Голос истинной правды

Н.И. Злыгостева

В.Н. Крупин — имя о многом говорящее и российскому, и вятскому читателю. Его творчество развивалось и продолжало развиваться в лучших традициях русской литературы. Ему присуща совестливость, душевная чуткость, философская глубина и нравственная прозорливость. Главной темой в его прозе и публицистике был и остается русский человек: его прошлое, настоящее и будущее.

Для В.Н. Крупина Родина — понятие не столько географическое или социально-политическое, сколько духовное. Потому он с таким пристальным вниманием вглядывается в духовное бытие нашего народа и нашего Отечества. Он не склонен к его идеализации и с горечью пишет о пьянстве, наркомании, душевном растлении. Боль от увиденного им на бескрайних российских просторах раскрывается не только в его таких широко известных повестях, как «Живая вода», «От рубля и выше», «Люби меня, как я тебя», но и в его блистательной публицистике. И эта боль иногда бывает столь сильной и жгучей, что публицистическое начало в его художественных произведениях становится порою определяющим. Но, размышляя о трагедии русского народа, писатель никогда не утрачивает веры в его светлое духовное будущее. Он видит в народе великие внутренние силы, пока еще дремлющие в его душе, но ждущие своего часа.

Он, как и выдающийся русский философ П. Новгородцев, убежден в том, что сам по себе «народ может быть и плох, и хорош, а потому не народу надо поклоняться, а идеалам и святыням его. А идеал народа — Христос». Религиозное настроение, особенно в последние годы, более всего определяет творчество В.Н. Крупина. Он очень чутко почувствовал и отозвался на религиозную тоску, которою ныне томится сердце русского человека.

Писатель размышляет о сложных духовных проблемах современности и в «Вятской тетради», и в «Великорецкой купели», и в «Крестном ходе», и в крохотных, но глубоко содержательных рассказах в только что вышедшем сборнике «Рассказы последнего времени».

Его герои, живущие напряженной внутренней жизнью, раскрывают читателю реальность иного порядка, понять и принять которую можно лишь открытым и любящим сердцем. Все они для него братья и сестры, чьи душевные боли и радости близки и понятны ему.

Мы особенно явственно чувствуем это, читая его повесть «Крестный ход». Все паломники, идущие с ним по этому тяжелому и радостному духовному пути — воплощение той Святой Руси, которая не исчезла, а продолжает жить вопреки всему.

Для В. Крупина особенно отрадно то, что этот самый древний на Руси крестный ход идет по столь дорогой его сердцу Вятской земле. Вятку, свою милую малую родину, он любит искренне, нежно, глубоко и сердечно.

Родился В.Н. Крупин в военном 1941 в селе Кильмезь и с лихвой хлебнул всех лишений той трудной и страдальческой поры. Но именно детство оставило в его душе самые светлые, чистые и радостные воспоминания. С какой поистине сыновьей любовью написал он о Кильмези, о потаенной, неброской ее красоте, о душевной щедрости своих земляков, о том, какой свет они оставили в его памяти и в его сердце. Кильмезь — это и родительский дом, с более чем скромным достатком, и с великой родительской любовью, оберегающей и сохраняющей даже тогда, когда жизнь далеко увела от родного порога.

В.Н. Крупин, живя в Москве, всегда оставался не только по корням, по языку, но и по душе вятским. Может, от того он так чутко слышит и так талантливо передает не только своеобразие вятской речи, но и ее неповторимую внутреннюю интонацию… И все же главное в творчестве В. Крупина — это его потребность во всем, о чем бы он не писал, оставаться русским по духу. И как тут не вспомнить слова Ф. Достоевского о том, что быть русским — значит быть православным.