 г. заместителем Клавдии Михайловны был В. И. Шерстенников, человек яркий, неординарный, его любили и уважали. Сохранились очень тёплые воспоминания о нём. Когда я пришла в библиотеку, он вышел на пенсию, а должность заместителя директора занимал А. Н. Ванеев, до этого много лет возглавлявший методический отдел. Вклад его в работу библиотеки очень велик. Когда открылся УПК Ленинградского института культуры, Ванеев стал там внештатно преподавать библиотечные дисциплины, занимался наукой. С 1962 г. он полностью переходит на преподавательскую работу, и с этого времени заместителем директора становится М. А. Мамаева. После окончания института она по распределению работала в Томске, а в 1961 г. вернулась на родину и какое-то время работала на абонементе. С 1962 г. и до самой смерти – в течение 40 лет она занимала этот пост. Она делала очень много для развития научной и научно-методической работы библиотеки.

Именно эти люди руководили библиотекой в те годы, о которых я рассказываю.

1957 г. для Герценки был сложным и напряжённым. Продолжалось строительство 7-ярусного книгохранилища, начатое ещё в 1954 г. Недавно у библиотеки появился новый пристрой, и когда вспоминаешь то время, невольно сравниваешь его с сегодняшним днём. Сегодня уже другой век, другая страна, другое общество и другая библиотека.

Тогда мы даже представить не могли современных информационных технологий, всей этой электроники, наши орудия труда были попроще. Ещё пользовались ручками-вставочками и баллонными авторучками, в которые чернила набирались из баночек. Пишущих машинок в отделах почти не было. В отчёте библиотеки за 1958 г. сообщалось о приобретении двух пишущих машинок «Москва». Кто работал в те времена, знает, что это за машинка. Только небольшое количество методических и библиографических материалов издавалось типографским способом, а остальное размножалось на ротаторе. Для тех, кто не знает: ротатор (вращатель) – устройство, внутри которого был цилиндр, а снаружи – ручка. Туда помещались краска и текст, отпечатанный на бумаге, покрытой воском. Затем нужно было крутить ручку и доставать готовые листы. Руки при этом были по локоть в краске. Этой работой занимались в порядке подработки методисты.

Что же было в 1957 г.? Уже не существовало двухэтажного флигеля, в котором раньше на 2-м этаже размещались абонемент, детский отдел, отдел литературы для слепых, а на первом этаже находились квартиры и общежитие техслужащих. На базе детского отдела была создана сначала городская детская библиотека, которая потом стала областной. Не стало и квартир, а техслужащих поселили в цокольном этаже книгохранения за занавесками. Но самой большой проблемой было размещение абонемента. Ему была отведена северная часть каталожного зала и комната библиографического отдела. Вход в отдел абонемента был из вестибюля, прямо напротив гардероба. Библиографический же отдел переехал на балкон большого читального зала вместе со своими фондами и справочным аппаратом. На лестничной площадке находился пункт дежурного библиографа. Вновь созданный патентно-технический отдел тоже разместился вместе с библиографами на балконе. На втором этаже, напротив лестницы, находился методический отдел. Там рядом с входом стоял стол заведующей отделами театрально-нотной и иностранной литературы, которым заведовала Лидия Васильевна Попова. Фонды и театрально-нотной, и иностранной литературы размещались в книгохранении на отдельных стеллажах, поэтому приходилось ходить за книгами туда. Отдел читального зала остался на старом месте, на первом этаже.

Украшением библиотеки был большой на 400 мест двухсветный читальный зал с шестью прекрасными пальмами. На длинных дубовых столах стояли настольные лампы под зелёными абажурами, читатели сидели по обеим сторонам столов. Обычно читальный зал был переполнен. Справа в углу размещалась периодика. Летом для читателей открывались двери в прекрасный библиотечный сад, где росли акации, сирень, черемуха, стояли столики и скамеечки. Кто-то выходил, чтобы позаниматься здесь, кто-то – просто отдохнуть, подышать свежим воздухом. Был у библиотеки и ещё один летний читальный зал – в Халтуринском (ныне Александровском) саду. Это было отдельное здание, специально предназначенное для читальни. В нём стояли столы и стулья, там была периодика и, возможно, какие-то популярные книги. Каждый день в летнее время эта читальня открывалась. В то время Халтуринский сад пользовался большой популярностью среди горожан. Чего там только не было: кинотеатр, летний театр, куда приезжали оперетта и опера, шахматный павильон, комната смеха, танцплощадка и многое другое. И, конечно, читальня тоже хорошо посещалась.

К этому времени уже давно закончилась война, миновали трудные послевоенные годы, люди, наконец, получили возможность учиться, сели за парты, начало развиваться народное хозяйство, открывались новые заводы. Например, тогда возник завод спортивного оборудования, завод ОЦМ, тогда же появились совнархозы. В 1957 г. в библиотеках страны стали открываться патентные отделы, создавались информационные органы. Число читателей-специалистов стало быстро расти. Потребность в книге была огромной, библиотека работала без выходных: в будние дни – с 9 утра до 23 часов, в субботу и воскресенье – с 9 до 18 часов. За год в читальном зале выдавалось более 400 тыс. книг, ежедневная посещаемость была 1300 человек при штате 11 человек, причём двое из них работали на контроле. На абонементе цифры были тоже очень большими: книговыдача за год – 235 тыс. экз., посещаемость в день – более 700 человек при штате 8 человек. При этом нужно иметь в виду, что деревянные стеллажи, на которых размещались фонды абонемента и отдела читального зала, были очень высокими – более 3 метров. Стояли они так близко, что при поиске книг приходилось лазать по ним, переставляя ноги с одного стеллажа на другой. Ещё труднее было расставлять книги, потому что с ними надо было подниматься наверх. Нагрузка была такой, что молодые сотрудники называли это «избиением младенцев». На выдаче работала уже тогда немолодая Ольга Григорьевна Романовская, она отвечала за обслуживание научных работников.

Кроме выдачи книг, работниками библиотеки проводилось много различных мероприятий: книжные выставки, обзоры литературы, лекции, беседы. Чтобы дать представление об объёме этой работы, приведу сведения за 1959 г.: всего было проведено 155 мероприятий, а в следующем году – ещё больше. Обзоры, лекции, беседы организовывались, в том числе, и вне библиотеки: в цехах, на предприятиях, в артелях, общежитиях, в учебных заведениях. Конечно, мероприятия проходили, в основном, во время обеденных перерывов, народ слушал выступления библиотекарей с интересом. Кроме того, в течение года было организовано 75 экскурсий по библиотеке. В этом же году издана серия памяток об отделах библиотеки. К слову сказать, в то время планы выставок проверялись заведующими отделами, а обзоры литературы предварительно заслушивались, прежде чем с ними выходили на публику.

Передвижка библиотеки на чугунолитейном заводе

Параллельно велась работа с книжными фондами. К тому времени часть фонда всё ещё не была инвентаризирована. Дореволюционный фонд располагался в систематическом порядке по специальной схеме, по которой был построен печатный каталог библиотеки, это называлось «систематикой». В 1959 г. Светлана Петровна Кокурина, придя в библиотеку, начала свою работу с переинвентаризации дореволюционного фонда. Работа эта проводилась в цокольном этаже книгохранилища, один из сотрудников занимался собственно инвентаризацией, а помощницы очищали хранившиеся с дореволюционных времён книги от пыли. Нельзя не упомянуть и об ещё одном участке работы с фондами. Во дворе библиотеки стояли большие деревянные амбары из толстых брёвен. Один из них был заполнен книгами, которые поступали в библиотеку из разных источников, но поскольку в первые годы после революции штат библиотеки был небольшим, то эти книги просто не успевали обрабатывать, они годами лежали в амбаре без движения, дожидаясь лучших времён. В летний период во дворе библиотеки ставились длинные столы, из амбара выносились книги, их просматривали, отбирали и затем переносили в основное здание. Разбор «амбарного фонда» закончили в 1961 г., отбирали то, что сразу же пошло либо в основной, либо в обменный фонды. Но оставалась ещё дублетная литература, особенно много было земских и других краеведческих изданий, они остались в амбаре.

Строительство книгохранилища

Несколько лет спустя, примерно в начале 1970-х гг., случился пожар, амбары горели. Основную часть книг тогда удалось спасти, но некоторые издания пострадали, поэтому ещё раз пришлось всё разбирать и перемещать. Помимо всего прочего, проводилась очистка книжного фонда. Шло строительство книгохранилища, и, естественно, что книги были покрыты пылью. Я помню, как мы зимой открывали окна и на подоконниках хлопали книги. Потом даже говорили, что книжные формуляры летели (если был ветер) до улицы К. Маркса и дальше. В 1963 г. в цокольном этаже (на 1-м ярусе) были установлены компактные стеллажи. И вновь началось перемещение фонда. К концу 1959 г. работы по пристрою были закончены. Площадь библиотеки увеличилась с 2581 до 4563 кв. м, более чем в 2 раза. У неё появилось два входа, один старый – центральный и вто-рой – с восточной стороны здания. Затем строители приступили к реконструкции старой части здания, которая начиналась с того места, где сейчас располагается кабинет Герцена. Одновременно начался переезд отделов, которые должны были разместиться в пристрое. Первый этаж занял абонемент, уже в марте 1960 г. там был организован открытый доступ к фондам. Рядом с ним находился лекционный зал. На втором этаже над абонементом расположился отдел читальных залов, по коридору были помещения отделов иностранной и театрально-нотной литературы. Оба стали самостоятельными структурными подразделениями со своими штатами. А на первом этаже по коридору получили помещения отделы МБА, комплектования и обработки. В цокольном этаже находились пункт контроля и регистрации читателей, гардероб, буфет, рядом с буфетом – небольшая комната для фотолаборатории. Параллельно шло заполнение 5-го и 7-го ярусов книгохранения. В 1959 г. сюда перенесли 300 тыс. экз. книг и периодику.

В цокольном этаже разместился ещё консультпункт Ленинградского института культуры. Его возглавляла С. А. Козлова, она была человеком очень энергичным, требовательным и в то же время отзывчивым, всегда помогала заочникам, когда у них возникали какие-то трудности. Занятия проводились в лекционном зале. Лекции по специальным предметам приезжали читать специалисты из Ленинграда, а часть занятий проводилась работниками нашей библиотеки. Нужно сказать, что наш консультпункт пользовался авторитетом, при защите дипломов и сдаче госэкзаменов всегда отмечали хорошие результаты наших заочников.

Когда закончилась реконструкция старой части здания, на своё место вернулся библиографический отдел. Патентно-технический отдел занял помещение общего читального зала, у него был свой книжный фонд, свой справочно-библиографический аппарат, читальный зал и рабочая комната. На втором этаже, на месте краеведческого отдела, был организован читальный зал для научных работников. Там стояли письменные столы, которые были закреплены за отдельными учёными, и те имели ключи от ящиков своего стола, где могли оставлять материалы. Краеведческий отдел, раньше размещавшийся на южной стороне, переехал на северную и получил ещё одну комнату. Дирекция заняла то помещение, в котором она находится и сейчас. На её старом месте открылся зал новых поступлений. Балкон отдали залу периодических изданий. Произошли изменения и в самом читальном зале. Мебель в нём заменили, читателям стало удобнее, но число мест сократилось с 400 до 250. В результате библиотека стала такой, какой она оставалась ещё многие годы.

Поток читателей рос. С ним по воскресеньям не справлялись и два гардероба. Люди стояли в очереди, ждали, пока кто-нибудь выйдет, чтобы занять его место. Так бывало и вечерами. Но, конечно, условия работы библиотекарей были уже другими. Рабочий день начал сокращаться, сначала он был с 9 до 23 час., потом – с 10 до 22 час. Без общего выходного дня работали только общий читальный зал и библиографический отдел.

В 1959 г. штат библиотеки увеличился на 38 человек, в том числе на 21 человека выросло число библиотечных работников. Особенно заметно вырос штат в отделе книгохранения – с 8 до 14 человек, в абонементе – с 8 до 11, а потом стало и 12, в патентно-техническом – с 2 до 4, в отделе читальных залов осталось 11 человек (раньше двое из них работали на контроле). Была организована группа учёта и контроля из 6 человек. Появились свои штаты у отдела иностранной литературы, отдела театрально-нотной литературы, зала новых поступлений и зала периодики. Ещё в каких-то отделах прибавилось по 1–2 человека.

Обслуживание специалистов, рационализаторов в патентном отделе

Жизнь продолжала быстро меняться, она ставила перед библиотекой новые задачи. В 1958 г. в Киров был переведён ВНИИОЗ, в 1960 г. организован филиал Ленинградского института переливания крови, который вскоре стал самостоятельным учреждением. В 1961 г. открылся НИИ и проектный институт лесного хозяйства. В 1963 г. на базе филиала Всесоюзного заочного энергетического института был создан самостоятельный институт, ныне это Вятский государственный университет. Рос и образовательный уровень населения, и если в 1957 г. мы ходили с беседами и обзорами на предприятия, то в начале 1960-х гг. очень большое значение приобрело информационное обслуживание научных и инженерно-технических работников, дипломников старших курсов вузов. В обслуживании информационных запросов специалистов и научных работников участвовали также органы научной информации, отраслевые библиотеки. Их стало больше, они стали лучше комплектоваться, возникла необходимость координации и кооперации с ними.

Особенно много в этом направлении делалось в патентно-техническом отделе. Наш патентный отдел во главе с В. И. Кобельковой был лидером среди подобных отделов в стране. Знакомиться с его опытом приезжали работники других библиотек – от Прибалтики до Дальнего Востока. Участвовал в этой работе и библиографический отдел, и другие коллективы. Составлялись совместные информационные списки но-вых поступлений, организовывались вы-ставки-просмотры литературы, в том числе и выездные, Дни информации и т. д. Все эти мероприятия были и отраслевыми, и рассчитанными на определённую категорию читателей. Так, регулярно проводились выставки-просмотры и обзоры для учителей города и области, в том числе предметников. У научных работников и специалистов возникла потребность в использовании различных библиографических источников. Вошло в практику проведение занятий по библиографической грамотности, в том числе и среди студентов. Позднее возник университет библиографических знаний. Вёл его В. Г. Шумихин, университет пользовался большой популярностью. Многие его посетители до сих пор вспоминают это. Опыт работы патентно-технического отдела, практика работы со специалистами и научными работниками показали преимущества организации отраслевого обслуживания читателей, и к 1965 г. сложилась система такого обслуживания. Были организованы читальные залы общественно-политической и гуманитарной литературы, естественно-научной и сельскохозяйственной литературы (который занял помещение бывшего читального зала для научных работников), отдел литературы по искусству. Об истории части этих отделов, опыте их работы есть материалы в альманахе «Герценка». К сожалению, таких публикаций нет о методическом отделе, отделе естественно-научной и сельскохозяйственной литературы. Успешно развивалась краеведческая работа библиотеки, опыт её был широко известен в стране. О деятельности Г. Ф. Чудовой много писалось, и я не буду на этом останавливаться. В 1962 г. начали проводиться «краеведческие четверги», которые живут и сейчас. Кроме рекомендательных библиографических указателей о выдающихся деятелях Кировской области и календарей знаменательных дат стали издаваться научно-вспомогательные указатели.

Выставка-просмотр новинок

Нужно сказать, что печатные материалы библиотеки подвергались цензуре: готовые макеты работы мы носили в Обллит, там специалисты знакомились с ними, и, если была необходимость, делали замечания. Всё развивалось, всё менялось, неизменным оставалось только одно – библиотека была идеологическим учреждением. К каждому политическому событию, съезду партии, пленуму, политическому юбилею составлялись отдельные планы работы, которые представлялись в областное управление культуры. Проводились крупные массовые мероприятия, обзоры литературы, выставки, готовились методические материалы, списки литературы. Большое место занимала пропаганда литературы о В. И. Ленине.
Коллектив библиотеки был тогда очень дружным. Здесь работало много замечательных людей, невозможно рассказать о каждом из них, тем более, что материалы о некоторых можно найти в альманахе «Герценка». Так, например, в двадцатом выпуске опубликованы очень интересные эмоциональные воспоминания Г. Ф. Чудовой «Не говори с тоской: их нет, но с благодарностию: были...» Будет опубликовано продолжение – «О милых спутниках...»

В это время продолжали трудиться и те, кто пришёл в библиотеку в 30-е годы, и те, кто работал в годы войны. Работали и участники Великой Отечественной войны. Так, Ф. А. Моносзон (Михеева) работала в библиотеке ещё до войны, когда война началась, она добровольцем ушла на фронт (по-моему, была зенитчицей). В 1941 г. окончила Московский библиотечный институт А. И. Русинова, она прошла курсы медсестёр и тоже добровольно ушла в армию, где была медсестрой. Ф. А. Панагушина – тоже участница войны. А. П. Голуб воевал под Ленинградом. Была ещё одна участница войны, она, правда, поступила в библиотеку позже, но мне тоже хочется о ней вспомнить. Это пылесосница А. И. Кощеева – фронтовой шофёр, работала на грузовике и однажды ездила с грузом даже в Иран.

Среди работников библиотеки была и одна репрессированная – Элла Герцевна Толкачёва. Она родилась в Бобруйске, в 1920–1924 гг. училась в Петербургском университете, окончила три курса, но потом учёбу прекратила. Занималась она философией и филологией. Не помню, с какого года она работала в Герценке, но в 1948 г. была привлечена к уголовной ответственности и по статье 58, пункт 10 была осуждена на 10 лет с последующим поражением в правах на 5 лет. В 1948 г., когда её арестовали, К. М. Войханская дала ей хорошую характеристику, отметив, что она активно работает, выступает перед читателями, получила премию. В 1954 г. Э. Г. Толкачёва была досрочно освобождена, а в 1955 г. реабилитирована. Судима она была предположительно за то, что писала что-то одному ответственному лицу. Из-за расстройства здоровья до 1957 г. она почти не работала, а потом снова поступила к нам в библиотеку, работала на контроле, была человеком очень живым, эмоциональным, увлекалась искусством. Все, наверное, её помнят.

Нужно сказать, что когда закончилась война и уехали все эвакуированные, в библиотеке осталось всего 2 человека с высшим библиотечным образованием и 14 – со средним. 12 человек начали учиться в Московском библиотечном институте и закончили его. Это и Г. Ф. Чудова, А. Н. Ванеев, Ф. А. Панагушина, В. Ф. Бакина и другие. А где-то в начале 1950-х гг. стали приезжать по распределению выпускники библиотечных вузов: С. М. Матлина, М. Н. Бушуева, И. Н. Войханская и другие. Сначала наша библиотека входила в зону Московского института, а потом она перешла в ведение Ленинградского библиотечного института. В те годы, когда я уже работала, приехало: в 1957 г. – 3 человека, в том числе З. П. Стародумова, в 1958 г. – 4, а в 1959 г., когда штат увеличился, – сразу 5 выпускников. Конечно, я не всех из них помню, но, например, в 1959 г. среди них была Г. Д. Скальная. А в 1961 г. приехали В. Шумихин и М. Вайнберг. При этом сначала студенты приезжали к нам на практику, а потом на лучших из них в институт посылались вызовы. Эти выпускники каким-то образом меняли климат в библиотеке. Среди их преподавателей были крупные учёные – историки, филологи, лучшие библиотековеды и библиографы, да воспитывала, формировала и сама столичная среда – музеи, театры, концертные залы. И потом это были годы оттепели. Для нас, людей книги, большую роль играла литература. Тогда появилась и фронтовая, и деревенская, и молодёжная проза, в поэзии – Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина, Рождественский... Уже был опубликован «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына. Правда, через небольшое количество времени он был изъят. Изымались и другие книги. Были очень интересными толстые литературные журналы, активно издавалась американская литература: Хемингуэй, Сэлинджер, Фитцджеральд. Всё это создавало атмосферу какого-то подъёма. И жить, и работать было интересно.

И хочется ещё сказать, что в то время около 30% работников библиотеки составляла молодёжь, комсомольцы. И, кроме того, с какого-то года в 55 лет нужно было выбирать: получать или зарплату, или пенсию, поэтому многие из тех, у кого наступал пенсионный возраст, или увольнялись, или переходили на рабочие должности – лифтёров, работников контроля. Так что коллектив был молодым.

А сейчас немного о бытовых проблемах молодых специалистов. Если они были иногородними, жить приходилось на частных квартирах. Но когда их стало приезжать много, библиотека всё-таки добилась выделения общежития. Это были комнаты в старом двухэтажном деревянном доме, во дворе, на углу улиц К. Маркса и Энгельса. А в 1961 г. В. Шумихин и М. Вайнберг получили небольшую комнату в современном доме на Октябрьском проспекте. В эти годы под Юрьёй появилась воинская часть ракетных войск. Молодые офицеры приезжали в свободное время, приходили в библиотеки, знакомились с нашей молодёжью. Бывали и в общежитии, и вскоре две наши девушки сменили фамилии. В 1959 г., кроме выпускников вузов, пришло много окончивших среднюю школу. Они заняли должности младших библиотекарей и лифтёров. Лифтёры работали в книгохранении на выдаче так же, как и младшие библиотекари. В 1960 г. 9 из них стали студентами консультпункта Ленинградского института культуры. Сейчас некоторые из них продолжают работать, занимают ведущие должности.

Общественная жизнь в библиотеке была довольно оживлённой, как и полагается, были и партийная, и профсоюзная, и комсомольская организации. Наши сотрудники избирались депутатами в районные, городские Советы, были членами райкомов партии и комсомола. Работали все активно, боролись за интересы библиотеки, профсоюзная организация помогала ветеранам библиотеки и т. д. Профсоюзные собрания проходили оживлённо, иногда они затягивались, потому что выступающих было много. В более поздние годы, я помню, как все дружно молчали, и председателю собрания приходилось поднимать кого-нибудь. Была самодеятельность, выходили стенгазеты, проходили замечательные вечера с участием С. Б. Сахара, накрывались столы. На эти вечера в городе мечтали попасть многие. Приходили мужья, родные и друзья, поэтому для подготовки создавалась специальная комиссия, состоявшая из самых хозяйственных женщин. Я помню, что в ка-кие-то годы её возглавляла И. Н. Войханская. Конечно, ассортимент был не очень богатым, но в меню обязательно входил салат «Оливье», который готовили… в вёдрах и тазиках.

Художественная самодеятельность

Наши комсомольцы дружили с комсомольской организацией журналистов. Было много традиций, одна из них осталась до сих пор – это когда в библиотеку приходят дети, которые поступают в 1-й класс, и выпускники школ. Была и такая традиция: те, кто выходили замуж, из загса сразу заглядывали в библиотеку. Они поднимались по нашей центральной лестнице, приходили в кабинет директора, там их уже ждали члены коллектива, их поздравляли, дарили что-то символическое, цветы. И Клавдия Михайловна Войханская всегда читала при этом одно и то же стихотворение то ли Щипачёва, то ли Асадова. Мы все уже знали его наизусть. Кроме того, у нас прошли две комсомольские свадьбы. Одна из них, когда замуж выходила библиограф В. В. Безденежных, проходила в каталожном зале, а другая свадьба, когда женились В. Г. и С. М. Шумихины, – в читальном зале научных работников. Это были запоминающиеся события, проходили они дружно и весело.

Конечно, было и другое: субботники, в том числе городские и библиотечные. Каждый год весной мы убирали снег у библиотеки, у памятника Герцена, чистили сад. Были и поездки в колхозы.

В библиотеке раз в неделю проводилась учёба для работников, естественно, туда входили и политзанятия. Иногда в их программе были лекции о международном положении, их слушали с большим интересом, источников информации тогда было мало. Выступали на занятиях и учёные Ленинградского института культуры, которые приезжали во время сессии на УКП. О своих впечатлениях рассказывали участники различных съездов и конференций, например, об очередных съездах писателей, других деятелей культуры. Приходили к нам и работники драмтеатра. Была учёба по отделам, также было организовано соцсоревнование между отделами. Народ относился к этому довольно серьёзно. Создавались комиссии по проверке результатов работы, смежные отделы проверяли своих соседей, высказывали свои претензии, предложения. Кроме того, раз в год отделы отчитывались перед дирекцией по итогам года. На годовом отчёте присутствовали все работники отдела и заведующие другими отделами, там тоже были серьёзные обсуждения, к этому готовились ответственно. Надо было отчитаться о выполнении планов, об итогах работы. Народ активно принимал участие в этих обсуждениях.

Богатство каждой библиотеки составляют не только её фонды, но и читатели. Я уже говорила, что в те годы посещаемость библиотеки была очень большой. Герценка являлась своего рода культурным центром Вятки. Сюда приходили, здесь встречались люди различных специальностей, работавшие в разных учреждениях. Среди них были люди, родившиеся, получившие высшее образование, а иногда и работавшие ещё до революции. Их отличала какая-то особенная интеллигентность. Это учёные-биологи П. В. Плесский, Б. С. Лукаш, А. И. Шернин, историк А. В. Эммаусский, философ И. М. Сметанин и др. Некоторые из них были знатоками книги и имели свои хорошие библиотеки, как, например, А. Д. Фокин, старейший юрист и библиофил К. А. Палкин. В 1956 г. в Киров приехал Е. Д. Петряев, роли которого в жизни библиотеки и вообще в культурной жизни нашего края известна всем. Часто приходили в библиотеку наши писатели Л. В. Дьяконов, Б. А. Порфирьев, А. А. Филёв, О. М. Любовиков, Л. М. Лубнин и др. Они были не только нашими читателями, но и участниками многих литературных вечеров. Я уже говорила о дружбе молодых журналистов с библиотекой, некоторые уже пробовали себя и в литературе. В конце 1950-х гг. вышли первые художественные книги у В. А. Ситникова и А. А. Лиханова. Дружили с библиотекой и артисты кировских театров, и художники, и журналисты. Этот перечень можно продолжать без конца.

В те годы большое внимание обращалось на участие в работе библиотеки общественности. В 1958 г. был создан общественный совет библиотеки. Много лет этот совет возглавлял краевед В. Г. Пленков. Выйдя на пенсию в 1958 г., он всю свою жизнь посвятил краеведению. Василий Георгиевич сделал известными имена многих наших земляков, писал о своих находках, оставил большой архив. Он был человеком спокойным, неторопливым, доброжелательным, очень много времени проводил в библиотеке и в архиве. Когда стали создаваться общественные советы в отделах, Василий Георгиевич возглавил и совет краеведческого отдела, вместе с Е. Д. Петряевым и И. Н. Войханской они стали инициаторами «краеведческих четвергов». На первом заседании четверга Евгений Дмитриевич рассказывал о книжном деле на Вятской земле.

Общественники участвовали во всей работе библиотеки. Например, члены общественного совета патентно-технического отдела консультировали по вопросам комплектования, участвовали в организации Дней информации. Этим же занимались активисты отдела естественно-научной и сельскохозяйственной литературы A. M. Гуревич и Н. В. Тинибеков. Кто-то просматривал тематические планы издательств, кто-то работал с нашими каталогами. Например, ботаник Ф. Ф. Александров был инициатором и организатором больших выставок-просмотров по ботанике, генетике. Я хорошо помню пенсионерку Л. В. Сенникову, которая очень много времени проводила на абонементе. Она работала в фондах, расставляла книги, иногда участвовала в выдаче, делала мелкий ремонт книг. В каждом отделе были такие помощники.

Конечно, невозможно рассказать обо всём, да и память подводит, но даже то, что я вспомнила, даёт какое-то представление об одном из этапов жизни нашей библиотеки, тех нескольких годах, когда в ней происходили большие изменения. И, тем более, невозможно рассказать обо всех тех, кто работал рядом. Я уже говорила, что в альманахе «Герценка» есть статья о наиболее заметных людях, сыгравших большую роль в развитии библиотеки. Но ведь было много и тех, кто занимал рядовые должности, они работали долго и хорошо, у некоторых из них в трудовых книжках было всего две записи: «поступил на работу» и «уволен в связи с выходом на пенсию». Именно на их плечах лежала основная тяжесть работы и с книгами, и с читателями. Например, А. И. Овечкина была когда-то и гардеробщицей, и техслужащей, и садоводом. Именно она вырастила наши замечательные пальмы и ухаживала за ними, но о ней-то помнят и много писали. А в «Путеводителе по библиотеке», вышедшем в 1949 г., есть её хорошая фотография.

Но нужно помнить и рассказывать и о других. Сейчас в библиотеке ведётся работа по подготовке библиотечной энциклопедии, где будут опубликованы материалы по истории отделов, а также сведения о многих сотрудниках, работавших в Герценке со дня её основания.