Театр в Лальске в конце XIX и начале XX в.

В. И. Пономарёв

Когда впервые появился профес-сионально-любительский театр в Лальске – точно неизвестно. Обычно в таких ситуациях, как в Лальске, для театральных постановок могло быть использовано помещение клуба. Однако в 80-е и в начале 90-х годов [XIX в.] клуб помещался в доме И. С. Пономарёва и для театральных постановок не был приспособлен. Поэтому в начале 90-х годов С. М. Прянишников, брат известного художника-передвижника, профессора Московского училища живописи, ваяния и зодчества И. М. Прянишникова, построил специальное здание, где было всё, что нужно и для театра, и для клуба. Была сцена, будка для суфлёра, комнаты для актёров, помещение для хранения декораций, зрительный зал, превращающийся в клубные дни в зал для танцев, эстрада для оркестра и т. д. В большинстве случаев здание использовалось для клуба. Постройка этого здания являлась большим культурным подарком для Лальска.

Слух о лальском театре распространился по всей Вологодской губернии, и вскоре в Лальске появилась провинциальная актриса Гулина с двумя дочерьми, из которых старшая была тоже актрисой. Гулина, энергичная женщина, договорилась с лальской любительской труппой и стала ею руководить, за что получала определённый процент со сбора за билеты. При Гулиной труппа любителей-актеров пополнилась новыми участниками, и театральная жизнь в Лальске сразу оживилась: спектакли ставились не от случая к случаю, как раньше, а регулярно, как зимой, так и летом. Гулина прожила в Лальске до смерти. Дело её некоторое время продолжала её старшая дочь А. Н. Гулина.

В 1908 году театральной деятельностью в Лальске стала руководить Е. И. Шестакова, дочь владельца Лальской бумажной фабрики. Она училась в Москве, а затем была актрисой в Театре Корша. На летние месяцы она приезжала в Лальск и руководила труппой лальских актёров-любителей. Труппа к этому времени являлась дружным коллективом, некоторые из актёров уже имели достаточный сценический опыт. Шли пьесы А. Н. Островского, А. И. Сумбатова-Южина, И. В. Шпажинского и других популярных в то время драматургов. Особым успехом пользовалась пьеса В. А. Тихонова «Сполохи» – очень сценичная, характеризующая события, предшествующие Первой русской революции 1905–1907 гг.

Подготовка спектаклей всегда была очень тщательной. Большое внимание труппа обращала и на декоративное оформление спектаклей. На одном из них на сцене протекал невидимый для зрителей, но журчавший на весь зал ручеек. Зрители сначала замерли от неожиданности, а потом стали вскакивать с мест, пытаясь разгадать секрет ручейка, а он, невидимый, продолжал свою нехитрую песенку. Секрет этого ручейка был не очень уж сложен. Был специально приготовлен большой железный четырехугольный бак длиной – 2 м, шириной – 1 м с высотой краев – 15 см. За сценой висел простой умывальник («рукомойник») с носком. На носок умывальника надевалась длинная резиновая трубка, которая протягивалась на сцену к чану, но выше его краев. За сценой все время наливали воду в умывальник, вода по трубке текла к чану и с высоты выливалась в него, и «ручеек течёт»: течение его слышно во всем зале. Конечно, все это сооружение было задекорировано растительностью: кустами, травой, цветами. На сцене получалась полная иллюзия уголка сада, где протекает небольшой ручеек.

Под руководством Е. И. Шестаковой труппа ставила спектакли в течение нескольких лет. После революции Е. И. Шестакова еще 2–3 года ставила в Лальске спектакли. Позднее она вышла замуж и уехала.

К советскому времени относится также попытка поставить в Лальске оперу: были исполнены отдельные сцены из оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин». Конечно, постановка была упрощённой: впрочем, в условиях Лальска иначе и быть не могло. Но не это важно – важно дерзание!

В Лальске существовал и народный театр. На Святках исполнялись две народные драмы: «Царь Максимилиан» и «Лодка». Когда появились эти пьесы в Лальске – неизвестно, закончилась же их постановка перед первой русской революцией 1905–1907 гг. С постановкой этих пьес выступала молодёжь в составе двух групп – лальской и фабричной. Подготовка начиналась за месяц до Святок: нужно было укомплектовать труппу, провести репетиции и спевки, подготовить костюмы и реквизит. Костюмы приготовлялись из тонкого картона и оклеивались золотистой или серебристой бумагой в зависимости от «чина» действующего лица. Женские роли исполнялись мужчинами в женской одежде. Многие актеры принимали участие в постановке драм несколько лет.

Лальский вариант драмы «Царь Максимилиан» состоял из трех частей:

1. Основной сюжет драмы – конфликт царя Максимилиана с сыном Адольфом;
2. Выступление короля Мамая против царя Максимилиана;
3. Сцена «Аника-воин и Смерть».

В отличие от других вариантов драмы в лальском выступает один «рыцарь» – Змиулан. Поэтому лальский вариант отличается композиционной стройностью, краткостью входящих в него сюжетов, строгой последовательностью их развития и отсутствием различных позднейших наслоений, кроме указанных выше пьес. Все это говорит о раннем происхождении лальского варианта драмы «Царь Максимилиан» – вероятно, во второй половине или в конце XVIII в.

В основном сюжете царь Максимилиан трижды вызывает сына Адольфа и требует, чтобы он поклонился «кумирским» богам. Адольф отказывается: «Веровать не хочу. В грязь втопчу!» Перед казнью Адольф поёт песню «Среди долины ровныя» на слова А. Ф. Мерзлякова. Хор подхватывает, песня поётся до конца. После первого акта следует комическая интермедия с участием старика, старухи и доктора, затем – вокальный антракт: актёры поют стихотворение М. Ю. Лермонтова «Воздушный корабль» («По синим волнам океана…»). Этим заканчивается основной сюжет драмы. Во втором акте основной сценой является битва царя Максимилиана и Аники-воина с Мамаем и его посланником: последние погибают. Эпилог драмы «Аника-воин и Смерть» мало отличается от других вариантов этой сцены.

Списочный песенный репертуар драмы состоит из 14 песен, но фактически распевались только 8 песен, в том числе указанные выше. Кроме того, перед началом драмы актёры поют песню «Ты позволь, позволь, в нову горенку зайти», в ходе представления исполняют романс М. В. Зубовой «Я в пустыню удаляюсь». Остальные песни короткие, но связаны непосредственно с развитием действия на сцене.

Драма «Лодка» была значительно меньше драмы «Царь Максимилиан». В ней все актёры выступают в своих обычных костюмах. Стоя в прихожей, актеры поют шуточную песню «Хороша наша деревня, только улочка грязна». Затем выходит на сцену атаман Ванька Хлопко, представляется зрителям (первый монолог), приказывает есаулу приготовить лодку и спеть песню «Вниз по Волге-реке». Разбойники выходят на сцену и располагаются в форме лодки, опустившись на одно колено, атаман и есаул входят в «лодку», все поют «Вниз по Волге-реке», а затем уходят со сцены. Атаман произносит свой второй монолог, в котором призывает своих спутников к разбою. Сцена «плавания» повторяется, причём разбойники поют песню «Вниз по матушке по Волге». Атаман произносит свой третий монолог, в котором обещает наградить разбойников. Лодка направляется к берегу, где виднеется деревня. Есаул по приказу атамана приводит из деревни старика, затем рассказчика, молодого человека и девицу. Устраивается пьянка, во время которой молодой человек убивает атамана. Разбойники уносят атамана за сцену, причём поют песню «Эх, как на Волге солучилася беда, убили атамана-молодца».

Лальский вариант «Лодки» имеет отличия от других, которых известно до сорока. В известных вариантах атаман или не имеет имени, или назван именем какого-либо народного героя (Ермака, Болотникова, Степана Разина, Пугачёва и др.), или, наконец, героя какого-либо лубочного произведения (атаман Буря, Черный Ворон и др.). В лальском же варианте имя атамана – Ванька Хлопко. Ни в одном другом варианте «Лодки», кроме лальского, атаман не имеет такого имени или прозвища. Кто же такой Хлопко? Это имя имел вождь крестьянского движения XVI в., а в 1603 г. – уже вождь вооружённого крестьянского восстания, охватившего значительный район в центре России к югу от Москвы. Может быть, этот Хлопко является прототипом атамана «Лодки»? Другого Хлопко история не знает. Однако большинство специалистов по устному народному творчеству считают, что «Лодка» создана в середине XVIII в. на основе известной песни «Вниз по матушке по Волге», то есть на 150 лет позднее деятельности Хлопко, что исключает признание Хлопко прототипом атамана. А так ли это? Откуда же взялся Хлопко в лальском варианте? Конечно, можно предположить, что это другой Хлопко, более близкий к XVIII в., но это не выдерживает критики: где и когда существовал этот мнимый Хлопко? Можно также предположить, что народ через 150 лет после смерти Хлопко вспомнил о нём и включил его имя в «Лодку», но посмотрите, сколько событий пережила Россия за эти 150 лет! До Хлопко ли было русскому народу? Остаётся только полагать, что при Хлопко или вскоре после его смерти был создан первоначальный вариант «Лодки», который, претерпев значительные изменения, сохранился в Лальске. Кстати, В. Н. Всеволодский-Гернгросс в своём произведении «Русский театр. От истоков до середины XVIII века» (М., 1957) считает, что «Лодка» – одна из наиболее архаичных народных драм.