История строительства дома для Вятской публичной библиотеки по проекту А. Л. Витберга

Документальный очерк

Н. Д. Попыванова

До сих пор в литературе указывалось не однажды, что проект здания для Вятской публичной библиотеки, составленный художником-архитектором, академиком Александром Лаврентьевичем Витбергом в 1838 г., утерян и что существовала копия с этого проекта, но её следов не удалось обнаружить1.

Недавно копия этого проекта была найдена в Центральном государственном историческом архиве СССР в Ленинграде, где она бережно хранится. Дело имеет заглавие: «Проект дома Вятской публичной библиотеки, музея и др. помещений». Ситуационный план, фасад. Начато в 1838 г.2 В деле пять листов большого формата.

На первом листе – фасад дома Вятской публичной библиотеки со стороны Московской улицы, на втором – фасад со стороны площади. На третьем лице – профиль, т. е. разрез дома Библиотеки. На четвёртом – ситуационный план, в нижнем правом углу которого написано: «При сем на трёх листах: планы, фасады и разрезы приношения А. Витберг. 1838 г.». А. Л. Витберг, отбывавший ссылку в Вятке с 26 октября 1835 г. по конец 1840 г., где ему была запрещена всякая служба, проект здания Библиотеки выполнил безвозмездно, это был его дар, приношение.

Рисунки А. Л. Витберга пленяют своей тонкостью и изяществом. Выполнены они чёрной тушью и акварельными красками. Фасад дома на первом листе – белый, на втором листе – палевого цвета, крыша светло-синяя, карниз синий, цоколь фиолетовый, дверь тёмная.

Изящный рисунок профиля дома имеет своды крыши жёлтого цвета, жёлтой полосой разделены этажи и нижний этаж от цоколя. Двери обведены также жёлтыми полосами, крепления колонн розового цвета, но, похоже, что розовый цвет не принадлежит А. Л. Витбергу, а нанесён позднее кем-либо, возможно, при рассмотрении проекта в Петербурге, причём нанесён небрежно. На пятом листе – план дома Вятской публичной библиотеки выполнен, как указано на этом листе, художником-архитектором Носковым.

История составления плана и проекта строительства дома для Вятской публичной библиотеки такова. За четыре дня до открытия Вятской публичной библиотеки 2-го декабря 1837 г. состоялось совещание попечительского комитета библиотеки, членом которого с 9 апреля 1837 г. был сотрудник Библиотеки А. И. Герцен. А. И. Герцен приехал в Вятку как ссыльный 19 мая 1834 г. и уехал 29 декабря 1837 г.

На совещании постановили: приобрести для Библиотеки покупкою удобный дом или, когда представится возможность и способы, то построить дом, ибо постройка домов обходится в Вятке весьма дёшево3.

А пока для открываемой Библиотеки было предоставлено несколько комнат в доме купца Гусева, которые нанимались для благородного собрания (на углу теперешних улиц Коммунистической и Большевиков). В особой записке вятского губернатора А. А. Корнилова о видах и предложениях его насчёт некоторых исправлений и улучшений по части управления Вятской губернией, составленной им в марте 1838 г., сказано: «В день торжественного открытия Библиотеки (6 декабря 1837 г.) бывший городской голова Рязанцев и почтеннейшие из граждан просили у меня на случай построения для Библиотеки нового дома, позволить им оказать каждому по мере состояния своего и способов, своё к тому содействие»4.

А. Н. Рязанцев состоял в то время членом попечительного комитета Публичной библиотеки. Рязанцевы были владельцами Косинской бумажной фабрики в 92 верстах от г. Вятки с количеством рабочих от 145 до 514 человек в 1804–1841 гг.5 Надо полагать, что после совещания попечительного комитета за четыре дня до открытия Библиотеки, А. И. Герцен говорил среди группировавшихся вокруг него передовых людей о необходимости отдельного здания для Библиотеки. К тому времени в 1831 г. в Петербурге, в особняке графа Н. П. Румянцева открылся публичный музей, состоящий из коллекций древностей и библиотеки. Возможно, что в Вятке при разговоре с Герценом и сочли этот факт примером для себя.

С уверенностью можно предполагать, что А. И. Герцен был вдохновителем строительства. Он в своей речи при открытии Библиотеки говорил: «Будем с почтением входить в этот храм мысли…»6. Речь А. И. Герцена, вышедшая в Вятке отдельным изданием в 5 страниц, является в настоящее время библиографической редкостью. Один экземпляр её хранится также в Центральном историческом архиве СССР в Ленинграде7.

Горячая речь А. И. Герцена зажгла сердца людей, слушавших его, и им очень захотелось иметь в своём родном городе такой «храм мысли» в виде соответствующего содержанию этих слов здания. Принятие решения о строительстве могло предоставить творческую работу А. Л. Витбергу, жившему в Вятке в большой нужде и дружившему с А. И. Герценом.

Гражданский губернатор Александр Алексеевич Корнилов, брат русского военно-морского деятеля, героя Севастопольской обороны 1854–1855 гг. Владимира Алексеевича Корнилова, участвовавшего в создании Севастопольской военно-морской библиотеки8, по характеристике, данной А. И. Герценом, был «умный, просвещенный человек, я свободнее вздохнул по его приезде»9. А. А. Корнилов привлекался по делу декабристов «за сочувствие», но был освобождён10. В Вятке Корнилов имел смелость предложить вместо высочайше утверждённого плана на сооружение Александро-Невского собора другой, более приличный и величественный план11, которым впоследствии оказался план того же А. Л. Витберга.

Корнилов прибыл в Вятку на должность губернатора в августе в августе 1837 г., а 8 февраля 1838 г. А. Л. Витберг уже писал А. И. Герцену во Владимир: «К крайнему прискорбию благомыслящих вятских жителей, благородный начальник губернии Александр Алексеевич Корнилов переведен в лучшую для него губернию Тамбов без его, впрочем, желания. Очень жаль, а сюда назначен симбирский губернатор Хомутов»12.

А. Л. Витберг нарисовал в Вятке портрет А. А. Корнилова – «этого благородного, доброго человека», так он характеризовал Корнилова в письме А. И. Герцену от 13 апреля 1838 г.13, и послал этот портрет А. И. Герцену. В июне 1938 г. бумаги подписывал уже Хомутов14, хотя Корнилов уехал из Вятки в августе 1838 г. Есть предположение, что Корнилова попросту убрали из Вятки за его излишние симпатии к ссыльным – А. И. Герцену и А. Л. Витбергу.

Губернатор А. А. Корнилов поддержал мысль о строительстве особого здания для Публичной библиотеки и активно начал действовать, поставив себе цель начать строительство летом 1838 г. Он выбрал место для постройки Библиотеки на старой Хлебной площади. Хлебной площадью в то время называлась современная Театральная площадь города Кирова. По новому плану города Вятки 1784 г. при пересечении Владимирской улицы (теперь ул. К. Маркса. – Н. П.) намечена была Хлебная площадь15. К 1838 г. Хлебная площадь со всех сторон была окружена каменными двухэтажными домами, кроме одного – старого, низенького, полуразвалившегося строения, а с «возведением на его месте нового двухэтажного, построенного по всем правилам архитектуры дома, самая площадь получит другой вид и благообразие. Оставалось только составить фасад, план и смету», – писал А. А. Корнилов16. Это место и полуразвалившееся строение принадлежали купцу И. Моралёву. Последний, узнав, что губернатор желал бы приобрести это место покупкою, сам предложил отдать место и строение на нём в пользу Библиотеки безденежно. Место, выбранное для строительства дома Публичной библиотеки, занимало территорию 25 саж. в длину по Московской улице и 40 саж. «поперечнику» на площади (на юго-западном углу площади, чуть севернее современного здания Политехнического института на одной параллели с современной поликлиникой, находящейся на юго-восточном углу площади). «Оно находится в середине города на площади по одной из лучших и главнейших улиц», – писал А. А. Корнилов17.

В течение менее двух месяцев со дня открытия Публичной библиотеки, состоявшегося 6 декабря 1837 г., до февраля 1838 г. на постройку дома для Библиотеки поступило от разных лиц деньгами 4350 руб. и 1500 руб. от комитета бывшей выставки естественных и искусственных произведений Вятской губернии, устроенной по поручению губернатора А. И. Герценом в мае 1837 г. и ставившей целью показать, что губерния имеет замечательного. Таким образом, всего поступило 5 850 руб. деньгами и, кроме того, материалами: кирпича – 225 000 от разных лиц, связного железа – 140 сажен от купца Василия Аршаулова, извести – 500 четвертей от почётного гражданина Платона Репина, песку – 500 возов от купца Ивана Моралёва18 и стекла полубелого 2 ящика – из г. Малмыжа от Мартына Пафнутьева19. Двадцать два лица пожертвовали эти материалы на постройку здания для Губернской публичной библиотеки, из них 17 купцов, 3 почётных гражданина, 1 отставной штабс-капитан и отставной канцелярист20. В числе этих лиц значились: член попечительного комитета библиотеки, упоминаемый выше М. Н. Рязанцев, купцы и почётные граждане Иван, Пётр, Николай Рязанцевы, почётный гражданин Яков Машковцев (с семьёй Машковцевых был дружен А. И. Герцен), вятский друг А. И. Герцена, отставной канцелярист Козьма Васильевич Беляев (почитатель А. И. Герцена, пожертвовавший 1 тыс. 200 руб.)21, владелец Слободской бумажной фабрики Александр Платунов и другие. Этот список лиц, вызвавшихся содействовать постройке дома для Вятской публичной библиотеки, был послан А. А. Корниловым министру народного просвещения 4 февраля 1833 г.22

По расчётам А. А. Корнилова строительство могло стоить около 20 тыс. руб. Налицо имелось уже деньгами около 6 тыс. руб., материалом, переводя его в деньги, около 4 тыс. руб., да с капитала, принадлежащего библиотеке (10 тыс. руб.), А. А. Корнилов намеревался перевести на строительство около 8 тыс. руб., остальное же предполагал сберечь экономией. «Впрочем, если бы чего и недостало, – писал А. А. Корнилов – то, я совершенно уверен, что здешнее общество не оставило бы начатого неоконченным»23. Было запроектировано в здании Публичной библиотеки поместить музеум и отвести несколько комнат для сдачи в наём благородному собранию, не имевшему своего дома. Сдача в наём, «не нарушая приличия, доставила бы библиотеке от 800 до 1 000 рублей ежегодного дохода»24.

На основании правил, изданных Министерством внутренних дел, все виды изделий, оставшихся по окончании Вятской губернской выставки, кроме распроданных и возвращённых по желанию хозяевам, должны были поступить для хранения в постоянный музеум под названием «Губернский кабинет или музеум». Но так как в Вятке не было никакого помещения для музеума, оставшиеся экспонаты хранились в неудобной комнате общественного дома, то комитет по устройству бывшей выставки просил вятского губернатора А. А. Корнилова об учреждении музеума при Губернской публичной библиотеке. Вместе с вещами в библиотеку должны были поступить деньги (1 500 руб.), оставшиеся от учреждения выставки, которые комитет выставки жертвовал Публичной библиотеке по присоединении к ней музеума. Попечительный комитет библиотеки признал «весьма приличным и удобным учреждение Музеума при Публичной библиотеке и определил составить особый комитет для организации Музеума»25. Ходатайство об этом было послано губернатором А. А. Корниловым министру народного просвещения С. С. Уварову и министру внутренних дел Д. Н. Блудову 18 марта 1838 г.

Но, как видно из архивных документов, министр народного просвещения без санкции министра внутренних дел не мог дать своё самостоятельное решение и 13 апреля 1838 г. сообщил министру внутренних дел, что не находит препятствия к помещению в г. Вятке музеума вместе с Губернской публичной библиотекой, и просил сообщить ему, какое решение последует по этому вопросу министра внутренних дел26.

Министр внутренних дел разрешил поместить музеум при Публичной библиотеке и послал об этом уведомление вятскому губернатору27.

Таким образом, здание для библиотеки предполагалось выстроить большим. Желая, чтобы «здание Библиотеки было украшением города, а потому, не ограничиваясь одним соблюдением правил науки, имело бы некоторую роскошь вымысла и отделки, чтобы оно соответствовало как назначению своему, так и местности», губернатор А. А. Корнилов обратился к академику А. Л. Витбергу и просил его составить для здания Библиотеки фасад и план28. Витберг охотно взялся это исполнить и представил А. А. Корнилову сначала черновой рисунок дома Публичной библиотеки, который при Корнилове же начал исполняться набело29. В письме А. И. Герцену во Владимир А. Л. Витберг писал 8 февраля 1838 г.: «Занимаюсь пристально кой-какими улучшениями моего эскиза, от которого занятия, Вы знаете, как мне всегда трудно отрываться, я, по крайней мере, до самого нельзя сижу»30.

А. Л. Витберг спешил, чтобы самому Корнилову вручить его заказ, в то же время работал вдохновенно, с увлечением и считал необходимым сообщить о работе А. И. Герцену, как инициатору этого дела.

Рисунки А. Л. Витберга: фасады, разрез на трёх листах и остальные материалы проекта (всего 4 листа) были отосланы 14 июля 1838 г. при А. А. Корнилове за подписью И. П. Хомутова с отношением № 6265 министру народного просвещения С. С. Уварову.

В сопроводительном отношении говорилось, что А. Л. Витберг доставил губернатору составленный им на здание Библиотеки проект, который был рассмотрен строительной комиссией г. Вятки, а затем представляется на благоусмотрение министра народного просвещения31.

Министр народного просвещения, по получении этого материала из Вятки, препроводил 10 августа 1838 г. с отношением № 8822 проект плана и фасада в четырёх чертежах генерал-лейтенанту Александру Савичу Горголи, члену совета путей сообщения и публичных зданий, имеющему высший надзор над строительством в империи, с просьбой предложить проект на рассмотрение Комиссии проектов и смет32.

По условиям того времени все проекты и сметы рассматривались предварительно в Комиссии проектов и смет, а затем уже утверждались в совете при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. На основании этих правил Департамент путей сообщения и публичных зданий препроводил 14 августа 1838 г. в Комиссию проектов и смет с отношением № 2555 проект на постройку в г. Вятке здания Публичной библиотеки, полученный А. С. Горголи, для рассмотрения и внесения её мнений33.

17 сентября того же года состоялось совещание Комиссии проектов и смет, на котором присутствовали известные по своим работам архитекторы Пётр Иванович Висконти, брат Давида Ивановича, и Франц Иванович Русско. П. И. Висконти был в то время членом Комиссии проектов и смет, отличался тем, что проводил скорое рассматривание смет и планов казённых зданий, присылаемых губернским начальством34.

На этом совещании рассматривались отношение Департамента путей сообщения и публичных зданий от 14 августа 1838 г за № 2255 и отношение министра народного просвещения от 10 августа 1838. г. за № 8822 с проектом на постройку в г. Вятке здания Публичной библиотеки. В Комиссии проект претерпел некоторые изменения.

На поступившем отношении № 2555 была наложена резолюция такого содержания: «В фонаре Комиссия не находит надобности. Печи следует расположить по чертежам»35.

Главным критерием оценки архитектурных сооружений в то время являлось высочайше утверждённые образцы, одним их основных принципов которых считалась благовидность. Вятская губернская строительная комиссия, рассмотрев по представлению губернатора проект А. Л. Витберга на здание Вятской публичной библиотеки, вынесла решение собранием 6 июля 1838 г., что в отношении благовидности соблюдено всё. Проект здания публичной библиотеки А. Л. Витберга был одобрен36. Через три месяца (6 октября) главнокомандующий путями сообщения и публичных зданий сообщил министру просвещения, что Комиссия проектов и смет, рассмотрев проект на здание Вятской публичной библиотеки, признала дать зданию наружность более благовидную37. Очевидно, исходя из этих соображений, Комиссия не нашла надобности у Библиотеки в фонаре, благовидность не допускала привлекать внимание к учреждению культуры и просвещения. Внутри здания Комиссия нашла нужным печи разместить правильнее и удобнее, как и было показано на чертежах, вновь составленных ею38.

Есть все основания предполагать, что проект А. Л. Витберга не подвергся исправлениям или переделке, так как документов о других каких-либо исправлениях или переделках в архивных делах не обнаружено. Последующие свидетельства искусствоведа Н. Г. Машковцева, вятского губернатора А. И. Середы и управляющего делами Публичной библиотеки П. В. Алабина доказывают, что витберговский проект на здание Вятской публичной библиотеки был утверждён в высших инстанциях Петербурга, и одна из копий его хранилась в Вятке.

Совет путей сообщения 21 августа 1838 г. рассмотрел и одобрил решения Комиссии и постановил переслать проект министру народного просвещения39, что и выполнил департамент Главного управления путей сообщения и публичных зданий, препроводив с отношением от 6 октября 1883 г. за № 3083 министру народного просвещения все чертежи – и старые и исправленные40. По получении их, министр народного просвещения приказал 14 октября 1838 г. предложить чертежи и планы вятскому губернатору с условием, чтобы последний уведомил министра, каким образом намерен губернатор приступить к постройке здания Публичной библиотеки (хозяйственным образом или посредством торгов), а также предложил доставить ему смету расходов по последним составленным проектам41.

Предложения же Корнилова насчёт постройки здания и способов постройки Вятской публичной библиотеки целый год пролежали в канцелярии Министерства внутренних дел и были посланы министру народного просвещения только 14 марта 1839 г.42, когда уже вопрос о строительстве в Вятке больше не поднимался.

Всего три месяца прошло, как проект из Вятки был послан министру народного просвещения, был рассмотрен в соответствующих инстанциях Петербурга и возвращён для исполнения в г. Вятку, но здание Библиотеки не было построено, так как последующий губернатор И. П. Хомутов не продолжил дело, начатое А. А. Корниловым. Он отдал в этом же 1838 г. место, отведённое для Библиотеки, под строительство палаты государственных имуществ, не ответил министру народного просвещения на запрос последнего, каким же способом намерен губернатор приступить к постройке здания, и не выслал министру требуемую смету на строительство43.

И только через семь месяцев, после вторичного напоминания министра, в мае 1839 г. было послано за подписью вятского вице-губернатора сообщение о том, что полученный из Министерства народного просвещения проект здания Библиотеки был препровождён к бывшему губернскому архитектору Трофимову, которому было поручено составить смету по этому проекту. Но Тимофеева вскоре перевели на службу в другую губернию, и поручение ему осталось невыполненным44. Вице-губернатор уверял министра, что помощник Тимофеева составит смету, и последняя будет без всякого замедления выслана министру, но она выслана не была. В литературных источниках указывается, что строительство дома для Пуб­личной библиотеки по проекту А. Л. Витберга не состоялось из-за отсутствия средств, тогда как по архивным документам видно, что средств материальных и денежных было достаточно, не было только желания сделать большое дело для просвещения.

Куда же были израсходованы материалы и деньги, пожертвованные специально для строительства здания Публичной библиотеки? Попечительный комитет Вятской публичной библиотеки в постановлении от 21 сентября 1839 г. записал, что материалы, пожертвованные разными лицами на построение здания библиотеки, по невозможности в настоящее время составить смету, остаются без всякого употребления45. Затем кирпич для строительства здания Вятской публичной библиотеки был затребован взаимообразно на строительство Александро-Невского собора. Об этом писали библиотекарь А. Сидоров и комитет по сооружению в г. Вятке этого собора46. «Кирпич для соборного строения в количестве 121 тыс. был принят с места постройки, назначенного для Публичной библиотеки дома на бывшей Хлебной площади, не от поставщиков или жертвователей, а целою массою уже навоженного ранее. Песку не принято нисколько не было»47. Кирпич был взят, действительно, взаимообразно. В 1855 г. комитет по строительству собора вернул Библиотеке 21 тыс. кирпича, а за остальные 100 тыс. заплатил ей деньгами48.

Где же остальные строительные материалы? Кирпича было пожертвовано 225 тыс. Где остальной кирпич? Оказывается, некоторая часть кирпича была пожертвована, но не доставлена к месту постройки здания Библиотеки. Выяснилось это только в 1845–1848 гг., когда Министерство просвещения настойчиво потребовало сообщить о местонахождении строительных материалов, а их, как ответил попечительный комитет Библиотеки на запрос губернатора А. И. Середы в 1845 г., «налицо нисколько не находится». «Все ли пожертвованные материалы были доставлены в библиотеку, кем, когда, кому, куда – из дел Библиотеки не видно, – докладывал попечительный комитет. – Взаимообразно взято на строительство Александро-Невского собора, но когда, сколько и каких материалов – тоже неизвестно»49.

Попечительный комитет Библиотеки с октября 1845 г. начал запрашивать всех жертвователей, предоставлены ли пожертвованные ими материалы. Особенно активны были запросы в 1848 г., когда сам губернатор А. И. Середа за своею подписью просил купцов, чтобы они доставили пожертвованные материалы на Хлебную площадь или прислали бы деньги за материалы. Ответы не замедлились. Городской голова купец Михаил Рязанцев писал, что «обещанный кирпич 50 тыс. штук не был доставлен им, так как строительство библиотеки не производилось и даже не начиналось»50. Александр Машковцев сначала отказался признать, давал ли он обещание на 40 тыс. кирпича и считал невозможным сделать вновь пожертвование, но через месяц сообщил губернатору, что «нашёл справку о своём обещании пожертвовать Корнилову по его убеждению 40 тыс. кирпича и посылает в настоящее время деньги за кирпич»51. Из этих данных видно, что 90 тыс. кирпича не было доставлено жертвователями, а только обещано. Осталось неизвестно только о судьбе 14 тыс. кирпича.

Обещанная известь тоже не была привезена, купец Репин ответил губернатору, что «известь, приготовленная, лежит в его амбарах, если же Библиотека хочет получить деньгами, то он может заменить известь деньгами»52. Неизвестно, куда попало пожертвованное Мартыном Пафнутьевым из Малмыжа стекло. Он ответил губернатору, что «2 ящика стекла были им посланы купцу Василию Кузьмичу Аршаулову, но доставлено ли то стекло в Библиотеку, он не знает, так как Василий Кузьмич умер, поэтому сейчас Пафнутьев посылает губернатору 43 рубля серебром»53. Связное железо тоже, видимо, не было доставлено, так как пришёл ответ от опеки по имению Аршауловых в 1848 г., что «из дел не видно: было ли дано обещание пожертвовать 100 сажен связного железа на постройку дома для Публичной библиотеки, а после смерти Василия Аршаулова осталось только одно имение и что продажа его не покроет даже долги»54.

Архивные документы свидетельствуют, что в 1837–1838 гг. «некоторые из числа благотворителей начали уже поставлять материал, кирпич, песок, но так как Библиотека не имела тогда составленной сметы на построение здания Библиотеки, то поставка материалов была остановлена. Кто и сколько поставил материалов – официальной переписки не имелось»55.

Дело о строительстве Вятской пуб­личной библиотеки поднималось Министерством просвещения несколько раз в течение последующих лет, вплоть до 1852 г.

В отчётах Библиотеки за 1839, 1840, 1841 и 1842 гг. говорится, что пока не будет выстроен дом, проект которого уже утверждён, Библиотека помещается в частных домах по найму: у наследников Филимонова, в доме городского головы В. К. Аршаулова, в доме мещанина Суятина56.

9 апреля 1842 г. Министерство народного просвещения напомнило вятскому гражданскому губернатору о том, что последний обещал (29 мая 1839 г.) предоставить в Министерство смету на постройку дома Библиотеки (по получении этой сметы от архитектора), но до сих пор обещанной сметы от губернатора в Министерстве не было получено, хотя проект на постройку был выслан губернатору ещё в октябре 1838 г.57 15 апреля 1842 г. Министерство народного прос­вещения вновь запросило вятского губернатора известить, «в каком положении находится дело о постройке дома для Библиотеки»58.

27 мая 1842 г. вице-губернатор Вятки сообщил Министерству народного просвещения, что «дело о постройке дома для Библиотеки в течение своём приостановлено по случаю поступления места, назначавшегося прежде под постройку [Библиотеки] в ведение Вятской палаты государственных имуществ»59. Вице-губернатор не мог не знать, что ещё в 1841 году из Петербурга пришло распоряжение поместить палату государственных имуществ в Губернских присутственных местах. Этот пример показывает нежелание вятского губернатора строить здание для Библиотеки.

12 июня 1842 г. Министерство просвещения запрашивало вятского губернатора о том, какие же приняты меры к постройке дома для Вятской публичной библиотеки по случаю поступления предназначавшегося места в ведение палаты государственных имуществ60. 1-го августа 1842 г. вятский гражданский губернатор Мордвинов отправил ответ в Министерство просвещения, что «к постройке дома для Вятской публичной библиотеки, после поступления предназначенного места в ведение здешней Палаты государственных имуществ, по малозначительному количеству имеющейся на этот предмет суммы, никакого распоряжения ещё не сделано и в настоящее время не представляется к тому возможности»61. На этом дело приостановилось, а в 1845 г. снова возобновилось опять по инициативе Министерства народного просвещения. 27 февраля 1845 г. в отношении за № 1987 Министерство просило вятского губернатора оказать зависящее от губернатора содействие по назначению в Вятке другого удобного и свободного места для дома Библиотеки и объявить приглашения пожертвований на постройку. Министерство просило губернатора уведомить его о том, сколько в настоящее время имеется собранных денег на постройку дома для Библиотеки и где они хранятся62.

В ответ на это отношение А. И. Середа, состоящий в должности вятского гражданского губернатора, сообщил 11 июня 1845 г., что «хотя на месте, пожертвованном купцом Моралёвым для Вятской публичной библиотеки, начальство в 1838 г. предполагало возвести здание для помещения Палаты государственных имуществ, но в 1841 г. главнокомандующим путями сообщения и публичными зданиями предписано было Вятской строительной комиссии назначить помещение для Палаты госимуществ в Губернских присутственных местах, где она ныне уже помещается и в настоящее время не имеет надобности в построении для неё особого помещения». И А. И. Середа добавляет: «Полагаю, согласно с первоначальным предназначением пожертвованного купцом Моралёвым места, предназначить постройку дома для Библиотеки на прежнем месте и по-прежнему проекту, составленному акад. Витбергом и уже рассмотренному и утверждённому Главным управлением путей сообщения и публичных зданий, почему и предложено уже мною Вятской строительной комиссии распорядиться составлением на означенную постройку, сообразно с утверждённым планом. К восполнению недостаточного количества имеющихся ныне на постройку дома для Библиотеки денег в количестве 4714 руб. 57 коп. я не премину употребить все зависящие от меня способы и средства, хотя и не могу ручаться за успех в этом деле по местным особенностям Вятской губернии63. Под «местными особенностями» Середа, видимо, подразумевал упорное сопротивление строительству Библиотеки со стороны вятского начальства, которое боялось, что особое здание Библиотеки будет привлекать публику, а последняя будет способствовать распространению крамолы и вольнодумства.

Министерство народного просвещения от 12 июля 1845 г. в отношении за № 6668 просило Середу о том, чтобы смета на постройку дома для Вятской губернской публичной библиотеки доставлена была в Министерство народного просвещения, и в то же время Министерство желало получить уведомление «находятся ли ныне налицо, предназначавшийся Библиотеке кирпич и преподнесённые другие строительные материалы»64. Так как в 1845 г. налицо никаких строительных материалов в Библиотеке уже не было, то губернатор Середа основательно постарался вновь собирать пожертвования материалами и деньгами на строительство Вятской публичной библиотеки, о чём говорилось в статье выше.

В 1848 г., когда наблюдалось некоторое оживление культурной жизни, А. И. Середа активно взялся за дело строительства здания Библиотеки по проекту А. Л. Витберга, он лично писал благодарности купцам за новые пожертвования и помещал благодарности им в местной газете. Все они послали деньги за материалы, уже ранее доставленные или остававшиеся в их амбарах, по той ещё причине, что в Библиотеке не было никаких складских помещений. Купец Яков Машковцев в апреле 1850 г. сообщил попечительному комитету Библиотеки, что «20 тыс. кирпича, пожертвованные им, были отданы на возведение Александро-Невского собора и что он готов вновь доставить 20 тыс. кирпича под помещение Библиотеки»65. А. И. Середа был прав: строительство снова не осуществилось.

Вместо того, чтобы строить здание по проекту А. Л. Витберга, Биб­лиотека в ноябре 1850 г. признала выгодным купить вчерне выстроенный дом у мещанки Москвитиновой за 1425 руб. и попечительный комитет постановил «просить жертвователей доставить материалы, потребные для отделки приобретённого для Биб­лиотеки неотстроенного дома»66. Но так как Министерство просвещения настойчиво требовало построить дом для Библиотеки, то попечительный комитет Библиотеки обратился 18 ноября 1851 г. в Вятскую строительную комиссию с просьбой составить новый проект или взять утверждённый проект Витберга, но смету изменить с уменьшением размера здания по причине недостаточности средств на большое строительство. Новый губернатор, сменивший Середу, предлагал составить новый проект.

В Вятскую строительную комиссию был послан прежний (1839 г.) ситуационный план на проект дома Вятской публичной библиотеки и утверждённый проект А. Л. Витберга. Ситуационный план за подписью Витберга и сейчас хранится в ГАКО, а утверждённого проекта нет67.

21 февраля 1852 г. губернатор, как председатель попечительского комитета Библиотеки, послал ответ за № 30 министру народного просвещения такого содержания: «Вами предложено построить для Вятской публичной библиотеки и благородных собраний дом, по утверждённому в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий, проекту. Но [так] как постройка его, по составленной на неё смете, должна обойтись свыше 17000 рублей, а наличный капитал библиотеки едва простирается до 6216 рублей, то решили приобрести дом двухэтажный мещанки Москвитиновой внутри города на Спасской улице (ныне Дрелевского, 31. – Н.П.) напротив гимназии».

Дело о новом плане на здание Библиотеки тянулось до 17 августа 1854 г. и новый план составлен не был, а с возвращением в Библиотеку 21 тыс. кирпича от комитета по сооружению Александро-Невского собора и денег за 100 тыс. кирпича, был окончательно достроен в 1855 г. дом, купленный у мещанки Москвитиновой. В 1859 г. было объявлено о продаже с торгов двухэтажного каменного флигеля при доме Библиотеки купеческому сыну Рязанцеву68. Есть предположение А. Г. Тинского и Б. В. Зырина о том, что флигель этот – часть дома, где помещалось Культпросветучилище, с угла ул. Свободы до парадного входа – до позднейшей пристройки.

Здание библиотеки не построили, тогда как в эти годы (при губернаторе П. И. Хомутове) был исправлен губернаторский дом с флигелями, утверждён проект на постройку присутственных мест, составлены план и смета особого каменного в два этажа здания для винного магазина, составлены план и смета [здания] для устройства арестантской роты69, в 1839 г. была произведена закладка Александро-Невского собора по проекту А. Л. Витберга и при его участии в закладке. А проекту А. Л. Витберга на здание Вятской публичной библиотеки не суждено было осуществиться, его проект остался на бумаге. Между тем, здание Публичной библиотеки могло бы быть великолепным памятником великому писателю-революционеру А. И. Герцену и выдающемуся русскому зодчему А. Л. Витбергу, чьи фамилии и по сей день являются гордостью г. Кирова (Вятки).

В 1862 г. для Библиотеки было куплено здание купца Машковцева на Копанской улице (ныне ул. Герцена, 50), и Библиотека переехала в него в 1863 г.70

* * * * *

Несколько слов из истории разыс­кания проекта А. Л. Витберга. В статье известного искусствоведа
Н. Г. Машковцева засвидетельствовано, как небрежно хранились в дореволюционной Вятке чертежи, выполненные А. Л. Витбергом. Чертёж ворот Александровского сада, выполненный А. Л. Витбергом, «непростительно неряшливо» хранился в городской управе. «Судя по чертежу, ворота были богато орнаментированы, впоследствие же, вероятно, при ремонте, украшения были сбиты, и потом не возобновлены. Подписной витберговский чертёж разорванный, разъеденный сыростью, запылённый снесён в полусырой архив. Бесследно исчез витберговский проект Александро-Невского собора, здесь перейдены уже законные границы небрежности, и такое отношения является преступным. Не менее успешно сохраняется и единственная копия с витберговского проекта Публичной библиотеки. Проект, находившийся в делах [Вятской] строительной комиссии, затерян одним из чиновников, за что ему и объявлен выговор. Затем после утери в Вятке получили копию с этого плана, которому не суждено было осуществиться»71.

После революции, когда в Вятской публичной библиотеке стараниями учёного библиотекаря Е. В. Гогель стали собираться архивные материалы в целях их сохранения, Е. В. Гогель обратилась к Ф. А. Витбергу, сыну А. Л. Витберга, с просьбой сообщить, где находится проект на здание Вятской публичной библиотеки. Ф. А. Витберг ответил ей, что «плана этого здания в моём собрании рисунков отца нет… так как подлинник этого плана был “затерян” (кавычки Ф. А. Витберга. – Н. П.), то в моём собрании рисунков отца его и не могло сохраниться»72.

Ф. А. Витберг в этом письме ссылается на статью П. В. Алабина «Александро-Невский собор в Вятке»73, где в примечании Алабин указал, что копия плана «хранится в нашей Публичной библиотеке». По неоднократной просьбе попечительного комитета Библиотеки Вятская строительная комиссия в 1855 г. вернула Публичной библиотеке копию проекта Витберга. По свидетельству Н. Г. Машковцева, в 1912–1913 гг. эта копия уже «хранилась» в городской управе. Естественно, что в период работы Е. В. Гогель в Библиотеке (1918–1922) этой копии там уже не было, свидетельством чего и являются принятые Е. В. Гогель меры к разысканию проекта.

Такова печальная история и для Вятской публичной библиотеки (ныне Кировской областной научной библиотеки), и для архитектурного наследия А. Л. Витберга.

Ленинград, 1969

Примечания

1 Снегирёв В. А. Архитектор А. Л. Витберг. Жизнь и творчество. М. ; Л., 1939. С. 96.
2 ЦГИА СССР. Ф. 1488. Оп. 1, 1838 г. Д. 836. Л. 1–5.
3 ГАКО. Ф. 582. Оп. 81. Д. 1341, 1837 г. Л. 280, 288.
4 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 45, 68, 77.
5 Луппов П. Н. История города Вятки. Киров, 1958. С. 169.
6 Герцен А. И. Речь, сказанная при открытии Публичной библиотеки для чтения в Вятке А. И. Герценом 6 декабря 1837 г. Б. м., б. г. 5 с. ; Его же. Собр. соч. Т. 1. М., 1954. С. 367–368. Все ссылки даются на собр. соч. А. И. Герцена в 30-ти т. М., 1954-1965.
7 ЦГИА СССР. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 47–50.
8 Советская историческая энциклопедия. Т. 7. М., 1965. С. 966–967.
9 Герцен А. И. Собр. соч. Т. 21. М., 1961. С. 205.
10 Дрягин К. В. Вятская ссылка Герцена // Герцен в Вятке. Киров, 1940. С. 47.
11 Алабин П. В. Александровский собор в Вятке. Вятка, 1864. С. 8.
12 ИРЛИ (Пушкинский Дом) Ф. 265. Оп. 2. Д. 444. Л. 9.
13 Там же. Л. 36.
14 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 61.
15 Луппов П. Н. Указ. соч. С. 158.
16 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852. Д. 24. Л. 78–79.
17 Там же. Л. 78.
18 Там же. Л. 77 ; Ф. 1263. Оп. 1, 1838 г. Д. 1182. Л. 256 ; Оп. 3, 1838 г. Д. 24. Л. 38–39.
19 ГАКО Ф. 1213. Оп. 1. Д. 8. Л. 3–8, 53.
20 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 55–56.
21 ГАКО. Ф. 1231. Оп. 1. Д. 8. Л. 5.
22 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 55–56 ; ГАКО. Ф. 1213. Оп. 1. Д. 8. Л. 23–24.
23 Там же. Л. 80.
24 Там же. Л. 78.
25 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 57–58.
26 Там же. Л. 59.
27 Там же. Л. 60.
28 Там же. Л. 79.
29 Там же.
30 ИРЛИ. Ф. 265. Оп. 2. Д. 444. Л. 7.
31 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 68–69.
32 Там же. Л. 72.
33 Там же. Ф. 208. Оп. 1, 1822–1842 гг. Д. 125. Л. 346 а.
34 Там же. Д. 138. Висконти 2-й.
35 Там же. Д. 125. Л. 346 а.
36 ГАКО. Ф. 619. Оп. 2, 1838 г. Д376. Л. 1 ; Оп. 7, 1838. Д. 6. Л. 272.
37 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 73.
38 Там же. Ф. 208. Оп. 1, 1822–1842 гг. Д. 125. Л. 346 б.
39 Там же. Ф. 199. Оп. 1, 1810–1917 гг. Д. 452. Л. 522.
40 Там же. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852. Д. 24. Л. 73.
41 Там же. Л. 74–75.
42 Там же. Л. 76.
43 Там же. Л. 81.
44 Там же. Ф. 1281. Оп. 4, 1839 г. Д. 23. Л. 78.
45 ГАКО. Ф. 1213. Оп. 1. Д. 8. Л. 29.
46 Там же. Л. 36.
47 Там же. Л. 50.
48 Там же. Л. 102–106.
49 Там же. Л. 29–30, 37–42.
50 Там же. Л. 51.
51 Там же. Л. 56–57.
52 Там же. Л. 32.
53 Там же. Л. 53.
54 Там же. Л. 65–66.
55 Там же. Л. 85.
56 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 85, 99, 111.
57 Там же. Л. 102.
58 Там же. Л. 104.
59 Там же. Л. 105.
60 Там же. Л. 108.
61 Там же. Л. 108.
62 Там же. Л. 123.
63 Там же. Л. 132.
64 Там же. Л. 133.
65 ГАКО. Ф. 1213. Оп. 1, 1837–1855 гг. Д. 8. Л. 75.
66 Там же. Л. 93.
67 Там же. Ф. 619. Оп. 2, 1851–1854 гг. Д. 2115. Л. 3.
68 Там же. Ф. 1213. Оп. 1, 1837–1855 гг. Д. 34.
69 ЦГИА. Ф. 733. Оп. 7, 1834–1852 гг. Д. 24. Л. 82, 90–91, 93–94.
70 Дрягин К. В. Девяносто лет Вятской публичной библиотеке : ист. очерк // Вятско-Ветлужский край. 1928. № 5. C. 74–89.
71 Машковцев Н. Г. Письмо из Вятки // Старые годы. 1913. Янв. С. 59–61.
72 Витберг Ф. А. Письмо из Петербурга Елене Владимировне Гогель в Вятку. 30 авг. 1918 г. // ГАКО. Ф. 2483. Оп. 1. Д. 42. Л. 11–14.
73 ВГВ. 1864. № 40.