8.Чепца и Чупчи

Реку Чепцу удмурты называют Чупчи [28, 35]. Я уже упоминал выше, что это имя из удмуртского языка не объясняется. Однако ряд ижевских исследователей утверждает, что элемент -чи является финноугорским топоформантом, то есть элементом, образующим топонимы из апеллятивов (слов нарицательных).

По М. Г. Атаманову [2, с. 38, 39], формант -чи «употребляется как самостоятельное слово в значении какого-то водного источника» и связан «с финно-пермскими языками». Л. Е. Кириллова [15] считает, что этот топоформант означал «река; вода; водный источник» и имеет удмуртское происхождение. По мнению М. А. Самаровой (цитирую по сообщению о докладе: 12), «древний формант -чи ()может восходить к финно-угорскому субстратному слову в значении “водный источник”».

По сути, эта точка зрения является реликтовым отражением теории так называемых «речных суффиксов» или «речных топоформантов», согласно которой финальные элементы восточно-европейских гидронимов -ма, -га, -да, -ра и т. п. представляют собой имена нарицательные (может быть изменённые) со значением «вода, река» из какого-то финноугорского языка. Эта теория была популярна в середине прошлого века, но в дальнейшем была списана в архив, т. к. выяснилось, что указанные элементы могут иметь совершенно различную природу, например, в ряде случаев быть славянскими или, шире, индоевропейскими суффиксами, не имеющими однозначной семантики (значения). Смотрите, например, обстоятельную критику этой теории в классической работе Н. Д. Русинова [27, с. 76 и далее].

Финальный элемент -чи в нашем случае не имеет даже первого обязательного признака топоформанта, т. е. не является повторяющимся, распространённым элементом. Во всех доступных мне источниках удалось отыскать только два удмуртских гидронима, заканчивающихся на -чи. Кроме Чупчи, это р. Огырчи (рус. Агрыз, Агрызка, тат. Эгерже), правый приток р. Иж, протекающая на юге Удмуртии и в Татарии (Чепца-Чупчи – на севере Удмуртии и в Кировской области). Название Огырчи также никак не объясняется из удмуртского языка.

В Удмуртии есть также несколько населённых пунктов, названия которых (или часть названия) заканчиваются на -чи и на которые опираются Атаманов и Кириллова. Это Итчигурт (гурт удм. «дом, деревня»), Сяртчигурт, Варзи-Ятчи, Кабачигурт, Кватчи и Квачи, Мучи, Адам-Учи, Тукмачи с вариантами (Итчи-Вамья и т. п.). Но, во-первых, эти названия не связаны с гидронимами, поэтому предполагать значение элемента -чи как «водный источник» можно только умозрительно. Во-вторых и в-главных, эти названия связаны с удмуртскими и русскими апеллятивами (часть, может быть, через антропонимы) или антропонимами (названиями удмуртских родов), имеющими ч (в одном случае т`, в одном -ч:) в основе, а не в «топоформанте». Это удм. ичи «маленький» («маленькая деревня»), удм. сяртчы «репа» (ср. рус. фамилию Репин), рус. кабатчик , удм. куать «шесть» (ср. рус. фамилии Шестаков и Шестериков), удм. муч: «кочка» (этот апеллятив часто встречается в удмуртской топонимии), удм. тукмач или рус. тукмачи «род лапши» (ср. русские фамилии Тукмачев и Лапшин) и названия удмуртских родов З:атча (з:а ~ я закономерно) и Уча.

Таким образом можно говорить только о форманте -и, хотя в ряде случаев это может быть русское окончание мн. ч. для обозначения группы людей одного рода. А топоформанта -чи просто не существует – не только на территории Удмуртии, но и вообще в Европе и российской Азии.

Названия Чепца и Чупчи похожи (отличны только огласовкой и качеством второй аффрикаты ц-ч), поэтому вероятность автономного появления каждого из них соответственно в русской и удмуртской языковой среде исчезающе мала. Стало быть, одно из этих названий произошло от другого, или оба – из третьего источника.

Слово Чепца не могло произойти от Чупчи по двум причинам. Во-первых, нет приемлемой этимологии слова Чупчи на основе удмуртского языка. Во-вторых, невозможно объяснить переход у > е в русском языке. Можно представить, что удм. Чупчи звучало *Чопчи, так как в удмуртском общепермское о перешло в у после распада пермской общности (удмуртский язык наряду с языком коми принадлежит к пермской группе уральской языковой семьи). Но из этого гипотетического слова *Чопчи тоже не могло получиться слово Чепца, ведь переход о > е в русском также невозможен (имелась противоположная тенденция перехода е после j или мягкого согласного в о, например, др.-рус. ленъ > рус. лён).

Возможность независимого заимствования этих названий из какого-то третьего источника тоже следует отвергнуть. Во-первых, сам этот процесс маловероятен. Во-вторых, среди субстратных названий окружающей территории нет названий с концовками, из которых могли бы произойти рус. суффикс -ца и удм. слог -чи.

Следовательно, остаётся третья возможность: удмуртское название Чупчи является заимствованным и переработанным названием Чепца.

Как же объяснить переход рус. е в удм. у? Более подробно мы рассмотрим этот переход в следующем разделе, а пока я отмечу, что имеется аналог такого перехода: русское название реки Мезень и коми Мозын (напомню, что коми и удмуртский языки близкородственны, а звуку о из языка коми соответствует удм. у). Для нас важно, что название Мезень имеет прозрачную индоевропейскую этимологию из и.-е. *medh- (ср. рус. межа), а коми Мозын коми этимологии не имеет. Это означает, что заимствовано это название из русского языка (или из родственного ему другого индоевропейского). При этом звук е перешёл в о (а в удмуртском он закономерно должен был бы перейти в у).

Переход звука ц в слове Чепца в удмуртское ч тривиален, т. к. в удмуртском нет звука ц и в заимствованиях из русского регулярно ц заменяется на ч, например, черк «церковь», ульча «улица» и т. п.

Изменение финального гласного можно объяснить следующим образом. В удмуртском языке формант участвовал в образовании родовых имён, в функциональном плане соответствуя, например, германскому родовому суффиксу -ing и славянским -ичи, -овичи [45, 46]. Он восходит к прапермскому показателю собирательного множественного числа *-a и в прошлом (когда он был продуктивен) звучал в применении к названию реки для удмуртского уха, видимо, непривычно. Возможно, это и побудило предков удмуртов заменить собирательное на нейтральное или -ы: ср. рус. Тойма (река) – удм. Туймы; рус. Лекма (река) – удм. Люкмы; рус. Юнда (река) – удм. Юнды [35].