Главная > Выпуск №21 > О Всеволоде Аполлинарьевиче...

О Всеволоде Аполлинарьевиче Васнецове
(К 30-летию мемориального музея-квартирыхудожника А. М. Васнецова в Москве)

Когда думаешь об уютном музее-квартире Аполлинария Михайловича Васнецова, то сразу перед тобой встают удивительные люди, которые основывали музей, – это Всеволод Аполлинарьевич Васнецов – сын художника и его жена и друг Екатерина Константиновна Васнецова. Как-то сразу они пустили нас в свои прекрасные души, в свой уютный дом, который сливается с музеем.

Вспоминается первая встреча с Всеволодом Аполлинарьевичем, когда мы, гуляя по старым улочкам Москвы, наткнулись на вывеску, которая висела на одном из старых московских домов, в Фурманном переулке. На ней было написано, что в этом доме в 1903–1933 гг. жил художник Аполлинарий Михайлович Васнецов. Это нам было близко по духу, мы обрадовались такой удивительной находке, поднялись на третий этаж, где висела медная выгравированная табличка с надписью «Художник Аполлинарий Михайлович Васнецов». Правую дверь музея мы не заметили, откуда собственно начинался осмотр, а позвонили в дверь напротив. За дверью послышались торопливые шаги. Дверь нам открыл высокий седой человек в матроске, в руке у него была небольшая сковородка с шипящими котлетами. Его голубые добрые глаза нам улыбнулись. Мы спросили, теряясь и волнуясь: «Здесь музей Аполлинария Васнецова?» – «Да, вы не ошиблись, только осмотр музея вам лучше начинать с соседней двери, а потом переходите сюда, на другую половину музея...» Пока он нам приветливо говорил, мы смотрели на его лицо и узнавали в нём черты Аполлинария Васнецова. Мы не ошиблись – это был сын Аполлинария Михайловича, Всеволод Аполлинарьевич Васнецов, известный океанолог. Он начинал свои исследования с судна с романтическим названием «Персей», где и встретил своего доброго ангела жизни Екатерину Константиновну – Катюшу. Это, конечно, мы узнали потом, когда стали друзьями Всеволода Аполлинарьевича и Екатерины Константиновны. Как нам было интересно бегать с Ириной в их уютный дом, в их музей, слушать вечера с их участием, находиться среди волшебных картин Аполлинария Михайловича!

Всеволод Аполлинарьевич и Екатерина Константиновна Васнецовы в Москве, в мемориале-музее Аполлинария Михайловича Васнецова. 1981 г. Фотография из архива Е. К. Васнецовой

Как-то поздней осенью мы пришли к ним в гости, и они угощали нас вкусными солёными грибами, которые солила сама Екатерина Константиновна, пили чай с лимонным печеньем также домашней выпечки. Было очень вкусно и тепло сидеть в их уютной художественной кухне. А потом сидели в кабинете Всеволода Аполлинарьевича, где Екатерина Константиновна рассказывала нам об их путешествиях на «Персее», о том, как они жили в Ильменском заповеднике на Южном Урале – Всеволод Аполлинарьевич работал там одно время. Было интересно слушать об их романтической жизни с ловлей рыбы и собиранием белых грибов. С тех пор Екатерина Константиновна хорошо солит имаринует грибы. Всеволод Аполлинарьевич сидел в своём любимом кресле на фоне фотографии «Персея» и акварельных работ В. Голицына, В. Ватагина, И. Тыко-Вылко, а наверху, над дверью кабинета висела работа его отца «Погост в Демьяново». Как гармонично и хорошо на душе, когда находишься в этом доме! Домой после таких удивительных встреч мы всегда возвращались окрылённые!

К сожалению, встречи с Всеволодом Аполлинарьевичем у нас не были так часты. Незадолго до нашего прихода в их дом Всеволод Аполлинарьевич упал и сломал шейку бедра, для него это было тяжким бременем в уже преклонные года. На Васнецовские вечера, которые устраивал музей, он уже не приходил. Но всегда, когда мы его видели, заходя к ним в гости, он спрашивал у нас с улыбкой в глазах: «Расскажите мне, что делается сейчас с природой на улице? Ведь я уже не выхожу, не могу...» И мы с Ириной наперебой рассказывали, какая погода, была ли это зима или осень.

Последняя наша встреча была в цветущем солнечном мае 1989 года. Был уже по-летнему жаркий день. Цвели черёмуха, яблоня и вишня! Мы пришли с букетом благоухающей сирени. Всеволод Аполлинарьевич сидел в кресле у раскрытого окна. Посмотрев на нас, он улыбнулся, и всё было понятно при взгляде на его мудрое светлое лицо. Всеволод Аполлинарьевич был слаб и почти уже не говорил с нами, но мы ему так же, как год назад, рассказывали, что пришла весна, всё цветёт, и радует тёплое солнышко! Он кивал нам, нежно улыбаясь. Сирень мы поставили на подоконник, чтобы он любовался майским букетом. Всеволод Аполлинарьевич смотрел, смотрел на этот букет, в глазах его промелькнула печаль, в то же время что-то вечное и спокойное было на его лице... Он был похож на старика с картины Аполлинария Михайловича «Шум старого парка», написанной в 1926 году после смерти любимого брата Виктора Васнецова. Через несколько недель Всеволода Аполлинарьевича не стало. Мы его знали неполных три года – Бог нас одарил этой встречей! Вспомнились какие-то строки:

Не говорите, что они «были»,
А говорите, что они «есть»...

Был только уход тела, а душа Всеволода Аполлинарьевича, музей-квартира Аполлинария Михайловича и милая, дорогая нашему сердцу Екатерина Константиновна – всё осталось на этом волшебном, чистом Васнецовском островке, населённом картинами Аполлинария Васнецова, добротной мебелью и духом старой Москвы!

Валерия Флориановна Даувальдер – художник из Цюриха, Екатерина Константиновна Васнецова, Ольга Владимировна Свердлова, Ольга Алексеевна Васнецова, Иван Востриков, Наталия Борисовна Тараканова, Елена Геннадьевна Вострикова, Валентина Абрамовна Коростелёва. Рябово. 1991 г.

В библиотеке им. А. И. Герцена. 1983 г.

Этот остров похож на прекрасные краски Аполлинария Васнецова, на дом в селе Рябово под Вяткой, где росли талантливые братья Васнецовы, на судно «Персей», где началось плавание по жизни двух прекрасных людей, подвижников нашего времени – Всеволода Аполлинарьевича Васнецова и Екатерины Константиновны Васнецовой! Как прекрасно знать, что эти люди были и есть в нашей жизни! Это такое светлое и вечное, как Пасхи на Руси с колокольным звоном, как Рождество с Вифлиемской звездой над Рябовым, как русские сказки! Храни, Господь, этот Дом!

У кого это есть в душе, легче жить на белом свете! Как-то теплей и спокойней! Спасибо судьбе за это! Спасибо музею-квартире Аполлинария Михайловича Васнецова!

Апрель 1995 г.
Надежда Приходько, художник