Главная > Выпуск №19 > Братья-богатыри и их сокровища: предание о Спасо-Подчуршинском городище

Братья-богатыри и их сокровища: предание о Спасо-Подчуршинском городище

Обширный и высокий, поросший лесом холм на правом берегу р. Вятки, в нескольких километрах от г. Слободского, издавна привлекал внимание местных жителей. Он находился близ с. Спасо-Подчуршинского (ныне это пос. Первомайский). В прошлые времена этот холм в народе обычно называли «курганом», а чаще – «городищем» (или даже «Чёртовым городищем»1), иногда – «Богатырской горой»2. И несколько раз в году, по церковным праздникам, окрестные обитатели приходили на его вершину для совершения обрядов, в обычные же дни появляться там опасались. Однако купеческий сын А. А. Прозоров (1854–1927) в 1920-х гг. вспоминал, как примерно в середине 1860-х гг., когда он был ещё ребёнком, его семейство, жившее тогда в Слободском, выезжало туда на пикники. Судя по всему, это место не ассоциировалось у них с народными суевериями и тёмными страхами – даже обозначалось оно по иконе в тамошнем храме: «…Ездили все за несколько вёрст к Пречистой на Городище…»3

Учёные со второй половины XVIII в. стали интересоваться «городищем», записывали предания о нём, а затем стали проводить археологические работы4. И действительно, там обнаружились следы старинного русского укреплённого поселения и возникшего затем кладбища5. Некоторые люди побаивались этого места даже в XX в.6 Несколько лет назад там на холме был поставлен большой деревянный крест. Так что осознание краеведческой и научной ценности памятника в местном сообществе состоялось. Более того, иные краеведы убеждены, будто этот памятник истории и археологии – совершенно уникален и, что называется, не имеет аналогов; будто холм – едва ли не рукотворного происхождения, а его созидание приписывается невероятным существам (даже инопланетянам) и относится к временам незапамятным. Впрочем, и прежде некоторые учёные и краеведы высказывали предположение, что это курган рукотворного, а не естественного происхождения (правда, до космических высот их фантазии тогда всё же не воспаряли)7.

Связанным с этим «городищем» обрядам и фольклору посвящена была в последнее время только одна серьёзная работа – небольшая статья А. Н. Амосовой. В статье разбирается не вполне ясный по нашим источникам вопрос о том, когда именно проводились крестные ходы на вершину для совершения панихид; указывается, что обитавшие на «городище» «богатыри» воспринимались местными жителями как «заложные» покойники (умершие «не своей» смертью); делается попытка подметить в народных преданиях «смешение русских и удмуртских мотивов и сюжетов» и т. д.8

Кажется, самое раннее описание Спасо-Подчуршинского городища содержится в дневнике академика И. И. Лепехина (1740–1802), который побывал там в июле 1771 г. К сожалению, оно кратко, да к тому же Лепехин, будучи учёным-ботаником, не стал записывать народные рассказы: «Народная молва много о сем месте повествует на басни похожего; но как письменные свидетельства, которые, по их же рассказам, слишком за 100 лет истреблены пожаром, то я за излишнее почитаю упоминать об оных»9. А ведь из этого следует, что зафиксированные впоследствии повествования о столь приметном месте, судя по всему, восходят именно к фольклорным преданиям.

Известный вятский историк и археолог А. А. Спицын собрал народные рассказы о «городище». Самый короткий из них, сообщённый Спицыну, таков: «На кургане жили 7 богатырей, которые исчезли, когда в церквах стали проклинать злых людей. Часовня поставлена в память избавления от этих богатырей». Другой, более развёрнутый рассказ Спицын излагал так: «Один местный житель передавал моему брату, что курган наносили три богатыря – мерек, шах и кладовой (мерек – злой дух, бес; шах из выражения: пойди к шаху! кладовой – хранитель клада, существо тоже страшное). Сами они жили на верху кургана, а внутри были кладовые для денег, которые они носили туда через железную дверь. Эти богатыри воевали с черемисами, перебрасывались с чепецкими богатырями палицами, а эти затем бросали их в Слободской и Никулицыно. Как богатыри исчезли – неизвестно. В кургане есть клад, ими оставленный, но на него наложен страшный завет» (курсив автора. – В. К.)10. Это кратко изложенное предание лишь в немногих чертах («богатыри» на «городище», добывание ими сокровищ, ведение ими войны и перебрасывание тяжёлыми предметами, оставшийся на том месте клад) сходно с более ранним по времени записи и более пространным изложением (о нём – далее), которое тоже было известно Спицыну. Оба известных нам сюжетных предания о Спасо-Подчуршинском городище объединяют такие фольклорные мотивы: «богатыри», обитающие на «городище», добывание ими сокровищ, ведение ими войны и перебрасывание тяжёлыми предметами, оставшийся на том месте клад.

Итак, самое подробное и достаточно давнее описание Спасо-Подчуршинского городища было опубликовано в 1861 г. в неофициальной части газеты «Вятские губернские ведомости»11. К сожалению, как и некоторые другие важные для нас материалы в единственной тогдашней вятской газете, эта статья – без подписи. Судя по ссылке на слова «нашего незабвенного» Т. Н. Грановского (1813–1855) – профессора Московского университета, специалиста по всеобщей истории, – человек, написавший статью, интересовался общественными науками и ценил «романтическую» историографию в духе весьма популярного в образованном сословии Грановского (правда, к 1860-м гг. историографию уже несколько устаревшую). Видимо, автором был один из сотрудников газеты, который, публикуя там свои материалы, выполнял служебный долг и не считал нужным их каким-либо образом подписывать. По крайней мере, такое бывало в обыкновении у тогдашних статистиков и газетчиков. С другой стороны, в «Вятских губернских ведомостях» в том же году выходили статьи на сходные темы – о народной культуре и религиозности различных уголков губернии, – которые были подписаны (например, инициалами – Н. Бл[инов] либо псевдонимом – Кукарянин). Возможно, этот же автор составил напечатанную спустя несколько месяцев там же статью о промыслах крестьян Слободского уезда12 – обе публикации касаются одних и тех же мест, одного и того же сословия. В газете в том же году публиковалась неподписанная статья об удмуртах (а известно, что новокрещенные удмурты, жившие близ Слободского, особо почитали Спасо-Подчуршинское городище и приходили туда справлять панихиды по «заложным» покойникам13), а также о старинном вятском празднике Свистопляске, который тоже был связан с ярким и самобытным преданием (о междоусобной битве вятчан и устюжан в овраге под укреплениями
г. Хлынова)14. Печатались неподписанные статьи о народных «черемисских игрищах», «