Вятский журнал «Путь просвещенца» и его создатели

Е. И. Горбушина

1920–1930 гг. стали временем становления советской периодической печати, в том числе высокими темпами развивались региональные средства массовой информации. В 1924 г. в Вятской губернии начал выходить специализированный педагогический журнал «Путь просвещенца». Его издание продолжалось до 1927 г. Инициаторами создания журнала выступили Вятский губернский отдел народного образования (Губоно) и Вятское губернское правление Союза работников просвещения (Губпрос).

Образовательный уровень работников просвещения того времени не отвечал требованиям властей. Для проверки профессиональной пригодности отечественных педагогов приказом Народного комиссариата по просвещению (Наркомпрос) были созданы комиссии по проверке квалификации всего личного состава по народному образованию (проверкомы). В 1923 г. такие комиссии были созданы и в Вятской губернии. Проводя обследования педагогов губернии, они выявили, что из 946 проконтролированных работников просвещения 246 имели недостаточное политическое образование, 136 – методическое, 113 человек не знали курса трудовой школы, 21 – не участвовали в общественно-политической работе, 6 – имели слабую общеобразовательную подготовку1. Советским просвещенцам требовалось повышение квалификации, но пропустить всех педагогов через курсы переподготовки не представлялось возможным. Заменить курсы должна была педагогическая печать, в том числе и журнал «Путь просвещенца».

Концепция журнала была сформирована под влиянием решений IV Всероссийского съезда заведующих губернскими отделами народного образования (1924). На съезде большое внимание уделялось работе культурно-просветительских учреждений деревни, что объяснялось их повсеместной отсталостью. Педагогическая и методическая литература на местах практически отсутствовала. Поэтому «Путь просвещенца» предназначался в первую очередь сельским педагогам. Благодаря журналу они должны были выйти из своего медвежьего угла на свет общественности и чувствовать себя частицей коллектива2. Журнал должен был оказать помощь в самостоятельной переподготовке работников просвещения в их деятельности через: 1) выявление работы учреждений народного образования и органов соцпроса; 2) коллективное разрешение очередных вопросов народного образования; 3) популяризацию современных педагогических и профессиональных течений3. Данная программа была подтверждена на съезде заведующих уездными отделами народного образования (уоно) в г. Яранске.

По своей структуре «Путь просвещенца» не отличался от большинства советских педагогических изданий. Открывался журнал «Общим отделом», в котором печатались наиболее важные, по мнению редакции, статьи, например: «Очередные задачи по народному образованию», «Школа на переломе», «О педагогическом журнале», «Организация коллективной педагогической работы учительства губернии» и др. Особое внимание редакция уделяла наполнению педагого-методического раздела. Именно он должен был стать путеводителем в профессиональной деятельности работников просвещения. Чаще всего этот раздел был тематическим. В первом номере журнала раскрывались вопросы, связанные с работой культурно-просветительских учреждений волостного масштаба, во втором – вопросы переподготовки просвещенцев, третий был посвящён вопросам летней работы учреждений народного образования и органов социального просвещения, четвёртый номер раскрывал опыт и практику педагогической работы учительства и просветительских учреждений губернии и т. д.

Концепция издания предполагала публикацию официальных распоряжений Наркомпроса, местных органов власти и статей по вопросам профессиональной жизни. Благодаря журналу местные просвещенцы имели возможность познакомиться со статьями крупнейших педагогов того времени (Н. К. Крупской, С. Т. Шацкого, П. П. Блонского и др.). В разделе «Работа мест» широко освещалась практика отдельных уездных образовательных учреждений. Редакция выполняла пожелание Н. К. Крупской о том, что губернский педагогический журнал должен быть «цементом творческой работы местного учительства, превращать индивидуальный опыт в коллективный»4.

Большая часть опубликованных материалов представляла собой переработанные отчёты с мест и отчёты научно-методической комиссии. Читатель получал подробную информацию о методической литературе.

В каждом номере печатался обзор учебников и учебных программ по различным областям знаний. В журнале широко использовалась реклама центральных и местных педагогических изданий.

Все издания того времени имели своей целью закрепление политических установок партии. «Путь просвещенца» не был исключением. Педагогу с неправильной «политической физиономией» не было места в новой советской школе. Просвещенец должен был осознавать ответственность «за проведение в толщу народа коммунистических идей, воспитание подрастающего поколения в новом социалистическом духе»5. В журнале регулярно давались практические рекомендации по изучению работ Ленина и ленинизма, печатались программы для политпросветкружков, рассказывалось о достижениях новой трудовой школы. Из журнала мы можем узнать об антирелигиозном воспитании в местных школах. Например, при проработке комплекса «Жизнь ребёнка во время летней вакации» детям объяснялось, что туман, облако, дождь, град, гром, молния – явления природы и не зависят от воли божьей, а в ходе подготовки к празднику урожая дети узнавали, что урожай зависит от погоды и обработки земли, а не от бога и т. д.6

Большое внимание советская власть уделяла просвещению нерусских народов, по терминологии того времени «национальных меньшинств» («нацмен»). Для облегчения работы с детьми из нерусских семей «Путь просвещенца» печатал информацию об их бытовых и национальных особенностях. Так, в журнале отмечалось, что дети «нацмен» робки, несмелы и недоверчивы. Для того, чтобы воспитать из них строителей коммунизма, авторы предлагали вовлечь ребят в пионерское движение, учитывая при этом, что нацменьшинства критически относятся к новшествам советского строительства и обладают инстинктом собственности на материальные и нематериальные блага7.

Так как «Путь просвещенца» ориентировался в первую очередь на сельских просвещенцев, то сельскохозяйственная тема присутствовала практически во всех номерах. Журнал печатал Положение о сельскохозяйственном уклоне школ, рассказывал о том, как организовать сельскохозяйственный уклон в педагогических учебных заведениях, даже каким образом через школу поднять сельское хозяйство и др.

Огромное количество статей в издании было посвящено педагогическому образованию – работе педагогических курсов, учительских экскурсий, конференций, кружков для работников просвещения, пединститута и педтехникумов. Из журнала просвещенцы могли получить практические советы о том, как поставить консультацию по самообразованию в политпросветучреждениях, как вести работу с газетой, каким образом организовать производственную экскурсию и многое другое. Значительное место уделялось проблемам беспризорности и работе детских домов.

Основными составителями журнала были работники местных органов власти. Одним из членов редколлегии и ключевым автором был Николай Андреевич Дернов (1891–1938), заведующий губернским комитетом профессионально-технического образования (Губпрофобр) при Губоно, ректор Вятского педагогического института. Николай Андреевич окончил Яранское духовное училище, затем Вятскую духовную семинарию, физико-математический факультет Петербургского университета. Преподавал в г. Бийске, участвовал в Первой мировой войне, но из-за ранения вернулся в Вятку. С сентября 1917 г. Дернов устраивается преподавателем в Вятский учительский институт, с 1921 г. занимает должность ректора, с 1923 г – должности заместителя заведующего Губоно и заведующего Губпрофобром. Дернов был лично знаком с Н. К. Крупской и пользовался её большим уважением. Летом 1926 г. он был направлен Наркомпросом в научную командировку в Германию и Францию для изучения высшего и педагогического образования.

В 1927 г. Дернов переезжает в Воронеж и работает в Воронежском университете. Параллельно с этим он выпускает методико-педагогический журнал «Советское просвещение», предназначенный обслуживать «все виды школ и других культпросветучреждений губернии» и оказывать учительству «помощь в работе по повышению своей квалификации»8. В июне 1930 г. Наркомпрос утвердил Дернова профессором математики Воронежского сельскохозяйственного института.

В 1934 г. Дернов был назначен ректором университета в Ростове-на-Дону. По неизвестным причинам в 1937 г. он был уволен из вуза, исключён из партии, затем арестован по обвинению в терактах и расстрелян.

Ещё одна личность из истории журнала, заслуживающая внимания, – это Анатолий Иванович Кондаков (1894–1979). После окончания Кукарской учительской семинарии (1912) и Вятского учительского института (1917) Анатолий Иванович преподавал в Оршанском высшем начальном училище Яранского уезда, руководил работой Знаменского школьного городка, одного из лучших учебно-воспитательных учреждений страны, включённого в число образцово-показательных учреждений Наркомпроса. Кондаков был делегатом второго Всероссийского съезда учителей-интернационалистов, проходившего в Москве в 1919 г., третьего Всероссийского съезда по дошкольному воспитанию в 1924 г. С 1923 г. Кондаков работал методистом Вятского Губоно, в котором ведал вопросами повышения квалификации работников просвещения и разработкой программ для начальных школ. Именно это стало содержанием его статей в журнале «Путь просвещенца». Одновременно Анатолий Иванович исполнял обязанности председателя губернского объединения дошкольных работников, руководил губернскими курсами учителей, заведовал дошкольным отделением Вятского педтехникума при пединституте. Кондаков был лично знаком с крупнейшими деятелями народного просвещения тех лет: А. В. Луначарским, Н. К. Крупской, П. П. Блонским. В 1926 г. он уехал из Вятки в Москву, где поступил в аспирантуру при МГУ. С апреля 1930 г. педагог преподавал в вузах Самары, Ярославля, Ульяновска, Казани, Москвы и Рязани, работал заведующим отделом информации Президиума Академии педагогических наук РСФСР9.

Автором статей и редактором некоторых выпусков был В. П. Нарышкин, заведующий отделом школ I ступени Вятского Губоно, заместитель председателя консультационного бюро пединститута. Также авторами были: заведующая культурной частью Губпроса Р. Костылева, председатель губернского совета по делам национальных меньшинств (Губсовнацмена) Салтыкова, заместитель заведующего Губоно Порошин и др.

Журнал «Путь просвещенца» просуществовал до 1927 г., хотя Комиссия по улучшению печати планировала его закрыть ещё в мае 1924 г. «в виду того, что он не отвечает поставленным перед ним задачам, носит узковедомственный характер и не имеет под собой реальной почвы»10. Несмотря на достаточно недолгое время своего существования, журнал «Путь просвещенца» сыграл важную роль в деле пропаганды педагогических идей среди педагогов Вятской губернии.

Примечания

1 Дернов Н. Проверкомы и их роль в переподготовке учительства // Путь просвещенца. 1924. № 2. С. 4.
2 Крупская Н. К. О педагогическом журнале // Там же. 1924. № 3. С. 1.
3 Там же. 1924. № 1. Форзац.
4 Крупская Н. К. Указ. соч. С. 1.
5 Огородников И. Роль союза в деле переподготовки // Там же. 1924. № 2. С. 40.
6 Петрова. Антирелигиозное воспитание в связи с учебным планом губсоцвоса (в школах I ступени г. Советска) // Там же. 1926. № 3–6. С. 115.
7 Салтыкова, Криницын. Бытовые и национальные особенности национальных меньшинств : (метод. письмо Губсовнацмена) // Там же. 1925. № 6/7. С. 181.
8 Налбандян М. Б., Налбандян Ю. С. Николай Андреевич Дернов (1891–1938) : к столетию со дня рождения. Ростов/н/Д., 1991. С. 10.
9 Помелов В. Б. Педагоги и психологи Вятского края. Киров. 1993. С. 7.
10  ГАСПИ КО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 800. Л. 94.