Александр Грин обиделся бы

Александр Грин: жизнь, личность, творчество : статьи, очерки, исслед. / Феодос. лит.-мемориал. музей им. А. С. Грина ; сост. А. Ненада. – Феодосия : Арт Лайф, 2010. – 182 с.

Сборник, изданный к 130-летию со дня рождения писателя-земляка, составлен как из исключительно серьёзных, познавательных и интересных материалов, так и таких, которые, к сожалению, никакой критики не выдерживают.

К первым рецензент относит работы, написанные Л. Варламовой, Н. Яловой, С. Калмыковым, С. Алимовым, С. Барановой, В. Пантелькиным, О. Максимовой, А. Ненадой, В. Калинкиным и М. Буевской, Л. Гурленовой и О. Максимовой (такое впечатление, что текст статьи оборван, тем более что в нём даются ссылки на использованную литературу, а её списка почему-то нет), Т. Воронцовой, Л. Мельниковой (вот настоящий образец для всех толкователей гриновских имён!), И. Остапенко, В. Казютинского (москвича, почему-то «прописанного» составителем сборника в Кирове), Е. Потупова (предлагающего посмотреть на фотографию, что «воспроизведена на этой [157-й. – В. С.] странице»), а её нет), И. Панаиоти, О. Байбуртской.

Ко второй группе работ относится, прежде всего, статья Н. Сапрыкиной с её умозрительным и неубедительным толкованием имён гриновских персонажей, уподоблением их по созвучию с совершенно нелепыми аналогами из других языков, с притягиванием за уши А. Блока к Грэю и Друду.

Выдаёт желаемое за действительное В. Дорошкевич, увидевший в «Крысолове» «необычное предвидение конца большевизма в России».

Ломится в открытые двери А. Фомин, который для доказательства очевидного (антитезы Элда – Алготея) приводит огромное количество совершенно ненужных, неубедительных и неэтичных (при объяснении имени Элды) примеров.

Непомерно большое (почти 20 % (!), или 1/5 всего объёма книги) и ничем (ни научной значимостью, ни познавательной ценностью) не обусловленное место в сборнике занимает произведение И. Дунаевской, представляющее собой конгломерат цитат, скреплённых авторскими «мостиками» (судя по ряду признаков, это часть изданной автором в Риге монографии). Ненаучный стиль, псевдонаучные неудобоваримые примечания, неряшливые ссылки на литературу, огромное количество стилистических (то, что кольцо надевают, а не одевают, знают уже школьники младших классов) и орфографических погрешностей не делают чести доктору филологических наук, как и всему сборнику в целом. Кроме недоумения, этот, мягко говоря, винегрет ничего вызвать не может. Совершенно непонятно, как такой текст пропустила в печать солидная редакционная коллегия, представленная, наряду с сотрудниками Феодосийского музея А. С. Грина, и доктором, и кандидатом филологических наук, и главным редактором Издательского дома «Коктебель».

Не придают веса и солидности сборнику, по какой-то иронии судьбы попавшие в него, сочинения учащихся Кировской гимназии им. А. С. Грина, которым место не во взрослых изданиях, а в лучшем случае – школьных. В таком случае были бы простительны сделанные А. Старинович некорректные сравнения стилистики прозы Грина и Э. Войнич (сравнивается-то ведь не оригинальный текст последней, а то, что нам предложено переводчиком – другой переводчик нашёл бы другие слова, сравнения и эпитеты), кощунственное по отношению к Грину высказывание О. Сапожниковой и В. Огородниковой о том, что жизнь А.С. Грина была «дорогой никуда» (с. 169) и непонимание юными авторами того, что если сборник «Венок Александру Грину» вышел в Кирове, это ещё не значит, что все представленные в нём поэты – вятские (в результате в разряд таковых попали всероссийски известные А. Дементьев, М. Кабаков, Н. Ушаков, М. Лисянский!).

Не верится, что старшеклассницы, лишь вступающие в жизнь и только-только начинающие постигать её, могут убеждённо сказать: «В наше непростое время, когда размыты все идеалы…» (с. 164). Так и выглядывают из этого и других гимназических текстов уши преподавателей (возможно, М. Полежаевой, опус которой по жанру нельзя отнести ни к статьям, ни к очеркам, ни к исследованиям, как это обозначено на титульном листе книги).

Хотелось бы, чтобы новые издания крымчан, посвящённые жизни и творчеству А. С. Грина, готовились к печати более основательно.

В. К. Семибратов